Как ограничить доступ человеку в свою квартиру, которую сдаю в аренду его знакомому?

Семья обожглась на покупке квартиры в Минске. Бывшая собственница полгода не отдает «двушку» и меняет замки – Недвижимость Onliner

Как ограничить доступ человеку в свою квартиру, которую сдаю в аренду его знакомому?

С минчанином Дмитрием и его семьей приключилась история, полная абсурда. Заплатив почти $50 тысяч в эквиваленте, в мае 2016 года он стал, как ему казалось, полноправным собственником двухкомнатной квартиры в Зеленом Луге. Семья строила планы и собралась было перевозить вещи, как вдруг в купленной квартире обосновалась пенсионерка — бывшая собственница.

Выселить женщину не может даже милиция. «Договор купли-продажи оформлялся через агентство недвижимости, я заплатил деньги, получил штамп о прописке по новому месту жительства. И уже полгода не могу даже попасть на порог собственной квартиры.

Мало того, рискую остаться как без честно приобретенного жилья, так и без шансов вернуть деньги», — переживает Дмитрий и подозревает, что, возможно, стал жертвой мошенничества.

— У нас с женой двое малолетних детей. Дочке в феврале исполнится шесть, сыну два года. Своего жилья у нас нет. Уже лет пять снимаем «полуторку» и платим за нее сейчас $260 по курсу в месяц. Конечно, как любая молодая семья, всегда мечтали о собственной квартире, — начинает свой рассказ Дмитрий.

— Этой весной цены поползли вниз, и я подумал: почему бы не решить жилищный вопрос прямо сейчас. Своих сбережений на покупку «двушки» не хватало. Часть денег дали родители с обеих сторон, часть одолжили мои давние друзья, с которыми работаю в одной сфере.

Собранная таким образом сумма позволила рассматривать варианты стоимостью до $53 000 в эквиваленте.

Хотел квартиру именно в Зеленом Луге. С детства хорошо знаю и люблю этот район. Да и до работы недалеко. Мониторил базы данных в интернете, и вот на глаза попалось объявление от собственника о продаже за $56 000 по курсу «двушки» площадью 50 квадратных метров на Логойском тракте. По цене она нам не подходила, но что-то меня зацепило, и я решил позвонить и поторговаться.

Телефон не отвечал, тогда я собрался и после работы подъехал по указанному в объявлении адресу. В тот вечер застал дома собственницу квартиры Аллу [здесь и далее имена действующих лиц изменены — прим. Onliner.by] и ее малолетнюю дочь. Хозяйка сказала, что может уступить не более $500. Ни о чем не договорившись, я уехал.

Позже рассказал об этой квартире своему знакомому, сотруднику агентства недвижимости «Эксперт». Он предложил помощь, сказал, что постарается уговорить собственницу сделать скидку.

Через неделю он звонит и сообщает цену — $49 500 в эквиваленте. Собственница Алла является гражданкой Норвегии и собирается вместе с дочерью надолго уехать туда. Сроки поджимают, а покупателей нет — потому и снизила цену.

Ну, отлично. Такой вариант меня вполне устраивал.

Перед подписанием договора купли-продажи Дмитрий еще раз побывал в квартире на Логойском тракте, на этот раз вместе с мамой. При более внимательном осмотре «двушка» произвела на него впечатление какой-то перевалочной базы.

— Повсюду были разбросаны детские вещи, на балконе куча коробок и мешков. Запущенное состояние квартиры говорило о том, что там никто постоянно не живет, — вспоминает Дмитрий.

— Алла рассказывала что-то про переезд в Норвегию и ни словом не обмолвилась о своей матери-пенсионерке Ларисе, которая, как позже выяснится, ранее подарила эту квартиру Алле, сохранив за собой право пользования и проживания.

О загадочной пенсионерке стало известно, лишь когда агентство начало запрашивать различные документы и справки для подготовки сделки. Тогда-то и выяснилось, что до весны 2015 года у квартиры был другой собственник — мать Аллы. Минский городской нотариальный округ предоставил договор дарения.

— Это было неожиданное и малоприятное известие. Стали узнавать, какие могут быть подводные камни. Юрист посоветовал не подписывать договор купли-продажи без присутствия Ларисы, поскольку в договоре дарения упоминается ее право пользования и проживания. В агентстве же уверяли, что в присутствии пенсионерки нет необходимости. И все же мы настояли на своем, и она была вызвана.

Лариса вела себя как абсолютно адекватный человек. Когда мы поехали регистрировать договор в БРТИ, она села к нам в машину и по дороге в подробностях рассказывала моей маме, как жила за городом, как ездила к дочке в Норвегию. Ее речь и поведение не вызывали никаких подозрений.

Сделка была зарегистрирована по всем правилам. Дмитрий получил свидетельство о госрегистрации, передал Алле $49 500 по курсу, она предоставила расписку, что получила сумму и претензий не имеет. По условиям договора на освобождение проданной квартиры отводился месяц. В мыслях семья была уже на новом месте, не терпелось поскорее собрать вещи и расстаться с тесной съемной «полуторкой».

