Как быть, если врач поставил несуществующий диагноз?

Что делать, если вам поставили неправильный диагноз или не поставили его вовсе

Как быть, если врач поставил несуществующий диагноз?

12.03.2017, 09:20

 (46)
фото иллюстративноеFoto: Hendrik Osula

В редакцию нередко обращаются читатели, недовольные нашей медициной. И жалобы эти касаются не только длинных очередей к врачам, но и тем, что им самим или их родным поставили неправильный диагноз, и это привело к тому, что болезнь оказалась запущена и процесс лечения занял много времени.

”МК-Эстония” выяснила, существуют ли предписания о сроках, за которые пациенту должен быть поставлен диагноз, почему врачи порой ошибаются и куда обращаться, если изначально болезнь не была обнаружена.

Постановка неправильного диагноза или ситуация, при которой врачи вообще не могут поставить диагноз, одинаково плоха, ведь в этом случае пациент не получает надлежащего лечения. А, как известно, лечить запущенную болезнь гораздо сложнее и дольше, чем если причина проявившихся симптомов выявлена на ранней стадии.

Месяц без диагноза

Тетю Игоря Галину сильно тошнило, поднялась температура. Приехавшая на вызов скорая помощь решила госпитализировать 71-летнюю женщину, поскольку ее состояние вызывало опасения. Однако на момент обращения Игоря в редакцию диагноз за три недели нахождения в больнице женщине так и не был поставлен.

”Врачи ходят, пожимают плечами, а у человека в течение месяца живот болит практически каждый день. Температура поднималась аж до 40,7 градуса! И вот она лежит в больнице, а такое ощущение, что врачи ждут, пока она сама выздоровеет, встанет и уйдет, — возмущается Игорь.

— Пугает это. Изначально врачи даже разрезали тетю, потому что у нее когда-то была операция на кишечнике, и они решили проверить эту версию. Но ничего не нашли, зашили и отпустили домой.

Теперь у нее загноился шов, и вот она снова в больнице, где ей все еще не могут поставить диагноз”.

Мужчина жалуется на то, что его родственница не может есть, ее постоянно тошнит, состояние ее здоровья оставляет желать лучшего. Им приходится каждый день ездить к Галине в надежде узнать у врачей что-то новое, но новостей нет.

”Тяжело каждый день приходить к родному человеку и видеть искаженное от боли лицо. Это какое-то безразличие, и очень сильно раздражает чисто по-человечески.

Любому человеку за месяц можно было бы поставить диагноз. Да и на ноги за месяц уже можно было поставить, — считает Игорь. — Пытаемся достучатся до врачей.

Гастроэнтеролог приходила, сказала, что зря разрезали, но больше ничего не предпринимал никто”.

Руководитель по связям с общественностью Департамента здоровья Ийрис Салури констатирует, что таких требований или критериев, которые бы устанавливали допустимые сроки, в которые пациенту должен быть поставлен диагноз, не существует.

”Кроме того, поставщик медицинских услуг заинтересован в том, чтобы диагноз был поставлен как можно раньше, так как от этого зависит дальнейшее лечение. Если у человека есть сомнение в поставленном ему диагнозе или он не получает никакого диагноза, у него всегда есть право на вторичное мнение”, — добавляет представитель Департамента здоровья.

Вторичное мнение означает дачу оценки относительно правильности диагноза, назначенного лекарственного препарата или необходимости медицинской услуги, выясненных альтернатив и ожидаемого эффекта, а также рисков, связанных с оказанием медицинской услуги. Точный порядок, как и то, на каких условиях можно получить вторичное мнение и в каком объеме Больничная касса оплатит возмещение при его наличии, установлен постановлением министра социальных дел от 2002 года.

Запущенная болезнь

Елизавета столкнулась с другой проблемой. Ее дочери Нике уже второй раз поставили диагноз, который оказался неверным, из-за чего лечение не было начато вовремя.
Первый случай произошел год назад, когда Нике был год и четыре месяца. У ребенка появился насморк, кашель, девочке было трудно дышать.

Елизавета, естественно, первым делом обратилась к семейному врачу. У Ники взяли анализ крови и послушали. Врач успокоила девушку, что легкие и бронхи ее дочери чистые, и посоветовала делать ингаляции физраствором и промывать им нос, в общем, продолжать делать то, что делалось и до визита к доктору.

”Ребенку лучше не становилось, и мы поехали в Мустамяэскую детскую больницу. Там снова взяли анализы, которые показали небольшое воспаление. Кроме того, доктор послушал дочку и поставил диагноз — обструктивный бронхит, — рассказывает Елизавета.

— Нам назначили антибиотики, ингаляции с лекарством. Я уехала из больницы со спокойным сердцем, потому что мне помогли узнать диагноз ребенка и чем его лечить. Когда мы в следующий раз оказались у семейного, я не стала ругаться, у всех бывают ошибки”.

После этого Ника не болела ни весной, ни летом. И снова обратиться к врачу пришлось уже когда ребенок пошел в детский сад.

”Это было в январе. Дочке два годика, однажды утром она начала кашлять лающим сухим кашлем, ее стало тошнить, — вспоминает девушка. — Муж с ребенком поехал к семейному. Дочку послушали, сделали анализ крови и сказали, что все хорошо. Муж просил направление на рентген, но его не дали”.

После визита к врачу Елизавета зашла на государственный портал, чтобы проверить назначения врача и увидела диагноз, который поставили ее дочери — неаллергическая астма. Тем временем Нике становилось только хуже. Ребенок не спал, не ел, температура поднялась до 39,3, и Елизавета повезла дочь в больницу.

”Там ребенка осмотрели, послушали, взяли кровь… и снова сказали, что все в порядке. Я объясняла доктору, что ребенок не спит и не ест, просила помочь нам, но меня отправили решать эти проблемы у семейного врача.

