Как действовать при ухудшении положения обвиняемого?

Процедура апелляционного пересмотра уголовного дела

Как действовать при ухудшении положения обвиняемого?

Процедура апелляционного пересмотра уголовного дела складывается из четырех этапов.

1. Подача апелляционных жалоб и представлений. Апелляционные жалобы и представления подаются сторонами в районный суд через мирового судью в течение 10 суток со дня провозглашения приговора или вынесения иного обжалуемого судебного решения.

В случае, когда жалоба на приговор подается осужденным, содержащимся под стражей, данный срок исчисляется со дня вручения ему копии приговора.

Мировой судья знакомит стороны с поступившей жалобой или представлением и разъясняет им право подать письменные возражения, затем по истечении срока обжалования направляет все уголовное дело в суд апелляционной инстанции.

Подача жалобы или представления на приговор приостанавливает приведение его в исполнение (за исключением освобождения подсудимого из-под стражи — ст. 311 УПК).

Лицо, подавшее жалобу или представление, вплоть до начала заседания суда апелляционной инстанции, вправе отозвать свою жалобу (представление); изменить их или дополнить новыми доводами. При этом в целях защиты обвиняемого от неожиданного для него изменения обвинения законом установлено следующее важное ограничение (ч. 4 ст. 359).

В дополнительном представлении прокурора или его заявлении об изменении представления, также как и в дополнительной жалобе потерпевшего, частного обвинителя или их представителей, когда они поданы уже после истечении срока обжалования, не может быть поставлен вопрос об ухудшении положения обвиняемого, если такое требование не содержалось в первоначальной жалобе или представлении.

2. Назначение и подготовка заседания суда апелляционной инстанции состоит в следующих действиях судьи районного суда:

а) изучение поступившего уголовного дела на предмет соблюдения подсудности, надлежащего содержания и оформления жалобы (представления), наличия или отсутствия оснований для самоотвода судьи;

б) вынесение постановления о назначении судебного заседания с определением места и времени заседания, вызовом его участников, изменением меры пресечения и др.;

в) извещение сторон о принятых решениях.

3. Судебное следствие и прения сторон. Судебное следствие в суде апелляционной инстанции проводится по общим правилам, предусмотренным гл. 35–39 УПК, вместе с тем имеет некоторые особенности:

  • судебное следствие начинается с краткого изложения председательствующим содержания приговора, а также существа апелляционных жалобы или представления и возражений на них;
  • после доклада председательствующего суд заслушивает развернутые речи — выступления стороны, подавшей жалобу или представление, и возражения другой стороны, в которых они излагают свои доводы и ссылаются на обстоятельства дела и доказательства;
  • свидетели, допрошенные в суде первой инстанции, допрашиваются в суде апелляционной инстанции только в том случае, если их вызов суд признал необходимым;
  • стороны вправе заявить ходатайства о собирании новых доказательств лишь при том условии, что в исследовании этих доказательств им было отказано судом первой инстанции.

Прения сторон и последнее слово подсудимого в апелляционном суде в целом проводятся по общим правилам, предусмотренным ст. 292–293 УПК. Отличие состоит в том, что первым в прениях в апелляционном суде выступает тот, кто подал апелляционную жалобу или представление.

4. По результатам рассмотрения уголовного дела судья апелляционной инстанции принимает одно из следующих решений (ст. 367 УПК):

  • постановление об оставлении приговора суда первой инстанции без изменения, а апелляционной жалобы или представления без удовлетворения;
  • постановление об отмене обвинительного приговора суда первой инстанции и о прекращении уголовного дела при наличии для этого оснований, указанных в ст. 239 УПК;
  • оправдательный приговор, отменяющий обвинительный приговор суда первой инстанции;
  • обвинительный приговор, отменяющий оправдательный приговор суда первой инстанции;
  • обвинительный либо оправдательный приговор, изменяющий приговор суда первой инстанции.

При пересмотре судебных решений, в том числе в суде апелляционной инстанции, действует институт, который в теории процесса получил название принципа свободы обжалования приговора.

Он направлен на создание таких условий обжалования приговора суда первой инстанции, при которых осужденный или оправданный, подавая жалобу на приговор с целью улучшения своего положения, не будет опасаться, что суд по этой жалобе, напротив,  пересмотрит приговор не в его пользу.

Решение суда апелляционной инстанции до вступления в законную силу подлежит кассационному обжалованию.

