Декриминализация части 2 статьи 206 УК РСФСР (хулиганство)

Законодательство Российской Федерации об ответственности за хулиганство: проблемы правового регулирования (статья прокурора Мясниковского района Ткаченко В.Г.)

Декриминализация части 2 статьи 206 УК РСФСР (хулиганство)

03.03.2006

    Одной из целей реформы уголовно-правовой системы Российской Федерации, начатой в начале 90-х годов, была обозначена максимально возможная либерализация данной отрасли законодательства. Дальнейшее вступление России в Совет Европы лишь подтвердило правильность выбранного вектора развития права.     Ответственность за хулиганство не является исключением в этом плане.

     Необходимо отметить, что отечественной юридической теории и практике термин «хулиганство» знаком уже с конца XIX века. В советский период ответственность за хулиганство установлена с принятием первых законодательных актов, регламентирующих уголовно-правовые запреты.

В последующие периоды развития нашего государства ответственность за данное преступление не только была сохранена, но и усиливалась. Необходимость принятия таких мер обосновывалась обеспечением нормального досуга граждан, защитой нравственности и морали.

При этом обращалось внимание не только на административно и уголовно правовые аспекты этого антисоциального явления, но и на систему профилактики хулиганства.     О каждом факте совершения хулиганства сообщалось по месту работы либо учебы правонарушителя.

Такие сведения различным образом обнародовались по месту трудовой деятельности виновного, принималось решение о переносе отпуска, отказе в предоставлении санаторной путевки и т.д. Одним словом, создавалась обстановка нетерпимости к нарушителям общественного порядка.

Однако тотальное порицание «возмутителей порядка» нередко приводило к необоснованным административным и уголовным репрессиям по отношению к просто-напросто кому-то неугодным людям. На практике встречались случаи, когда любые мало-мальски нестандартные поступки «подгонялись» под признаки хулиганства.     Юристы тех лет помнят, что ст.

206 УК РСФСР 1960 года (во всех ее редакциях), по сути, являлась «дежурной», поскольку за всю историю применения данной нормы так и не было выработано каких-либо четких и определенных критериев, определяющих понятие преступления. Само по себе определение хулиганства по ст.

206 УК РСФСР как «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу» весьма неконкретно и применительно к каждой жизненной ситуации могло иметь различное этимологическое значение. Расхожая фраза из известного в советские времена анекдота: «Почему без шляпы?» уже могла рассматриваться как уголовно наказуемое хулиганство.

Можно только представить, какую реакцию «общественности» того периода вызвало бы, скажем, популярное в наше время шоу «Съемка скрытой камерой» либо другое зрелищно-развлекательное мероприятие, являющееся нормой современности.     Что касается нормативного регулирования данного общественного явления (что, собственно, и является предметом исследования), то здесь уместно напомнить, что ст.

206 УК РСФСР в своей структуре предусматривала простой, квалифицированный и особо квалифицированный составы.

