Как грамотно составить заявление о снятии статьи 116 ч 1 в связи с декриминализацией?

Побои с 15 июля 2016 года

Как грамотно составить заявление о снятии статьи 116 ч 1 в связи с декриминализацией?

Tweet

Третьего июля 2016 года президент Путин В.В. подписал Закон РФ  № 323-ФЗ о внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ  по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности.

Этим законом, внесены изменения в содержание ст.116 УК РФ «Побои» и в уголовный кодекс дополнен ст.116.1 УК РФ «Нанесение    побоев    лицом,    подвергнутым административному наказанию».

В связи с внесением изменений в УК РФ изменился состав преступления «побои».

Теперь субъектами этого состава являются только близкие родственники виновного ( супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки), опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом или лица, ведущие с виновным общее хозяйство. Если виновный и потерпевший не состоят в родственных отношениях или в родстве, не вели совместное хозяйство, то состава преступления «Побои» нет, и наступает  административная ответственность по ст.6.1-1 КоАП РФ.

Кроме того, по ст.116 УК РФ привлекаются лица наносившие побои из хулиганских побуждений, по мотивам политической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Ранее уголовная ответственность за побои из перечисленных побуждений, предусматривалась ч.2 ст.116 УК РФ. Данный состав  относился к категории дел публичного обвинения. Теперь ст.

116 УК РФ отнесена к категории дел частно -публичного обвинения, то есть  уголовное дело за данное преступление может быть возбуждено только по заявлению потерпевшего и прекращению за примирением сторон не подлежит.

  То есть, если потерпевший подаст в полицию заявление о возбуждении уголовного дела за побои, отозвать свое заявление или просить дознавателя прекратить уголовное дело за примирением потерпевший не может.

Отсюда, прежде чем обратиться в полицию, потерпевшему следует успокоиться, все взвесить, а уж затем принимать решение. Может,  стоит просто наказать обидчика рублем и потребовать от него выплаты денежной компенсации морального и материального вреда, под угрозой подачи заявления в полицию. Предварительно все же следует зафиксировать побои в медицинском учреждении.

Лица, которые были подвергнуты административному наказанию  за побои по ст.61-1 КоАП РФ   и вновь причинившие побои тому же или иному лицу так же несут уголовную ответственность, но по ст.116.1 УК РФ. В соответствии со ст. 4.

6 КоАП РФ, подвергнутым административному наказанию, считается лицо, если со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания не прошел  один год со дня окончания исполнения  постановления о привлечении к административной ответственности.

Отсюда, нанесение побоев по истечении одного года  после окончания исполнения административного постановления не образует состава побоев по ст.116.1 УК РФ, а влечет административную ответственность. Уголовная ответственность за повторное нанесение побоев, лицом, осужденным за побои, законом не предусмотрена.

Данное преступление отнесено к категории дел частного обвинения, то есть возбуждается только по заявлению потерпевшего, которое подается мировому судье и прекращается за примирением сторон.

 Указанные изменения в УК И УПК РФ вызвали резонанс в обществе. Вступят в законную силу они с 14 июля 2016 года.

                              Побои по  ст.6.1-1 КоАП РФ

Если вашим обидчиком является человек не связанный с вами узами свойства или родства и конфликт возник на почве личных неприязненных отношений, следует позвонить 02 и вызвать полицию.

Сотрудник полиции опросит участников конфликта, свидетелей, осмотрит место происшествия, направит лиц имеющих телесные повреждения на медицинское освидетельствование. Лица, находящиеся в состоянии алкогольного опьянения, должны быть направлены на освидетельствование, на состояние алкогольного опьянение.

После этого составит административный протокол, копия которого вручается виновнику. Административный протокол направляется на рассмотрение мирового судьи. В день получения административного протокола мировой судья рассматривает административное дело с вызовом сторон. Наказание по ст.6.

1-1 КоАП РФ достаточно строгое: административный штраф от 5000 до 30 000 рублей, либо административный арест на срок от 10 до 15 суток, либо обязательные работы на срок до 120 часов.

                             Побои по ст.116.1 УК РФ

В соответствии со ст.4.6 КоАП РФ  лицо считается подвергнутым административному наказанию, если со дня исполнения   административного наказания не прошел один год.

