Как нам быть, если не выдают кассационное определение?

«Отказные» определения и «право не согласиться» Председателя и заместителей Председателя Верховного суда РФ с результатами изучения кассационных и надзорных жалоб

Как нам быть, если не выдают кассационное определение?

В гражданском судопроизводстве при подаче кассационной и надзорной жалоб существует промежуточная стадия – изучение судьей суда кассационной и надзорной инстанции вопроса о рассмотрении жалобы в судебном заседании суда кассационной или надзорной инстанции.

По результатам такого «изучения» судья кассационной (ч. 2 ст. 381 ГПК РФ) и надзорной (ч. 2 ст. 391.

5 ГПК РФ) инстанции выносит определение (1) об отказе в передаче жалобы или (2) о передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной и надзорной инстанции.

На практике такой порядок несет в себе серьезные проблемы для реализации права на судебную защиту, наиболее важными из которых являются:

1)      изучение жалобы производится одним судьей, а не в коллегиальном составе;

2)      изучение жалобы и вынесение определения производится без вызова сторон;

3)      определения об отказе в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании нельзя обжаловать.

Кроме того, «отказные определения» несмотря на требование ГПК РФ об их  мотивированности, на практике включают мотивировочную часть лишь формально, как правило, в виде нескольких абзацев текста, а иногда и предложений.

Любопытно, что конституционность порядка передачи кассационной и надзорной жалоб для рассмотрения в судебном заседании являлось предметом многих жалоб в Конституционный Суд. Большинство из них Конституционный Суд счел неприемлемыми и отказал в их принятии (определения от 25 февраля 2013 г.

№ 220-О, от 24 декабря 2012 г. № 2402-О, от 18 октября 2012 г. № 1966-О, от 16.02.2012 № 363-О-О, от 23 марта 2010 г. № 344-О-О и др.). В результате их анализа становится очевидным, что стадия изучения жалоб подвергалась критике во многих жалобах в КС РФ.

Однако Конституционный суд остался непреклонен:

«Предусмотренная гражданским процессуальным законодательством предварительная процедура рассмотрения судьей жалоб на вступившие в законную силу судебные постановления обусловлена целью обеспечить баланс публичного и частного интересов и исключить явно необоснованные обращения.

Само по себе введение данной процедуры, в рамках которой определяются правовые основания для дальнейшего движения дела (истребования дела, передачи его для рассмотрения судом по существу), исходя из доводов, изложенных в жалобе, и содержания обжалуемых судебных постановлений (материалов истребованного дела), отвечает правовой природе и предназначению производства по пересмотру вступивших в законную силу судебных постановлений и не может расцениваться как не совместимое с правом каждого на судебную защиту и на справедливое судебное разбирательство, притом что при рассмотрении дела по существу судом в отношении сторон и иных участвующих в нем лиц обеспечивается соблюдение основных процессуальных принципов и гарантий.

Данные выводы содержатся в сохраняющем силу Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года № 2-П, в котором также указывалось на то, что пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений по своему содержанию и предназначению является дополнительным способом обеспечения правосудности судебных решений, который, имея резервное значение, используется, когда неприменимы или исчерпаны все обычные средства процессуально-правовой защиты» (определение КС РФ от 25 февраля 2013 г. № 220-О).

Важно отметить, что на уровне кассационной инстанции в наиболее распространенном случае подсудности (решение, вынесенное районным судом, обжалуется в апелляционном, а затем и кассационном порядке) возможны подача кассационной жалобы сначала в президиум Верховного суда «субъекта», а затем в одну из коллегий Верховного суда РФ – таким образом, фактически устанавливаются две кассационные инстанции. Однако до рассмотрения коллегией ВС РФ жалоба изучается судьей Верховного суда, который может отказать в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании. При таком отказе в надзорную инстанцию (В Президиум Верховного Суда) законодатель вообще не предусматривает права подачи надзорной жалобы, поскольку ГПК РФ устанавливается возможность обжаловать определения коллегии ВС РФ (п. 6 ч. 2 ст. 391.1 ГПК РФ), до рассмотрения которой дело может просто не дойти. Таким образом, определение судьи суда кассационной инстанции о передаче или отказе передачи кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании имеет определяющее значение для реализации права на судебную защиту.   

В дополнение к данной процедуре в ГПК РФ устанавливается право  Председателя Верховного Суда и его заместителей не согласиться с определением судьи Верховного Суда об отказе в передаче кассационных жалобы и представлений для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции (ч. 3 ст. 381 ГПК РФ) или  надзорных жалоб и представлений для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда (ч. 3 ст. 391.5 ГПК РФ) и вынести определение о его отмене и передаче кассационной жалобы, представления с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Какова цель данной экстраординарной процедуры изучения кассационных и надзорных жалобправо не согласиться»)? Если процедура преодоления «отказного определения» была установлена с целью исправления возможных ошибок судей, изучавших кассационную и надзорную жалобу, то она изначально содержала в себе ряд существенных недостатков и не выполняет в системном ключе на практике данную задачу.

