Как доказать что был перелом?

После простого перелома в инвалидов могут превратиться пациенты, которых неправильно лечили

Как доказать что был перелом?

Такая судьба вполне реальна, если врачи не обращали внимание на сопутствующие травме осложнениям. Киевским медикам приходится устранять ошибки

Даже несложный перелом может причинить немыслимую боль и на несколько месяцев выбить человека из колеи. А ведь каждый пятый перелом в Украине приковывает пострадавшего к постели на годы! Причиной таких осложнений в 50% случаев является неквалифицированная медицинская помощь.

Помыкавшись по провинциальным амбулаториям и местным костоправам, больные едут в столичный НИИ ортопедии и травматологии.

И вот здесь-то выясняется, что пострадавшим зачастую пытались сращивать кости наугад, не зная об особенностях организма и об изменениях, наступивших в нем от болезней, некачественной пищи, зараженного воздуха…

Самую важную первую помощь врачи оказывают часто неправильно

В декабря прошлого года 54-летнего шофера Сергея до бессознательного состояния избил водитель иномарки. Пострадавшего со множественными переломами доставили в больницу. Диагноз: винтообразный перелом большой берцовой кости, малой берцовой, со смещением отломков.

Неделю спустя после операции Сергей поскользнулся на костылях — и рентгенограмма показала третий перелом, основания стопы. Наложив гипс, больного выписали домой под наблюдение травматолога поликлиники.

Там нянчиться долго не стали: несмотря на боли и синюшную ногу, Сергею Савленко закрыли больничный лист. В работе на прежнем месте водителю отказали по состоянию здоровья, а на другую должность, в моторный цех, брать не спешили. Потребовали пройти медкомиссию.

Так пострадавший пришел в НИИ ортопедии и травматологии, где тщательное обследование с помощью современной аппаратуры выявило до сих пор не сросшийся перелом со смещением.

— Кость у пациента не срастается из-за тяжести самого повреждения и неправильного лечения, — рассказал старший научный сотрудник института Андрей Калашников.

— Больному слишком рано рекомендовали оставить костыли и трость, чем перегрузили травмированную ногу. А ведь у пациента ослаблен иммунитет (он является ликвидатором 2-й категории аварии на Чернобыльской АЭС).

Мы рекомендовали больному специализированное лечение и надеемся на благоприятный исход.

— Почему сращение перелома затягивается порой на годы?

— Последствия многих травм часто зависят от качества первой медицинской помощи. Прежде всего нужно вывести пострадавшего из шока и правильно транспортировать, в противном случае могут сместиться отломки костей.

А ведь в половине случаев первую помощь оказывают неграмотно. Некоторые не обращаются к врачу, потому что не знают, есть перелом или нет.

Характерный признак — деформации в области травмы, ощущение скрипа в этом месте, усиление боли при движениях.

Следующие факторы, влияющие на заживление переломов — неправильные действия больничного персонала, особенности организма, неадекватная реабилитация. Нельзя сбрасывать со счетов и экологию — в каждом регионе Украины свои условия для сращения костей.

Например, в некоторых районах Львовской области в питьевой воде снижено содержание фтора. В связи с этим быстро вымываются соли кальция из костей, что приводит к раннему остеопорозу. Практически у всех киевлян ослаблен иммунитет.

Именно два последних фактора затягивают выздоровление.

По нашим данным, у пациентов не срастается каждый пятый перелом. Но это число далеко не точное, ведь сколько пострадавших не смогли к нам приехать!

Нарушения в обмене веществ повинны во многих бедах

«Непослушных» пациентов, неправильно выполняющих указания врача, и чересчур нетерпеливых, желающих бросить костыли и побежать, сравнительно мало. Зато случаев неправильного лечения — половина из общего числа переломов.

По словам Андрея Калашникова, если бы при лечении переломов учитывали сопутствующие заболевания, то картина была бы куда лучше.

Но, как оказалось, для медиков Украины такое лечение ново, только совсем недавно в НИИ ортопедии и травматологии занялись разработкой подобной терапии.

Ошибки заключаются в том, что врачи не обращают внимания на некоторые особенности организма пациентов, на дефицит веществ, обеспечивающих быстрое выздоровление. Среди заболеваний, препятствующих заживлению переломов, особое место занимает гиповитаминоз.

Исследования, проведенные сотрудниками Института ортопедии и травматологии, показали, что 80% таких пациентов имели нарушение обмена витамина D. Впрочем, им обделены практически все жители Украины. Не менее частая патология — остеопороз, т. е.

нарушения обмена в костной ткани.

— Если врач не учитывает эти факторы, он может недооценить ситуацию и предложить неправильное лечение, — говорит Андрей Калашников. — Сейчас каждый такой случай фиксируют.

— «Разбор полетов» горе-хирургу устраивают?

— Пока что медик особо не страдает, потому что у нас нет государственных стандартов качества лечения, принятых во всем мире. На их основании человек может потребовать возмещения ущерба, если он считает, что его неправильно лечили. В настоящее время такие стандарты разрабатывают в России. У нас пока что об этом только мечтают.

В Украине нет достаточных средств на повышение квалификации врачей. В связи с общим сокращением персонала функцию травматологов на периферии выполняют хирурги. Например, в Кировоградской области такая ситуация сложилась в пяти районах. Естественно, при подобном подходе осложнения неизбежны.

— Как объяснить случаи, когда пациенты выписывались из больницы, а позже возвращались с переломами в том же месте?

— Значит, была неправильной реабилитация больного в поликлинике. Средний срок сращения кости — 2–3 месяца, но у каждого человека свои особенности.

Часто, не рассмотрев внимательно рентгеновский снимок, травматолог закрывает больничный лист, а перелом еще не до конца сросся и при нагрузке «освежается».

Определяя сроки, когда можно давать нагрузку на пострадавшее место, лучше всего проконсультироваться у оперировавшего врача.