— Недели через три я позвонил в агентство и спросил, когда мы можем заселяться, — продолжает Дмитрий. — На тот момент квартира была все еще занята.

От агента я с удивлением узнал, что бывшие собственницы пишут жалобы в милицию на него и на меня. Якобы мы торопим их скорее выселяться, угрожаем и запугиваем.

Это было очень странно, поскольку с момента заключения договора я не выходил на связь ни с Аллой, ни с Ларисой.

А потом начался какой-то абсурд. В конце июня, когда оговоренный в договоре срок выселения уже вышел, я получаю по почте исковое заявление от Ларисы. В качестве ответчиков — я и ее дочь Алла. Читаю и просто прихожу в ужас.

Пенсионерка пишет, что в апреле 2015 года к ней обратилась ее дочь с просьбой сходить в нотариальную контору и подписать какие-то документы, связанные с квартирой. Тогда она якобы не осознавала, что подписывает договор дарения. И вообще, страдает психическими расстройствами, сильной депрессией, не отдает отчет своим действиям.

Сейчас она просит суд признать договор дарения недействительным, а сделку купли-продажи квартиры — ничтожной.

В частности, в исковом заявлении указано следующее:

«В соответствии со ст.

177 ГК Республики Беларусь, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находящимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понять значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина или иных лиц, чьи права или охраняемые законодательством интересы нарушены в результате ее совершения».

— Представляете, какой шок мы испытали! Я позвонил Ларисе (на тот момент ее телефон еще был доступен) и попросил объясниться. Она четко ответила, что считает договор дарения незаконным, квартиру — своей и уезжать оттуда не собирается.

Не выдержав, моя жена импульсивно выхватила трубку и начала что-то кричать. В ответ пенсионерка заявила: «Вы снимали — значит, у вас денег достаточно. Живите так, как жили».

За дословный пересказ фразы сейчас не ручаюсь, но смысл последних ее слов был именно таким.

Дмитрий подготовил встречный иск о выселении пенсионерки. На первом судебном заседании был наложен запрет на отчуждение квартиры. Потом было еще две встречи в суде. В ходе последнего рассмотрения дела судья назначила проведение судебно-психиатрической экспертизы.

— На суде мы увидели совершенно другую Ларису. Это, конечно, была та самая женщина, но вела она себя совсем не так, как в день подписания договора купли-продажи. Сгорбленная, рассеянная. Речь путаная. Хотя, на мой взгляд, это была искусная игра.

Что интересно: по своим каналам агентство запрашивало информацию и выяснило: пенсионерка не числится на диспансерном учете в Беларуси в связи с психическими расстройствами. По ее словам, она якобы наблюдалась у врачей и проходила обследование в Норвегии. Имеются некие документы, которые необходимо переводить на русский язык… Наша тяжба затягивается.

С момента назначения судебно-психиатрической экспертизы прошло более двух месяцев, а дата следующей встречи в суде до сих пор не назначена.

А что же продавец Алла? Она не явилась ни на одно слушание и вообще исчезла. Ее местонахождение сейчас неизвестно, а старый телефонный номер принадлежит другому человеку.

— Пытаясь остудить эмоции, я допускал мысль, что пенсионерка, возможно, больна, что дочь непорядочно обошлась со своей матерью, завладев ее квартирой. Но что-то тут не сходится, — рассуждает Дмитрий.

— Посудите сами: с одной стороны, пенсионерка заявляет о расстройстве восприятия, о невозможности концентрировать внимание. И в то же время выстроила вон какую линию нападения: обратилась к адвокату и подала иск, засыпала многочисленными жалобами милицию.

В интернете я нашел истории, где фигурирует недееспособный даритель — это распространенная в России схема мошенничества с квартирами. Увы, судебная практика там складывается печально.

Если в моем случае договор купли-продажи будет признан ничтожным, Лариса останется в своей квартире, а ее дочь обяжут вернуть деньги. Но Алла исчезла. Где ее искать? В Норвегии, в Беларуси? Да и где гарантия, что деньги еще не потрачены?

Лишь один раз с момента заключения договора Дмитрий пытался попасть в свою квартиру и занять ее. Вот как он описывает тот случай:

— Я попросил содействия в РУВД, пригласил представителей ЖЭСа. Все происходящее снималось на видеокамеру.

После долгих уговоров пенсионерка все же открыла дверь милиции, показать паспорт отказалась, снова вела себя очень странно. Затем паспорт все-таки нашелся. Милиция проверила регистрацию.

Само собой, прописана гражданка совсем по другому адресу. Ее увезли в опорный пункт, а я попросил слесаря поменять замки. Закрыли дверь, уехали.

https://www.youtube.com/watch?v=Zw8JvuM4A8I

В тот же вечер звонок из РУВД: мол, есть вопросы по вашей квартире. Приехал — мне отчитываются: свозили ее по месту прописки, там живут какие-то люди, угла для пенсионерки не нашлось. А она давит на жалость, просится домой, деть ее некуда.