Кроме того, в действующих нормах ГПК РФ не предусмотрено, вправе ли лицо, подававшее кассационную жалобу, инициировать данный вопрос перед председателем и зампредом Верховного Суда или же последние вправе «не согласиться» только по собственной инициативе.

Какой из зампредов ВС РФ вправе рассматривать подобные обращения? Не удалось найти и какой-либо регламент рассмотрения подобных обращений председателем и заместителем председателя Верховного Суда, а также правоприменительную практику по данному вопросу.

Данные аспекты вызывают у тяжущихся сторон на практике вопросы об их процессуальным праве и процедуре обращения к должностным лицам Верховного Суда.

Также, очевидно, что в случае если данные жалобы будут направляться Председателю Верховного Суда и его заместителям, аппараты последних будут перегружены документами.

Что касается надзорной жалобы, то такой порядок (ст. 391.

11 ГПК РФ) предусматривает пересмотр по жалобе заинтересованных лиц или по представлению прокурора «в целях устранения фундаментальных нарушений норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений и лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных настоящим Кодексом, в том числе права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, либо существенно ограничили эти права». Однако правоприменительной практики по нему точно также мало, как и в отношении кассации.

Поэтому все же представляется, что, первую очередь, «право не согласиться» изначально устанавливалось для укрепления вертикали власти в системе судов общей юрисдикции и было нацелено на собственную инициативу Председателя и заместителей Председателя Верховного Суда.

Понятно, что авторы поправок о реформировании кассации и надзора, предусматривающих двухступенчатую систему рассмотрения кассационных и надзорных жалоб, руководствовались соображениями процессуальной экономии. Однако о какой экономии можно вести речь, если в гражданском процессе предусматривается фактически две кассационные инстанции?

Проводя сравнение с системой арбитражных судов, следует отметить отсутствие в последней процедуры изучения кассационной жалобы в принципе в кассационной инстанции и рассмотрение вопроса о передаче в Президиум ВАС РФ заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора в коллегиальном составе.  Представляется, что данная модель на порядок более эффективна существующей в системе судов общей юрисдикции.

Учитывая то, что действующая модель изучения и рассмотрения кассационных и надзорных жалоб несет в себе ряд указанных выше существенных недостатков и требует пересмотра, хотелось бы предложить для обсуждения несколько вопросов об оптимизации порядка рассмотрения кассационных и надзорных жалоб, а именно:

1. Необходима ли в принципе такая процедура как изучение судьей суда кассационной инстанции вопроса о рассмотрении жалобы в судебном заседании суда кассационной или надзорной инстанции?

2. Необходимы ли две кассационные инстанции в системе судов общей юрисдикции, вместо которых можно было бы создать одну «полную» кассацию?

3. Обеспечивает ли единоличное без вызова сторон изучение вопроса о рассмотрении жалобы в судебном заседании суда кассационной или надзорной инстанции обеспечить реализацию права на судебную защиту?

4. Необходимо ли существование «права не согласиться» в гражданском процессе?

Также буду признателен приведению примеров реализации «права не согласиться» председателем и заместителем председателя Верховного суда, и идей о совершенствовании рассмотрения и изучения кассационных и надзорных жалоб.

С уважением,

Роман Шабров,

управляющий партнер юридической фирмы «БРАС».

Источник: https://zakon.ru/Discussions/otkaznye_opredeleniya_i_pravo_ne_soglasitsya_predsedatelya_i_zamestitelej_predsedatelya_verhovnogo_s/6370

Интервью / Особое мнение СПб / Иван Павлов

Как нам быть, если не выдают кассационное определение?

А. Веснин― Добрый день. Меня зовут Арсений Веснин, и сегодня мы будем беседовать с лидером «Команды 29» адвокатом Иваном Павловым. Иван, приветствую вас.

И. Павлов― Добрый день.

А. Веснин― Иван, эфир нас застал на минуте, когда вы хотели сказать, про что мы должны поговорить.

И. Павлов― Буквально недавно прошла новость о том, что гражданку Израиля, помилованную президентом, наконец, освободили из колонии. Свобода, та редкая ценность, которую иногда удаётся защитить, конечно, многого стоит. Поэтому адвокаты любят говорить о подобного рода случаях. И замечательно, что в нашей стране такой институт, как помилование — применяется. Конечно, редко применяется.

В моей практике было три помилования, трое моих подзащитных были помилованы президентом, это те самые женщины из Сочи, которых обвиняли в государственной измене за то, что они отправили смс о том, что видели, как через город Сочи идёт железнодорожный состав, гружённый военной техникой.