Я вышла из больницы, полная возмущения, — делится Елизавета. — Дома Нике становилось только хуже, каждые пять минут она заливалась кашлем, а за час ее вырвало четыре раза.

В итоге мы вызвали скорую, и ребенка увезли в инфекционную больницу Мериметса”.

Там, по словам мамы Ники, девочке сразу поставили капельницу, а утром пришел доктор и назначил все возможные анализы, а также рентген. Через три часа диагноз был поставлен — метапневмовирус плюс респираторно-синцитиальный вирус, что дало осложнение — воспаление правого легкого.

”Я, когда узнала, честно, чуть не упала в обморок! Врач сказал, что хорошо, что меня не подвел материнский инстинкт, и мы вызвали скорую, потому что неизвестно, чем бы это все закончилось, — говорит Елизавета.

— Неделю дочка лежала под капельницей два раза в день, четыре раза в день ей давали антибиотики внутривенно, а еще сироп от кашля, лекарство от гриппа.

Я думаю, не стоит говорить, в каком состоянии была она и, тем более, я.

И теперь дома нам еще надо долго лечиться. Если бы правильный диагноз был поставлен вовремя, всего этого можно было бы избежать! Спасибо большое врачам больницы в Мериметса за хорошее отношение к детям и взрослым, за то, что нашли проблему”.

Руководитель по связям с общественностью Департамента здоровья Ийрис Салури отмечает, что если диагноз был поставлен неверно, у пациента есть право на вторичное мнение.

Салури добавляет, что с жалобой можно обратиться к руководству медицинского учреждения, которому также можно предъявить требования по нанесенному ущербу, или в Экспертную комиссию по качеству медицинских услуг, работающую при Министерстве социальных дел. Также у пациента есть право обратиться в суд по поводу компенсации ущерба. Несет ли врач ответственность и в какой мере, по словам представителя Департамента здоровья, решается после выяснения всех обстоятельств.

Ограниченный бюджет на исследования

Семейный врач Андрей Борисов рассказывает, что как каждый организм, так и каждая болезнь очень индивидуальна и имеет свои черты, так что одно и то же заболевание у разных людей может протекать по-разному.

”Во-первых, нельзя открыть книгу и по ней поставить диагноз. Уже давно многие болезни изменились и не протекают классически, как это описано в книгах, как этому учат врачей в университетах, — объясняет доктор.

— Во-вторых, у нас почему-то люди наивно полагают, что уровень современной медицины позволяет диагностировать и лечить все болезни. К сожалению, мы не так развиты, как хотелось бы.

Мы не все можем вылечить и не все возможно диагностировать, в противном случае мы все жили бы очень долго, а то и бесконечно”.

В-третьих, если говорить о семейных врачах, Андрей Борисов обращает внимание, что они тоже не все могут и достаточно ограничены в возможностях диагностики.

”Есть исследования, которые мы просто не имеем права проводить, те же самые томографии или какие-то более сложные исследования, которые, может быть, как раз помогли бы поставить диагноз на более ранней стадии, — замечает Борисов.

— Плюс мы ограничены фондом исследований, то есть существуют определенные суммы, установленные Больничной кассой, которые нельзя превышать. В результате ты хочешь назначить исследование, но начинаешь думать, уложишься ты или нет.

В других странах такого нет, так как это не дает врачам быть врачами”.

Семейный врач добавляет, что в Эстонии достаточно маленькое население, поэтому редких заболеваний мало, врачи их видят, соответственно, не часто. И когда возникает сложный случай, возможно даже, врачи сталкиваются с заболеванием, которое еще не встречалось в Эстонии, вероятность ошибки, безусловно, повышается.

Вводящие в заблуждение симптомы

Кроме того, по словам Андрея Борисова, существует много заболеваний с похожими симптомами. Иногда это лож

но наводит врачей на мысль, что они столкнулись с не очень серьезной проблемой.
”Невозможно всем людям, например, с температурой, назначать исследования по максимуму. Принцип медицины — идти от простого к сложному. Если человек кашляет, мы никогда не начинаем с проведения компьютерной томографии или биопсии.

Мы начинаем с простого — анализа на воспаление, обычного рентгена легких и дальше идем по пути усложнения. Иногда из-за этого мы можем терять определенное время, — констатирует доктор. — Но по-другому, к сожалению, невозможно. Это общемировая система, и делать иначе ни экономически, ни медицински нецелесообразно.

Мы и так в сложном экономическом положении, да и человека нет смысла облучать томографом каждый раз из-за простого кашля”.

Говоря о схожих симптомах, семейный врач приводит в пример инфаркт, при котором классическими симптомами считаются боль в области груди, одышка. Но порой инфаркт может протекать абсолютно нетипично как у мужчин, так и у женщин. Иногда начинает болеть живот, чаще верхняя часть. Такие же симптомы бывают при гастрите.

”Однако мы смотрим на историю болезни, на другие факторы. Инфаркт на пустом месте редко развивается, поэтому мы обращаем внимание на проблемы с сердцем, которые были до этого.

К тому же, мы делаем кардиограмму, — говорит Борисов. — При том же инфаркте иногда болит челюсть и шея. В моей практике был один такой случай.

Бывает и безболевая форма, когда у пациента инфаркт, но при этом ничего не болит, просто человеку плохо, он потеет, сил нет”.

Проблемы со зрением, по словам семейного врача, тоже могут вводить в заблуждение. Пациент может жаловаться на то, что пропадает боковое зрение. И если человек пожилой, можно пойти по неправильному пути, полагая, что это проблема с глазами. А это может быть неврологическая проблема.

”Под каждым симптомом, на самом деле, может скрываться что-то еще. Бывает, человек жалуется, что у него болит сердце. Обычно, когда мне такое говорят, я спрашиваю, откуда человек знает, что это именно сердце. Ведь когда болит в груди, может быть все что угодно.

Правильно говорить — боль в груди или боль в области сердца. Когда человек жалуется на эту боль, надо держать в уме, а нет ли у него камней в желчном пузыре, например.