— Где можно пройти обследование на современной аппаратуре и получить грамотную консультацию?

— В тяжелых случаях зачастую нужно брать направление и ехать к нам в Киев. Но сначала следует обратится в областную клинику, где хорошая лаборатория позволит провести необходимое обследование.

Например, больному, у которого есть риск несращения (если человек проживает на загрязненной территории, плохо питается, злоупотребляет алкоголем, имеет хронические заболевания печени или почек), рекомендовано специальное лечение с первых дней — для профилактики.

Если перелом нарушил кровоснабжение, необходим препарат, который восстановит его. Нередко нужно подкорректировать иммунный статус и обмен веществ.

За семь лет мы пролечили более 400 сложных больных. До поступления к нам все они были прикованы к постели более года, а через 3–8 месяцев лечения покидали институт самостоятельно. Был случай, когда у больного не срасталась кость… 30 лет.

Виной тому были не только дефекты лечения — пациент не следовал указаниям врача. После 15 перенесенных операций нога у него укоротилась более чем на 10 сантиметров. Если бы он с самого начала лечился как положено, такого не произошло бы.

«Facty i kommentarii «. 21-Сентябрь-2000. Медицина.

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/105799-posle-prostogo-pereloma-v-invalidov-mogut-prevratitsya-pacienty-kotoryh-nepravilno-lechili

Упал, очнулся – гипс: как получить компенсацию за травму в общественном транспорте?

Как доказать что был перелом?

Никто из нас не застрахован от травм. Каждый день мы рискуем поскользнуться, упасть и вывихнуть, а то и сломать себе что-нибудь. Конечно, мало кто задумывается о таких вещах, иначе этот страх превратился бы в самую настоящую фобию.

Но факт остается фактом: рутинный поход за хлебом, прогулка в парке, неудачная попытка вкрутить лампочку – любое наше движение в теории может привести к травмам. Некоторые группы людей подвержены им чаще: спортсмены, танцоры, гонщики, любители экстрима и т.д.

Но как быть, если обычное рабочее утро закончилось поездкой в травмпункт? Что делать людям, которые получили травмы в общественном транспорте? Кто несет за это ответственность и можно ли получить компенсацию? «МИР 24» провел собственное расследование, и вот, что нам удалось выяснить. Дарья уже две недели находится на больничном. Большую часть из них она провела в гипсе.

Нет, Даша не занимается экстремальным видом спорта и даже не попадала в аварию. Она просто села не в тот трамвай… «Это было раннее утро, я ехала на работу, – рассказывает девушка. – Помню даже точное время: в 7:51 я села в трамвай, на одно из боковых сидений, которые прилегают к стене. Я ехала и читала.

Перед второй остановкой произошло экстренное торможение – настолько резкое, что меня снесло сиденья на три вперед. Я упала и затормозила локтем. Села назад, доехала до работы – в 8:00 я уже была на месте, это четко зафиксировано». Дарья как ни в чем не бывало пришла в офис, думая, что просто сильно ушибла руку. Однако спустя время рука перестала сгибаться, кисть и локоть онемели.

Когда боль стала невыносимой, Даша поговорила с начальником и отправилась в травмпункт. Там ее ждали невеселые новости.

«Доктор сделал снимок, увидел повреждение костной ткани, а также отек, и принял решение, что конечность нужно обездвижить. Мне наложили гипс и выписали больничный. Когда я обратилась в первый раз, мне поставили диагноз: закрытый перелом локтевого отростка плечевой кости.

Я уже 12 дней на больничном и мне до сих пор очень больно. Я в течение недели пила обезболивающие. Вчера мне сняли гипс, чтобы я начала разрабатывать руку, и это просто кошмар.

Сейчас я хожу с эластичным бинтом, но дело в том, что когда на тебе гипс, ты не забываешь, что у тебя больная рука – ты просто не можешь ей двигать.

А сейчас если кто-то, не дай бог, заденет меня где-то в транспорте, меня каждый раз пронзает дикая боль», – жалуется девушка.

Осознав, что травма серьезнее, чем казалось вначале, Дарья решила попытаться получить компенсацию. Но кто виноват в этой ситуации и как это выяснить? Первый шаг – понять, кто является перевозчиком транспортного средства, в котором вы получили травму.

Подсказка: для всего столичного общественного транспорта это единая компания – ГУП «Мосгортранс». Туда и обратилась наша героиня. Однако это было только началом ее мытарств. «Они меня направили к страховщикам – в компанию «СОГАЗ».

 Там сразу признали, что это страховой случай, но почему-то, когда я в день получения травмы к ним обращалась и они должны были мне предоставить список необходимых документов, мне ничего не предоставили и не зарегистрировали мою заявку.

Это произошло только 15 октября, то есть спустя 11 дней после травмы», – говорит пострадавшая.

В «СОГАЗе» от девушки потребовали предоставить внушительный пакет документов: паспорт, выписки из медучреждений, которые признали, что она временно нетрудоспособна, и в качестве «вишенки на торте» – документы от «Мосгортранса» о том, где именно она получила травму. Номер маршрута, номер конкретного транспортного средства –всех этих данных у растерявшейся девушки, разумеется, не было. 

«С этого начались самые нервозные приключения, – вздыхает Дарья. – Когда я позвонила в «Мосгортранс», чтобы узнать, как мне выяснить, что это был за трамвай, началась какая-то игра в пинг-понг с перебрасыванием от одного специалиста к другому.

Такое ощущение, как будто я первый человек, который получил у них травму. В процессе я узнала, что, например, выписку о поездках, совершенных по карте «Тройка» они могут предоставить только полиции, я не имею права на эти знания. Потом они сказали, что уже много времени утекло с 4 октября, когда я получила травму.

