Что делать, если взыскатель умер, а один из наследников его должник?

Замена стороны на стадии исполнения судебного акта: что необходимо учесть?

Что делать, если взыскатель умер, а один из наследников его должник?

Главной целью любого судебного разбирательства является разрешение спора путем вынесения законного и исполнимого судебного акта. Но его принятие в большинстве случаев — только первый этап на пути получения ожидаемого результата.

Все же главной целью лица, в пользу которого принят данный документ, является его исполнение. На этой стадии может возникнуть ряд сложностей, в том числе и в связи с необходимостью замены стороны: как взыскателя, так и должника.

Основные подводные камни этого процесса и способы избежать их на примерах исполнения актов арбитражных судов рассмотрим в материале.

Идеальной представляется ситуация, когда для исполнения вынесенного акта не требуется применения процедур принудительного исполнения, например в случае добровольной выплаты присужденной суммы.

Но, к сожалению, на практике в большинстве случаев требуется принудительное исполнение, в частности обращение в Федеральную службу судебных приставов, а в случае взыскания денежных средств — в кредитную организацию.

По смыслу Арбитражного процессуального кодекса РФ исполнение судебного акта является неотъемлемой частью судебного процесса. Данное правило абсолютно логично, так как важен не сам судебный процесс, а его результат — восстановление нарушенных прав и законных интересов участников разбирательства.

Иное означало бы потерю связи между судом как органом, наделенным полномочиями на разрешение возникающих споров, и непосредственным исполнением судебного акта как внешним выражением результата разрешения спора.

Суд на данной стадии в большей степени наделен функциями контроля и разрешения организационных вопросов.

Указанное является не праздным теоретическим рассуждением, а имеет сугубо практическое применение.

Если исполнение судебного акта является стадией судопроизводства, то логичным является распространение в отношении исполнения норм о правопреемстве, предусмотренных процессуальным законом, в частности ст. 48 АПК РФ. В части 1 обозначенной статьи указано, что правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса, следовательно, и при исполнении судебного акта.

В случае если происходит принудительное исполнение, то корреспондирующей нормой к положениям АПК РФ выступает ст. 52 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве).

Цитируем документ

В случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга) судебный пристав — исполнитель производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником.

Статья 52 Закона об исполнительном производстве

При этом более важным в данном случае является не лицо, производящее замену, а основание такой замены. В соответствии с действующим законодательством единственным способом осуществить правопреемство на стадии исполнения судебного акта является получение судебного акта о правопреемстве (п. 1 ч. 2 ст. 52 Закона об исполнительном производстве).

Указанный вывод дополнительно подтвердил Пленум Верховного суда РФ в п. 27 постановления от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (далее — постановление № 50).

Цитируем документ

В случае выбытия взыскателя или должника в исполнительном производстве, возбужденном на основании выданного судом исполнительного документа (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в правоотношениях), вопрос о правопреемстве подлежит разрешению судом (ст. 44 ГПК РФ, ст. 44 КАС РФ, ст. 48 АПК РФ, п. 1 ч. 2 ст. 52 Закона об исполнительном производстве).

Пункт 27 постановления № 50

Правило о необходимости судебной замены лица справедливо и для исполнения судебного акта кредитной организацией.

Так как банк должен исполнять именно судебный акт, то замена стороны также происходит в соответствии с требованиями процессуального законодательства.

При этом стоит отметить, что Закон об исполнительном производстве регулирует принудительное исполнение не только со стороны приставов, но и со стороны кредитных организаций.

В каких случаях необходима замена и как она производится?

Правопреемство — достаточно распространенный институт гражданских правоотношений. При этом закон не делает каких-либо отличий при замене стороны как в случае универсального, так и в случае сингулярного правопреемства. Необходимость замены стороны на стадии исполнения судебного акта может возникнуть в случае наследования, реорганизации юридического лица, уступки права требования и т.д.