Потому что очень часто проблемы желчного пузыря отдают болью в область груди”, — обращает внимание Андрей Борисов.

Он добавляет, что бывают такие патологии, особенно у пожилых людей, когда много разных болезней, они наслаиваются друг на друга, и образуется гибрид заболеваний, порой по несколько десятков диагнозов. Все это усугубляет состояние пациента, при этом единого диагноза поставить невозможно.

”Не стоит переоценивать свою компетенцию. Если сомневаешься, то лучше сделать исследования по максимуму. Если не удается поставить диагноз или вылечить человека, нужно максимально быстро запросить консультацию узкого специалиста”, — считает Борисов.

Семейный врач также говорит, что многое зависит не только от знаний врача, от его опыта, немалую роль играет и то, что рассказывает пациент.

Иногда человек может забыть или вообще постесняться сказать о каком-то симптоме, особенно, когда вопрос касается мочеполовой системы или прямой кишки. Хотя с врачом надо быть предельно откровенным, рассказывать ему все.

Сбор анамнеза, по словам доктора, — это самое главное в постановке диагноза.

Источник: https://rus.delfi.ee/press/mk_estonia/chto-delat-esli-vam-postavili-nepravilnyj-diagnoz-ili-ne-postavili-ego-vovse?id=77515232

Ответственность врача за неправильный диагноз и лечение: что делать и как наказать?

Как быть, если врач поставил несуществующий диагноз?

Врачи призваны помогать людям. К сожалению, в тяжелых ситуациях спасти пациента им удается не всегда, ведь отсчет ведется на секунды, и каждое принятое решение может оказаться роковым. Судить врачей за то, что они не способны исцелить всех, – неправомерно, поскольку они всего лишь люди.

Однако в некоторых случаях плачевного исхода удалось бы избежать, если бы не халатность и невнимательность медицинского персонала. Такое поведение в обязательном порядке должно быть пресечено, а виновный – наказан. Ведь права пациентов должны быть защищены!

Итак, что делать, если врач ставит неправильный диагноз?

Особенности преступления

Дела, в которых рассматриваются врачебные ошибки, считаются одними из наиболее сложных случаев в юридической практике. Пациенты нередко остаются недовольны работой врачей, но не всегда решаются начать разбирательство, ведь чтобы установить неправоту медицинского сотрудника, нужны доказательства.

Так, необходимо, в первую очередь, установить, был ли диагноз поставлен неправильно по вине доктора (из-за его невнимательности или халатности). С этой целью проводится медицинская экспертиза.

Специалисты, используя результаты анализов, воссоздают ситуацию, в которой оказался обвиняемый врач при постановке диагноза. Если, исходя из этих данных, эксперты заключают, что любой врач соответствующей квалификации мог бы поставить правильный диагноз, появляются основания для призвания нерадивого доктора к ответственности.

Далее вы узнаете о том, что делать, если врач поставил пациенту неправильный диагноз: как его наказать и куда обращаться (жаловаться).

О том, чем так опасен неправильный диагноз, поставленный врачом, смотрите в следующем видео:

Алгоритм действий пациента при медицинской ошибке

Когда у больного появляются причины подозревать, что диагноз ему был вынесен некорректно (чаще всего, это становится понятно по ухудшению состояния человека), следует подтвердить или опровергнуть данное предположение.

Куда обращаться?

Существует несколько инстанций, в которые Вы можете обратиться в случае обнаружения ошибки лечащего врача.

Логичнее всего начинать с администрации самой больницы, поскольку если Вы сразу обратитесь в вышестоящие учреждения, Вас все равно перенаправят туда, с целью выяснить обстоятельства на месте.

Администрация медучреждения, врач которого поставил неверный диагноз

Первое, что нужно сделать, — написать жалобу на имя заведующего отделением, в котором Вас неправильно лечили, или сразу на имя главврача, если ситуация сложная.

Чаще всего, возникшие проблемы решаются на данном этапе. Действия доктора рассматриваются руководством, и, если они будет признаны неправильными, Ваши претензии удовлетворяются.

Если же администрация больницы не идет на встречу, отвечая отказом (в ответ на жалобу должен быть оформлен письменно), следует жаловаться дальше.

Минздрав

Территориальное отделение министерства здравоохранения можно найти в каждом субъекте РФ. При данном органе всегда имеется общественная приемная, в которой принимаются к рассмотрению жалобы от населения. Ведь целью данной организации является контроль работы медицинских учреждений.

Подать жалобу в Минздрав можно несколькими способами:

  • Лично;
  • Отослать бумагу по почте;
  • Отправить письмо с жалобой по e-mail;
  • Оставить текст жалобы на официальном сайте.

Как и в случае с администрацией больницы, ответить Вам должны обязательно, причем в той форме, которую Вы указали в жалобе. На рассмотрение заявления дается 30 дней.

Прокуратура

Поскольку в обязанности прокуратуры входит контроль соблюдения действующего законодательства гражданами и организациями, обращение с жалобой на врача в данный орган является вполне закономерным.

Суд

Чтобы отстоять свои права, каждый человек может обратиться с иском в суд. Однако следует помнить, что Ваша претензия должна быть обоснована и подкреплена доказательствами в виде больничного листа, амбулаторной карты, результатов анализов, а также назначений.

Именно при помощи суда можно добиться возмещения ущерба, когда руководство поликлиники отказывается решать проблему мирным путем.

Материальная компенсация в пользу истца будет затребована с организации, в которой работает врач, поставивший неверный диагноз. После чего больница может взыскать данные средства с нерадивого работника.

Иск составляется в обычном порядке. Все необходимые документы прилагаются к нему.