Источник: http://www.kalinovsky-k.narod.ru/p/krat_kurs/23-3.htm

Недопустимость поворота к худшему в деятельности судов судебно-контрольных инстанций

Как действовать при ухудшении положения обвиняемого?

Егорова А. И. Недопустимость поворота к худшему в деятельности судов судебно-контрольных инстанций [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы VI Междунар. науч. конф. (г. Москва, декабрь 2017 г.). — М.: Буки-Веди, 2017. — С. 72-75. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/282/13418/ (дата обращения: 01.02.2020).



Сегодня об эффективности работы механизмов и правовых институтов уголовного процесса, в спектре реализации права на судебную защиту, можно говорить лишь при условии обеспечения участникам уголовного процесса и иным заинтересованным лицам реальной свободы обжалования.

Такая свобода, помимо прочего, предполагает отсутствие у субъекта обжалования оснований опасаться того, что инициированный им пересмотр судебного решения приведет в итоге к ухудшению его собственного положения или положения того лица, в интересах которого подаются жалоба, представление.

Подобные опасения были бы безосновательными в том случае, если бы вышестоящие суды проверяли судебные решения только в пределах доводов сторон, приводимых ими в своих жалобах и представлениях.

Однако в судах судебно-контрольных инстанций действует ревизионное начало, в связи с чем лицо, обжалующее судебное решение не может быть уверено в том, что суд, рассматривая дело по его жалобе, не применит ревизионное начало в целях принятия решения, которым ухудшит его положение по сравнению с первоначальным.

Поэтому для того, чтобы гарантировать свободу обжалования, в уголовном судопроизводстве закрепили правило, именуемое в теории запретом поворота к худшему (non reformatio in peius), который был известен ещё уголовному процессу Древнего Рима.

В уголовно-процессуальном законодательстве правило о недопустимости поворота к худшему закреплено только при кассационном рассмотрении уголовного дела и пересмотре судебного решения в порядке надзора. И, напротив, в статье 401.

6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) указывается, что поворот к худшему допускается в случае, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия [1]. Однако сам механизм обжалования приговора в УПК РФ с учетом реализации указанного выше правила, не разъяснен. Кроме того, такое правило отсутствует при апелляционном рассмотрении уголовного дела, то есть апелляция рассматривает дело в ревизионном порядке, согласно статье 389.19 УПК РФ, и она свободна от каких-либо ограничений.

Конечно, абсолютный запрет поворота к худшему противоречит сути правосудия. Однако его необходимо применять, пусть и в ограниченной форме, при апелляционном рассмотрении уголовного дела, так как отсутствие данного правила, мотивов изменения решения судом, влечет за собой множество негативных последствий.

Во-первых, реализуя норму части 1 статьи 389.24 УПК РФ на практике, суд вполне может возложить на себя обвинительную функцию, что ему совсем не свойственно.

Во-вторых, анализируя правовую норму части 2 статьи 389.

19 УПК РФ, мы приходим к выводу о том, что при правомочии суда проверить уголовного дело в отношении всех осужденных, суд без особых усилий вправе принять решение, ухудшающее положение осужденных, так как запрет поворота к худшему в этой стадии не закреплен, а суд принимает решение безотносительно требований, формально указанных в представлении прокурора или же жалобе потерпевшего.

Столь широкие пределы прав суда апелляционной инстанции при проверке приговора создают опасность нарушения прав участников, не обжаловавших приговор или иное решение суда.

Лица, не воспользовавшиеся своим правом на обжалование, равно как и лица, подавшие жалобу, находятся под угрозой ухудшения их положения по сравнению с приговором суда первой инстанции, что также подтверждается нижеприведенной статистикой [2].

Так, по данным судебной статистики Судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации, за первое полугодие 2017 года апелляционными судами по жалобам рассмотрено 145 732 апелляционных уголовных дел (по числу лиц).

В результате апелляционного рассмотрения уголовных дел на обвинительные приговоры в количестве 49 365 (по числу лиц), 3280 из них были отменены, причем 460 из них — с вынесением нового обвинительного приговора. Кроме того, 8683 обвинительных приговоров были изменены, из них 1324 — с усилением наказания.

За первое полугодие 2017 года также было рассмотрено 413 апелляционных уголовных дел (по числу лиц) по жалобам на оправдательные приговоры. Из них 320 оправдательных приговоров были отменены, а в отношении 37 — вынесены обвинительные приговоры [3].