В качестве квалифицирующих признаков части второй указанной статьи предусматривалось совершение действий, отличающихся по своему содержанию цинизмом или особой дерзостью либо связанных с сопротивлением представителю власти, или представителю общественности, выполняющему обязанности по охране общественного порядка, или иным гражданам, пресекающим хулиганские действия, а равно совершенные лицом, ранее судимым за хулиганство.     При этом такие понятия как «исключительный цинизм» и «особая дерзость» трактовались весьма расширено.     В следственной и судебной практике под особой дерзостью было принято понимать такие признаки, как причинение легких телесных повреждений, телесных повреждений средней тяжести (при причинении тяжких телесных повреждений деяние надлежало квалифицировать как реальную совокупность преступлений) и др. Исключительный цинизм квалифицировался по таким признакам, как отправление естественных надобностей в общественных местах, появление в таких местах в обнаженном виде, иное бесстыдное поведение. И, наконец, ч.3 ст. 206 УК РСФСР предусматривала ответственность за особо злостное хулиганство – «с применением оружия, ножей, кастетов, или иного холодного оружия, а равно других предметов, специально приспособленных для нанесения телесных повреждений». Здесь необходимо иметь ввиду, что, согласно Постановлению Пленума Верховного суда РСФСР «О судебной практике по делам о хулиганстве» от 24 декабря 1991 г. №5 (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г.) применением или попыткой применения оружия или иных предметов рассматриваются случаи, «когда виновный с их помощью наносит или пытается нанести телесные повреждения или в процессе хулиганства создает реальную угрозу для жизни или здоровья граждан».     Попутно заметим, что в научной литературе по данной тематике существует обоснованная, на наш взгляд, точка зрения о невозможности распространения толкования применения оружия, изложенного в указанном Постановлении, применительно к ныне действующей редакции ч. 1 ст. 213 УК РФ (в редакции от 08.12.2003 г.).    По нашему мнению, с таким суждением следует согласиться, поскольку данное постановление на сегодняшний день хотя и не отменено, в нем все-таки толкуется практика применения того уголовного закона, который уже не действует. А отсутствие соответствующего постановления Пленума Верховного Суда РФ по применению ст. 213 УК РФ как раз и свидетельствует о наличии проблемы в применении этой нормы.     Что касается наказания, то напомним, что санкция ч.3 ст. 206 УК РСФСР предусматривала максимальное наказание – это лишение свободы на срок от 3 до 7 лет. Судите сами, много это или мало, но при этом необходимо учитывать, что санкцией ст. 103 УК РСФСР, предусматривавшей ответственность за убийство без отягчающих обстоятельств, предусматривалось лишение свободы на срок от 3 до 10 лет!? То есть, как видим, ответственность для «нарушителей общественного порядка» была достаточно суровой.     Начавшийся в конце 80-х годов процесс перестройки повлек изменение не только институтов публичной власти, но и изменение всего общественного сознания. Многие уголовно-правовые запреты стали неадекватными фактически сложившимся общественным отношениям.     В Конституцию Российской Федерации, принятую на всенародном референдуме 12 декабря 1993 года введены такие неизвестные советскому периоду понятия как разделение властей, свобода слова, личная неприкосновенность и др. Подход ко многим явлениям общественной жизни пересмотрен с позиции либерально-демократических ценностей, выработанных всем предшествующим ходом развития человечества. Безусловно, в этих условиях необходимость гуманнизации уголовно-правовой политики государства была очевидна.     Разработчиками Уголовного кодекса 1996 года определенная часть деяний декриминализирована, ответственность за многие деяния смягчена. В связи с этим уместен вопрос, насколько законодатель вправе сужать рамки защиты объективно существующих общественных отношений уголовно-правовыми запретами? Ведь законодательно проблему борьбы с преступностью можно решить в довольно короткий срок: достаточно принять закон о полной декриминализации всех без исключения общественно опасных деяний, но фактический уровень преступности от этого не снизится, а лишь возрастет, так как безнаказанность порождает новые преступления.     Представляется, что здесь необходимо соблюдение определенного баланса. При этом, если крен будет в сторону необоснованного ужесточения уголовной политики, то ситуация чревата нарушением таких общепризнанных прав и свобод, как неприкосновенность личности, свобода слова и др.     И, наоборот, если государство не будет принимать адекватных мер к защите существующих общественных отношений путем установления соответствующих уголовно-правовых запретов, то конституционные права граждан на защиту, в том числе и судебную, останутся лишь декларацией.     Возвращаясь к вопросу об уголовной ответственности за хулиганство, обратимся к анализу новаций, внесенных принятием Федерального закона от 08.12.2003 г. №162-ФЗ (к сожалению, объем журнальной статьи не позволяет произвести детальный анализ всей эволюции уголовного законодательства о хулиганстве постсоветского периода). Согласно действующей редакции, статья 213 УК РФ состоит из двух частей, то есть содержит простой и квалифицированный составы. Хулиганство определено как «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия». Квалифицирующими признаками второй части является совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка.     Видимо, в качестве компенсации за исключение из ст. 213 УК РФ ответственности за причинение имущественного ущерба и вреда здоровью, законодатель дополнил ст. ст. 115 и 116 УК РФ, предусматривающие ответственность за умышленное причинение легкого вреда здоровью и побои, соответственно, частями вторыми с одинаковыми квалифицирующими признаками «из хулиганских побуждений». В ч.2 ст. 167 УК РФ внесен также дополнительный квалифицирующий признак – совершение деяния предусмотренного ч.1 ст. 167 УК РФ из хулиганских побуждений. Однако порядок привлечения к уголовной ответственности по ст. ст. 115 и 116 УК РФ предусмотрен частноправовой. Кроме того, по сравнению с предыдущей редакцией исключен такой квалифицирующий признак как совершение преступления группой лиц.     Как известно, совершение преступления группой лиц предполагает согласованность действий во время совершения преступления. Что касается предварительного сговора, то здесь необходимо доказывать наличие заведомого умысла на совершение преступления группой лиц по предварительному сговору. Применительно к хулиганству на практике это может выглядеть примерно следующим образом. Один из группы молодых людей, находящейся общественном месте, устраивает скандал с потерпевшим, который перерастает в совместное групповое избиение жертвы с применением оружия или предметов его заменяющих (обязательный признак состава преступления). При этом если потерпевшему не будет причинен тяжкий вред здоровью либо смерть по неосторожности, то действия надлежит квалифицировать по ч.1 ст. 213 УК РФ, так как доказать умысел на совершение хулиганства по предварительному сговору крайне не легко. Более того, в соответствии со ст. 20 УК РФ уголовная ответственность за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст. 213 УК РФ наступает с 16-летнего возраста. И в нашем примере при таких обстоятельствах вообще в действиях виновных не будет состава преступления. 