И отправили эту смс своим знакомым в Грузию. Они были арестованы, им было предъявлено обвинение в государственной измене. Оказывается, таких женщин было гораздо больше, чем три, их было 15. 15 человек практически были осуждены за это.

Кто-то был обменян и освобождён путём обмена с грузинской стороной.

А. Веснин― Они гражданками Грузии были?

И. Павлов― Кто-то был гражданками Грузии, им удалось освободиться с помощью обмена на тех лиц, которых Россия хотела освободить из следственных изоляторов Грузии. Но я защищал четверых, троих из них помиловал президент.

Причём так получилось, что одну он помиловал ещё до того, как апелляционная инстанция Верховного суда рассмотрела это дело.

Вообще, уникальный случай, когда президент вмешался в судебное разбирательство ещё до того, как суд поставил точку в этом деле.

А. Веснин― Но юридически он имеет право это делать, или нет?

И. Павлов― Формально имеет право. Президент у нас вообще… Чем дальше мы живём, тем больше инициатив о том, чтобы расширять его права.

А. Веснин― Мы поговорим ещё про поправки к Конституции. Помилование – это политическое решение у нас в стране?

И. Павлов― Конечно.

А. Веснин― То есть, это не про гуманизм? Изначально это про какую-то гуманность, а в итоге – политика. Правильно я понимаю?

И. Павлов― В указах всегда пишут: «Руководствуясь принципами гуманизма – помиловать». Но зачастую, конечно, руководитель страны действует, руководствуясь политическими соображениями.

Здесь и общественное мнение было подогрето, и когда были выступления со стороны политиков Израиля, и президент и премьер-министр высказались на этот счёт и попросили Путина, лично разговаривали с ним по поводу этого дела, он совершил этот поступок.

Я считаю, что это замечательно. «Свобода лучше, чем несвобода», — как сказал Дмитрий Анатольевич Медведев.

А. Веснин― Если мы заговорили про эту историю с Наама Иссахар, как вам кажется – эта история была изначально для того, чтобы её посадить, а потом отпустить? Или для чего вообще?

И. Павлов― Вы знаете, можно, конечно, тут всякие теории заговора выдвигать, но я не сторонник.

Так работает система, так работает Левиафан: схватил жертву и держит её до тех пор, пока кто-нибудь не выдернет её из пасти. Либо жертва просто поглощается этим Левиафаном.

Здесь этого не произошло, сложилось так, что множество сил – и адвокаты, которые проделали большую работу, и общественное мнение…

А. Веснин― И, собственно, политики Израиля.

И. Павлов― И политики, да. И вот всё здесь, как в идеальном шторме, сложилось, и вот такой результат. Очень хороший результат. И я поздравляю своих коллег, которые работали в этом деле.

А. Веснин― Нааму Иссахар обвиняли в том, что она занималась контрабандой наркотиков, ну и, собственно, её защитники приводили довольно много аргументов относительно того, что это не совсем правда, то есть – совсем не правда, и что она этим не занималась. В конце концов, эта история разрешилась.

Ну а история с наркотиками, которая в этом году даже громче, чем история Наамы Иссахар – это история с Иваном Голуновым. Накануне всё-таки задержали пятерых полицейских, которые якобы и подбрасывали эти самые наркотики Голунову.

С Иваном мы общались какое-то время назад, и он говорил, что, конечно, все имена, все эти люди, а уж особенно те, которые были исполнителями, известны сразу. Как вы думаете – почему этого не происходило-не происходило, а потом внезапно их задержали? Я так понимаю, что сегодня их будут арестовывать.

Во всяком случае, должны выбирать меру пресечения. Почему внезапно их решили арестовать?

И. Павлов― Вот так работает система. Когда речь идёт о своих, о совершении должностных преступлений – а это, безусловно, должностное преступление – то система иногда… Кстати, оправдательных приговоров по этой категории на порядок больше, чем по другим.

А. Веснин― Кстати, сколько? Обычно оправдательных сколько, 0,73%?

И. Павлов― Обычно – 0,17%. А здесь – почти 2. То есть, на порядок выше.

А. Веснин― Всё равно не очень много.

И. Павлов― Не очень много, но всё-таки ощутимо, а 0,17 – уж совсем ничто. Ниже плинтуса, та самая случайность, которая по вероятности можно определить какими-то цифрами.

А. Веснин― Получается, в 10 раз чаще оправдывают подозреваемых в должностных преступлениях.

И. Павлов― И это суды. На практике такие преступления прекращаются и на стадии предварительного следствия намного чаще. По разным основаниям: по реабилитирующим, за отсутствием состава преступления, сроки давности истекают… Почему — можно понять.