Да, вынесение обвинительного приговора апелляционным судом, в соответствии со статьей 389.24 УПК РФ не предполагает возможность ухудшения положения оправданного.

Однако сама сущность правила недопустимости ухудшения правового положения обвиняемого состоит в том, что суд апелляционной инстанции при проверке законности, обоснованности и мотивированности судебного решения суда первой инстанции не вправе отменить обвинительный приговор в связи с необходимостью применить более строгое наказание, отменить оправдательный приговор и т. п.

То есть в ряде случаев недопустимость поворота к худшему становится препятствием для устранения судебных ошибок.

И законодатель это вполне осознает, поэтому утверждать, что суд апелляционной инстанции вообще не вправе ухудшить положение обвиняемого было бы не совсем корректно, поскольку из тех же норм УПК РФ исходят исключения, которые сводятся выполнению условия о том, что в данном случае обязательно представление четко определенного субъекта — прокурора, либо жалоба потерпевшего, частного обвинителя, их представителей. В контексте рассмотрения обозначенной проблемы достаточно остро стоит и вопрос достижения оптимального баланса прав обвиняемого (осужденного) и потерпевшего. Запрет поворота к худшему на стадии апелляционного производства адресован обвиняемому, осужденному и не рассчитан на потерпевшего. Так, суд апелляционной инстанции может ухудшить положение потерпевшего, в частности, уменьшив размер возмещение материального и /или морального вреда.

Таким образом, институт запрета поворота к худшему как проявление гуманизма уголовного судопроизводства действует на стадии апелляционного производства, но в ограниченном виде.

Однако реализация этих ограничений (исключений) должна происходить с соблюдением всех предусмотренных УПК РФ требований с целью обеспечения и защиты прав и законных интересов участников процесса.

Отечественному законодателю следует стремиться к формированию справедливого баланса между интересами обвиняемого (осужденного), с одной стороны, и обеспечением эффективности системы уголовного правосудия — с другой.

Что касается кассационной инстанции, то за первое полугодие 2017 года было рассмотрено 4266 кассационных жалоб (по числу лиц). Из них 247 обвинительных приговоров, вынесенных судом апелляционной инстанции, были отменены.

Кроме того, было изменено 1014 оправдательных приговоров, из них без снижения наказания — 16, со снижением наказания — 991, с усилением наказания — 8. Но что немаловажно — 10 оправдательных приговоров были отменены [3].

Право на кассационное обжалование судебного решения является одной из гарантий справедливой судебной защиты прав и свобод человека, в ходе него могут отменяться уже вступившие в силу решения суда первой инстанции. Поэтому осуществление эффективности судебной защиты на этой стадии уголовного процесса имеет особое значение.

Итак, в соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 401.14, пункта 7 части 1 статьи 412.

11 УПК РФ, суды кассационной и надзорной инстанций правомочны изменить пересматриваемое судебное решение, но не тогда, когда такое решение влечет ухудшение положения осужденного, оправданного или лица, в отношении которого уголовное дело прекращено.

Кроме того, правило о недопустимости поворота к худшему в деятельности кассационного суда приобретает абсолютный характер по истечении срока, указанного в статье 401.6 УПК РФ.

Так, на основании вышеизложенного, в том числе в результате анализа статистических данных и правовых норм УПК РФ, мы приходим к выводу о том, что существующий в Российской Федерации институт обжалования судебных решений хотя и гарантирует свободу обжалования как таковую, однако он не достигает той высокой цели, которая закреплена в статье 2 Конституции Российской Федерации и в уголовном судопроизводстве должна обеспечиваться на всех его стадиях. Обеспечение прав человека возможно лишь при условии существования закрепленных на уровне законодательства и действенных в практическом применении гарантий такого обжалования, которые на данный момент отсутствуют.

Поэтому на современном этапе правило о недопустимости поворота к худшему можно рассматривать не только как процессуальную гарантию реализации свободы обжалования судебных решений, но и как процессуальную гарантию реализации права лица на защиту, а также в качестве гарантии справедливого судопроизводства. Указанное положение является международным стандартом, поскольку гарантировать справедливость судебного решения невозможно без обеспечения права заинтересованного лица на его проверку другим составом суда и, при наличии к тому соответствующих оснований, — исправления судебной ошибки. Такой подход закреплен в Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Международном пакте о гражданских и политических правах, согласно которым каждый, кто осужден за совершение уголовного преступления имеет право на пересмотр его дела вышестоящим судом.