Короче, мне сказали, что до окончания судебного процесса мы должны проживать с ней на одной территории. Ее отвезли на Логойский тракт, я был вынужден передать ей дубликат ключей от нового замка.

Заодно закинул в квартиру пару сумок с личными вещами.

Помню, в милиции она казалась такой жалкой, забитой, а в квартире навела марафет на лице. Выходит в коридор: «Как, вы уже уезжаете?» — в ее глазах сверкнула насмешка.

Через пару недель мне понадобилось что-то из личных вещей, оставленных в квартире. Сунул ключ — не идет. К тому времени стоял новый замок. Дверь, конечно, никто не открыл, хотя свет в окне горел.

 Представьте: вы собственник, у вас прописка, а в вашей квартире кто-то меняет замки. Абсурд и маразм! Я снова обратился в РУВД.

Но толку, похоже, не будет, пока милиция принимает лишь робкие попытки дозвониться в дверной звонок.

Будучи собственником, Дмитрий не только не может попасть в квартиру, но и обязан оплачивать коммунальные счета.

— Казалось бы, с какой стати? Моя семья не пользуется этими услугами. Думал написать заявление на отключение электроэнергии. Не все так просто. Если будет несанкционированное подключение (а пенсионерке не составит труда найти электрика), то мне вкатят приличный штраф.

Дмитрий продолжает жить с семьей в съемной «полуторке» и отдавать $260 в эквиваленте в месяц. К тому же надо возвращать долг друзьям. Пока не завершено судебное разбирательство, очередная попытка выселить пенсионерку, скорее всего, закончится ничем. Остается только ждать следующего суда и результатов экспертизы.

— Сотни раз на день я прокручиваю в голове эту историю. Как меня угораздило вляпаться? Есть ли в том моя вина? В вопросах сделок с недвижимостью я профан, но за моей спиной стояло риелторское агентство.

Все ли оно сделало, чтобы обезопасить меня от имущественных претензий бывшей собственницы? — наш собеседник задается логичным вопросом.

— Полагаю, узнав о договоре дарения, агентство могло тщательнее проверить эту женщину, заручиться ее письменным согласием на совершение сделки и отказом от права проживания.

Ситуацию прокомментировал директор агентства недвижимости «Эксперт» Павел Астапеня:

— С большим сожалением мы восприняли историю, в которую попал наш клиент Дмитрий. Мы продолжаем оказывать ему помощь и надеемся на скорейшее разрешение ситуации. Данную квартиру Дмитрий нашел в интернете самостоятельно, ни одно из агентств ею не занималось.

Для оформления сделки он обратился к своему знакомому риелтору, сотруднику нашей компании. Сделка была проведена по отработанному алгоритму в порядке, предусмотренном законом. По нашему требованию до момента регистрации договора все жильцы были выписаны из квартиры, в договоре купли-продажи был четко обозначен срок выселения.

Бывшая собственница и ее мать были проверены по соответствующим базам данных: на диспансерном учете никто из них не состоял — это ключевой момент. В договоре продавец подписался под тем, что дает гарантии, что квартира свободна от любых прав и притязаний со стороны третьих лиц.

Требовать какую-то расписку от лица, которое не имеет в отношении квартиры каких-либо прав (а мать собственницы таких прав не имеет), на мой взгляд, не совсем верно.

Договор купли-продажи был оформлен в соответствии с законом и зарегистрирован в установленном порядке. Подчеркну: на сегодняшний день Дмитрий является единственным законным собственником этой квартиры, он уже даже в ней зарегистрирован.

Мы неоднократно уведомляли продавца о необходимости исполнения обязательств, однако она перестала выходить на связь и исчезла. А мать бывшей собственницы отказалась признавать заключенный ранее договор дарения, ссылаясь на свое заболевание.

Суд назначил судебно-психиатрическую экспертизу, от которой, по нашим сведениям, женщина уклоняется.

К сожалению, даже выполнение всех процедур по регистрации сделки не может обезопасить клиента на 100% от последующих попыток третьих лиц завладеть его имуществом. Но на этот случай у нас есть прокуратура и суд. Надеюсь, в скором времени ситуация разрешится в пользу Дмитрия. На мой взгляд, закон полностью на его стороне.

Хотите знать, чем закончилась история? Продолжение читайте здесь и здесь.

Сейфы в каталоге Onliner.by

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: https://realt.onliner.by/2016/12/02/kvartira-32

Сдавать квартиру: ожидания и реальность

Как ограничить доступ человеку в свою квартиру, которую сдаю в аренду его знакомому?

Даже если у вас есть несколько квартир в Москве, это не значит, что вы можете больше никогда не работать.

Катя Прокудина

читала истории

Реальность владельца недвижимости часто сурова: коммуналка сама себя не оплатит, поиск жильцов — целый квест, сдаешь квартиру приличной семейной паре — и вот уже там живет рота солдат и платит посуточно, но не вам.