Инициатором замены стороны на стадии исполнения может выступать судебный пристав — исполнитель, стороны исполнительного производства, лицо, считающее себя правопреемником выбывшей стороны исполнительного производства. Соответствующее заявление подается вне зависимости от того, выдавался исполнительный лист или нет, так как данный факт не может ограничить права лиц на правопреемство.

В постановлении № 50 указано, что вопрос о правопреемстве выбывшей стороны исполнительного производства суды рассматривают, применяя положения АПК РФ об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта, изменении способа и порядка его исполнения (ст.

324 АПК РФ). Данный порядок подразумевает извещение судебного пристава — исполнителя, стороны исполнительного производства и лица, указанного в качестве правопреемника. Нарушение порядка извещения указанных лиц является основанием для отмены судебного акта.

Судебный пристав — исполнитель не привлекается к рассмотрению заявления, если исполнительное производство не возбуждено и замена производится для целей будущего обращения за принудительным исполнением.

Отметим, что положения ст. 333.21 Налогового кодекса РФ не содержат требования об оплате государственной пошлины при подаче заявления о процессуальном правопреемстве.

Суд при рассмотрении заявления о процессуальном правопреемстве должен проверить и установить, действительно ли сторона выбыла из правоотношения, в котором она является стороной по делу, а также состоялась ли передача стороной соответствующих прав ее правопреемнику в случаях, предусмотренных законодательством, на момент рассмотрения вопроса.

Например, в постановлении АС Московского округа от 03.04.

2017 № Ф05-1996/2017 по делу № А40-145733/2015 рассмотрена ситуация, когда в передаточном акте организации отсутствовало указание на то, что права по договору, из правоотношений по которому возник спор по делу, передавались новому юридическому лицу в результате правопреемства. Суд отказал в удовлетворении заявления о замене, так как исходил из отсутствия факта перехода прав.

Достаточно распространенной является судебная практика, по которой суды отказывают в правопреемстве по договорам цессии. Суды изучают момент перехода права и устанавливают, был ли осуществлен такой переход.

Например, если в договоре цессии установлено, что право цедента переходит к цессионарию только после получения встречного исполнения, а подтверждений такого исполнения, в частности оплаты, не предоставлено, суд отказывает в удовлетворении заявления о правопреемстве (см.

, например, постановление АС Дальневосточного округа от 18.07.2016 № Ф03-3247/2016 по делу № А51-13992/2007).

Если передача прав запрещена либо не соответствует законодательству Российской Федерации, то заявителю будет отказано в произведении замены.

В случае, если правопреемство произошло на основании договора цессии, а в соответствии с требованиями законодательства такой договор должен быть зарегистрирован, отсутствие регистрации является основанием для отказа в удовлетворении заявления о правопреемстве (см., например, постановление АС Северо-Западного округа от 24.01.2017 № Ф07-11476/2016 по делу № А66-1561/2015).

Таким образом, при подаче заявления о замене стороны исполнительного производства необходимо внимательно проанализировать обстоятельства и имеющиеся документы на предмет фактического перехода прав по правоотношениям. Отсутствие подтверждения факта передачи прав и обязанностей является одной из наиболее распространенных причин для отказа в удовлетворении заявления о замене стороны.

В соответствии со ст.

187 АПК РФ определение о процессуальном правопреемстве вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в течение месяца со дня вынесения. При этом Налоговый кодекс РФ не предусматривает обязанности по оплате госпошлины при обжаловании определения об отказе в удовлетворении заявления об установлении процессуального правопреемства.

В каких случаях замена не производится?

Помимо необоснованности заявления о правопреемстве, основаниями для отказа суда в удовлетворении соответствующего требования будут следующие случаи.

В соответствии со ст.

383 ГК РФ переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований о выплате алиментов и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается.

На невозможность правопреемства в рамках исполнения судебного акта в случаях, если права или обязанности неразрывно связаны с личностью стороны, также указывает Пленум ВС РФ в постановлении № 50.

Согласно позиции Верховного суда РФ в случае, если у организации произошло изменение наименования без процедур реорганизации, необходимости в подачи заявления о процессуальном правопреемстве нет (п.