И что меня больше всего поразило – это вопрос одной из операционисток, которая спросила: «А почему вы сразу не вызвали скорую?». Меня просто поражает эта мысль: как я могу остановить ход трамвая? Трамвай идет по рельсам, за ним еще 35 трамваев выстроились с интервалом в пять минут.

То есть это тысячи людей, которые опоздают на работу из-за того, что я упала. Ну это же какой-то абсурд!».

Источник: https://mir24.tv/articles/16381990/upal-ochnulsya-gips-kak-poluchit-kompensaciyu-za-travmu-v-obshchestvennom-transporte

Требуя взыскания морального вреда за некачественное лечение, пациент должен доказать лишь факт своих страданий

Как доказать что был перелом?

Новости и аналитика Новости Требуя взыскания морального вреда за некачественное лечение, пациент должен доказать лишь факт своих страданий

По делам о взыскании морального вреда в связи с некачественным оказанием медпомощи истец (пациент) обязан доказать только факт наличия своих страданий, а ответчик (медорганизация) – правомерность своего поведения и отсутствие своей вины, причем дважды, – как в причинении вреда здоровью, так и в причинении морального вреда при оказании медицинской помощи. Иное распределение бремени доказывания – в корне неправильно (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2019 г. № 74-КГ19-5).

На это указал ВC РФ, рассматривая кассационную жалобу пациентки на решение суда об отказе в компенсации морального вреда ввиду недоказанности истцом факта противоправного поведения больницы, причинения вреда здоровью, причинно-следственной связи между ними и вины ответчика.

Пациентка – пожилая женщина, инвалид 1 группы, – потребовала заплатить ей более миллиона рублей в счет компенсации перенесенных моральных страданий в связи с неустановлением правильного диагноза: положили её в больницу из-за боли в ноге, однако причину боли так и не нашли, с чем и выписали домой, – а сами ни “рентгена” ноги не сделали, ни хирурга, ни травматолога на осмотр не позвали. Через пару месяцев, уже в другом медучреждении, рентгеновский снимок больной ноги обнаружил застарелый несросшийся надвертельный перелом шейки бедра.

Значит, больница оказала медуслуги некачественно, и это причинило пациентке нравственные и физические страдания, выразившиеся в переживаниях, связанных с опасением за жизнь и здоровье, и привели к повышению давления, подавленному эмоциональному состоянию, стрессу, депрессии, плохому настроению, душевной боли из-за неправильного диагноза и назначенных препаратов.

В качестве доказательств виновности больницы пациентка представила следующие документы:

  • акт внеплановой документальной проверки Росздравнадзора с указанием на нарушение больницей ряда положений Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации”  (далее – Закон № 323-ФЗ) (не проведён полный объём диагностических мероприятий для уточнения диагноза, не проведены консультации травматолога, хирурга, рентгенограмма тазобедренного сустава, не учтены жалобы пациентки на боли, ограничение движений, усиление боли при движении, не сделан снимок правого коленного сустава, завотделением не проконтролировал полноту диагностических мероприятий);
  • материалы служебного расследования самой больницы, в ходе которого выявлены дефекты ведения первичной медицинской документации со стороны дежурных и лечащих врачей. По существу лечения врачебная комиссия отметила, что рентген сделать было нельзя из-за технической невозможности уложить ногу для обследования из-за контрактуры правого коленного сустава. А еще у пациентки не было клинических признаков перелома шейки бедра, и поэтому она не соответствовала критериям отбора для осмотра травматолога показаний для диагностирования перелома шейки бедра;
  • акт целевой ЭКМП, проведенной СМО и “засиленной” ТФОМС. Акт также выявил ряд нарушений в работе сотрудников больницы при оказании медпомощи истице.

Во время рассмотрения дела суд по ходатайству больницы назначил судебно-медицинскую экспертизу. Но согласно заключению СМЭ:

  • обследование пациентки соответствовало выставленному ей диагнозу;
  • неустановление перелома шейки бедра связано с объективной сложностью диагностики, поскольку истинный анамнез заболевания был выявлен после её выписки из стационара;
  • при поступлении в терапевтическое отделение больницы и при осмотре врачом-неврологом пациентке были запланированы консультации врача-хирурга, которые не были проведены;
  • однако поскольку последствий этого дефекта медпомощи в настоящее время не имеется, то, по мнению эксперта, нет оснований считать, что действия врачей сами по себе причинили вред здоровью пациентки.

В итоге суд полностью отказал в иске, отметив, что пациентка:

  1. сама должна была доказать факт оказания ответчиком ненадлежащей медицинской помощи, повлёкшей за собой причинение вреда здоровью истца: например, что после диагностирования ей перелома шейки бедра у нее возникли осложнения, либо что состояние её здоровья ухудшилось в результате действий ответчика, либо что объём оказанной ей медпомощи повлек негативные последствия для её здоровья, либо создал такую угрозу; 
  2. сама должна была доказать вину ответчика в причинении этого вреда.

Пациентка же с этим не справилась. А заключение СМЭ не подтвердило ни противоправность поведения ответчика, ни наличие причинно-следственной связи между его противоправным поведением и наступлением вреда, ни его виновность.

Региональный суд согласился с этими выводами, дополнительно упрекнув истицу в том, что она не сообщила при своей госпитализации симптомы, характерные для перелома шейки бедра.

Потому диагноз “травма бедренной кости” врачами поставлен не был, лечение не назначалось, но данное обстоятельство не повлекло за собой причинение вреда больной.

Да и в больницу она поступила не в связи с травмой, а потому, что начался паводок-2014, в регионе введен режим ЧС, и ее положили “на всякий случай” ввиду многочисленных хронических заболеваний.