Отделение полиции

  • В некоторых случаях халатность врачей приводит к значительным последствиям, описываемым как тяжкий вред, нанесение которого по неосторожности карается согласно 118 статье УК РФ.
  • Кроме того, причиной обращения в полицию может стать халатность (293 статья), несоблюдение принятых санитарно-эпидемиологических норм (236 статья) и утаивание неких обстоятельств, приведшее к ухудшению здоровья человека (237 статья).
  • Крайне редко встречаются случаи умышленного нанесения тяжелого вреда (111 статья).

О том, что Вас неправильно лечат, следует, также, сообщить в страховую службу, которая обеспечит проведение экспертизы.

Правила составления жалобы

Фиксированного образца жалобы на врача (в т.ч. педиатра) о неправильном диагнозе нет, поэтому назовем лишь несколько рекомендаций по ее составлению, которые позволят лаконично и точно изложить все факты:

  • Шапка заявления. Пишется, как принято, в правом верхнем углу листа. Здесь должны содержаться такие сведения:
    • Наименования органа, в который направляется данная жалоба;
    • ФИО и должность лица, которому бумага адресована;
    • Личные данные, включающие ФИО, телефон и адрес;
  • В центре листа под шапкой необходимо указать названия документа: «Жалоба на врача» или «Претензия»;
  • Основная часть. Здесь нужно кратко и емко изложить ситуацию, по возможности сослаться на закон, который, по Вашему мнению, нарушен. Здесь же следует указать на имеющиеся доказательства;
  • Оформление требований (принятие мер в связи с халатным отношением к работе медперсонала, призвание к ответственности, наказание, возмещение ущерба);
  • Дата и подпись заявителя;
  • Список приложенных документов.

Правила составления иска в суд Вы можете найти в 131 статье ГПК РФ. В принципе, в нем будут содержаться те же сведения. Кроме того, необходимо будет указать на факт принятия досудебных мер, то есть на попытку урегулировать вопрос с администрацией больницы до подачи иска.

О том, что грозит врачу за неправильный диагноз в соответствии со статьями законодательства, читайте напоследок.

Ответственность врача и медучреждения за неправильный диагноз и лечение

К уголовной ответственности за ошибку в назначениях, приведшую к тяжелым последствиям для здоровья больного, и за преступную халатность врачей осуждают редко, и, как правило, такое дело получает широкий резонанс.

Согласно 2 части 118 статье УК РФ (Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности), лицо, ненадлежащим образом выполняющее свои профессиональные обязанности, может быть наказано разными способами:

  • Ограничение свободы (до 4 лет);
  • Принудительные работы (до года), дополненные в некоторых случаях запретом профессиональной деятельности на период до 3 лет;
  • Лишение свободы (до года) с запретом заниматься профессиональной деятельностью (до 3 лет) или без.

При обращении в суд пациент, которому поставили неправильный диагноз, руководствуется 1064 статье ГК, устанавливающей, что вред, нанесенный человеку другим лицом, должен быть возмещен. В данном случае, материальную компенсацию, размер которой определяется в суде, выплачивает больница.

Помните, что бы не произошло, свои права стоит отстаивать! Вашу врачебную тайну раскрыли? Медработники отказали в предоставлении помощи? Вы узнали о вопиющих случаях незаконного изъятия человека органов или произведении криминального аборта? Тогда немедленно сообщайте о таких злодеяниях в соответствующие органы. только так мы сможем бороться за свои права!

О вопиющем случае безответственности врачей, поставивших неправильный диагноз ребенку, расскажет следующее видео:

Источник: http://ugolovka.com/prestupleniya/protiv-zhizni-i-zdorovya/vrachi-i-meditsina/nepravilnyj-diagnoz-ili-lechenie.html

5 диагнозов, которых на самом деле нет: почему доктора ленятся и ошибаются

Как быть, если врач поставил несуществующий диагноз?

Начнем с самого лакомого диагноза нерадивых коллег. Остеохондроз в широком смысле — это неведомое заболевание позвоночника, которым можно объяснить боль на любом его уровне и разные другие неприятные симптомы: онемение рук, головокружение, нарушение памяти.

В узком (и истинном) смысле слова остеохондрозом называют изменения, наблюдаемые врачами лучевой диагностики при исследовании позвоночника, к клинической картине имеющие весьма опосредованное отношение.

Подобные изменения в той или иной мере возникают у большей части населения и по своей сути являются дистрофическими нарушениями в хряще межпозвонковых дисков.

Причиной постановки такого диагноза является банальное непонимание заболевания пациента.

Так, под маской остеохондроза чаще всего скрываются миофасциальные болевые синдромы, обусловленные спазмом мышцы и формированием триггерных точек.

Реже за остеохондроз принимают туннельные синдромы (синдром запястного канала, о котором все знают, но диагностируется он отчего-то плохо), головную боль напряжения, доброкачественное пароксизмальное позиционное головокружение и еще несколько заболеваний.

Интересны методы, которыми перечисленные недуги предлагается лечить. Как правило, люди, услышав такой диагноз, отправляются к мануальным терапевтам (зачастую они же его и ставят). Мануальная терапия, тем не менее, не обладает доказательной базой, то есть эффективность предлагаемого метода лечения сомнительная.

Это значит, что вряд ли такие процедуры помогут, да и помогать тут, в общем-то, не от чего. Однако в системе остеохондроза и его лечения крутятся неплохие деньги, поэтому недобросовестные медики своего здесь не упустят.

Вегетососудистая дистония

Известный также как «нейроциркуляторная дистония», это еще один универсальный диагноз-свалка. Им обзаводятся чаще всего молодые люди, страдающие от чего-то не до конца понятного доктору.

Нередко это обмороки, которым трудно найти причину, или другие необъяснимые события: холодные руки, регулярно возникающие диареи или запоры, просто боль в животе, в груди, ощущение паники и повышение сердцебиения, учащение пульса.

Если в случае с остеохондрозом еще более-менее понятно, где возникает ошибка понимания, то вегетососудистую дистонию продолжают серьезно изучать и писать про нее статьи. Нужно, с другой стороны, четко разграничивать ВСД и периферические вегетативные нарушения.