В юридической литературе нет единого мнения относительно сущности запрета поворота к худшему.

Однако из плюрализма мнений разных ученых-процессуалистов, все-таки исходит логический вывод о том, что запрет поворота к худшему в деятельности судов судебно-контрольных инстанций выражает, прежде всего, комплекс взаимосвязанных предписаний, которые выступают как процессуальные гарантии, которые обеспечивают свободу обжалования и тем самым — реализацию в уголовном судопроизводстве Конституционного права каждого на судебную защиту. Действие этого института проявляется по-разному на каждой из контрольно-проверочных стадий уголовного процесса и определяется конкретными условиями и пределами поворота к худшему.

Действительно, если в апелляционном и кассационном производстве одинаковым условием для отмены оправдательного приговора или обвинительного приговора в связи с необходимостью применить закон о более тяжком преступлении или более строгое наказание является представление апелляции или кассационной жалобы прокурором, потерпевшим или его представителем, то границы, в которых проявляется поворот к худшему на этих стадиях, различны: апелляция предполагает вынесения нового приговора (постановления), кассация — отмена судебного решения и направления дела на новое судебное или апелляционное рассмотрение.

Положения, изложенные в данной статье, дают возможность сформулировать перечень выводов, которые станут определенным основанием для осуществления дальнейших исследований в этом направлении:

– во-первых, недопустимость ухудшения правового положения обвиняемого в апелляционном и кассационном суде — это не только важная гарантия прав обвиняемого на защиту и свободы обжалования решения, но одновременно и гарантия правосудия, поскольку является эффективным средством выявления и исправления нарушений закона в деятельности органов досудебного расследования, судов первой инстанции, а если кассационное производство — также и в деятельности апелляционных судов;

– во-вторых, гарантия невозможности поворота к худшему является условной, а не абсолютной. Условность заключается в возможности судов судебно-контрольных инстанций ухудшить положение лица, но при наличии определенного юридического факта;

– в-третьих, недопустимость ухудшения правового положения обвиняемого можно рассматривать не только как гарантию свободы обжалования судебных решений, но и как инструмент установления границ апелляционного или кассационного пересмотра, благодаря которому названные инстанции имеют возможность исправить судебные ошибки, лежащие за пределами заявленных требований заинтересованного лица;

– в-четвертых, для нормального функционирования правила недопустимости поворота к худшему в деятельности судов судебно-контрольных инстанций, в УПК РФ следует закрепить положение, согласно которому при ревизионной проверке судебных решений, запрещается каким-либо образом ухудшать положение лиц их не обжаловавших.

Кроме того, хотелось бы заметить, что в настоящее время в толковании нуждается сам термин «недопустимость поворота к худшему», его необходимо раскрыть в уголовно-процессуальных нормах.

Представляется необходимым также закрепить в УПК РФ механизм его применения относительно деятельности судов судебно-контрольных инстанций (в том числе апелляционного суда).

Считаем необходимым сократить срок на обращение в суд кассационной инстанции до 6 месяцев по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного.

Указанные нововведения позволят устранить те проблемы, которые существуют в настоящее время в уголовно-процессуальной практике.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/282/13418/

Калиновский К.Б., Лаков А.В. Актуальные проблемы производства в суде апелляционной инстанции

Как действовать при ухудшении положения обвиняемого?

Материал основан на статье:

Калиновский К.Б., Лаков А.В. 16 вопросов о производстве в суде апелляционной инстанции // Уголовный процесс. 2017. № 2.

С полным текстом которой могут познакомиться подписчики журнала в том числе в электронной версии: URL: http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=528351.

Константин Борисович Калиновский, заведующий кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия, к.ю.н., доцент;

Лаков Алексей Вадимович, заместитель председателя Санкт-Петербургского городского суда, председатель Санкт-Петербургского отделения Общероссийской общественной организации “Российское объединение судей”

В ноябре 2016 года в Санкт-Петербургском городском суде был проведен круглый стол по теме «Проблемы производства в суде апелляционной инстанции российского уголовного процесса».

Организаторами мероприятия выступили Санкт-Петербургское региональное отделение Общероссийской общественной организации «Российское объединение судей» и Северо-Западный филиал Российского государственного университета правосудия.