ВС РФ, ознакомившись с делом, обнаружил в нем существенные нарушения норм материального и процессуального права и вернул дело на пересмотр в первую инстанцию. При этом ВС РФ отметил следующие грубые ошибки нижестоящих судов:

  • из содержания иска усматривается, что требования о компенсации морального вреда основаны на факте некачественной медпомощи (не были проведены необходимые обследования и не установлен диагноз, что повлекло ненадлежащее и несвоевременное лечение и привело к ухудшению состояния здоровья истца, причинило ей физические и нравственные страдания). Тем самым было нарушено её право на здоровье как нематериальное благо;
  • следовательно, в данном деле юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются факты переживания истицей физических или нравственных страданий в связи с посягательством причинителя вреда на принадлежащие ей нематериальные блага, при этом:
  • причинитель вреда (больница) должен доказать правомерность своего поведения,
  • причинитель вреда (больница) должен доказать отсутствие своей вины (ведь законом установлена презумпция вины причинителя вреда, и опровергнуть ее должен именно ответчик, самостоятельно). Важно, что ответчик должен доказать отсутствие своей вины в причинении как вреда здоровью пациентки, так и в причинении ей морального вреда при оказании медицинской помощи;
  • потерпевший должен доказать факт наличия вреда – физических и/или нравственных страданий (если это вред моральный);
  • а также потерпевший должен доказать, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред;
  • в данном деле суды неправомерно обязали истца доказывать обстоятельства, касающиеся некачественного оказания ей ответчиком медицинской помощи, и неправомерно освободили ответчика от доказывания его невиновности в неустановлении правильного диагноза (что повлекло за собой ненадлежащее и несвоевременное лечение истицы) и в дефектах оказания ей медпомощи (что привело к ухудшению состояния её здоровья);
  • кроме того, утверждая об отсутствии вины больницы, суды не применили к спорным отношениям положения ст. 70 Закона № 323-ФЗ о полномочиях лечащего врача при оказании медпомощи. А ведь именно лечащий врач организует своевременное квалифицированное обследование и лечение пациента, приглашает для консультаций врачей-специалистов, при необходимости созывает консилиум врачей. В конце концов, именно лечащий врач устанавливает диагноз;
  • в связи с этим суд не выяснил – предпринимал ли лечащий врач все необходимые и возможные меры для своевременного и квалифицированного обследования пациента? Правильно ли были организованы обследование пациента и лечебный процесс? Имелась ли у больницы возможность оказать пациенту необходимую и своевременную помощь (при том, что обязанность доказывания своей невиновности лежит на ответчике)?;
  • утверждение суда о том, что истица не предъявляла симптомов, характерных именно для перелома шейки бедра, не имеет никакого значения. Ведь пациентка не обладает специальными познаниями в медицине и не может знать, какие жалобы в данном случае являются характерными;
  • тот факт, что в больницу истицу положили в связи с ЧС в регионе, тоже не имеет значения: он никак не изменяет установленный законом порядок оказания медпомощи;
  • нижестоящие суды обосновали свои выводы исключительно заключением СМЭ. Однако заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться не произвольно, а в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами. Другими словами, выводы эксперта не могут целиком предопределять исход спора. В таком случае нарушался бы смысл гражданского судопроизводства. Кроме того, и в имеющемся заключении СМЭ отмечены недостатки в оказании медпомощи. Однако вопрос о том, была ли у сотрудников больницы возможность правильного определения диагноза в случае проведения всех необходимых исследований, предметом исследования в судебном заседании не являлся, и на обсуждение сторон спора, в том числе в целях назначения дополнительной экспертизы, не выносился.

Документы по теме:

Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации”

Источник: https://www.garant.ru/news/1287023/

Кто ответит за перелом?

Как доказать что был перелом?

Смотри под ноги!

Скользкий пол зимой – одно из самых опасных мест! Надо держать ухо востро, чтобы не получить травму. Не повезло Людмиле Р. 23 января 2015 года она входила в центральные двери торгового центра. Но поскользнулась на влажном полу и получила травму руки.

Врачи определили у костромички перелом плечевого и локтевого сустава со смещением. Женщина больше трех месяцев находилась на больничном.

Когда она обратилась в суд, было установлено, что несчастный случай произошел по вине арендатора помещений торгового центра, который плохо исполнял свои обязанности по контролю чистоты в тамбуре и фойе.

Районный суд взыскал с арендатора помещений 30 тысяч рублей за моральный ущерб. И 15 тысяч рублей – возмещение расходов на лечение. Хотя ответчик обратился в областной суд  – обжаловать  решение не удалось.

В один из декабрьских дней другая костромичка, Марина, отправилась в мебельный магазин, хотела присмотреть новый диван. Но порадовать себя не пришлось. Женщина, входя в двери, поскользнулась и оступилась на ступеньке. Ее не было видно при входе с улицы, она сливалась по цвету с полом из кафеля.

Костромичка упала на правое колено и получила травму. Когда она обратилась в травматологическое отделение первой горбольницы, ей поставили диагноз «оскольчатый перелом правого надколенника». Позднее были выявлены повреждения связки и коленного сустава. Итог – гипс, костыли. И четыре месяца женщина была ограничена в передвижении.

Костромичке пришлось нанимать сиделку. После выздоровления Марина обратилась в суд  с иском на торговый дом. И хотя руководство магазина пыталось доказать, что перед входными дверями было объявление о наличии ступеньки, суд посчитал это недостаточным.

Торговый дом выплатил костромичке 88 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда и материального ущерба.

Но, оказывается, получить травму можно не только на скользком полу. 3 августа 2016 года Валентина П. пострадала от падения конструкции, огораживающей полки, где находились продукты. Результат – кровоподтек на голове и перелом костей носа. Ей вызвали «скорую помощь», в дальнейшем пришлось… вправлять нос.

Как поясняла женщина на суде, ей была нужна запечатанная упаковка воды для детского питания и упаковка воды для себя. Но вода для детского питания находилась только на самой верхней полке. Когда она доставала товар с верхней полки, перегородка упала.