Например, синдром Рейно — вполне серьезное заболевание, при котором ухудшается иннервация сосудов кистей и стоп, а при ортостатической гипотензии человек теряет сознание, переходя от горизонтального положения к вертикальному, из-за медленного реагирования сердечно-сосудистой системы на изменившиеся условия давления.

Сейчас у всего этого симптомокомплекса есть два основных варианта приемлемого объяснения: панические атаки и генерализованное тревожное расстройство, но такой диагноз могут поставить только психиатры.

К сожалению, в бытовом сознании застряли представления о психиатрии как о карательной ветви медицины и о докторах, которые либо напичкают таблетками, либо сделают лоботомию.

Такая стигматизация приводит к тому, что пациенты обращаются к соматическим докторам, рано или поздно перебираются к неврологам, а те ставят вегетососудистую дистонию, так как вариантов уже не остается.

Но правильнее, конечно, перепоручить пациента с подобными симптомами коллеге-психиатру.

Дисциркуляторная энцефалопатия и вертебро-базилярная недостаточность

Вообще все, что касается хронических нарушений кровоснабжения головного мозга, — это типичная ошибка восприятия пациентами своего состояния. Некоторые нерадивые врачи продолжают поддерживать муссируемые обывателями слухи, что что-то где-то может сосуды передавливать, мозг голодает и отсюда все проблемы.

На самом деле любое нарушение кровоснабжения головного мозга либо не вызывает ничего, либо вызывает инсульт.

Промежуточного варианта нет, так как нервная ткань не имеет энергетических запасов и не может их иметь просто в силу особенностей строения клеток, потому любое, даже кратковременное прерывание питания влечет за собой их смерть.

Постановка такого диагноза чаще всего приводит к назначению «фуфломицинов» — ноотропов и препаратов, якобы улучшающих исключительно мозговое кровообращение.

Так-то оно, может, и так, только исследования ничего подобного не подтверждают, но, раз бизнес держится на этом диагнозе, видимо, он кому-то выгоден.

Пациенты же настойчиво требуют этих «волшебных таблеток», видимо ожидая драматического эффекта, — как говорится, сидят на игле.

Чаще всего это люди 50–80 лет, которые застревают на высказывании «мне надо прокапаться» или «мне помогает Мексидол / Церепро / другое на ваш вкус» и сильно обижаются на врачей, если те не следуют их инструкциям.

На самом же деле описанное состояние может быть симптомом разных недугов, от банальной депрессии и дебюта нейродегенеративных заболеваний до цервикалгии (боли в шее) и чего-нибудь похуже, что так и не было диагностировано.

Установка такого диагноза чаще всего обусловлена дефектами нашей системы здравоохранения.

Люди с дисциркуляторной энцефалопатией (мнимой ли, реально ли существующей) могут лечиться амбулаторно, но тогда врачи стационаров совсем останутся без зарплаты.

Попадая же в больничную палату, пациенты давят на докторов, требуя капельниц, не воспринимая доводы о скорости введения/выведения лекарственных средств и о том, что для лечения хронических заболеваний неплохо бы добиться постоянной концентрации принимаемых препаратов в крови. Так и образуется порочный круг.

Старческое слабоумие

Как часто вы слышите фразы вроде «он просто старый, поэтому глупеет»? Несколько лет назад с этим еще можно было бы согласиться, однако в последнее время проводится все больше исследований, доказывающих, что, во-первых, при нормальных условиях люди должны сохранять свои когнитивные способности в любом возрасте и, во-вторых, в большинстве случаев «старческого слабоумия» после вскрытия обнаруживаются признаки нарушений альцгеймеровского типа. Поясню, что имеется в виду. Это не значит, что у всех развивается болезнь Альцгеймера, хотя некоторые авторы, учитывая, как быстро возрастает частота заболевания после достижения 60-летнего возраста, полагают, что, если бы человек доживал до 100–120 лет, эта страшная напасть коснулась бы каждого. С другой стороны, проблема еще не изучена до конца, и на многие вопросы здесь медицинская наука пока не нашла ответов.

Но большинство исследователей сходится в главном: сенильного (старческого) слабоумия как самостоятельного диагноза не существует.

Просто при проявлении таких признаков, как забывчивость (когда не получается выудить из памяти что-то действительно важное), сложности ориентирования в знакомых, казалось бы, местах, трудности при подсчете сдачи в магазине, стоит обращаться к неврологам для проведения когнитивного тестирования или пройти его самостоятельно — достаточно разыскать в интернете и выполнить тест SAGE.

Инсульты, проявляющиеся головной болью или головокружением

Вот здесь важно разобраться. Инсульт — это гибель нервной ткани, вызванная нарушением ее кровоснабжения. Да, бывают геморрагические инсульты (кровоизлияния в мозг, субарахноидальные кровотечения, разрывы аневризмы), проявляющиеся именно головной болью, однако встречаются они редко.

Но когда бабушку лет семидесяти доставляют в одиннадцатый раз «с инсультом» и в качестве жалобы она называет остро развившееся головокружение — в диагнозе точно ошибка, и причин тут две.

Во-первых, случившись один раз (если речь идет не о транзиторной ишемической атаке, однако не бывает больше трех таких атак подряд), инсульт выключает поврежденную часть мозга.

Это означает, что он не может многократно иметь одну и ту же симптоматику, если таковая регрессировала (а головная боль и головокружение регрессируют). Во-вторых, инсульт, который проявлялся бы изолированным головокружением, практически невозможен из-за особенностей функциональной организации мозга.

А вот насчет головной боли еще интереснее: в мозге нечему болеть, так как соответствующих рецепторов в нем нет.

Они есть в мозговых оболочках, поэтому кровоизлияния, раздражающие эти зоны, вызывают сильную головную боль, но при ишемических инсультах (а именно они и случаются в большинстве случаев) такое невозможно. А возможно другое.