Потому что это одна и та же система и своих поглощать как бы не совсем комильфо. Поэтому стараются поглощать чужих. То есть, нас с вами, например. А сотрудники правоохранительных органов редко когда привлекаются к ответственности, в основном по каким-то резонансным случаям.

И «дело Голунова», безусловно, подпадает под эту категорию дел.

https://www.youtube.com/watch?v=T3ENYa1gLU4

Адвокаты не должны выказывать радость по поводу того, что кто-то задержан, поскольку мы всё-таки не должны выступать с позиции обвинения по тем делам, в которых не участвуем.

Но в этом конкретном деле я считаю, что это положительный шаг, что должностные лица начали привлекаться к уголовной ответственности. Потому что таких случаев – знаю не понаслышке – очень много; фальсификаций – навалом.

Я сейчас участвую в деле Карины Цуркан, которую обвиняют в государственной измене и шпионаже.

А. Веснин― Давайте мы про Карину Цуркан отдельно поговорим, интересная история. Всё-таки, заканчивая с Голуновым: хорошо, исполнителей по этому, очень резонансному, делу вроде бы привлекают к ответственности. Естественно, всем интересно, кто заказчик, кто за этим стоит. Как вы думаете, здесь дойдёт дело до того, что его найдут?

И. Павлов― Вы знаете, сомневаюсь, поскольку всё-таки заказчика найти не так легко (в процессуальном смысле, доказать его причастность), как доказать вину исполнителей.

Исполнители – вот они, все на виду. Заказчик остаётся за кадром.

Если исполнители не идут на контакт со следствием и не дают показаний на заказчика, то вычислить его…
Вернее, так: даже если ты знаешь, кто это – доказать просто невозможно.

А. Веснин― Иван, теоретический вопрос у меня возник: допустим, мы знаем, что некий человек Н повлиял с помощью своих связей или каким-то другим образом на этих полицейских, или, скорее, на их руководство. Эти сказали: «Давайте, подбросьте наркотики, а мы всё сделаем, будет всё чисто и красиво».

Допустим, мы всё знаем, по разным косвенным признакам, или, может быть, кто-то впрямую сказал, но никогда не скажет это под присягой, что это – вот этот человек Н. Следователь не может доказать, полицейские пошли в отказ: «Нет, мы ничего говорить не будем, сами решили это сделать», или вообще – «сами ничего не делали».

Никаких звонков, съёмки передачи денег – ничего нет. Но следователь уверен, что это он. Как вам кажется, имеет ли смысл такой процесс всё-таки довести до суда просто ради того, чтобы, например, фамилию этого человека, господина Н, донести до общественности? Хотя бы опубличить всё это.

Имеет смысл или это плохая юридическая практика?

И. Павлов― Я думаю, что всё-таки это плохая юридическая практика, потому что юридическая ответственность – это некоторые процедуры, установленные законом. Это не суд Божий, это суд человеческий, который состоит из процедур, нарушать которые просто нельзя.

Потому что порой это будет приравнено к тому преступлению, за которое вы хотите привлечь кого-то к уголовной ответственности.

Я считаю, что в таких случаях, когда доказать нельзя, но всё указывает… Вернее так: если есть что-то, что указывает на вину определённых лиц – эта информация подлежит циркулированию в обществе.

Формировать общественное мнение и даже проводить какие-то общественные расследования – это дело журналистов.

Они должны об этом рассказать обществу, о своих сомнениях в отношении конкретного лица, которое подозревается в чём-то журналистом.

Великий и могучий русский язык позволяет сделать так, чтобы юридически всё было в рамках, чтобы никаких исков не последовало, чтобы журналист себя обезопасил в юридическом смысле.

А. Веснин― Условно говоря, следователь — если это не журналист-расследователь, который сам провёл расследование и решил опубликовать – может слить это? Адвокат может слить, намекнуть.

И. Павлов

Источник: https://echo.msk.ru/programs/personalno/2579592-echo/

Арбитражный суд Московского округа

Как нам быть, если не выдают кассационное определение?

Возможность обжалования лицами, участвующими в деле, а также иными лицами в случаях, предусмотренных Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (далее – АПК РФ), в порядке кассационного производства вступивших в законную силу решения арбитражного суда первой инстанции, если такое решение было предметом рассмотрения в арбитражном суде апелляционной инстанции или если арбитражный суд апелляционной инстанции отказал в восстановлении пропущенного срока подачи апелляционной жалобы, и постановление арбитражного суда апелляционной инстанции полностью или в части, при условии, что иное не предусмотрено АПК РФ, закреплена положениями статьи 273 АПК РФ.

В соответствии с частью 1 статьи 275 АПК РФ кассационная жалоба подается в арбитражный суд кассационной инстанции, полномочный ее рассматривать, через арбитражный суд, принявший решение.