В суде внимательно просмотрели видеозапись, и выяснилось, что каких-либо запрещающих надписей о том, что нельзя самостоятельно доставать товар с верхней полки, ни в помещении магазина, ни на полках не было.

Поэтому суд взыскал с магазина компенсацию морального вреда – 60 тысяч рублей и 6000 рублей – за расходы по оплате медицинских услуг.

Ответчиком может стать любой

Оказалось, что перед судом предстают не только руководители торговых центров, но и управляющих компаний, почтовых отделений, аптек и даже кафе. Недавно мы уже писали о взыскании с управляющей компании 375 тысяч рублей в пользу костромича, получившего перелом ноги. В марте 2016 года Павел К.

выносил мусор. Контейнерная площадка располагалась между многоэтажками. И в тот злополучный день все подходы к мусорным бакам были завалены снегом, под которым скрывался лед. Павел поскользнулся, упал и получил тяжелую травму – перелом левой голени.

А содержание и обслуживание контейнерной площадки и прилегающей к ней территории осуществляла управляющая компания. Суд постановил взыскать с УК компенсацию морального вреда в размере 250 тысяч рублей. А также штраф в размере 125 тысяч рублей.

Коммунальщики попытались опротестовать это решение в Костромском областном суде. Но судебная коллегия оставила  все без изменений.

Всевозможные злоключения могут ожидать нас и при прогулке по улице. Так, однажды летним июньским днем мама Лариса шла с шестилетним сыном Колей мимо аптеки. Мальчик что-то ей увлеченно рассказывал. И вдруг удар! Оказывается, ребенок не заметил металлические перила без деревянного поручня около дверей аптеки и ударился о них. Пошла кровь.

Мама с сыном зашли в аптеку, там оказали первую медицинскую помощь и вызвали «скорую». В травмпункте Коле поставили диагноз – «ушибленная рана правой ушной раковины».  Во время суда было доказано, что эксплуатация кованых перил, о которые ударился ребенок, при отсутствии деревянной части поручня запрещена.

С коммерческого предприятия взыскана компенсация морального вреда 100 тысяч рублей и 23 тысячи рублей – за судебные издержки.

А представляете, как обидно получить травму в почтовом отделении летом, в то время как вы отправились туда заплатить за коммунальные услуги? Это произошло с 42-летней Ольгой М. Она зашла на почту и попыталась пройти в один из отделов. Но запнулась о незаметный бетонный порог. Предупреждающая о нем табличка отсутствовала.

От неожиданности женщина потеряла равновесие, упала на бетонный пол и получила серьезную травму бедра. После этого она была госпитализирована и перенесла серьезную операцию. Долгое время Ольга проходила лечение, передвигалась на костылях, испытывала стресс, нравственные и физические страдания. Она подала иск в суд.

Но поначалу Димитровский районный суд в иске женщине отказал. Тогда в дело вмешался прокурор Костромы, ведь предприятие не обеспечило безопасность предоставления услуг. И суд кассационной инстанции согласился с доводами прокурора, отменив решение районного суда. С предприятия «Почта России было взыскано 13 тысяч рублей – материальной вред.

И 100 тысяч рублей – моральный вред.

Другой костромич выиграл суд в отношении владельца кафе. А случилось вот что. Михаил купил в этом общепите салат, съел его. Ушел домой, и спустя некоторое время его начало тошнить, он потерял сознание.

Супруга вызвала «скорую помощь», мужчину доставили в инфекционное отделение, где был установлен диагноз «пищевая токсикоинфекция, вызванная стафилококком». Позднее, по жалобе Михаила была проведена проверка  Роспотребнадзора. В кафе выявили многочисленные нарушения.

В смывах с оборудования и инвентаря в цехе холодных закусок обнаружили стафилококк. Мужчина отсудил у индивидуального предпринимателя  90 тысяч рублей – за моральный вред.

Коварный общественный транспорт

Много нареканий у костромичей вызывает и работа общественного транспорта. В марте 2016 года 77-летняя Наталья Ивановна М. вошла в автобус. Держась одной рукой за поручень сиденья, второй она доставала проездной билет, чтобы показать кондуктору.

В это момент водитель резко затормозил, и женщина упала. По заключению эксперта у нее образовалась гематома на затылке и рана на предплечье. Пенсионерка обратилась с претензией в транспортное предприятие, но на ее запрос там не обратили внимания. Тогда Наталья Ивановна отправилась в суд.

И в итоге предприятие заплатило женщине 60 тысяч рублей.

Но пассажиры получают травмы не только в салоне автобуса. В декабре Мария Николаевна Р. приехала в Кострому на пригородном автобусе. На остановке в конце улицы Островского она вынуждена была выпрыгнуть на сугроб, находившийся на остановке. Та была не очищена от снега, и прохода через сугроб не было.

Женщина не удержалась, соскользнула вниз под автобус и потеряла сознание. Подняться ей помогали прохожие. С помощью одного из них она добралась до дома. А через три дня была госпитализирована в травмаортопедическое отделение больницы. Там ей сделали операцию.

На суде пришлось разбираться: кто же был виноват? Ведь расчищать остановки зимой – забота городских властей. Но выяснилось, что схема маршрута пригородного автобуса была не согласована с органами местного самоуправления. Поэтому всю вину суд возложил на Костромское ПАТП-3.

С него в пользу Марии Николаевны взыскали более 150 тысяч рублей.

 Испорченный отдых         

Конечно, травма, перелом – очень неприятное событие, которое на немалое время выбивает человека из нормальной жизни. Но особенно удручает, когда все происходит во время отдыха. Пятилетняя девочка вместе с мамой и дедушкой отдыхала на турбазе «Сосновый бор». На этой территории можно было проехать на лошади, принадлежавшей индивидуальному предпринимателю.