Отсюда, к уголовной ответственности  по ст.116.1 УК РФ могут быть привлечены лица при наличии следующих условий:

  1. лицо было привлечено к административной ответственности по ст.6.1-1 КоАП РФ и с момента вступления в законную силу административного постановления за это правонарушение не прошел один год.
  2. Потерпевший обратился в полицию с заявлением частного обвинения к мировому судье содержащего просьбу о возбуждении уголовного дела и привлечении виновного по ст.116.1 УК РФ.

Это уголовное дело относится к категории дел частного обвинения. То есть, возбуждается мировым судьей по заявлению потерпевшего и прекращается в случае примирения сторон.

Как составить заявление частного обвинения читайте здесь.

Приняв заявление частного обвинения мировой судья вызывает стороны, предупреждает частного обвинителя  ( потерпевшего) об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, разъясняет права и обязанности сторон, принимает меры к примирению сторон. Если примирение не состоялось, назначает судебное  заседание.

Частный обвинитель обязан предоставить в суд доказательства подтверждающий факт причинения ему виновным телесных повреждений из личных неприязненных отношений в конкретное время, в конкретном месте.

Доказательствами этих фактов могут быть материалы доследственной проверки, заключение судебно-медицинской экспертизы, показания свидетелей, вещественные доказательства.

Примирение между потерпевшим и виновным может состоятся до удаления мирового судьи в совещательную комнату для вынесения приговора. Потерпевший вправе требовать возмещения материального и морального вреда и расходов за услуги представителя потерпевшего ( адвоката).

За это преступление предусмотрено наказание в виде штрафа в размере до 100 000 руб. или размера заработной платы или иного дохода за период до трех месяцев, обязательных работ до 240 часов или исправительными работами на срок до 6 месяцев либо арестом на срок до 3-х месяцев.

                                  Побои по ст.116 УК РФ

Здесь процедура проста. В случае нанесения побоев, из указанных в  статье 116 УК побуждений, потерпевший подает заявление в полицию. Далее производится расследование в форме дознания в соответствии с нормами УПК РФ.

По результатам дознания дознаватель составляет обвинительный акт, знакомит подозреваемого и потерпевшего с материалами уголовного дела и направляет уголовное дело прокурору. После утверждения обвинительного акта прокурором уголовное дело направляется мировому судье для рассмотрения по существу.

Как указывалось выше, прекращение уголовного дела, возбужденного по ст.116 УК РФ по заявлению потерпевшего не допускается.

 За это преступление предусмотрены следующие виды наказаний: обязательные работы на срок до 360 часов, исправительные работы на срок до 1 года, ограничение свободы на срок до 2-х лет, арестом на срок до 6 месяцев, лишение свободы на срок до 2-х лет. Вид и размер наказания зависит от обстоятельств дела, обстоятельств смягчающих и отягчающих ответственность, характеризующих данных виновного.

Пересмотр приговоров

Изменение закона и  декриминализация влекут за собой пересмотр ранее вынесенных приговоров по ст.116 УК РФ.

Если побои были нанесены  лицу, не являющемуся для осужденного близким, приговор подлежит пересмотру, а осужденный  подлежит освобождению от наказания в связи с декриминализацией.

Если  побои или иные насильственные действия совершены осужденным в отношении близкого лица, приговор пересмотру не подлежит, поскольку новый уголовный закон не улучшает его положение.

ВЫВОДЫ

Источник: https://pershickow.ru/poboi-s-15-iyulya-2016-goda.

Дело сестер Хачатурян: собака лает, караван идет, или почему общественность и СМИ не могут повлиять на резонансное дело о побоях и насилии

Как грамотно составить заявление о снятии статьи 116 ч 1 в связи с декриминализацией?

В июле 2018 года Россия была потрясена новостью об убийстве тремя сестрами своего отца, Михаила Хачатуряна. Не было в стране утюга, из которого бы не доносилась эта фамилия.

Все СМИ разом подхватили историю убийства и стали обсуждать, кто как умеет: на федеральных каналах и по сей день выходят выпуски ток-шоу с разоблачением бабушек, соседей и друзей покойного Михаила, на негосударственных и оппозиционных обсуждают историю семьи, митинги в поддержку трех сестер.