А если что-то пойдет не так, первыми пострадают новые обои, потом из квартиры исчезнут диванные подушки, а последней ее покинет ваша стиральная машина.

Мы попросили читателей Т—Ж рассказать обо всех ужасах, с которыми они столкнулись, сдавая жилье и пытаясь заработать.

Реальность: сдавала однокомнатную квартиру за минимальную плату. За большими деньгами не гналась. Те, кто снимал ее, сначала были на седьмом небе от счастья из-за того, что сняли недорого. Но эйфория кончалась, благодарности больше не чувствовалось, амортизация шла чудовищная.

Однажды квартиру сняла монголка. Сняв квартиру за бесценок, она ее пересдала и устроила там общежитие — более десятка жильцов. Брала за ночлег по доллару в день с каждого.

Чтобы не платить, ушлые монголы подобрали ключи к замку и ночевали бесплатно. Она поменяла замок. Женщины устраивали там вечную прачечную. А ребята после ссоры то ли выкинули парня из окна, то ли довели его до того, что сам выбросился. Упав с третьего этажа, он получил разрыв селезенки. Соседка позвонила в скорую и в милицию. После этого монголов и след простыл.

В общем, сдавала я недолго: бросила это дело и сплю спокойно.

Реальность: у нас было два арендатора. Первый был моим коллегой с прошлой работы. Он заехал в квартиру со своим товарищем.

Полгода все шло хорошо: деньги своевременно поступали на карту, каждый месяц он присылал квитанции об оплате коммунальных услуг. Затем его товарищ съехал — и началось. Сначала он перестал платить, оправдываясь болезнью бабушки.

Затем пошли жалобы от соседей. Через три месяца мы пришли расторгать договор и освобождать квартиру.

И открыли врата ада.

Все это время он без нашего ведома сдавал вторую комнату посуточно и вел журнал учета. На балконе стояла раскладушка с матрасом, набитым окурками. В духовке лежали пакеты с каннабисом. Квартира была настолько грязной, что походила на цыганское жилье.

В почтовом ящике лежало письмо от банка с просьбой помочь в розыске арендатора, поскольку он не платил по кредиту и не выходил на связь. Квитанции за коммунальные услуги, которые он нам присылал, были с наклеенными печатями об оплате. Как мы потом узнали, долг за коммуналку составил 30 тысяч рублей.

Он не платил все эти девять месяцев и просто воровал деньги своего соседа.

Мы сменили замки, сожгли траву и матрас, все вещи арендатора оставили у себя. Написали ему смс о расторжении договора и пообещали отдать вещи только после уплаты всех долгов. Разумеется, никаких денег мы не увидели и через три месяца выбросили вещи.

Сейчас мы сдаем квартиру добропорядочному парню из Казахстана. Он работает в Сбербанке, живет в квартире с подругой, исправно платит, поддерживает дома порядок и охотно идет нам навстречу, когда мы просим о какой-либо мелочи.

Реальность: после переезда в другой город сдали квартиру другу.

Раньше он часто сидел с нашей собакой, и мы решили в качестве благодарности сдавать ему квартиру за символические 5 тысяч в месяц плюс коммуналка. Оставили всю мебель и почти всю технику.

Дом новый, ремонт делали не так давно, но в некоторых местах обои, конечно, уже потерлись. Аналогичные квартиры в Челябинске тогда стоили 12—15 тысяч.

Первое время друг исправно платил. Потом начались проблемы. Мы понимали и не торопили. Говорил, что в следующем месяце будет обязательно. Ну ведь друг же — ничего страшного.

Он занимался ремонтами и предложил сделать ремонт на кухне за часть долга. Мы согласились. Все это тянулось больше полугода, долг рос. В итоге он сказал, что будет съезжать, а долг вернет со временем.

Новые жильцы обнаружили квартиру с оборванными обоями и, мягко говоря, в легком беспорядке. По коммунальным платежам висел долг, который нам пришлось вычесть из платы за аренду.

Прошло уже больше четырех лет, я регулярно пишу своему бывшему квартиранту, прошу вернуть часть суммы. Раз в год мы видимся, он обнимает меня за плечо и обещает все отдать с удачных заработков. Пока заплатил 10 тысяч, оставшиеся 20, видимо, будет отдавать еще лет пятнадцать.

Реальность: первые жильцы — парни, которых мне привел риелтор, — сбежали и оставили большой долг за телефон. С тех пор я сдаю квартиры без помощи риелторов. У меня разные объекты в разных ценовых категориях — от 30 до 100 тысяч рублей. Сдать квартиру в Москве очень легко, особенно в дешевом сегменте: улетает за день.

Реальность: сдавал студию в новом доме с ремонтом, ушатали ремонт за три года. А цена с учетом того, что на рынке аренды в этом районе появилось много квартир, за это время снизилась с 17 до 12 тысяч.