Ребенок попросил покататься, дедушка заплатил деньги и после катания снял Олесю с лошади. И вдруг лошадь нанесла удар копытом задней ноги в лицо малышке. Девочку госпитализировали в нейрохирургическое отделение областной больницы. У нее была черепно-мозговая и челюстно-лицевая травмы. Ребенок долго лечился, и теперь ему требуется постоянное наблюдение у врачей.

Родители подали в суд на предпринимателя. На суде выяснилось, что тот не разъяснил правила безопасности обращения с лошадьми. Кроме того, действия его самого были неправильны: ребенок после катания находился в 80 см от задней ноги лошади.

И когда предприниматель, держа лошадь под уздцы, начал ее разворачивать, животное лягнуло девочку… С ИП в пользу пострадавшей взыскали более трехсот тысяч рублей.

А санаторий «Автомобилист» выплатил 40 тысяч рублей костромичке за то, что, отдыхая там, ее сын получил перелом левой руки во время игры в футбол.

Ребенка лишь на следующий день доставили в травмпункт и родителям об этом своевременно не сообщили. В итоге – летний отдых был испорчен и у ребенка, и у матери. Рука долго болела.

По суду с санатория взыскали 40 тысяч рублей в пользу костромички и ее сына.

120 тысяч рублей суд взыскал  с развлекательного центра в пользу 6-летней девочки. Ей подарили абонемент, чтобы пойти  на аттракцион в день рождения. Но через 15 минут после игры здесь она сломала левое плечо.

Родители дважды обращались с претензией к собственникам центра, но напрасно… Зато в суде было установлено, что администрация не обеспечивала безопасность детей на аттракционах – не проводился инструктаж детей и родителей, и оператор должным образом не контролировал играющих детей.

Неожиданно прервался отдых и Валентины Г. Она вместе с несовершеннолетним сыном и шестилетним внуком отдыхала летом в Анапе в пансионате. В один из дней на внука в номере упал платяной шкаф. Мальчик получил тяжелую травму ноги. И вместе с бабушкой был госпитализирован. Несовершеннолетний сын женщины остался в чужом городе один.

Поэтому старший сын взял на работе отпуск за свой счет, на своем автомобиле приехал в Анапу и забрал брата. А в соответствии с ч. 1 статьи 7 закона «О защите прав потребителей» потребитель имеет право на то, чтобы услуга была безопасной для жизни и здоровья.

Костромская туристическая компания заплатила более ста тысяч рублей за испорченный отпуск из-за травмы ребенка.

Как видим, защитить свои права может любой человек, надо только не пускать дело на самотек.

Светлана ГАПОНЮК.

Материалы предоставленыКостромской областной

прокуратурой.

Имена изменены.

Источник: https://k1news.ru/publication/narod/kto-otvetit-za-perelom/

Диагноз на миллион. Верховный суд разъяснил, что должен доказывать пациент, недовольный лечением

Как доказать что был перелом?

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ пересмотрела результаты спора пациента с медиками. Человек потребовал от больницы компенсировать ему моральный вред за некачественное, по его мнению, лечение. По разъяснению высокой судебной инстанции в подобных спорах гражданин должен доказать только факт своих страданий, а все остальное суду объяснят медики.

Верховный суд уточнил – именно медицинское учреждение должно в таких процессах доказывать правильность своих действий, отсутствие своей вины, причем дважды, как в причинении вреда здоровью, так и в причинении морального вреда при оказании медицинской помощи.

Суть спора в следующем. Пожилая женщина, инвалид I группы, обратилась с иском в суд и потребовала с больницы больше миллиона рублей. Именно в такую сумму истица оценила свои моральные страдания из-за того, что врачи не смогли поставить ей правильный диагноз.

Пенсионерка попала в больницу с жалобами на боль в ноге. Женщину госпитализировали, но медики причину болей не нашли и довольно быстро выписали пенсионерку домой.

В суде бывшая пациентка рассказала, что ее даже не осмотрели врачи – хирург и травматолог. Рентгена ей также не назначили. А спустя несколько месяцев в другой больнице рентгеновский снимок показал несросшийся перелом шейки бедра.

Пенсионерка заявила, что некачественная медицинская услуга причинила ей нравственные и физические страдания. У нее повысилось давление, началась депрессия. Понятно, что больница с такими обвинениями не согласилась и попросила суд назначить судебно-медицинскую экспертизу.

Судя по ее выводам, обследование пациентки соответствовало поставленному ей диагнозу. Ну а то, что врачи “не разглядели” перелома шейки бедра, то это связано “с объективной сложностью диагностики, поскольку истинный анамнез заболевания был выявлен после ее выписки”.

Медэкспертиза в своем заключении указала, что при осмотре врачом-неврологом пациентке были запланированы консультации хирурга, но они не были проведены. По мнению экспертизы, от этого “дефекта медпомощи” никаких серьезных последствий не было. И, по заключению эксперта, “нет оснований считать, что действия врачей сами по себе причинили вред здоровью пациентки”.

В суде бывшая пациентка рассказала, что ее даже не осмотрели врачи – хирург и травматолог. Рентгена ей также не назначили и быстро выписали домой

Районный суд, руководствуясь таким заключением, полностью отказал пенсионерке в иске. В своем решении суд записал: пациентка сама должна была доказать факт, что ей оказали ненадлежащую медицинскую помощь.

Например, что после диагностирования ей перелома шейки бедра у нее возникли осложнения либо что состояние ее здоровья ухудшилось в результате действий ответчика, либо что объем оказанной ей медпомощи повлек негативные последствия для ее здоровья, либо создал такую угрозу.

В общем, пенсионерка, по мнению суда, сама должна была доказать вину медиков в причинении этого вреда. И она этого не сделала. А заключение экспертизы не подтвердило “противоправность поведения ответчика” и не подтвердила связь поведения врачей и наступление вреда. Вины медиков экспертиза не выявила.

