Как определяется моральный вред при оказании некачественной медицинской услуги?

Ответственность медучреждения за ошибки в лечении больных по договору с предприятием. Споры и советы компаниям – Управление персоналом

Как определяется моральный вред при оказании некачественной медицинской услуги?

Чтобы наиболее полно и понятно раскрыть тему, обозначенную названием настоящей статьи, необходимо уделить внимание не только конкретно участникам договорных обязательств и их спорам с медицинскими организациями, но прежде всего рассказать о тех правовых нормах, а также вообще о действующем законодательстве Российской Федерации, не только регламентирующем договорные обязательства (договорное право), но и регулирующем работу и ответственность медицинских учреждений, которые мотивируют различные предприятия заключать договоры с лечебными учреждениями. Прежде всего скажем несколько слов непосредственно о самой медицине как одной из самых необходимых сфер научной и практической деятельности людей, ставящей своей задачей сохранение и укрепление здоровья человека, предупреждение и лечение различных заболеваний, и следовательно, наиболее часто и необходимо требующейся для рождения и дальнейшего существования человека.

Здравоохранение в России является непосредственной заботой государства. Ведь оно заинтересовано в росте продолжительности жизни людей. Положительной стороной российской системы здравоохранения являются гарантии получения бесплатной врачебной помощи.

Это конституционное право каждого гражданина страны. Социально ориентированная система здравоохранения в России направлена на поддержание и сохранение здоровья человека.

Однако на практике медицинское обслуживание населения РФ сталкивается с целым рядом проблем, не позволяющих ему функционировать с необходимой эффективностью:

  • недостаточное финансирование;
  • нерациональное распределение выделенных казной средств;
  • несбалансированность в соотношении объёмов предоставляемых гражданам медицинских услуг и имеющихся у отрасли ресурсов;
  • низкий уровень квалификации, недостаточное количество, а также высокая интенсивность работы среднего медперсонала, что особенно ярко наблюдается в амбулаторной практике;
  • недостаток внимания к профилактической помощи гражданам в амбулаторных условиях;
  • недочёты системы медицинского образования, готовящей врачебные и сестринские кадры;
  • неготовность врачей и медсестер к оказанию профилактической медпомощи на самом высоком уровне.

Безусловно, в настоящее время государство не перестаёт активно работать для сохранения и дальнейшего развития именно социально-профилактической направленности отечественного здравоохранения.

Здравоохранение в России сегодня включает в себя три направления: государственное, муниципальное и частное. Из сказанного мы можем сделать вывод о том, что российская система здравоохранения является смешанной. На сегодняшний день сосуществование всех трёх направлений считается целесообразным, так как способствует увеличению списка и повышению качества врачебных услуг.

Основное заблуждение российского здравоохранения — декларация того, что медицина в России является бесплатной. Государственная система здравоохранения в России — это государственные денежные средства плюс денежные средства, полученные от обязательного медицинского страхования.

В соответствии со ст.

19 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» каждый имеет право на медицинскую помощь в гарантированном объёме, оказываемую без взимания платы в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, а также на получение платных медицинских услуг, в том числе в соответствии с договором добровольного медицинского страхования. Граждане имеют право на бесплатную медицинскую помощь в государственной и муниципальной системах здравоохраненияв соответствии с законодательством РФ, её субъектов и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

Гарантированный объём бесплатной медицинской помощи предоставляется гражданам в соответствии с Программой государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи (далее ― Программа государственных гарантий). Граждане также имеют право на оказание им медицинских услугза счёт средств предприятий, учреждений и организаций.

Несмотря на то, что заключение договора добровольного медицинского страхования значительно выгоднее, чем заключение соответствующих договоров с медицинскими учреждениями напрямую, по-прежнему множество работодателей предпочитают поступать именно так.

Договоры с медицинскими учреждениями очень часто заключают страховые компании, которые занимаются непосредственно страхованием жизни и здоровья населения.

Но также в число заключающих договоры на медицинские услуги входят и те организации, которые заинтересованы в повышении производительности труда, дальнейшем развитии и, следовательно, вынужденные заботиться о здоровье своих сотрудников и заключающие договоры на платное медицинское обслуживание своего персонала.

В ряде случаев работодатели заключают договоры с медучреждениями, так как обязаны проводить медосмотр своего персонала, причём за счёт собственных средств. Организация имеет право сама перечислить денежные средства медикам со своего расчётного счёта, а может выдать денежные средства своему работнику, чтобы он сам рассчитался с медицинским учреждением.

Именно так обстоит дело на предприятиях пищевой промышленности, общественного питания и торговли, в лечебно-профилактических и детских учреждениях.

Таким же образом придётся проводить медосмотры сотрудников водопроводных сооружений, а также персонала, который занят на тяжёлых работах и на работах с вредными (опасными) условиями труда или связанных с движением транспорта.

Приведённый список значительно расширяется как Перечнем вредных или опасных производственных факторов, при наличии которых проводятся медицинские осмотры, так и Перечнем работ, при выполнении которых осмотр обязателен (утв. приказом Минздравсоцразвития РФ от 12 апреля 2011 г. № 302н).

Например, сотрудник любой сферы бизнеса, чья работа предполагает использование компьютера более 50 % рабочего времени, должен проходить медосмотр у невролога и офтальмолога. Причём не только периодический (один раз в 2 года), но и перед устройством на работу.

Также практически во всех организациях имеются водители, которые также должны обследоваться и, кроме того, проходить психиатрическое освидетельствование. В различных субъектах РФ могут быть введены дополнительные основания для проведения медосмотров. Например, в Москве действует перечень категорий работников, которые подлежат обязательным медосмотрам, утверждённый постановлением Правительства Москвы от 28 декабря 1999 г. № 1228. В этом Перечне помимо прочего упоминаются работники торговли промышленными товарами.