    О проблеме установления возраста, с которого наступает уголовная ответственность за хулиганство, хотелось бы сказать подробнее. При внесении изменений в УК РФ Федеральным законом от 08.12.2003 г. законодатель видимо забыл внести изменения в ст. 20 УК РФ, с тем, чтобы привести ее в соответствие с новой редакцией ст. 213 УК РФ. В итоге получилось, что до внесения в нее изменений Федеральным законом 21.07.2004 №73-ФЗ уголовная ответственность несовершеннолетних в возрасте до 16 лет предусматривалась лишь по ч. 3 ст. 213 УК РФ, которая отменена!? Но даже и после внесения указанных изменений в ст. 20 УК РФ проблема остается нерешенной. Какой логикой руководствовался законодатель, предусмотрев ответственность несовершеннолетних до 16 лет только за квалифицированное хулиганство? При этом за кражу без отягчающих обстоятельств (наказание до 2 лет лишение свободы), за угон без отягчающих обстоятельств (наказание, как и по ч.1ст. 213 УК РФ, – до 5 лет лишения свободы) недостигший шестнадцатилетнего возраста подросток должен нести уголовную ответственность. Более того, в перечень преступлений, за совершение которых уголовная ответственность наступает с 14 лет, включена и ст. 214 УК РФ «Вандализм». Состав указанного преступления является смежным по отношению к хулиганству, а на практике эти деяния довольно не легко отграничить друг от друга. Все это, безусловно, влечет дополнительные сложности для правоприменения. При этом не берется во внимание, что хулиганство – это типичное для подростков преступление своего рода «школа преступности» и уголовная ответственность за него должна быть предусмотрена с 14-летнего возраста.

Прокурор Мясниковского района

советник юстиции                                                                                     В.Г. Ткаченко

Источник: http://www.prokuror-rostov.ru/news/2914.html?print=1

Проблемные вопросы определения сущности хулиганства

Декриминализация части 2 статьи 206 УК РСФСР (хулиганство)

Л. С. АИСТОВА

Уголовная ответственность за хулиганство предусмотрена ст. 213 УК РФ, диспозиция которой в результате неоднократных изменений законодателем приобрела сложный характер. При толковании ее положений возникают вопросы относительно сущности уголовно наказуемого деяния и его общественной опасности.