Апелляция с таким решение коллег полностью согласилась. Более того, истице поставили в вину, что она, попав в больницу, “не сообщила симптомы, характерные для перелома шейки бедра”.

Поэтому диагноз “травма бедренной кости” врачами поставлен не был, соответственно, лечение не назначалось, “но данное обстоятельство не повлекло за собой причинение вреда больной”.

А еще местный суд заявил, что положили в больницу пенсионерку вообще-то не из-за травмы, а потому, что в регионе был паводок, и поэтому объявили режим ЧС. А ее как инвалида положили “на всякий случай” из-за многочисленных хронических заболеваний.

Недовольная такими решениями пациентка обжаловала их в Верховный суд РФ. Что суд увидел в материалах этого гражданского дела?

Он обнаружил “существенные нарушения норм материального и процессуального права”. Судя по делу, требования пенсионерки компенсировать моральный вред основаны на факте некачественной медпомощи. Пациентке не сделали необходимые обследования и не поставили диагноз.

Из-за этого было “несвоевременное лечение, что привело к ухудшению состояния здоровья истца, причинило ей физические и нравственные страдания”. Тем самым, подчеркнул Верховный суд, было нарушено право гражданки на здоровье как нематериальное благо.

Юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются “факты переживания истицей физических или нравственных страданий в связи с посягательством причинителя вреда на принадлежащие ей нематериальные блага”.

При этом, подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, больница должна доказать правомерность своего поведения. Еще причинитель вреда, то есть больница, должен доказать отсутствие своей вины.

Дело в том, что законом установлена презумпция вины причинителя вреда, и опровергнуть ее должен именно ответчик самостоятельно. Важно, что ответчик должен доказать отсутствие своей вины в причинении как вреда здоровью пациентки, так и в причинении ей морального вреда при оказании медпомощи.

Верховный суд специально подчеркнул: потерпевший должен доказать факт наличия вреда – физических и/или нравственных страданий.

Гражданин должен доказать только факт своих страданий, а все остальное суду объяснят медики

В нашем случае местные суды “неправомерно обязали истца доказывать обстоятельства, касающиеся некачественного оказания ей ответчиком медицинской помощи”. Кроме этого местные суды также “неправомерно” освободили больницу от доказывания, почему они не виноваты в неправильном диагнозе. А уже неправильный диагноз повлек неправильное и несвоевременное лечение.

Еще Верховный суд указал местным судам, что они не применили статью 70 Закона № 323-ФЗ о полномочиях лечащего врача при оказании медпомощи, где сказано, что именно лечащий врач организует своевременное квалифицированное обследование и лечение пациента, приглашает для консультаций врачей-специалистов, при необходимости созывает консилиум. Именно лечащий врач ставит диагноз.

Рассматривая это дело, местный суд не выяснил, предпринимал ли лечащий врач “все необходимые и возможные меры для своевременного и квалифицированного обследования пациента”.

Правильно ли были организованы обследование пациента и лечебный процесс? Были ли у больницы возможность оказать пациенту необходимую и своевременную помощь, притом что обязанность доказывания своей невиновности лежит на ответчике? Высокий суд особо подчеркнул – утверждение суда, что больная не назвала симптомы, характерные именно для перелома шейки бедра, не имеет никакого значения. Ведь пенсионерка не имеет специальных медицинских знаний и не может знать, какие жалобы в ее случае являются характерными.

Да и тот факт, что в больницу ее положили из-за паводка, тоже не имеет значения. Местные суды свои выводы основали только на заключении медицинской экспертизы.

В связи с этим Верховный суд напомнил, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться не произвольно, а в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами. Это значит, что выводы эксперта не могут целиком предопределять исход спора.

Кстати, по замечанию высокого суда и в заключении экспертизы отмечены недостатки в оказании медпомощи. Но местные суды не задали вопрос: была ли у больницы возможность правильно поставить диагноз в случае проведения всех необходимых исследований? Этот важный вопрос в суде даже не прозвучал.

Поэтому Верховный суд велел пересмотреть спор с учетом своих замечаний.

Наталья Козлова

Российская газета – Федеральный выпуск № 189(7947)

Источник: http://www.supcourt.ru/press_center/mass_media/28144/

Вс рф: что должен доказывать пациент, недовольный лечением

Как доказать что был перелом?

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ пересмотрела результаты спора пациента с медиками. Человек потребовал от больницы компенсировать ему моральный вред за некачественное, по его мнению, лечение. По разъяснению высокой судебной инстанции в подобных спорах гражданин должен доказать только факт своих страданий, а все остальное суду объяснят медики.

Верховный суд уточнил – именно медицинское учреждение должно в таких процессах доказывать правильность своих действий, отсутствие своей вины, причем дважды, как в причинении вреда здоровью, так и в причинении морального вреда при оказании медицинской помощи.

Прокуратура возбудила дела в отношении мошеннических медцентров

Суть спора в следующем. Пожилая женщина, инвалид I группы, обратилась с иском в суд и потребовала с больницы больше миллиона рублей. Именно в такую сумму истица оценила свои моральные страдания из-за того, что врачи не смогли поставить ей правильный диагноз.

Пенсионерка попала в больницу с жалобами на боль в ноге. Женщину госпитализировали, но медики причину болей не нашли и довольно быстро выписали пенсионерку домой.

В суде бывшая пациентка рассказала, что ее даже не осмотрели врачи – хирург и травматолог. Рентгена ей также не назначили. А спустя несколько месяцев в другой больнице рентгеновский снимок показал несросшийся перелом шейки бедра.

Пенсионерка заявила, что некачественная медицинская услуга причинила ей нравственные и физические страдания. У нее повысилось давление, началась депрессия. Понятно, что больница с такими обвинениями не согласилась и попросила суд назначить судебно-медицинскую экспертизу.