При подготовке к круглому столу судьи Санкт-Петербургского городского суда отобрали вопросы о применении норм главы 45.1 УПК РФ «Производство в суде апелляционной инстанции». В выборку вошли актуальные, значимые для судебной практики проблемы, которые не решены законодателем и высшими судами.

В статье приведены ответы на эти вопросы судей. Несмотря на то, что они не являются официальным разъяснениями, ответы помогут правоприменителю выработать позицию и также позволят продолжить научную дискуссию.

Личное участие обвиняемых при рассмотрении отклоненных жалоб

Обязательно ли участие в суде апелляционной инстанции содержащихся под стражей осужденных-заявителей, если они обжалуют постановления, которыми решение по существу ходатайства или жалобы не принималось? В частности, когда суд отказал в принятии обращений к производству, возврате их заявителю, направлении по подсудности в порядке ст.ст. 397, 398 УПК РФ, а также жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ. Необходимо ли также в этом случае обязательное участие защитников (представителей), в том числе и при наличии соответствующего ходатайства заявителя либо осужденного?

Решение этого вопроса основано на принципе неполной модели российской апелляции, согласно которому суд апелляционной инстанции не должен подменять собой суд первой инстанции.

Конституционный Суд РФ не раз указывал, что государство обязано создать необходимые условия для эффективного и справедливого разбирательства уголовного дела именно в суде первой инстанции.

Из этого правила следует, что объем гарантий (в том числе обязательность личного участия в судебном заседании и обязательное участие защитника, представителя) в суде апелляционной инстанции не должен быть выше, чем в суде первой инстанции

Поскольку апелляция проверяет решение суда первой инстанции, содержание которого составляет отказ в рассмотрении по существу ходатайства или жалобы, и такой отказ сам по себе не связан с ограничением права гражданина на свободу и личную неприкосновенность, суд апелляционной инстанции может проверить законность и обоснованность этого решения без обязательного участия в судебном заседании самого заявителя и без обязательного назначения ему защитника. Это не лишает суд признать необходимость использования таких гарантий судебной защиты в отдельных случаях, когда того требуют интересы правосудия.

Если отказ суда первой инстанции в рассмотрении по существу обращения заявителя будет признан незаконным и необоснованным, то при новом рассмотрении дела суд – с учетом позиции КС РФ, сформулированной в определении от 19.05.2009 № 576-О-П – должен обеспечить обязательное личное участие заявителя в заседании суда первой инстанции.

Право суда апелляционной инстанции на заключение под стражу обвиняемого

Может ли суд апелляционной инстанции при отмене постановления суда первой инстанции об отказе в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу самостоятельно принять решение об удовлетворении ходатайства следователя и избрании такой меры пресечения? Возможно ли принятие такого решения при отсутствии соответствующего представления прокурора?

Трудности решения этого вопроса связаны с дисбалансом полномочий следственных органов и прокурора. Первые не вправе подавать апелляционные жалобы и представления, а второй – приносить ходатайство об избрании меры пресечения. Решить эту проблему должен законодатель.

На уровне правоприменения ответ на данный вопрос зависит от единства позиции следователя и прокурора.

Если эти позиции в ходатайстве об избрании меры пресечения и в апелляционном представлении совпадают, то у суда апелляционной инстанции есть техническая возможность вынести решение об удовлетворении ходатайства и представления. …

Если же прокурор возражает против удовлетворения ходатайства следователя, не оспаривает решение суда первой инстанции, то суд апелляционной инстанции не имеет даже технической возможности рассмотреть этот вопрос.

Ухудшение положения обвиняемого

Может ли суд апелляционной инстанции ухудшить положение лица без вынесения нового приговора, если суд дает иную оценку исследованным судом первой инстанции доказательствам? Может ли апелляция оставить приговор суда первой инстанции без изменения или внести в него изменения, если исследует доказательства, которые не исследовал суд первой инстанции?

Изменение оправдательного приговора в ухудшающую сторону без его отмены невозможно. Кроме того, в апелляции не может быть изменен приговор и при наличии существенных процессуальных нарушений, который допустил суд первой инстанции.

….

Позиция прокурора при ухудшении положения обвиняемого

Может ли суд вынести новый приговор или изменить его, ухудшив положение осужденного (применив более тяжкий уголовный закон, или усилить наказание), если в апелляционном представлении прокурор просит об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение? Имеет ли при этом значение позиция прокурора, участвующего в суде апелляционной инстанции?