В случае подачи заявителем кассационной жалобы непосредственно в суд кассационной инстанции Арбитражный суд Московского округа возвращает кассационную жалобу заявителю на основании статьи 275 АПК РФ.

Согласно части 1 статьи 276 АПК РФ кассационная жалоба может быть подана в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления в законную силу обжалуемых решения, постановления арбитражного суда, если иное не предусмотрено АПК РФ.

При этом из части 2 статьи 276 АПК РФ следует, что срок подачи кассационной жалобы, пропущенный по причинам, не зависящим от лица, обратившегося с такой жалобой, в том числе в связи с отсутствием у него сведений об обжалуемом судебном акте, по ходатайству указанного лица может быть восстановлен арбитражным судом кассационной инстанции при условии, что ходатайство подано не позднее чем через шесть месяцев со дня вступления в законную силу обжалуемого судебного акта или, если ходатайство подано лицом, указанным в статье 42 АПК РФ, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов обжалуемым судебным актом.

В соответствии со статьей 277 АПК РФ кассационная жалоба подается в арбитражный суд в письменной форме и подписывается лицом, подающим жалобу, или его уполномоченным на подписание жалобы представителем. Кассационная жалоба также может быть подана посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

В кассационной жалобе должны быть указаны:

1) наименование арбитражного суда, в который подается кассационная жалоба;

2) наименования лица, подающего жалобу, с указанием его процессуального положения, а также других лиц, участвующих в деле, их место нахождения или место жительства;

3) наименование арбитражного суда, принявшего обжалуемое решение, постановление, номер дела и дата принятия решения, постановления, предмет спора;

4) требования лица, подающего жалобу, о проверке законности обжалуемого судебного акта и основания, по которым лицо, подающее жалобу, обжалует решение, постановление, со ссылкой на законы или иные нормативные правовые акты, обстоятельства дела и имеющиеся в деле доказательства;

5) перечень прилагаемых к жалобе документов.

В кассационной жалобе могут быть также указаны номера телефонов, факсов, адреса электронной почты и иные необходимые для рассмотрения дела сведения, заявлены имеющиеся ходатайства.

Лицо, подающее кассационную жалобу, обязано направить другим лицам, участвующим в деле, копии кассационной жалобы и прилагаемых к ней документов, которые у них отсутствуют, заказным письмом с уведомлением о вручении либо вручить их другим участвующим в деле лицам или их представителям лично под расписку.

К кассационной жалобе прилагаются:

1) копия обжалуемого судебного акта;

2) документы, подтверждающие уплату государственной пошлины в установленных порядке и размере или право на получение льготы по уплате государственной пошлины, либо ходатайство о предоставлении отсрочки, рассрочки уплаты государственной пошлины, об уменьшении ее размера;

3) документы, подтверждающие направление или вручение другим лицам, участвующим в деле, копий кассационной жалобы и документов, которые у них отсутствуют;

4) доверенность или иной документ, подтверждающие полномочия на подписание кассационной жалобы.

Документы, прилагаемые к кассационной жалобе, могут быть представлены в арбитражный суд в электронном виде.

Как следует из части 1 статьи 280 АПК РФ арбитражный суд кассационной инстанции, установив при рассмотрении вопроса о принятии кассационной жалобы к производству, что она подана с нарушением требований, установленных статьей 277 АПК РФ, выносит определение об оставлении кассационной жалобы без движения.

В определении арбитражный суд указывает основания оставления кассационной жалобы без движения и срок, в течение которого лицо, подавшее кассационную жалобу, должно устранить обстоятельства, послужившие основанием для оставления кассационной жалобы без движения. При определении продолжительности этого срока учитывается время, необходимое для устранения упомянутых обстоятельств, а также время на доставку почтовой корреспонденции.

Арбитражный суд кассационной инстанции возвращает кассационную жалобу по основаниям, предусмотренным статьей 281 АПК РФ, если при рассмотрении вопроса о принятии кассационной жалобы к производству установит, что:

1) кассационная жалоба подана лицом, не имеющим права на обжалование судебного акта в порядке кассационного производства, или подана на судебный акт, который в соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации не обжалуется в порядке кассационного производства;

2) кассационная жалоба подана по истечении срока подачи кассационной жалобы, установленного Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, и не содержит ходатайство о его восстановлении или в восстановлении пропущенного срока отказано;

3) до вынесения определения о принятии кассационной жалобы к производству арбитражного суда кассационной инстанции от лица, подавшего кассационную жалобу, поступило ходатайство о ее возвращении;

4) не устранены обстоятельства, послужившие основанием для оставления кассационной жалобы без движения, в срок, установленный в определении суда;

5) кассационная жалоба подана на судебный акт, который не был обжалован в арбитражный суд апелляционной инстанции, если иное не предусмотрено Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.