По-существу, в диспозиции ст. 213 УК РФ предусмотрено два вида хулиганства. Первый, по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ — это грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Второй вид хулиганства — это то же самое грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, но совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной нена­висти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ). Этот вид хулиганства уже не связан с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, и должен проявляться в совершении каких-либо иных действий.

В обоих случаях эти действия направлены на грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, но каких-либо иных признаков, позволяющих конкретизировать действия, закон не дает.

Относительно первого вида хулиганства можно сделать вывод, что грубое нарушение общественного порядка проявляется только в применении оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия.

В отношении второго вида хулиганства конкретизировать характер общественно опасного деяния и форму его проявления не представляется возможным, что и является одним из проблемных вопросов.

Отсутствуют указания в законе, по каким признакам следует отграничивать хулиганство по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной нена­висти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы от иных правонарушений либо преступлений.

Как, например, и от обывательского, неосознанного проявления неуважения к представителям других религий, социальных слоев либо групп. Возникают сложности отграничения данного вида хулиганства от преступлений против личности по аналогичным мотивам или преступлений, предусмотренных ст.ст. 281 и 282 УК РФ.

Стр.15

Указание в законе только на то, что эти действия должны грубо нарушать общественный прядок, представляется несостоятельным, так как любое противоправное действие, совершенное публично, уже само по себе является грубым нарушением общественного порядка.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по дедам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» от 15 ноября 2007 г. № 45 по рассматриваемому вопросу содержатся положения общего характера, не позволяющие четко определить деяние.

При конструировании диспозиции ст. 213 УК РФ, по нашему мнению, допущены ошибки, касающиеся законодательной техники. Помимо того, что данная статья многословна, в ней отсутствует описание конкретного общественно опасного деяния, а наказуемость преступления определяется мотивами поведения. Согласно п. «а» ч.1 ст.

213 УК РФ — это явное неуважение к обществу, в п. «б» ч. 2 ст. 213 УК указанный мотив дополняется мотивами политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной нена­висти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Каждый из этих мотивов требует отдельного исследования.

Эти же мотивы в качестве квалифицирующих признаков предусмотрены в составах преступлений против жизни и здоровья. По-видимому, они должны по-разному проявляться при совершении хулиганства и в преступлениях против личности, тем более что в преступлениях против личности они выступают признаками квалифицированного состава, а в хулиганстве являются конструирующими признаками простого состава.

Однако эти нюансы при квалификации указанных преступлений не учитываются.

Более того, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» рекомендуется деяние квалифицировать по совокупности преступлений, т. е. по ст. 213 УК РФ и статье о преступлении против личности, если в деянии содержатся признаки указанных составов преступлений.

При квалификации правоприменительными органами преступлений, связанных с хулиганством, проявляется традиция не применять ту статью, признаки состава преступления которой не поняты. Об этом ярко свидетельствует судебно-следственная практика. Количество дел о хулиганстве из года в год сокращается.

Одно из самых распространенных преступлений в период действия Уголовного кодекса РСФСР 1960 г., в настоящее время хулиганство, по данным судебной статистики, составляет 2% и менее от общего числа совершенных преступлений. Так, если в 1995 г. по ст. 206 УК РСФСР было зарегистрировано 191 тыс.

преступлений, то «ограничение хули­ганства только случаями грубого нарушения общественного порядка с примене­нием оружия или других предметов, произведенное Законом от 8 декабря 2003 г., существенно повлияло на показатели регистрации хулиганства: 2004 г. — 24,8 тыс., 2005 г. — 30 тыс., 2006 г. — 28,6 тыс»(1).

Случаи же привлечения к уголовной ответственности по п. «б» ч. 2 ст. 213 УК РФ вообще крайне редки.

Э. Ф.