Реальность: когда первый раз сдавала квартиру, я очень быстро нашла через знакомых внушающую доверие девушку. Мы подписали договор и, по моим ощущениям, поняли друг друга по всем пунктам.

Каково же было мое удивление, когда через год выяснилось, что она ни разу не подавала показания счетчиков, потому что не знала, как их правильно считать. Но самым запоминающимся оказался ее сюрприз за две недели до окончания срока: она разрисовала стену на кухне акриловыми красками, прямо по обоям.

Хотя в договоре была строка о необходимости согласования любых декоративных изменений. Целая стена была сине-зеленой. Она считала нарисованное картиной, мне же пришлось делать ремонт за свой счет.

Реальность: покупал квартиру в новостройке для сдачи в аренду. Почти Санкт-Петербург, ныне уже город Кудрово.

Добротный вариант: две комнаты, большая кухня, отделка от застройщика, весь интерьер из Икеи. Получилось достойно: бюджетно, но со всей встроенной техникой.

Арендаторов искать не пришлось, они сами меня нашли: пара с ребенком узнала через консьержа, что я собираюсь сдавать жилье.

Четыре года все шло хорошо, потом начались задержки с платежами на неделю-две, каждый раз были разные причины. Я намекал, что ситуация с задержками меня не сильно радует. После задержки платежа на месяц я попросил их съехать.

Моей большой ошибкой было одно: я ни разу не посещал квартиру, а стоило бы.

Женщина переставила мебель, на стенах появилось больше отверстий, нормальные цветные обои были перекрашены, видимо в любимый цвет. Красили сами, так что все натяжные потолки были подкрашены. Судя по дивану и стульям, вместе с ними жила небольшая собачка.

Договор между нами был официальный — любое переустройство, как и наличие животных, было категорически запрещено.

Они платили 27 000 рублей в месяц, плюс коммуналка в среднем 4000. Залог в 27 тысяч, сами понимаете, не покрыл всех моих расходов по восстановлению квартиры. Ремонт обошелся мне в 100 000 рублей.

Реальность: сдавали комнату в двухкомнатной квартире. Во второй комнате никто не жил — там были наши вещи. В квартире был уложен ламинат, поклеены обои, установлены стеклопакеты, кухня с дубовыми фасадами и акриловая ванна — в общем, делали под себя.

Знакомая по работе пожаловалась, что племянника с девушкой выселяют из общежития и им срочно нужно жилье. Так как квартира пустовала, решили попробовать сдать.

Раньше в квартире жил ребенок и две собаки, так что обои в коридоре и кухне местами были ободраны. В период простоя в квартиру наведывались редко, поэтому она, конечно, не блистала чистотой. Жильцы захотели заехать сразу, в связи со спешкой никакого акта о передаче не составляли. Так как сдавали по знакомству, назначили цену 10 000 в месяц.

В итоге, когда они выезжали, оказалось, что акриловая ванна покрылась трещинами, пробковый ламинат в комнате был пропахан здоровой царапиной, необдуманно оставленная в доступе посуда сожжена, магнитная доска исписана нестираемым маркером, а часть наших вещей из квартиры просто исчезла.

Полученная за весь период сумма не покрыла бы восстановления.

За последний месяц они не платили, так как у них якобы не было денег и тетя попросила, чтобы они пожили так. Вещи они вывезли за день до передачи ключей.

Пришлось через их тетю требовать от них вернуть диванные подушки и деревянный чайный столик, которые они прихватили, якобы подумав, что это их. Вещи, исчезновение которых было обнаружено позже, никто, естественно, не отдал.

Сказали: «У нас ничего вашего нет».

Реальность: мы жили в другом городе и в квартире не появлялись. Когда жильцы собрались съезжать, выяснилось, что комнату, которая была закрыта с вещами, они вскрыли и устроили там прачечную.

Объяснили это тем, что им ежедневно приходилось стирать вещи маленьких детей, а на балконе белье не успевало высыхать. Это привело к образованию грибка.

А в итоге они еще и утащили часть вещей из закрытых коробок из той самой комнаты.

Реальность: около восьми лет сдавал однокомнатную квартиру в Ростове-на-Дону, за это время было пять или шесть арендаторов.

Квартира в среднем состоянии, но очень ухоженная. Я старался постоянно и планомерно что-то менять: смесители, окна, шкафы, двери, плиту, холодильник. Делал все за свой счет — не чтобы дороже сдать, а чтобы люди ценили и стабильно жили, потому что постоянно менять арендаторов — это заморочки.

Сдавал за 9—11 тысяч, но сверху еще коммуналка, которую они оплачивали сами. Мне постоянно звонили: то лампочка перегорела, то кран подтекает, то унитаз барахлит, то соседи шумят.

Я просто устал все это решать.

Я сам снимаю в другом городе и никогда таких проблем арендодателю не доставлял. Поэтому очень негодовал по поводу моих арендаторов.