Арбитражный суд кассационной инстанции также возвращает жалобу, если отклонено ходатайство о предоставлении отсрочки, рассрочки уплаты государственной пошлины, об уменьшении ее размера.

Согласно части 4 статьи 281 АПК РФ возвращение кассационной жалобы не препятствует повторному обращению с кассационной жалобой в арбитражный суд в общем порядке после устранения обстоятельств, послуживших основанием для ее возвращения.

Порядок и сроки обжалования определений арбитражных судов установлены в статье 188 АПК РФ.

Определение арбитражного суда может быть обжаловано отдельно от обжалования судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, в случаях, если в соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации предусмотрено обжалование этого определения, а также, если это определение препятствует дальнейшему движению дела.

Жалоба на определение арбитражного суда апелляционной инстанции может быть подана в арбитражный суд кассационной инстанции в срок, не превышающий месяца со дня вынесения определения, если иной срок не установлен АПК РФ.

Жалоба на постановление арбитражного суда апелляционной инстанции, принятое по результатам рассмотрения апелляционной жалобы на определение арбитражного суда первой инстанции, может быть подана в арбитражный суд кассационной инстанции в срок, не превышающий месяца со дня вступления в законную силу такого постановления, если в соответствии с АПК РФ такое постановление может быть обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции.

В силу части 2 статьи 290 АПК РФ кассационные жалобы на определения арбитражного суда апелляционной инстанции о возвращении апелляционной жалобы и на другие препятствующие дальнейшему движению дела определения рассматриваются арбитражным судом кассационной инстанции в срок, не превышающий пятнадцати дней со дня поступления такой жалобы в арбитражный суд кассационной инстанции.

Жалоба на определение арбитражного суда кассационной инстанции может быть подана в срок, не превышающий месяца со дня вынесения определения, в порядке, установленном статьей 291 АПК РФ.

Согласно части 1 статьи 291 АПК РФ жалобы на определение арбитражного суда кассационной инстанции о возвращении кассационной жалобы, поданные в арбитражный суд кассационной инстанции, вынесший такое определение, рассматриваются коллегиальным составом судей этого же суда в десятидневный срок со дня поступления жалобы в суд без извещения сторон.

В соответствии с частью 2 статьи 291 АПК РФ жалобы на другие определения арбитражного суда кассационной инстанции, обжалование которых предусмотрено настоящим Кодексом, рассматриваются тем же арбитражным судом кассационной инстанции в ином судебном составе в порядке, предусмотренном настоящей главой.

Часть 3 статьи 291 АПК РФ предусматривает, что по результатам рассмотрения жалобы на определение арбитражного суда кассационной инстанции выносится определение.

Источник: http://fasmo.arbitr.ru/process/persons_involved_in_the_case

Сносить нельзя достроить: запятую в деле о сносе «Золотой середины» поставит Поволжский арбитраж

Как нам быть, если не выдают кассационное определение?

«Конкурсник» «Свея» намерен просить суд об обеспечительной мере — приостановить исполнение решения о демонтаже

Решение о сносе девяти этажей и одного подъезда в 6-м доме «Золотой середины» второй раз устояло в апелляции.

11-й Арбитражный апелляционный суд в Самаре постановил оставить в силе определение АС РТ, принятое еще в мае 2018-го, согласно которому половина казанского долгостроя подлежит демонтажу как самовольная постройка.

Постановление пока не исполнено, а застройщик и дольщики намерены оспорить его в Поволжском арбитраже. «Реальное время» выяснило, с какими доводами они в очередной раз пойдут в суд.

В своем решении председательствующий судья 11-го арбитража Николай Мальцев опирался в том числе на новую экспертизу, которую по поручению суда провел эксперт казанского ООО «ПСФ «Кариатида» Александр Нурмухаметов.

Именно на эту, уже вторую, экспертизу дольщики, имевшие несчастье купить квартиры на подлежащих сносу этажах, возлагали особые надежды.

Казанский исполком, со своей стороны, приводил в суде доводы о недопустимости рассмотрения результатов этой экспертизы в качестве доказательства, однако судья эти доводы отклонил.

Напомним, первая экспертиза, проведенная КазГАСУ, содержит однозначный вывод, что эксплуатация дома в нынешнем 18-этажном исполнении невозможна: «Дальнейшее строительство жилого дома и его эксплуатация в фактически построенном виде невозможноы, так как техническое состояние свайного основания плитного ростверка плитно-свайного фундамента дома в соответствии с пунктом 3.13 ГОСТ 31937 — «Здания и сооружения. Правила обследования и мониторинга» — оценивается как аварийное и представляет угрозу жизни и здоровью граждан при эксплуатации объекта».