Судя по ее выводам, обследование пациентки соответствовало поставленному ей диагнозу. Ну а то, что врачи “не разглядели” перелома шейки бедра, то это связано “с объективной сложностью диагностики, поскольку истинный анамнез заболевания был выявлен после ее выписки”.

Медэкспертиза в своем заключении указала, что при осмотре врачом-неврологом пациентке были запланированы консультации хирурга, но они не были проведены. По мнению экспертизы, от этого “дефекта медпомощи” никаких серьезных последствий не было. И, по заключению эксперта, “нет оснований считать, что действия врачей сами по себе причинили вред здоровью пациентки”.

В суде бывшая пациентка рассказала, что ее даже не осмотрели врачи – хирург и травматолог. Рентгена ей также не назначили и быстро выписали домой

Районный суд, руководствуясь таким заключением, полностью отказал пенсионерке в иске. В своем решении суд записал: пациентка сама должна была доказать факт, что ей оказали ненадлежащую медицинскую помощь.

Например, что после диагностирования ей перелома шейки бедра у нее возникли осложнения либо что состояние ее здоровья ухудшилось в результате действий ответчика, либо что объем оказанной ей медпомощи повлек негативные последствия для ее здоровья, либо создал такую угрозу.

В общем, пенсионерка, по мнению суда, сама должна была доказать вину медиков в причинении этого вреда. И она этого не сделала. А заключение экспертизы не подтвердило “противоправность поведения ответчика” и не подтвердила связь поведения врачей и наступление вреда. Вины медиков экспертиза не выявила.

Апелляция с таким решение коллег полностью согласилась. Более того, истице поставили в вину, что она, попав в больницу, “не сообщила симптомы, характерные для перелома шейки бедра”.

Поэтому диагноз “травма бедренной кости” врачами поставлен не был, соответственно, лечение не назначалось, “но данное обстоятельство не повлекло за собой причинение вреда больной”.

А еще местный суд заявил, что положили в больницу пенсионерку вообще-то не из-за травмы, а потому, что в регионе был паводок, и поэтому объявили режим ЧС. А ее как инвалида положили “на всякий случай” из-за многочисленных хронических заболеваний.

Пациенткам делали незаконные пластические операции на выставке красоты

Недовольная такими решениями пациентка обжаловала их в Верховный суд РФ. Что суд увидел в материалах этого гражданского дела?

Он обнаружил “существенные нарушения норм материального и процессуального права”. Судя по делу, требования пенсионерки компенсировать моральный вред основаны на факте некачественной медпомощи. Пациентке не сделали необходимые обследования и не поставили диагноз.

Из-за этого было “несвоевременное лечение, что привело к ухудшению состояния здоровья истца, причинило ей физические и нравственные страдания”. Тем самым, подчеркнул Верховный суд, было нарушено право гражданки на здоровье как нематериальное благо.

Юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются “факты переживания истицей физических или нравственных страданий в связи с посягательством причинителя вреда на принадлежащие ей нематериальные блага”.

При этом, подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, больница должна доказать правомерность своего поведения. Еще причинитель вреда, то есть больница, должен доказать отсутствие своей вины.

Дело в том, что законом установлена презумпция вины причинителя вреда, и опровергнуть ее должен именно ответчик самостоятельно. Важно, что ответчик должен доказать отсутствие своей вины в причинении как вреда здоровью пациентки, так и в причинении ей морального вреда при оказании медпомощи.

Верховный суд специально подчеркнул: потерпевший должен доказать факт наличия вреда – физических и/или нравственных страданий.

Гражданин должен доказать только факт своих страданий, а все остальное суду объяснят медики

В нашем случае местные суды “неправомерно обязали истца доказывать обстоятельства, касающиеся некачественного оказания ей ответчиком медицинской помощи”. Кроме этого местные суды также “неправомерно” освободили больницу от доказывания, почему они не виноваты в неправильном диагнозе. А уже неправильный диагноз повлек неправильное и несвоевременное лечение.

Еще Верховный суд указал местным судам, что они не применили статью 70 Закона № 323-ФЗ о полномочиях лечащего врача при оказании медпомощи, где сказано, что именно лечащий врач организует своевременное квалифицированное обследование и лечение пациента, приглашает для консультаций врачей-специалистов, при необходимости созывает консилиум. Именно лечащий врач ставит диагноз.

Оправдался ли отказ Крыма от заместительной терапии наркомании

Рассматривая это дело, местный суд не выяснил, предпринимал ли лечащий врач “все необходимые и возможные меры для своевременного и квалифицированного обследования пациента”.

Правильно ли были организованы обследование пациента и лечебный процесс? Были ли у больницы возможность оказать пациенту необходимую и своевременную помощь, притом что обязанность доказывания своей невиновности лежит на ответчике? Высокий суд особо подчеркнул – утверждение суда, что больная не назвала симптомы, характерные именно для перелома шейки бедра, не имеет никакого значения. Ведь пенсионерка не имеет специальных медицинских знаний и не может знать, какие жалобы в ее случае являются характерными.

Да и тот факт, что в больницу ее положили из-за паводка, тоже не имеет значения. Местные суды свои выводы основали только на заключении медицинской экспертизы.

В связи с этим Верховный суд напомнил, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться не произвольно, а в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами. Это значит, что выводы эксперта не могут целиком предопределять исход спора.

Кстати, по замечанию высокого суда и в заключении экспертизы отмечены недостатки в оказании медпомощи. Но местные суды не задали вопрос: была ли у больницы возможность правильно поставить диагноз в случае проведения всех необходимых исследований? Этот важный вопрос в суде даже не прозвучал.

Поэтому Верховный суд велел пересмотреть спор с учетом своих замечаний.

Источник: https://rg.ru/2019/08/26/vs-rf-chto-dolzhen-dokazyvat-pacient-nedovolnyj-lecheniem.html

Право-online
Добавить комментарий