Однажды жильцы накопили долг по квитанциям и отказались платить. Я наивно полагал, что они порядочные, а они предпочли нагрубить и съехать. Обвинили меня в том, что это я недосмотрел за их ошибками при оплате коммуналки, поэтому это моя проблема. После такого я решил, что больше не хочу быть арендодателем и пора продавать квартиру.

Реальность: сдаю двухкомнатную квартиру в Московской области. Четыре года назад аренда стоила 16 тысяч, потом подняла до 18. Сейчас не могу найти желающих и на 15 тысяч.

Если вычесть квартплату, расходы на смену замков и капитальную уборку после отъезда очередных арендаторов, ремонт сантехники и прочее, то доход получается условный.

А помимо прямых расходов есть еще одна проблема: надо тратить время.

Каждый жилец был со своими особенностями. Например, одна женщина жаловалась на шум ночью и настаивала, чтобы я приезжала в квартиру послушать. Соседи уверяли, что у них тишина, ребенок. Но мадам в течение двух месяцев будила меня по ночам и требовала моего приезда. Срочно!

Реальность: у мужа часть дома а-ля барак, в очень плохом состоянии. Никогда им не занимался — ни ремонта, ни уюта. Назначила цену аренды ниже рынка, за эти деньги можно снять комнату.

Женщина, которая въехала туда, умудрилась там все отмыть и создать уют. Еще она ухаживала за старой кавказской овчаркой на привязи. А мы за это не брали с нее плату за коммунальные услуги.

Сейчас собака уже умирает от старости, Настя взяла ее в дом, меняет ей пеленки.

В общем, даже если появляется мысль повысить оплату, мы от нее отказываемся: слишком хорошие жильцы.

Реальность: заехала девушка с парнем и ребенком, с виду приличная семья. Оформили договор на парня, они сразу без вопросов все оплатили.

Спустя дня три нам звонит соседка и говорит, что в квартире что-то громят, ругаются. Оказалось, что парень, который заселялся с девушкой, был ее любовником, а муж каким-то образом нашел их и разнес половину квартиры.

Добиться от них компенсации не получилось, потому что разговаривать с ними было страшно. А на следующий день, когда их выселили с милицией, в укромных уголках нашли шприцы, бутылки и прочие отвратительные атрибуты.

Реальность: у нас жила молодая семья с ребенком. Попросили отсрочку платежа, потому что он уехал по работе, она в декрете, денег нет. Мы сами недавно стали дважды родителями, поэтому относились к ним с пониманием.

Хотя квартиру сдавали не от хорошей жизни: покупали ее сами, у родителей помощи не просили, но нам с двумя детьми студия была мала, потому сдали ее и сняли квартиру побольше рядом с работой. Подзатянули пояса, пережили первый месяц задержки платежа.

Тут они звонят и чуть ли не в слезах рассказывают, что его уволили, не заплатив, а ребенок тяжело заболел, они нам обязательно все заплатят, но только чуть позже.

В итоге мы их со скандалом выселили через месяц, они остались нам должны за месяц аренды и коммунальные услуги за два месяца. А квартира после них была просто полностью убита: стены разрисованы, все заклеено детскими наклейками, бардак.

Реальность: сдавал семье — папа, мама, трое детишек. Когда приходил за деньгами, меня не пускали дальше порога, ссылаясь на то, что дети спят. Однажды папа вместо денег предложил их пожалеть, так как у них слишком много кредитов и нечем платить.

После просьбы освободить помещение они перестали отвечать на звонки.

Через пару недель мы вскрыли квартиру с помощью специальной службы и увидели «старательно наведенный беспорядок»: сломали что могли, насыпали горы мусора в каждой комнате, тараканы разбегались из каждого угла.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/rentier-expectations/

Умри, агент, умри!

Как ограничить доступ человеку в свою квартиру, которую сдаю в аренду его знакомому?

Каждый год тысячи людей впервые в жизни сталкиваются с необходимостью снять квартиру. Честно говоря, бизнес риелторских услуг по сдачи квартир внаем — то еще дерьмо, особенно в таком крупном городе как Москва.

Именно по этой причине, каждый год появляется очередной юноша с «горящими глазами», который выдает очередной высер суперпроект помощи в поиске аренды.

Эти проекты очень похожи на бабочек. Они появляются жарким летом в высокий сезон, и умирают в морозную стужу.

Так же как и бабочки красиво и бесполезно машут крыльями и исчезают не оставляя следа. А почему так получается? Некоторые мысли изложены дальше.

Введение

Для начала стоит сказать, что в силу некоторых обстоятельств уже более 10 лет мне периодически приходится как снимать, так сдавать квартиры. Я делаю это как для себя, так и помогаю знакомым.

В отличие от, пожалуй, 90% аудитории Хабра, которая наблюдает процесс только с одной стороны, я вижу ее с обеих.

Но в этом посте я не буду рассказывать о тонкостях процесса найма или сдачи, а расскажу о моментах, которые не учитывают авторы подобных стартапов.