С самого начала общественность раскололась на 2 лагеря: дело в том, что на момент задержания Марии, Ангелине и Крестине было 17, 18 и 19 лет. Они дали признательные показания и рассказали, что отец годами издевался над ними и применял насилие, в том числе и сексуального характера.

В минуту, когда их нашла полиция (по их же звонку), все трое находились на лестничной клетке рядом с телом убитого и не пытались скрыться. Следствие предъявило обвинение девочкам по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ – убийство группой лиц по предварительному сговору.

Адвокаты заявляют, что сестры пошли на преступление «в рамках необходимой обороны от продолжавшегося многие годы насилия» и настаивают на ст. 37 УК РФ – убийстве в состоянии необходимой обороны.

Следствие с защитой сестер не согласно: они утверждают, что в момент нападаения, Михаил Хачатурян то ли отдыхал, то ли лежал на диване в гостиной или спальне, когда девочки одновременно стали наносить ему удары в грудь ножом, бить молотком по голове и распылять перцовым баллончиком в лицо, что «свидетельствовало о заранее спланированном убийстве и умысле».

С декриминализацией побоев в 2017 году произошло вот что: к судьям хлынул поток дел по ст. 6.1.1. КоАП РФ. На «кухонных боксеров» стали писать заявления гораздо чаще, потому что, как правило:

а) нарушителя не сажали, а впаивали штраф;

б) в этот же день он мог вернуться домой.

Казалось бы, законопроект должен был разгрузить систему дознания, уголовными делами в которой были завалены столы, и дать возможность дознавателям работать над другими важными делами вроде краж по ч. 1.

Но получилось, что люди все равно шли в полицию и писали заявления, вот только теперь на нарушителя составлялся протокол об административном правонарушении. Единственный плюс – разгруз по срокам конкретный: если на дознание в сокращенной форме уходило около 15 суток, то здесь.

пр административке, на это требуется меньше 10 дней. К тому же следственная практика показывает, что дела о побоях до 2017 года прекращались по примирению сторон в 95% случев, и работа дознавателя оказывалась выброшенной под хвост.

Теперь же нарушителя могут привлечь к административной ответственности, и в решении судьи может быть указано примерно следующее: «таким образом, гражданин А причинил потерпевшему гражданину Б побои/иные насильственные действия, которые доставили потерпевшему физическую боль, но не повлекли вреда здоровью, тем самым совершил правонарушение по ст. 6.1.1 КоАП РФ». Выходит, что все, что приведет к более существенным повреждениям, травмам, причиняющим легкий, средний и тяжкий вред здоровью, подпадает под другие статьи Уголовного кодекса: ст. 111, 112 и 115 УК РФ.

Правозащитники говорят о необходимости более эффективных превентивных мер и отдельного закона о домашнем насилии. По их словам, такой закон мог бы спасти миллионы жизней — ведь побои нередко приводят к смерти как самой женщины, так и ее обидчика.

Декриминализация побоев дала боксерам шанс получать штрафы от судей за каждый синяк своей сожительницы или жены, и затем возвращаться домой, и повторять эти действия снова и снова, ведь диспозиция статьи звучит следующим образом: «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 Уголовного кодекса Российской Федерации, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния» (ст. 6.1.1. КоАП РФ).

В ст.

116 УК РФ заложены отличительные черты, и с первого взгляда диспозиции очень даже похожи: «побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 УК РФ, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы». То есть, для наступления ответственности по этой статье мотивами должны выступать:

– хулиганские побуждения

– политическая, идеологическая, расовая, национальная, религиозная ненависть или вражда

– ненависть или вражда к какой-нибудь социальной группе

Ст. 116.1 УК РФ. Отличие побоев по этой статье состоит в том, что их совершает лицо, подвергнутое административному наказанию за такое же деяние по ст. 6.1.1. КоАП РФ.

Даже не нужно обсуждать то, сколько тысяч возможностей было подвергнуть Михаила Хачатуряна административному и уголовному наказанию за избиения своих дочерей; однако этого сделано не было в силу каких-либо факторов: то заявления от очевидцев и соседей не принимали, то дочери были настолько запуганы, что боялись сообщать в полицию.