Понятное дело, что, например, болезнь Меньера, проявляющуюся головокружением, знают и доктора скорой помощи, и врачи в поликлинике. Но значительно чаще встречается состояние, известное как «доброкачественное позиционное пароксизмальное головокружение».

В полукружных каналах внутреннего уха образуются оттолиты — кальцийсодержащие песчинки. При перемене положения головы они плавают по каналу и вызывают раздражение рецепторов, отвечающих за восприятие ускорения, которое направлено в определенную сторону.

Проявляется это все жутким головокружением, тошнотой, иногда рвотой.

Описанные процессы происходят в течение всего нескольких секунд, если зафиксироваться в определенном положении, но человек, естественно, не может устоять на ногах, падает, и его забирает бригада скорой медицинской помощи с диагнозом «инсульт».

На самом деле все настолько просто, что даже лечится не лекарствами, а определенными маневрами. Обученный врач последовательно поворачивает голову пациента, оттолит вылетает из полукружного канала в ампулу внутреннего уха и там растворяется, а человек чувствует себя лучше. Иногда, правда, такие манипуляции приходится повторять.

Источник: https://knife.media/diagnoses-error/

Нечестные врачи ставят неверные диагнозы, чтобы заработать на пациентах

Как быть, если врач поставил несуществующий диагноз?

Дело о клеще

Два года назад в “РГ” была опубликована статья “Прыщик ценой в миллион”. Сейчас история обросла новыми деталями.

Напомним фабулу. 12-летней Кристине из города Курганинска в краснодарском краевом лечебном учреждении поставили страшный диагноз: красная волчанка, дискоидная форма. Недуг практически неизлечимый. Ребенка лечили больше года. Кристина получила инвалидность и была госпитализирована.

По назначению врачей принимала тяжелейшие гормональные препараты. Через год ее бабушка, в прошлом медработник, решила отвести внучку на обследование к другому врачу.

Доктор назначил лабораторные исследования, которые в диспансере не были проведены, и поставил совершенно другой диагноз: демодекоз, вызванный обыкновенным клещом. За неделю ребенок исцелился от “смертельного недуга”.

Сейчас инвалидность снята, никаких лекарств прежде тяжелобольная Кристина не принимает, зато лечит печень. Проблемы, по мнению ее родителей, приобрела в результате лечения от красной волчанки. Родители Кристины подали в Ленинский суд Краснодара иск к лечебному учреждению в размере одного миллиона рублей.

Врачи же на суде заявили, что внезапное выздоровление Кристины – не что иное, как результат их лечения. Эту версию в 2002 году подтвердила комиссия из специалистов краевого департамента здравоохранения и преподавателей Кубанской государственной медакадемии.

Специалисты же Центра Московской медицинской академии имени Сеченова, куда были отправлены те же самые документы, пришли к другому мнению: “Судя по предоставленным медицинским документам, клинические данные за системную красную волчанку отсутствуют. Отсутствуют не только иммунологические маркеры системной красной волчанки, но и признаки какой-либо воспалительной активности”.

После публикации в “РГ” была назначена дополнительная экспертиза по материалам дела на основании определения Ленинского районного суда Краснодара. Крупнейшие ростовские судмедэксперты обнаружили промахи своих кубанских коллег.

Они пришли к выводу, что при обследовании девочки за все время лечения с 2001 года не было получено объективных маркеров красной волчанки, не были проведены все необходимые исследования.

На заявление же кубанских докторов о том, что чудо исцеления совершили именно они, ростовчане ответили: “Однозначно ответить на вопрос об излечении “дискоидной волчанки” не представляется возможным. В большинстве случаев болезнь полностью не излечивается…

Хотя, согласно медицинским литературным данным, при некоторых формах хронической дискоидной волчанки возможно полное выздоровление”.

14 апреля 2004 года Ленинским судом было вынесено решение: родителям пациентки в иске отказать.

Процитируем отрывок: “Девочка была дважды обследована в ростовском городском и ростовском областном кожно-венерологических диспансерах, и признаков активного кожного процесса, а также рубцовой атрофии кожи, характерной для красной волчанки, не выявлено, что ставит под сомнение правильность установленного диагноза.

В то же время эксперты отмечают, что по представленной медицинской документации и данным обследования в Ростовском бюро судебно-медицинской экспертизы установить характер кожного заболевания при обращении в лечебное учреждение не представляется возможным. Экспертами также сделан вывод о том, что ответить на вопрос об излечении “дискоидной волчанки” не представляется возможным”.

И – ни слова о тех ошибках, которые были допущены врачами и отмечены в заключении ростовских специалистов. Надо отдать должное Фемиде: Ленинский суд Краснодара сейчас снова вернулся к делу Кристины. Теперь им занимается другой судья.

Он и должен окончательно установить, что же произошло на самом деле – чудо исцеления или наоборот. Специалист же, поставивший смертельный диагноз, сейчас возглавляет одно из отделений того самого лечебного учреждения, где лечили Кристину…

– Сложность этого дела в том, что в нем задействован огромный круг краснодарских врачей – практически все крупнейшие специалисты края по этому заболеванию, – прокомментировали ситуацию в Краевом бюро судмедэкспертизы. – В таких случаях мы должны приглашать для объективности высококлассных, узких специалистов-консультантов из других городов.

Это требует серьезных финансовых затрат. Расходы на приглашение специалистов не предусматриваются. Причиной неправильного диагноза могла быть непреднамеренная небрежность врачей, которые не выполняют все требования положенных в медицине стандартов обследования. Увы, но до сих пор это было типичным для нашей медицинской системы.

Возможно, введение с прошлого года четких стандартов ее изменит. Но и отклонения от стандартов, сознательные или неосознанные, по закону не могут являться основанием для уголовного наказания врача. Для этого нужно установить и доказать прямую причинно-следственную связь между теми нарушениями, что произошли в организме больного, и докторскими манипуляциями.