20 постановления № 50). В таком случае состав сторон не изменяется, соответственно, переход прав по смыслу гражданского законодательства не происходит.

Из чего следует, что основания для внесения изменений в субъектный состав отсутствуют.

Данной позиции придерживался и Высший арбитражный суд РФ. В частности, в постановлении Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 № 14953/11 по делу № А56-13787/2011 cказано, что если изменяется наименование взыскателя, то выбытия стороны из правоотношения не происходит и, следовательно, необходимости в разрешении судом вопроса о процессуальном правопреемстве нет.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/370672/

Верховный суд РФ разъяснил правила погашения долгов умерших

Что делать, если взыскатель умер, а один из наследников его должник?

Интересное разъяснение сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда проверила дело о наследовании долгов по алиментам.

Вопрос, который встал перед судьями Краснодарского края, оказался необычным и важным- кто из наследников будет погашать задолженность, которая образовалась у гражданина на момент его смерти? С решением местных судей по этому наследственно-алиментному делу Верховный суд не согласился и объяснил, как правильно поступать в подобных ситуациях и что об этом говорят нормы закона.

Все началось с судебного иска в Советский районный суд Краснодара, который принесла мать девочки. Она попросила взыскать неустойку за несвоевременную уплату алиментов с матери своего бывшего мужа.

Сложные аспекты выплаты алиментов эксперты “РГ” разъясняют в рубрике “Юрконсультация”

История этой семьи такова – мужа истицы в свое время лишили родительских прав и присудили ему выплачивать дочери алименты.

Было заведено исполнительное производство. Но денег своей дочери этот человек при жизни так и не платил. А через несколько лет он умер. Прямыми наследниками умершего оказались его мать и дочь, которая так и не получила от отца алиментов.

Наследством же стала квартира ее отца.

Кто и при каких обстоятельствах не имеет преимущества на дороге

Жилье, судя по кадастровой стоимости, оценивалось не намного дороже, чем долг по алиментам на момент смерти хозяина квартиры. Квартиру оценили в 1 миллион 796 тысяч, а долг по алиментам составил 1 миллион 123 тысячи рублей.

Мать девочки посчитала, что бывшая свекровь, как наследница, должна отвечать по долгам сына, которые появились из-за невыплаченных алиментов. Районный суд решил взыскать с бывшей свекрови неустойку за то, что ее сын не платил алименты.

Сумма взыскания – 562 тысячи рублей. Апелляция посчитала решение районного суда правильным. Ответчица дошла до Верховного суда, не соглашаясь с таким решением.

Проверив материалы дела, там сказали, что есть основания для отмены решений местных судов.

Изучение дела Верховным судом показало, что после смерти мужчины двое наследников – мать и дочь приняли наследство. Но при жизни мужчина практически не платил алименты и его долг на момент смерти составлял 632 900 рублей.

Обязательства по уплате алиментов не наследуются и с момента смерти должника прекращаются

Свои разъяснения Верховный суд начал с Гражданского кодекса, где все сказано про наследство и что в него входит.

В статье 1112 этого кодекса говорится, что не входят в состав наследства “права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя”, в частности, и право на алименты.

В следующей статье Гражданского кодекса – 1175-й прописано, что наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно. И каждый из наследников отвечает по долгам в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Затем Верховный суд напомнил про свой пленум (№ 9 от 29 мая 2012 года), где говорилось о судебной практике по делам о наследстве.

Там было сказано, что имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они “неразрывно связаны с личностью наследодателя”.

В частности, в состав наследства не входит право на алименты и алиментные обязательства – о чем говорится и в Семейном кодексе.

Выплата алиментов, которые взыскивают по суду, прекращается со смертью того, кто их получает или кто их выплачивает (статья 120 Семейного кодекса).

Из всего перечисленного Верховный суд делает вывод – не связанные с личностью наследодателя имущественные права и обязанности входят в состав наследства.