Для ответа на эти вопросы обратимся к позиции КС РФ, выработанной в его определении от 14.01.2016 № 15-О.

КС РФ говорит о том, что при наличии апелляционного представления прокурора или жалобы потерпевшего на приговор, в которых поставлен вопрос о необходимости учета отягчающего наказание обстоятельства и (или) об ужесточении наказания осужденному, суд вправе, отменить приговор и вернуть уголовное дело прокурору, указав при этом обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления.….

… Для апелляционного суда безусловное значение имеет позиция прокурора по вопросу об ухудшении положения осужденного, а его мнение об устранимости или неустранимости нарушения для суда не обязательно. Это объясняется ревизионным началом, на котором построена действующая апелляция.

Исследование новых доказательств

Каким образом надлежит поступить суду апелляционной инстанции, если доказательство имеет существенное значение для дела (например, подтверждает алиби), а причины его не предоставления суду первой инстанции, неуважительные?

….

Правовая позиция КС РФ (постановление от 29.06.2004 № 13-П) может быть распространена и на норму, ограничивающую право стороны защиты представлять доказательства невиновности обвиняемого в суде апелляционной инстанции.

При этом установленное законом ограничение возможности представления обвинительных доказательств вполне правомерно. В процессуальной теории может быть объяснено принципом favor defensionis (благоприятствование защите).

Исправление ошибок суда первой инстанции

Может ли апелляция устранить нарушения требований ст.

240 УПК РФ, которые допустил суд первой инстанции, когда в основу решения положил неисследованные в судебном заседании доказательства? Можно ли исследовать такие доказательства в суде второй инстанции и вынести новый приговор или иное решение? Может ли суд апелляционной инстанции при наличии достаточной совокупности иных доказательств, не вынося нового решения по делу, исключить из приговора ссылку на доказательство, которое не имеет существенного значения?

….

Переквалификация деяния по приговору, вынесенному в особом порядке

Может ли суд апелляционной инстанции переквалифицировать действия осужденного, признанного виновным в особом порядке в совершении нескольких однородных преступлений, на одно продолжаемое преступление?

Решение этого вопроса предопределено сущностью апелляции как формы проверки приговора, приближенной к производству первой инстанции, но не заменяющей ее. Поэтому если суд первой инстанции вправе рассмотреть дело в особом порядке и при этом изменить квалификацию обвинения, с которым согласился подсудимый, то и суд апелляционной инстанции может обладать такого рода полномочиями.

Если же апелляция усматривает неправосудность приговора в недостаточной обоснованности обвинения (неверная квалификация преступления, обусловленная несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, или их недостаточной доказанностью), то отменить такой приговор, апелляция может на основании ч.1 ст.

и 389.17 УПК РФ. Эта норма говорит о существенном нарушении уголовно-процессуального закона, выразившееся в несоблюдении (нарушении) судом первой инстанции требования ч.7. ст. 316 УПК РФ. Судья должен был прийти к выводу о том, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

Жалоба на отказ в УДО, если осужденный уже освободился

Рассматривает ли суд апелляционной инстанции жалобу на постановление об отказе в условно-досрочном освобождении, если на момент рассмотрения дела в апелляции осужденный уже освобожден по отбытии срока наказания? Может ли суд апелляционной инстанции отменить решение суда первой инстанции и направить дело на новое судебное разбирательство?

Право осужденного состоит не только в освобождении от отбывания наказания, но и в компенсации периода незаконного, по его мнению, пребывания в изоляции в силу незаконного и необоснованного отказа суда в удовлетворении его ходатайства об условно-досрочном освобождении. Поэтому суд обязан рассмотреть по существу апелляционную жалобу на решение об отказе в УДО. Если апелляция отменить решение суда первой инстанции, как незаконное и необоснованное, направлять дело на новое рассмотрение уже не имеет смысла и потому не нужно.

Основания отмены оправдательного приговора

Может ли суд отменить оправдательный приговор, если в апелляционном представлении указаны только общие основания, предусмотренные ст.389.15 УПК РФ, без ссылок на конкретные нарушения?

Из закрепленного в УПК РФ ревизионного начала в действующей апелляции (ч.1 ст.389.19 УПК РФ) вытекает право и обязанность суда с соблюдением правила недопустимости поворота к худшему отменить неправосудный приговор, если он установит для этого основания.