Типичный стартап

Итак, о чем думает автор очередного «убийцы агентов»? Столкнувшись с этим специфическим бизнесом и хлебнув первоначальную порцию дерьма (иногда с потерей некоторой суммы денег), наш энтузиаст приходит к следующим выводам:

  • Большинство предложений в открытых источниках — дерьмо
  • Иногда попадаются крупицы счастья
  • Большинство живых предложений идут через агентов, которые снимают деньги ни за что
  • Иногда попадаются крупицы живых предложений без агентов

Соответственно рождается «гениальная идея»:

Давайте ка сделаем проект, который соберет информацию из всех источников, обработает ее умными алгоритмами, отсеет лишнее, уберет предложение агентов и выдаст лучшие варианты благодарному посетителю. А тот, в свою очередь, кликнет на баннер и все будут счастливы.

Такие идеи особенно по душе веб-разработчикам набившим руку на сайтах о чем нибудь и парсерах чего нибудь.

Типичный результат

Эта схема абсолютно нежизнеспособна! Я постараюсь, как могу объяснить почему так.

Самое важное свойство рынка найма заключается в том, что он по-жизни является рынком «продавца», попросту говоря вариантов с прекрасными характеристиками по низким ценам по-жизни не хватит всем желающим. А значит возникает конкуренция и дефицит, а там где дефицит всегда возникают манипуляции.

С точки зрения нанимателя главным критерием качества информационного ресурса является количество первичной информации. Чем больше объявлений публикуется на сайте А впервые, тем больше шансов ухватить птицу счастья за хвост. Ресурсов, которые генерируют первичный поток чрезвычайно мало, по сути их всего несколько штук — Виннер, Циан, Из рук в руки, а так же сайты крупных агентств, выставляющих эксклюзив. Есть так же особенная категория — форумы жилых комплексов, в основном в подмосковье, где пишут владельцы квартир напрямую. Что же наш проект? Наш проект оперирует исключительно вторичной информацией. По сути, он добавляет временной лаг между публикацией объявления и его копированием, т.е. ухудшает наиболее нужный критерий для пользователя — быстроту реакции. Накладывая свой фильтр, наш стартапер руководствуется своим внутренним убеждением о том что такое нужная информация. Выкладывая слишком большое количество объявлений ресурс производит впечатление очередного бесполезного переполненного говносайта. Если же резать слишком много, то сайт превращается в скучный малоинформативный ресурс. В идеале, пользователь должен изложить максимально подробно все свои пожелания к будущей квартире и спокойно ждать предложения, но это невозможно! 99% пользователей никогда в жизни не смогут найти вариант под свои хотелки, просто потому что они не реальны. Агенты выкладывают объявления-заманухи чем формируют хотелки, но те же cамые агенты занимаются «лечением»обращающихся к ним пациентов. И, кстати, «лечат» они и особо одаренных наймодателей. Увы, таковы законы данного жанра! А вот бесстрастная программа поиска не выведет пересечения множеств предложения и спроса потому что в реально жизни оно не пересекается без «лечения»!

Второе важное свойство рынка аренды заключается в доминировании в нем агентов. Почему так происходит? Поскольку продавец диктует свои требования, то все услуги для него получаются бесплатными.

Уникальность российской ситуации в том, что типичный владелец квартиры — не очень образованный и не очень обеспеченный человек, который легко ведется на лапшу улыбчивого агента про «гарантии юридической чистоты сделки» сиречь бумажка с договором.

Вы хотите предложить ему заполнять форму на интернет сайте? Увольте!

Понимание того, что потенциальный арендатор может воспользоваться сервисом — это благо! Но сама мысль о том, что нужно отбрасывать варианты агентов — нелепа именно в силу устройства этого рынка. Кроме того, весь сектор недвижимости это наука о МЕСТЕ. Большинство стабильных, респектабельных клиентов аренды выбирают прежде всего место — район, улицу, дом. Если предложить им нужный вариант, то они будут готовы заплатить и нормальную комиссию. А вот те кто любой ценой не хотят платить лишней копейки являются плохими клиентами хоть для сайта, хоть для агенства, хоть для наймодателя. Это я вам как наймодатель говорю.

Свойства правильного проекта

На самом деле при всей моей критике подобных проектов я скажу что в интернете катастрофически не хватает правильного сайта об аренде. Каким он должен быть? Для начала выдам тезисы!

Успешный сайт об аренде не продает информацию об аренде!

Успешный сайт об аренде продает ДОВЕРИЕ!

Полезный сайт об аренде не рассматривает в качестве клиента нанимателя!

Полезный сайт об аренде видит клиентом наймодателя!!

Грамотный сайт об аренде не уничтожает фильтрами чужую информацию!

Грамотный сайт об аренде создает свою информацию!

Уважаемый сайт об аренде не борется с профессиональными участниками рынка — агентами!