К наследникам одновременно переходят как права на наследственное имущество, так и обязанности по погашению долгов наследодателя, если таковые были на момент смерти.

Если наследник должника принял наследство, то он сам становится должником кредитора наследодателя, но в пределах стоимости перешедшего к нему имущества. Не наследуются и с момента смерти должника прекращаются на будущее обязательства по уплате алиментов. Так как они неразрывно связаны с личностью должника.

В Госдуме поспорят с Совфедом по срокам вступления закона о хостелах

По решению суда о взыскании алиментов на гражданина возлагается обязанность ежемесячно платить определенную сумму.

А ее неуплата становится долгом.

По закону, долг алиментщика, если он образовался по его вине, увеличивается из-за неустойки в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки.

Если к наследнику переходит долг по алиментам, то к нему переходит и обязанность платить неустойку, начисленную на момент смерти наследодателя. Но это в случае, если долг появился по вине умершего . Обязанность платить неустойку и долг по алиментам – это долги, не связанные с личностью, и поэтому наследник обязан эти долги выплатить в пределах имущества, которое ему перешло.

Поэтому районный суд правильно решил, что обязанность платить неустойку по алиментам на день открытия наследства переходит по наследству.

Но районный суд отказал ответчице – бывшей свекрови в применении срока исковой давности для долга по алиментам. Райсуд в своем решении заявил, что “на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется”.

И апелляция с этим согласилась. Но с отказом применять срок исковой давности не согласился Верховный суд.

По Семейному кодексу (статья 9) исковая давность не распространяется на требования, вытекающие из семейных отношений. Исключение – если срок установлен кодексом.

Но в том же Семейном кодексе (статья 4) сказано, что к имущественным и неимущественным отношениям между членами семьи, если они не урегулированы Семейным кодексом, применяется гражданское законодательство. По Гражданскому же кодексу (статья 196) общий срок исковой давности – три года.

В том же Гражданском кодексе записано, что исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено в споре, является основанием для отказа в иске.

Госдума обсудит ипотечные каникулы 19 марта

Все сказанное означает, что суд может по заявлению стороны спора применить исковую давность и отказать в иске (совсем или частично) о взыскании неустойки из-за пропуска срока давности отдельно по каждому просроченному месячному платежу. Дело в том, что обязанность платить алименты носит ежемесячный характер. Поэтому, по мнению Верховного суда, вывод местного суда, что срок исковой давности считается с даты смерти наследодателя – “не основан на законе”.

И вот вывод высокой судебной инстанции – поскольку срок давности по иску о взыскании неустойки по алиментам исчисляется отдельно по каждому просроченному месячному платежу, то для правильного разрешения спора местному суду надо было установить, по каким из месячных платежей срок исковой давности не пропущен. Но краснодарский суд эти обстоятельства не определил как юридически значимые, и они не получили оценки суда.

Поэтому этот спор краснодарским судам придется пересматривать по новой, но с учетом разъяснений Верховного суда РФ.

Источник: https://rg.ru/2019/03/18/verhovnyj-sud-rf-raziasnil-pravila-pogasheniia-dolgov-umershih.html

Определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 11 июня 2015 г. по делу N 33-4058/2015 (ключевые темы: наследники

Что делать, если взыскатель умер, а один из наследников его должник?

Определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 11 июня 2015 г. по делу N 33-4058/2015

Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда в составе:

председательствующего судьи Федотовой Л.Б.,

судей Новожениной О.Р., Пересыпкиной Т.И.,

при секретаре Лобановой А.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании частную жалобу ООО “Газпром межрегионгаз Оренбург” на определение Тюльганского районного суда Оренбургской области от мая 2015 года о прекращении исполнительного производства,

УСТАНОВИЛА:

Судебный пристав-исполнитель Тюльганского РОСП УФССП России по Оренбургской области обратился в суд с заявлением о прекращении исполнительного производства N, возбужденного (дата) в отношении Четверговой Н.А.