Разрешение ходатайства об исключении доказательств

Обязана ли апелляция разрешить ходатайства сторон об исключении доказательств до момента вынесения итогового решения?

Источник: http://kalinovsky-k.narod.ru/p/2017-1.htm

Вс рф: нарушение прав обвиняемого не повод для отмены оправдательного приговора

Как действовать при ухудшении положения обвиняемого?

Отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения прав обвиняемого не допускается, если только об этом не просил сам фигурант дела или его адвокат, либо представитель, указал Верховный суд (ВС) РФ.

Он счёл недопустимой ситуацию, когда попытка защитить права подсудимого из-за путаницы с основаниями, по которым его следует освободить от уголовной ответственности, приводит к тому, что оправданный вновь обретает статус обвиняемого.

Такой результат существенно ухудшает положение оправданного, подчеркивает ВС РФ.

В своём определении высшая инстанция также напомнила о праве участников процесса на обращение в Конституционный суд РФ с вопросом о соответствии положений статьи 401.6 Уголовно-процессуального кодекса основному закону страны.

Суть дела

Житель Карачаево-Черкессии обвинялся в гибели людей в результате оказания услуг, не отвечающих требованиям безопасности (часть 3 статьи 238 УК РФ). Суд первой инстанции оправдал подсудимого за отсутствием в его действиях состава преступления и признал за ним право на реабилитацию.

Однако Верховный суд республики приговор отменил и вынес новый: на этот раз фигурант дела был также оправдан, но по другим основаниям — ввиду непричастности к совершению преступления.

Апелляция сочла, что обстоятельства дела свидетельствуют не об отсутствии в действиях подсудимого состава преступления, а о его непричастности к совершению деяния, в котором все же имеются все признаки нарушения закона.

Позднее Президиум ВС КЧР усмотрел в данной ситуации нарушение закона, поэтому тоже отменил приговор уже апелляционной инстанции, но на этот раз дело было направлено на новое рассмотрение. Своё решение Президиум мотивировал тем, что суд апелляционной инстанции при вынесении оправдательного приговора ухудшил положение подсудимого.

https://www.youtube.com/watch?v=XmYpAK7A9dU

При новом апелляционном рассмотрении дела приговор снова был отменён, но теперь материалы отправили в прокуратуру для устранения препятствий по рассмотрению дела судом.

В итоге всей этой «чехарды» ранее оправданный по уголовному делу вновь приобрел процессуальный статус обвиняемого.

Позиция ВС

Высшая инстанция отмечает, что ухудшение положения оправданного допустил именно президиум Верховного суда Карачаево-Черкессии.

Закон позволяет пересмотреть в кассационном порядке приговор по основаниям, влекущим ухудшение положения оправданного, только в срок, не превышающий одного года со дня вступления его в законную силу, и если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, напоминает ВС РФ.

Однако вопреки требованиям статьи 401.6 УПК РФ президиум ВС КЧР отменил приговор.

При этом его выводы относительно возможности отмены приговора в целях изменения формулировки оправдания были сделаны без учета разъяснений, содержащихся в пункте 19 постановления Верховного суда РФ «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», согласно которым отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту не допускается, указал ВС РФ.

«Оправдательный приговор может быть изменен по указанным мотивам лишь в части, касающейся основания оправдания, по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя», — отмечает высшая инстанция.

Однако в данном деле ни оправданный, ни его защитник не ходатайствовали об изменении основания оправдания.

В связи с чем высшая инстанция сочла необходимым отменить решение президиума ВС Карачаево-Черкессии как принятое с существенными нарушениями требований уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела, равно как и повторное апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда республики.

ВС РФ определил передать дело  на новое кассационное рассмотрение в ином составе суда.

При этом, поскольку Президиум ВС КЧР утвержден в составе 7 членов, а в настоящее время фактически действует в составе 5 судей, четверо из которых принимали участие в первом кассационном рассмотрении жалобы, то в целях процессуальной экономии ВС РФ изменил территориальную подсудность кассационной жалобы  и направил ее в президиум Ставропольского краевого суда.

ВС также указал, что передача уголовного дела на новое кассационное рассмотрение не лишает участников процесса права на обращение в Конституционный суд РФ с вопросом о соответствии положений статьи 401.6 УПК РФ Конституции РФ.

Алиса Фокс

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20191021/304914953.html

Право-online
Добавить комментарий