Побегайло справедливо отмечает: «Криминологами давно на статистическом уровне подмечена закономерность: ослабление борьбы с хулиганством ведет к росту тяжких насильственных преступлений …вот данные уголовной статистики: число зарегистрированных преступлений на улицах, площадях, парках и скверах по сравнению с 2003-м в 2004 г. выросло на 11,1%, в 2005 г. — на 47,4%. За указанные периоды времени соответственно возросла регистрация

Стр.16

1. Ежегодник Российского уголовного права.  2009. С. 80.

грабежей — на 29, 4; 48,3; разбойных нападений — 23,2; 31,4%»(1).

Положение продолжает ухудшаться. От единичных случаев проявления хулиганства, носящего, как правило, спонтанный, стихийный характер, оно приобретает организованный характер с участием многих лиц, большинство из которых вооружено как огнестрельным, так и холодным оружием.

В подобных случаях речь идет уже не о грубом нарушении общественного порядка, а о посягательстве на общественную безопасность, если под общественной безопасностью понимать совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальное функционирование государственных институтов и учреждений и спокойствие граждан.

Определение степени общественной опасности хулиганства является вторым проблемным вопросом.

Представляется, что в современной редакции ст. 213 УК РФ по сравнению со всеми ее предыдущими редакциями описан более опасный вид хулиганства. Хулиганство, сопряженное с применением оружия, и ранее, в период действия УК РСФСР 1960 г.

, считалось особо злостным хулиганством и квалифицировалось по ч. 3 ст. 206 УК РСФСР. И оно справедливо относилось к преступлениям против общественного порядка. Понятия «общественная безопасность» в то время в юриспруденции не существовало.

В теории уголовного права и на практике хулиганство традиционно рассматривается как преступление против общественного порядка(2). В то время как деяние, предусмотренное п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ, посягает на важнейшие конституционные права личности. В силу этого признавать хулиганство преступлением против общественного порядка означает недооценивать его возросшую общественную опасность.

В рассуждениях о хулиганстве как о преступлении против общественного порядка можно усмотреть и логическую нестыковку. Ношение огнестрельного оружия (ст. 222 УК РФ) признается преступлением против общественной безопасности, применение оружия, т. е. совершение более опасного деяния, — преступлением против общественного порядка.

Примечательно, что в Уголовном кодексе КНР состав хулиганства отсутствует.

В главе 2 УК КНР «Преступления против общественной безопасности» сформирован такой состав, как «появление в общественном месте или в общественном транспорте со стрелковым оружием, боеприпасами, режущими инструментами, подпадающими под категорию холодного оружия, взрывчатыми, легковоспламеняющимися, токсичными и разлагающимися химическими веществами, на которые не имеется разрешения, создающие угрозу общественной безопасности» (ст. 130).

Статья 213 УК РФ изложена таким образом, что оказались декриминализированы деяния, которые в обыденном правовом сознании расцениваются как хулиганство, и отсутствие какой-либо ответственности за них создает атмосферу безнаказанности.

Следует согласиться с утверждением Э. Ф. Побегайло, что криминализация общества происходит через декриминализацию преступлений(3).

Статья 213 УК РФ требует серьезной законодательной доработки с целью обеспечения общественной безопасности, защиты общественного порядка.

Стр.17

1. Побегайло Э. Ф. Избранные труды. СПб., 2008. С. 38—39.3. Побегайло Э. Ф. Указ. соч. С. 26.

Источник: http://www.procuror.spb.ru/k807.html

Уголовная ответственность за хулиганство (4)

Декриминализация части 2 статьи 206 УК РСФСР (хулиганство)

Введение 3

1. Понятие хулиганства и его отличие от преступлений против личности 5

1.1. Понятие хулиганства. 5

1.2. Общественный порядок – объект хулиганства. 9

1.3.Отличие хулиганства от преступлений против личности. 13

2. Виды хулиганства и их характеристика 17

3.Особенности уголовной ответственности по делам о хулиганства 20

3.1. Объективная сторона хулиганства. 20

3.2. Субъективная сторона 22

Заключение 26

Введение

Тема работы актуальна, потому что дела связанные с хулиганством к сожалению встречаются достаточно часто в судебной практике, а не всякое хулиганство подлежит уголовной ответственности, и нам как специалистам важно различать.