Повторная экспертиза «Кариатиды» содержит более обтекаемые формулировки и не приходит к выводу об однозначной необходимости сноса: «Техническое состояние железобетонных конструкций каркаса и плитного фундамента определяется как неизменно стабильное». Но в то же время «выявлены отступления от обязательных технических требований и отдельных разделов проектных разработок, допущенные при строительстве железобетонного 20-уровневого 6-секционного каркаса».

Фото Ирины Плотниковой (архивное фото)

Кроме того, «отдельные разделы проектных разработок конструкций незаконченной постройки составлены на основе ограниченных и неоднозначных инженерных изысканий Вертикальные железобетонные элементы каркаса исполнены со значительными нарушениями технологии устройства таких конструкций», но «установленные дефекты и повреждения не оказывают влияния на их несущую способность». «Горизонтальные несущие конструкции устроены с нарушениями технических требований, предъявляемых к этим элементам». «Установленные дефекты, повреждения вертикальных железобетонных элементов каркаса и горизонтальных несущих конструкций относятся ко второй группе по характеру влияния на несущую способность, снижающих долговечность конструкций, по причине их негативного развития во времени, выражающихся в увеличении трещин, фрагментарного разрушения бетона, прогресса явлений карбонизации, коррозии незащищенной арматуры». При этом, как считает эксперт, демонтаж «лишних» этажей и секции технически возможен «при условии неприменения импульсных воздействий».

Суд снова за снос

Трактовать выводы этой экспертизы можно по-разному: с одной стороны, нарушения есть, с другой — конструкция стабильная, а выявленные дефекты не влияют на несущую способность каркаса. «Реальное время» обратилось за более конкретными разъяснениями к проводившему экспертизу Александру Нурмухаметову, однако закон запрещает ему разглашать сведения, полученные в ходе судебной экспертизы.

Суд же счел выводы эксперта о том, что спорный объект возведен с многочисленными нарушениями и отступлениями от норм, правил и положений федерального законодательства, достаточным основанием для того, чтобы оставить в силе решение о демонтаже.

Еще один довод — якобы отсутствие у застройщика (фирмы «Свея») разрешения на строительство 18-этажки.

«На возведенный в таком виде объект капитального строительства (18-этажного 6-секционного многоквартирного дома) отсутствует соответствующее разрешение, т. е.

он возведен и существует без надлежащего оформления в порядке, предусмотренном градостроительным законодательством», — говорится в постановлении суда.

Юристы застройщика уверяли в обратном: мол, разрешение на стройку дома имелось.

Фото Ирины Плотниковой (архивное фото)

Представитель дольщиков: суд не учел изменения в законодательстве и неверно оценил выводы экспертизы

Адвокат Игорь Фишман, представляющий в суде интересы дольщиков, сообщил корреспонденту «Реального времени», что уже подготовил кассационную жалобу на постановление.

— Конечно, дольщики будут подавать кассацию в Арбитражный суд Поволжского округа. Оценивать шансы на положительное решение не буду, но доводы, которые мы излагаем в жалобе, перечислю. Во-первых, мы считаем, что суд неправильно применил нормы материального права, статья 222 Гражданского кодекса.

Суд апелляционной инстанции в своем решении четко указал, что применяет норму права в той редакции, которая действовала на момент подачи искового заявления. Но последние изменения произошли осенью 2018 года, они касались того, что отсутствие разрешения на строительство не является безусловным основанием для сноса строения.

Если бы суд апелляционной инстанции применил норму права в той редакции, которая действовала на момент постановки апелляционного решения, то, мы считаем, решение было бы в корне другим, — пояснил адвокат. — Во-вторых, существует большая путаница и сомнения относительно разрешения на строительство. То, что разрешения на 18 этажей нет, — это только довод муниципалитета.

На самом деле разрешение было, причем именно на 18 этажей, его изъяли в рамках уголовного дела, и копия в деле есть. Муниципалитет всячески от этого разрешения открещивается, но это очень спорный момент. Доводы муниципалитета о том, что разрешение не выдавалось, судом вообще не проверялись: просто поверили на слово, грубо говоря.

Что касается экспертизы, а их две, и они взаимоисключающие, то, на наш взгляд, суд произвел неверную оценку доказательств, а именно второй экспертизы.

Кассационную жалобу готовит и сторона застройщика. Об этом «Реальному времени» сообщил конкурсный управляющий банкрота, фирмы «Свей», Андрей Урлуков.

По его словам, жалоба будет подана в отведенный законом срок — до конца января. При этом управляющий намерен попросить суд в качестве обеспечительной меры приостановить исполнение решения о сносе.

Подробнее излагать доводы, которые представит в суде, Урлуков пока не стал.