Соотношение необходимой обороны и домашнего насилия в этой истории, да и в принципе, вообще очень противоречивое. Ч. 1 ст.

37 УК РФ гласит: «Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия». Следствие считает, что Михаил находился в беспомощном состоянии и не мог оценить опасности, исходящей от дочерей и справиться сразу с троими. В 2012 году Верховный суд издал Пленум № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», и в п. 5 сообщил: «Состояние необходимой обороны может быть вызвано и общественно опасным посягательством, носящим длящийся или продолжаемый характер (например, незаконное лишение свободы, захват заложников, истязание и т.п.)». Учитывая то, что мы знаем, что избиения и насилие носили систематический характер, и не принимать этот факт к изменению квалификации – грубейшая ошибка следствия. Этот Пленум официально закрепил, что необходимая оборона – это не обязательно в драке, или вызвать человека на рыцарский турнир, кинуть перчатку; это было длящееся общественно опасное посягательство, выражающееся в постоянных побоях и насилии. Если у сестер было основание полагать, что была угроза их жизням и здоровью – они могли реализовать свое право на самооборону.

Да и вообще, выходит довольно паршивая ситуация: с одной стороны мы имеем объективную сторону преступления, совершенную тремя сестрами, выразившуюся в убийстве отца по умыслу, а с другой – то ли право на общую самооборону от отца-тирана, то ли психологию жертвы. И вот как раз вторую сторону следствие, прокуратура и суд, судя по всему, не учтет при постановлении приговора. 

Статистика по делам о таких убийствах довольно плачевная. Например, по статистике МВД, в 2013 году от насилия со стороны членов семьи пострадали 38 235 человек, из них женщины – почти 3/4 от общего числа.

Реальная цифра, конечно, значительно выше, статистика не фиксирует значительную часть преступлений в семье, поскольку такой вид преступления как побои является латентным. Причины очень простые: жертвы боятся жаловаться, или не видят смысла, не ждут помощи от правоохранительных органов.

При этом, мы помним, что официальная статистика не учитывает случаи, когда уголовного дела по факту насилия в семье возбуждать не стали.

Как итог, выходит, что декриминализация – плохое решение. Адвокатура говорит, что наличие уголовной ответственности ранее служило хоть какой-то превентивной мерой для части людей, склонных к агрессии в семье. При этом эксперты много раз писали, что и прежняя норма Уголовного кодекса плохо работала.

Уже много лет обсуждается, что необходимо принять специальный закон о профилактике бытового насилия и в целом выстраивать системную работу в этой области. Но все эти инициативы власти не особенно поддерживают.

Заместитель председателя ВС РФ Владимир Давыдов говорил, что декриминализация разгрузит суды, позволит следователям сосредоточиться на более опасных преступлениях, избавит осужденных от тяжелых последствий уголовного дела.

Поправки сильно возмутили родительские организации, Русскую православную церковь и многих высокопоставленных людей (например, Елену Мизулину).

В РПЦ говорили, что власти приняли закон, который позволит привлекать родителей к уголовной ответственности за шлепки детям, в то время как посторонним людям за такие действия строгое наказание не грозит. В пояснительной записке к законопроекту говорится, что он «направлен на устранение неоднозначного толкования положений», возникших после принятия последних поправок в статью о побоях.

Если говорить о более глубоких причинах, возможно, дело в самом отношении государства и российского общества к проблеме насилия в семье.

Грубо суммируя высказывания некоторых сторонников декриминализации побоев, позиция получилось примерно такой: семья — это святое, государство туда лезть не может, в шлепках ничего ужасного нет, такие у нас семейные ценности, мы не Запад, где родителей могут посадить за воспитание детей.

Один из главных принципов уголовного права – принцип справедливости. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Поэтому выражение «dura lex sed lex» действует при условии точного исполнения закона. В идеальном правовой системе мы должны чувствовать некоторое удовлетворение от получаемого результата.

Но если закон, который ввели в действие, исполняется, но положительных тенденций не видно, и жертвы насилия продолжают идти в колонии эшелонами – может быть, стоит что-то изменить?

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/8/5/delo_sester_hachaturyan_sobaka_laet_karavan_idet_ili_pochemu_obschestvennost_i_smi_ne_mogut_povliyat

Право-online
Добавить комментарий