Сделать это, как вы понимаете, достаточно сложно.

Верните мои зубы

Доцент кафедры уголовно-правовых дел Северо-Кавказского филиала Российской академии правосудия Владимир Чернобай не один год занимается так называемыми медицинскими делами. “Мы сталкиваемся с тем, что уже давным-давно прошли на Западе, – говорит он.

– По количеству обращений пациентов могу сделать вывод о том, что сейчас так называемая гипердиагностика, когда пациенту ставится ложный диагноз, в крае особенно распространена в таких сферах, как стоматология, кожвензаболевания. Причина проста – здесь медицинские услуги наиболее высоко оплачиваются”.

В архиве краснодарских адвокатов есть такие истории болезни, рассказанные пациентами, которые достойны пера литературных классиков.

– Ко мне обратился бывший пациент одной из частных стоматологических клиник, – рассказывает Владимир Чернобай. – Краснодарцу удалили один за другим три зуба.

Как позже выяснилось по рентгеновским снимкам, такого радикального лечения не требовалось. Но пациенту уже поставили дорогостоящие протезы. А вещественные доказательства – удаленные зубы, как правило, никто не сохраняет.

Любовь под микроскопом

А вот другая история. Краснодарской Джульетте было чуть больше 18, Ромео, как водится, старше. Перед тем, как надеть оковы Гименея, молодой человек по-современному отвел девушку к знакомому врачу-гинекологу. Результаты анализов были неутешительными – букет инфекций.

Любовная лодка не выдержала такого подводного булыжника и дала серьезную пробоину: молодой человек постепенно свел отношения на нет и тихо исчез из жизни возлюбленной. Врач же сказала: лечиться и лечиться. Курс лечения только по одному из диагнозов стоил за тысячу рублей.

Кроме того, по совету врача девушка покупала дорогостоящие импортные препараты. Через полгода барышня пришла на повторные анализы – и снова практически тот же набор. Ей снова прописали лечение. Засомневавшись, пациентка обратилась к другому врачу, который направил ее в другую городскую лабораторию.

Бланк с результатами анализов пациентку ошеломил: в графе с перечнем всех инфекций стояли пометки с латинским “отсутствует”. “Вы совершенно здоровы”, – сказали ей.

– Возможно, со временем бороться с гипердиагностикой помогут частные страховые компании, – считает Владимир Чернобай. – Именно они на Западе оплачивают лечение клиента и пристально следят за тем, чтобы на эти цели не тратилось ни единой необоснованной копеечки. 

В краевом же департаменте здравоохранения, в котором два года назад практически полностью сменилось руководство, уверены, что нынешние реформы в системе здравоохранения и есть профилактика “гипердиагностической болезни” в государственной медицине. Ведь теперь врачу и лечебным учреждениям платить будут не за количество пролеченных больных, а по конечному случаю – за настоящее излечение.

Елена Пефти, заместитель руководителя краевого департамента здравоохранения:  

– Сейчас на Кубани начало действовать экономическое лекарство от ложных диагнозов.

Введенный в крае листок оценки качества оказанных медицинских услуг для пациентов, вызвавший недовольство медицинских работников, как раз для того и нужен, чтобы мы могли реально оценить качество лечения в тех или иных лечебных учреждениях.

Докторам придется привыкать к тому, что во главе угла должны стоять интересы больного. Если в больнице или поликлинике число “положительного” заполнения таких листков составит не менее 80 процентов, финансироваться такое лечебное учреждение будет по более высоким тарифам.

Если же процент неудовлетворенных лечением пациентов высокий, ФОМС имеет право применять понижающие коэффициенты к тарифам оплаты.

В настоящий момент главный врач лечебного учреждения, фигурировавший в судебной истории, уже эту должность не занимает. К сожалению, от подобных ситуаций пока не застраховано ни одно медицинское учреждение. В департаменте здравоохранения Краснодарского края действует горячая телефонная линия, по которой с любым вопросом к нам могут обращаться пациенты.

Среди полученных обращений жалоб на гипердиагностику нет. Не потому, что ее не существует. Просто для того, чтобы заподозрить ложный диагноз, нужно обладать медицинскими знаниями. Что касается частных страховых компаний, то пока что эта система у нас слабо развита. В крае таких компаний всего пять.

Если заграничные, являясь крупными и хорошо финансируемыми, имеют возможность содержать высокопрофессиональных экспертов в штате, то наши пока что ограничиваются договорами со специалистами, которые работают на других должностях, занимаясь экспертизой от случая к случаю. Объективная же оценка той или иной ситуации требует длительной, кропотливой работы.

Возможно, со временем и этот рычаг начнет действовать.

Кстати

В лечебном учреждении больному обязаны предоставить копию его медицинской карточки, причем по первому же требованию.Пациент или его родственники имеют право пригласить на консилиум специалиста из другого лечебного учреждения.

Никто из нас не застрахован от медицинских ошибок или ложных диагнозов, поэтому сохраняйте все квитанции и чеки на оплату медицинских услуг, на средства, потраченные на лекарства, результаты медицинских обследований.

В том числе и лабораторные.

Источник: https://rg.ru/2006/09/20/diagnoz.html

Медицинская ошибка – люди не хотят посадить врача, они хотят компенсацию

Как быть, если врач поставил несуществующий диагноз?

30.10.2017 11:43

Украинские пациенты не имеют доступа к медицинским документам, которые могли бы помочь защитить их права и стать доказательством в суде.

Что произошло

19 октября Верховная Рада приняла закон, который дает старт медицинской реформе. Одним из самых важных изменений является запуск системы электронного документооборота E-Health.

Почему это важно

Если система E-Health заработает, у пациентов появятся основания обращаться в суды для защиты своих интересов. Пока все документы хранятся только в бумажном виде, у пациента мало шансов отстоять свои права.