на основании исполнительного листа мирового судьи от (дата) о взыскании с Четверговой Н.А. в пользу ООО “Газпром межрегионгаз Оренбург” задолженности по оплате за газ, указав в обоснование заявления, что Четвергова Н.А.

умерла.

Судом заявление судебного пристава – исполнителя Тюльганского РОСП Кириллова Е.В. удовлетворено. Суд постановил: прекратить исполнительное производство N, возбужденное (дата) о взыскании в пользу ООО “Газпром межрегионгаз Оренбург” задолженности по платежам за газ в размере ***. в отношении должника Четверговой Нины Андреевны, умершей (дата)

В частной жалобе представитель ООО “Газпром межрегионгаз Оренбург” просит отменить определение суда, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

В соответствии с частью 3 статьи 333 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дело по частной жалобе рассмотрено без извещения лиц, участвующих в деле.

Заслушав доклад судьи Федотовой Л.Б., проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, судебная коллегия находит определение суда первой инстанции в части прекращения исполнительного производства подлежащим отмене в связи с неправильным применением судом норм материального и процессуального права.

Из материалов дела следует, что (дата) судебным приставом-исполнителем Тюльганского РОСП УФССП России по Оренбургской области в отношении Четверговой Н.А.

на основании исполнительного листа мирового судьи судебного участка в административно- территориальных границах Тюльганского района Оренбургской области от (дата) возбуждено исполнительное производство N о взыскании в пользу ООО “Газпром межрегионгаз Оренбург” задолженности по оплате за газ в размере ***.

В ходе совершения исполнительных действий установлено, что (дата) Четвергова Н.А. умерла, что подтверждается имеющейся в материалах дела справкой о смерти.

Судебный пристав-исполнитель обратился в суд с заявлением о прекращении исполнительного производства, представив ответ нотариуса о том, что наследственное дело к имуществу умершей Четверговой Н.А. не заводилось.

Удовлетворяя заявление судебного пристава-исполнителя о прекращении исполнительного производства, суд сослался на смерть Четверговой Н.А. и отсутствие наследников, вступивших в права наследования как на основание прекращения исполнительного производства.

При этом суд исходил из того, что наследственное дело после смерти Четверговой Н.А. не заводилось, на момент рассмотрения заявлений установленный законом срок для принятия наследства истек.

Судебная коллегия не соглашается с указанными выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Частью 1 статьи 439 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что исполнительное производство прекращается судом в случаях, предусмотренных Федеральным законом “Об исполнительном производстве”.

Перечень оснований для прекращения исполнительного производства установлен статьей 43 Федерального закона от 02 октября 2007 N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве”.

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 43 Федерального закона “Об исполнительном производстве” исполнительное производство прекращается судом в случае смерти взыскателя-гражданина (должника-гражданина), объявления его умершим или признания безвестно отсутствующим, если установленные судебным актом, актом другого органа или должностного лица требования или обязанности не могут перейти к правопреемнику и не могут быть реализованы доверительным управляющим, назначенным органом опеки и попечительства.

Исходя из общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательств, обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника (пункт 1 статьи 418 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В состав наследства в соответствии со статьей 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается настоящим Кодексом или другими законами.

Обязательство, возникшее у Четверговой Н.А., носит имущественный характер, не связано неразрывно с личностью должника и не требует его личного участия, кредитор может принять исполнение от любого лица.

Поскольку в пользу ООО “Газпром межрегионгаз Оренбург” с Четверговой Н.А. подлежали взысканию денежные суммы в счет возмещения задолженности по оплате поставленного газа, данное обязательство смертью должника в силу пункта 1 статьи 418 Гражданского кодекса Российской Федерации не прекращается.

Согласно статье 1175 ГК РФ наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества.

До принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к наследственному имуществу.

Наследник должника при условии принятия им наследства становится должником перед кредитором в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

В силу статьи 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации признается, что наследник принял наследство не только в случае подачи заявления нотариусу о выдаче свидетельства о праве на наследство, но и если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства.