Уважаемый сайт об аренде создает новые инструменты для всех участников Ebay продает товары конкурируя с миллионами продавцов? Нет, Ebay, продает доверие и информацию о продавцах и товарах. В любой отрасли, где есть спрос на доверие, возможно создать новый Ebay!

Пример реализации проекта

Текст ниже приведен в качестве наброска, я не хочу даже обсуждать его пункты или опечатки. Я хочу лишь запустить позитивную мыслительную деятельность, которая поможет родить полезные идеи. Сайт должен создать добавленную стоимость от взаимодействия участников.

Поскольку клиентом является наймодатель, то прежде всего нужно озаботится интерфейсом для максимально удобного ведения информации об объекте недвижимости. Кстати, база Winner в этом смысле полный отстой и анахронизм! Для оценки доверия можно воспользоваться огромными наработками платежных систем и социальных сетей. У зарегистрированного участника должна быть репутация и верификация.

Репутация накапливается из ранних действий и отзывов. Верификация накапливается предоставлением личной информации, например скан свидетельства собственности для наймодателя и скан паспорта с пропиской для нанимателя (это высшая форма верификации, можно придумать другие). Собственно платная верификация агентов — одна из статей дохода.

Необходима абсолютная конфиденциальность! Для незарегистрированных пользователей доступна минимальная информация о варианте, для верифицированных — пропорционально ступени верификации. Это и от любителей попарсить немного убережет. Пусть парсят объявления со скрытыми контактами. Очень часто, наймодатель хочет видеть национальность и внешний вид нанимателя.

Следовательно ступенью верификации может быть и загрузка фотографии. Хорошие варианты часто уходят с повышением цены, сайт должен давать возможность вести справедливые торги. Сделка должна фиксироваться третьей стороной — сайтом. Одним из плюсов электронной верификации является возможность печатать уже заполненные договора.

Комплект договоров можно как продавать незаполненным любому желающему рублей за 100-300, так и включать в сделку между нанимателем и наймодателем автоматически формируя готовы документ. договора это половина услуги, которую предоставляет полевой агент! Сидеть и ждать когда он накарябает ручкой все данные, довольно скучное занятие для обоих сторон.

Самой убойной фичей проекта могут стать фьючерсные контракты. Для профессионального наймодателя съезд хорошего клиента и поиск нового всегда связан с прямыми финансовыми потерями из-за простоя квартиры. А тут можно провести сделку в электронном виде на заданную дату.

Гарантией будет служить страховой депозит, который внесет арендатор в виде обеспечения, а сервис — получит свою комиссию с этой суммы. Кроме арендодателей будут рады иногородние арендаторы. Пожалуй ключевой момент привлечения клиентов — наймодателей, это официально декларируемая возможность получения наймодателем комиссионного бонуса за сделку.

Если в случае с агентом для наймодателя все происходит без труда и бесплатно, а агент получает комиссию 50-100%, то при использовании сервиса наймодатель всю работу проводит сам, справедливо что он может получить сам агентскую комиссию 10-20%. Эта комиссия может взиматься на высшем уровне верификации с потенциального арендатора и сайт получит тоже свой процент.

Данный момент создает уникальное предложение по отношению к офлайновым методам бизнеса и может резко перекроить принципы бизнеса. Думаю, что вполне очевидно как подобная комиссия может стать источником приработка для частных маклеров за то, что, например, они приедут сфотографировать и оформить заявку в систему к какой нибудь бабушке. При должном бизнес-навыке можно придумать и раскрутить целое онлайновое агенство с сетью агентов нового поколения. И такой проект точно не захочется скидывать в январе, потому что на весну «другие планы».

Небольшое дополнение с аналитикой

Статистика поиска Яндекса по Москве за месяц.

Снять квартиру ищет 342 тысячи человек.

Сдать квартиру ищет 92 тысячи человек. Предложение покрывает спрос на 27%, другими словами из четырех желающих снять физически сможет лишь один. Работа агента в интересах хозяина заключается фактически в отсылке на йух 3 из каждых 4 претендентов. Это суровая реальность, типичное количество участников на просмотр именно 4. Оборот агентского бизнеса получается примерно 92.000 * 10.000 =~ 1 млрд рублей в месяц! Этот миллиард можно раскидать так: четверть уходит — ЗП агентам четверть затраты на привлечение и поиск объектов остальное — издержки и прибыль К сожалению почти никто из комментаторов не задумывается, что основная структура расходов Агентств/Агентов — это массовая реклама. Сотни сайтов в интернете, десятки бумажек на каждом подъезде, каждого дома каждой улицы в офлайне. Каждый агент ведет сотни адресов, прозвания их регулярно по истечению догворов. Вся эта работа стоит денег.

И я считаю, что настроившись на positive thinking можно придумать нечто привлекательное для тех 92 тысяч наймодателей, которые воспользовались интернетом для решения этого вопроса и зарабатывать честные 10-100 млн в месяц со сделок.

  • аренда жилья
  • агенты
  • объявления

Источник: https://habr.com/ru/post/135993/

Право-online
Добавить комментарий