В одесском роддоме была допущена медицинская ошибка. Новорожденному не сделали вовремя скриннинг, а родителям не сообщили об отсутствии этой тест-системы и необходимости пройти этот обследование.

Семья обратилась в суд. Суд первой инстанции постановил выплатить истцу 500 тысяч гривен моральной компенсации, но апелляционный суд уменьшил эту сумму в 10 раз.

О том как проходят судебные заседания по делам о медицинских ошибках, и какие документы должны быть у пациента, мы говорили с медицинским юристом, партнером юридической компании «Би Кей Би» Максимом Барышниковым.

Что такое «медицинская ошибка» с юридической точки зрения?

Термина «медицинская ошибка» в украинском юридическом законодательстве не существует. Под врачебной ошибкой стоит понимать случаи, когда права пациента на своевременную, полную и независимую медицинскую помощь были нарушены.

Обычно медицинской ошибкой считают случаи, которые негативно влияли на здоровье пациента. Например, когда врачи отрезали пациенту правую ногу вместо левой. Но с юридической точки зрения нарушение прав пациента — это и несвоевременная выдача справки и отказ принимать пациента.

Если мы обращаемся к доктору, то какие документы нам нужно собрать, чтобы в случае необходимости защитить свои права?

В случае возникновения споров, вам нужно будет доказать факт обращения в медицинское учреждение. Он должен быть зафиксирован письменно. Если нам все таки удасться перейти к электронному документообороту, то такой факт будет фиксироваться автоматически.

В частных клиниках помогает коммерциализация. Как правило, у вас есть документы об оплате.

В государственных и муниципальных лечебных заведениях, как правило договора с пациентами не заключаются. Но есть документы, которые необходимо оформлять. Существуют несколько приказов Министерства здравоохранения, которые утверждают списки и формуляры медицинской документации. Ее нужно вовремя создавать, заполнять разборчивым почерком и подписывать должным образом.

Но проблема в том, что в Украине ходят к «своим докторам». Это значит, что вы зайдете к врачу, минуя регистратуру. Он не заинтересован, чтобы по его документации у него было 105 пациентов, а по данным регистратуры 100. Поэтому факт обращения не будет зафиксирован, а рецепт будет выписан на вырванном из блокнота листе бумаги.

Какие документы мы должны собрать, пока сидим в очереди у врача?

Вам нужно:

  • Подтверждение, что вы обратились именно в это лечебное заведение
  • Результаты всех лабораторных исследований
  • Диагноз
  • Рекомендации врача

Всё это должно быть оформлено в письменном виде и заверено печатью и подписью.

Что делать, если врач поставил несуществующий диагноз?

Существует международная классификация болезней- МКБ-10. Вас могут лечить только от болезней, которые указаны в этом списке.

Кроме того, каждая болезнь предусматривает несколько тактик лечения. Например, если у вас нарушение зрения, то врач может сказать вам, что вы должны носить очки или линзы или сделать лазерную коррекцию. Каждый способ несет в себе риски, о которых врач должен сказать вам. Конечный выбор тактики остается за пациентом, врач может только дать рекомендации.

Перед тем, как начать лечение, вы должны подписать соглашение об уведомлении. Этот документ подтверждает, что врач предоставил вам полную информацию о лечении.

Постановка неправильного или несуществующего диагноза, непредоставление полной информации о лечении являются нарушением прав пациента.

Однажды моя знакомая приехала в частную клинику с ожогом, по её словам, у неё был болевой шок. Перед тем как помочь, персонал клиники попросил её подписать документы, в которых говорилось, что врачи ни за что не отвечают. Это законно?

Вполне. задача юриста в медицинском учреждении — это сделать так, чтобы как минимум, никого из персонала не посадили.

Вам же не стоит волноваться по нескольким причинам. Во-первых, нет никакой связи между этим документом и качеством медицинских услуг. Во-вторых, если ситуация дойдет до суда, то там, поверьте мне, все всё понимают. Вы можете доказать, что этот документ не имеет юридической силы.

Поэтому, если речь идет о том, чтобы получить или не получить вовремя медицинскую помощь, то подписывайте документ и лечитесь.

Если говорить о более сложных случаях, не о первичной, а специализированной медицинской помощи, то документов у пациента должно быть на порядок больше?

Это зависит от ситуации. Но, поверьте, и анестезиолог заполняет документы, и лечащий врач, и хирург. По каждой операции ведется журнал. Масса бумаг!

То есть как только пришел в себя после операции, стоит сразу ползти к ксероксу?

Нет, не обязательно это делать сразу. Но при выписке получите все документы.

Дело в том, что из-за нехватки времени, много документов заполняется постфактум. Боюсь, что сразу после операции они не будут готовы. Главное по свежим следам сделать заверенные копии и изучить документы на предмет соответствия фактам.

Ещё раз. Какие документы должны остаться у вас после выписки

  • Выписка
  • Копия истории болезни. Это основной массив информации (тут должна быть информация обо всех анализах, обследованиях, выводах, решениях, порядке действий и т.д.)

Копии должны быть с печатями?

Да, все должно быть заверено. Подпись и печать руководителей, которые действуют на момент оформления этих копий должны быть проставлены на каждой странице истории болезни.

В случае обращения в суд, какие нюансы мы должны знать?

Дело в том, что обычно судебные разбирательства по медицинскому праву — это определение фактов и обстоятельств, в которых никто из присутствующих не разбирается. Судья, его помощник, адвокаты сторон — они все юристы. Поэтому прежде всего нужна экспертиза. С одной стороны это затягивает процесс, а с другой стороны делает его более дорогим.

В странах, где страхование гражданской ответственности медицинских учреждений и персонала является обязательным, большинство таких дел обычно не доходит до суда. Люди не хотят посадить врача, они хотят получить компенсацию.

Если бы у нас всё было застраховано, пациентам было намного легче. Но у нас пока этого нет.

Источник: https://opendatabot.ua/blog/ru/103-malpractice

Право-online
Добавить комментарий