Из смысла пункта 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 N 9 “О судебной практике по делам о наследовании” получение свидетельства о праве на наследство является правом, а не обязанностью наследника.

Как разъяснено в пункте 36 указанного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, под совершением наследником действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, следует понимать совершение предусмотренных пунктом 2 статьи 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации действий, а также иных действий по управлению, распоряжению и пользованию наследственным имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии, в которых проявляется отношение наследника к наследству как к собственному имуществу.

В качестве таких действий, в частности, могут выступать: вселение наследника в принадлежавшее наследодателю жилое помещение или проживание в нем на день открытия наследства (в том числе без регистрации наследника по месту жительства или по месту пребывания), обработка наследником земельного участка, подача в суд заявления о защите своих наследственных прав, обращение с требованием о проведении описи имущества наследодателя, осуществление оплаты коммунальных услуг, страховых платежей, возмещение за счет наследственного имущества расходов, предусмотренных статьей 1174 Гражданского кодекса Российской Федерации, иные действия по владению, пользованию и распоряжению наследственным имуществом. При этом такие действия могут быть совершены как самим наследником, так и по его поручению другими лицами. Указанные действия должны быть совершены в течение срока принятия наследства, установленного статьей 1154 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом, исходя из пункта 4 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации, принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.

Из приведенных норм следует, что само по себе отсутствие наследственного дела не свидетельствует об отсутствии у должника наследников, фактически принявших наследство, которые на день смерти должника проживали и были зарегистрированы с умершим.

Между тем, судебным приставом-исполнителем не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что у должника Четверговой Н.А. отсутствуют наследники, фактически принявшие наследство.

Судебным приставом-исполнителем по исполнительному производству не произведены исполнительные действия по установлению имущественного положения должника Четверговой Н.А., установления состава лиц, проживавших в жилом помещении на день смерти должника и фактически принявших наследство. Не указано об этом и в заявлении о прекращении исполнительного производства.

В силу части 1 статьи 64 Федерального закона “Об исполнительном производстве” судебный пристав-исполнитель обязан совершить действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов.

Исходя из положений статьи 52 Федерального закона “Об исполнительном производстве” в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга и другое) судебный пристав-исполнитель на основании судебного акта, акта другого органа или должностного лица производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником. Для правопреемника все действия, совершенные до его вступления в исполнительное производство, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для стороны исполнительного производства, которую правопреемник заменил.

Тот факт, что наследственное дело не заводилось и наследники в установленный законом срок и порядке о своих наследственных правах не заявили, не может достоверно свидетельствовать, что наследство не принято и отсутствует лицо, которое может являться правопреемником по исполнительному производству.

Поскольку в представленных материалах отсутствуют доказательства того, что судебным приставом-исполнителем предпринимались все необходимые меры к установлению наследников (правопреемников) и наследственного имущества умершего должника, прекращение исполнительного производства нельзя признать правомерным, поэтому определение суда подлежит отмене.

В связи с тем, что в материалах настоящего дела не имеется доказательств, подтверждающих совершение судебным приставом-исполнителем указанных надлежащих действий, суд апелляционной инстанции разрешает процессуальный вопрос по частной жалобе и отказывает в удовлетворении заявления судебного пристава-исполнителя о прекращении исполнительного производства.

Руководствуясь статьей 334 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

определение Тюльганского районного суда Оренбургской области от 6 мая 2015 года о прекращения исполнительного производства отменить, разрешить данный вопрос по существу и в удовлетворении заявления судебного пристава-исполнителя РОСП УФССП России по Оренбургской области Кириллова Е.В.

о прекращении исполнительного производства N, возбужденного (дата) в отношении Четверговой Н.А … на основании исполнительного листа мирового судьи судебного участка в административно – территориальных границах Тюльганского района Оренбургской области от (дата) о взыскании с Четверговой Н.А.

в пользу ООО “Газпром межрегионгаз Оренбург” задолженности в размере ***. – отказать.

Председательствующий:

Судьи:

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/135010603/

Право-online
Добавить комментарий