Целью работы является изучение уголовной ответственности за хулиганство.

Для осуществления поставленной цели необходимо выполнить следующие задачи:

  • Охарактеризовать понятие хулиганства;

  • Определить виды хулиганства, подлежащие уголовной ответственности;

  • Изучить статистический материал по стране.

Хулиганствои хулиган слова английского происхождения.Как отмечают многие исследователи,Hooligan– фамилия злостной семьи преступников,проживавших в XVIIIв. в Ирландии и прославившейсябеспрецедентным дебошем.

Хулиганствокак преступление претерпевает постоянныескачки в росте преступности и отражаетсяв статистике как наиболее распространенноепреступление. Так, рост числа осужденных по приговорам, вступившим в законнуюсилу, в 2000 году произошел по следующимвидам преступлений:

– за убийство – на 3,5%;

– хулиганство – на 17,8%;

– преступления, связанные соружием, – на 14,9%;

– преступления, связанные снаркотиками, – на 8,5%.

Вминувшем 2003 году в Российской Федерациизарегистрировано 2839,5 тыс. преступлений, что на 5,4% меньше, чем в 2002 году. Однакоанализ данных судебной статистики за2003 год свидетельствует о том, что нагрузка на суды общей юрисдикции, связанная с рассмотрением уголовных, гражданских и административных дел,остается на достаточно высоком уровне.

Вкачестве риторики можно отметитьнекоторые моменты из книг о хулиганстве,и нельзя не упомянуть такого “хулигана”,как Владимир Маяковский, А. Вертинский,например, вспоминает о нем следующее:“ Во всей его манере держаться, в фигуре,осанке и жестах чувствовалисьнепередаваемое презрение к окружающими явный вызов обществу. Он был непримирими беспощаден во всех своих суждениях иошибках.

А о богеме того времени в целом:“Мы, объявившие себя футуристами, носилижелтые кофты с черными широкими полосками,на голове цилиндр, а в петлице деревянныеложки. Мы размалевывали себе лица, какиндейцы, и гуляли по Кузнецкому, собираявокруг себя толпы. Мы появлялись вресторанах, кафе и кабаре и читали тамсвои заумные стихи, сокрушая и ломаявсе веками сложившиеся вкусы и понятия”1.

СальвадорДали прекрасно владел техникой скандалас целью “конструирования” собственногоимиджа. Художник мог спокойно предстатьна пресс конференции голым, читатьлекции в скафандре, неустанно объявлятьсебя гением. Сальвадор Дали стал непросто хулиганом, эксцентричнымживописцем, вызывающим споры критики,но и героем массовой культуры.

Можноприводить еще массу примеров неправомерногоповедения, описанной в литературекоторые в своей сути являются вызовомобществу. Говоря другими словами это«грубое нарушение общественного порядка,выражающее явное неуважение к обществу»2.

Намкак истинным «обожателям закона»необходимо точно и без пробеловфокусировать внимание на преступномповедении, в соответствии с нормамипозитивного права.

1.1.Понятие хулиганства.

Вдиспозиции ст. 213 Уголовного кодексахулиганство определяется как «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу,сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения,а равно уничтожением или повреждениемчужого имущества».

Ив теории права до сих пор не сложилосьединого понимания определенияобщественного порядка.

Вновой норме жестко ограничен объектуничтожаемого (повреждаемого) имущества;имеется в виду только чужое, тогда какдля квалификации действий хулигана попризнаку особой дерзости в прежнейнорме принадлежность уничтожаемогоимущества на квалификацию никак невлияла.

Каки в прежней норме (ст. 206 УК РСФСР), нераскрыто содержание, вкладываемое всамо понятие хулиганства.

Источник: https://works.doklad.ru/view/mjnDKdRMzk4/all.html

Право-online
Добавить комментарий