Фото Максима Платонова (архивное фото)

Неопределенность тормозит процесс

Между тем неопределенность в вопросе возможного сноса мешает республиканскому Фонду поддержки дольщиков запустить в отношении «Золотой середины» механизм финансирования достройки дома (или выплаты компенсаций в случае сноса) по линии федерального Фонда поддержки дольщиков («Дом.РФ»). Как сообщил «Реальному времени» руководитель республиканского фонда Иван Новиков, до тех пор, пока не будет окончательного решения, говорить о каком-то конкретном механизме поддержки дольщиков преждевременно.

— Нам необходима определенность в этом вопросе. В любом случае, с фондом «Дом.

РФ» мы ведем переговоры о том, чтобы применить комбинированный способ оказания поддержки: если будет решение о сносе, дом достроят в конструктиве девятиэтажного, а тем дольщикам, которые, к сожалению, квартир не получат, выплатят компенсацию по рыночным ценам. Как я понимаю, будет еще одно рассмотрение, и, возможно, по его итогам появится определенность, — пояснил Иван Новиков.

НедвижимостьОбществоБизнес Татарстан

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/163622-vopros-o-snose-zolotoy-serediny-reshit-povolzhskiy-arbitrazh

Приказ Судебного департамента при Верховном Суде России от 01 октября 2019 г. №224

Как нам быть, если не выдают кассационное определение?

Обзор документа

В соответствии с Федеральным конституционным законом от 29 июля 2018 г.

№ 1-ФКЗ “О внесении изменений в Федеральный конституционный закон “О судебной системе Российской Федерации” и отдельные федеральные конституционные законы в связи с созданием кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции”, Федеральным законом от 8 января 1998 г. № 7-ФЗ “О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации” приказываю:

1. Утвердить прилагаемую Инструкцию по судебному делопроизводству в кассационных судах общей юрисдикции (далее – Инструкция) и ввести ее в действие с 1 октября 2019 года.

2. Председателям кассационных судов общей юрисдикции организовать изучение и обеспечить исполнение требований Инструкции, устанавливающих основные и единые правила организации делопроизводства в данных судах.

3. Настоящий приказ вступает в силу со дня его подписания.

Генеральный директор А.В. Гусев

УТВЕРЖДЕНАприказом Судебного департаментапри Верховном СудеРоссийской Федерации

от 1 октября 2019 г. № 224

1. Общие положения и руководство организацией судебного делопроизводства в кассационных судах общей юрисдикции

1.1. Настоящая Инструкция по судебному делопроизводству в кассационных судах общей юрисдикции (далее – Инструкция) разработана в целях организации и совершенствования документационного обеспечения деятельности кассационных судов общей юрисдикции и устанавливает основные и единые правила организации делопроизводства.

Кассационный суд общей юрисдикции (далее – кассационный суд) в соответствии с установленной федеральными законами подсудностью рассматривает дела в качестве кассационной инстанции по жалобам и представлениям на вступившие в законную силу судебные акты, а также дела по новым или вновь открывшимся обстоятельствам и осуществляет иные полномочия в соответствии с федеральными законами.

1.2. Инструкция разработана на основании Государственной системы документационного обеспечения управления (ГСДОУ) – Национального стандарта Российской Федерации ГОСТ Р 7.0.8-2013 “Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения” и устанавливает основные и единые правила организации делопроизводства.

Положения настоящей Инструкции распространяются как на традиционное делопроизводство, так и на организацию работы с документами с использованием специализированных автоматизированных информационных систем ведения судебного делопроизводства (специальные программные средства Государственной автоматизированной системы “Правосудие”, обеспечивающие ведение автоматизированного судебного делопроизводства (далее – ПС ГАС “Правосудие”).

Судебные акты и иные процессуальные документы суда оформляются в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации.

Служебные документы суда, в том числе организационно-распорядительные документы, оформляются в соответствии с национальным стандартом Российской Федерации ГОСТ Р 7.0.97-2016 “Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу.

Организационно-распорядительная документация. Требования к оформлению документов”, Положением о порядке оформления служебных документов федеральными судами общей юрисдикции, утвержденным Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации.

1.3. Работники аппарата суда обязаны знать настоящую Инструкцию, неукоснительно соблюдать требования, предъявляемые к организации делопроизводства в суде.

Правила и порядок работы с документами, установленные настоящей Инструкцией, обязательны для всех работников аппарата суда. Все работники аппарата суда ответственны за выполнение требований Инструкции, сохранность служебных документов и неразглашение содержащейся в них информации.

Работники аппаратов кассационных судов должны быть знакомы с нормами гражданского, уголовного, административного судопроизводства, законодательства об административных правонарушениях, постоянно совершенствовать свои знания и профессиональный уровень путем самостоятельной подготовки и прохождения соответствующего обучения.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/72702182/

Право-online
Добавить комментарий