Таким образом, в каждой организации найдётся хотя бы один сотрудник, которого необходимо отправлять на медосмотр.

С развитием науки, промышленности люди, работающие на предприятиях, всё чаще подвергаются риску получить различные профессиональные заболевания, многие из которых ранее редко встречались в медицине.

Отсюда растёт число предприятий, вынужденных заключать договоры с организациями здравоохранения, и процесс этот нескончаем.

Насколько серьезно наше государство относится к профилактическому медосмотру работников предприятий, мы можем судить по действующему постановлению Правительства РФ от 24 декабря 2007 г. № 922, а также Трудовому кодексу РФ.

Из указанных правовых актов следует, что за сотрудником на время прохождения осмотра сохраняется средний заработок по месту работы, который исчисляется в соответствии с Положением об особенностях порядка исчисления средней заработной платы (утв. постановлением Правительства РФ от 24 декабря 2007 г. № 922).

При этом время прохождения осмотра в выходной или праздничный день (только с согласия работника) оплачивается в двойном размере (ст. 153 ТК РФ). Вместо двойной оплаты сотрудник может взять отгул, тогда день прохождения осмотра оплачивается в одинарном размере.

Если обследование не пройдено по причинам, не зависящим ни от работодателя, ни от работника (например, болезнь), то время отстранения сотрудника от работы оплачивается в размере не менее 2/3 тарифной ставки (оклада), как время простоя.

А в случае, когда осмотр не пройден по вине работодателя (например, не выдано направление), время отстранения оплачивается в размере не менее 2/3 средней заработной платы. Время отстранения от работы, причиной которого стал отказ от прохождения осмотра или от временного перевода на другую должность, не оплачивается.

Когда стали понятны причины и цели заключения договоров различных организаций на оказание медицинской помощи, перейдём непосредственно к теме нашей статьи.

Для начала необходимо условиться, что в дальнейшем под словом «предприятие» мы будем понимать как юридические лица, так и индивидуальных предпринимателей (далее ― ИП), которые зарегистрировались в соответствии с законодательством как работодатели.

Источник: https://www.top-personal.ru/lawissue.html?2753

Компенсация морального вреда в делах о ненадлежащем оказании медицинской помощи

Как определяется моральный вред при оказании некачественной медицинской услуги?

17 декабря, 10:44

Надежда Лукьянова

В исковых требованиях пациентов, заявляемых при разбирательстве дел о ненадлежащем оказании медицинской помощи, в подавляющем большинстве случаев присутствуют требования о возмещении морального вреда.

Несмотря на возрастающее число подобных дел, для института компенсации морального вреда все еще характерно наличие большого числа пробелов и коллизий, что создает сложности в правоприменительной и судебной практике.

Согласно ст.

151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации нанесенного вреда. Таким образом, при неимущественном характере тех благ, которым причинен ущерб, возмещение носит все же денежный (материальный, измеримый) характер. Следовательно, встает вопрос о том, на каких основаниях и по каким критериям будет определяться компенсация морального вреда.

Основаниями для наступления ответственности медицинской организации является наличие следующих факторов: неблагоприятные последствия (вред), противоправность деяния, вина, причинно-следственная связь.

Если при наличии всех этих условий суд приходит к выводу, что в результате ненадлежащего оказания медицинской помощи пациенту был причинен вред, встает вопрос о критериях оценки этого вреда. В качестве критериев, которые оцениваются при определении суммы компенсации, ст.

151 ГК РФ указывает степень вины причинителя вреда, характер и степень физических и нравственных страданий, фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, индивидуальные особенности потерпевшего (перечень которых, кстати, не определен), требования разумности и справедливости.

Однако на практике складывается следующая ситуация: в каждом конкретном случае суды оценивают причиненный пациенту моральный вред исходя из своих субъективных либо на основе сопровождающего разбирательство дела общественного резонанса, созданного СМИ.

В результате «нравственные и физические страдания» оцениваются на основании судейского усмотрения, а практика складывается весьма противоречивая, когда по аналогичным делам выносятся различные решения, либо когда присужденная судом сумма морального вреда явно несоразмерна тем самым «нравственным и физическим страданиям», причем как в большую так и в меньшую сторону.

И действительно, как можно объективно оценить сколько будет стоить, например, потерянная в результате неудачной операции конечность?

Отдельные нормы о компенсации морального вреда содержатся в Законе о защите прав потребителей. В Постановлении Пленума Верховного суда РФ 28.06.

2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» сказано, что «при решении судом вопроса о компенсации морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя».

Налицо возможность безвиновного взыскания морального вреда. И опять-таки нет никакой определенности с критериями.

Проблема компенсации морального вреда тесно связана также с досудебным урегулированием правовых конфликтов между пациентами и врачами.

К сожалению, медицинские организации редко проявляют готовность садиться за стол переговоров с пациентом и разбирать его претензию в стенах своего учреждения, в том числе по причине того, что обязать медицинскую организацию выплатить компенсацию морального вреда может только суд.

Однако в силу отсутствия специальных знаний у судей, по большинству подобных дел назначается судебно-медицинская экспертиза, что значительно увеличивает сроки разбирательства дела. Это, в свою очередь, влияет на увеличение исковых требований, поскольку на любом этапе до вынесения решения истец может увеличить сумму морального вреда.

В итоге, цель оказывается неоправданной: медицинская организация стремится сократить свои расходы и переносит спор сразу в суд, но в итоге увеличиваются судебные расходы, а также требования истца, в том числе с течением времени могут расти его расходы на лечение.

Нерешенность этой проблемы создает сложности для всех участников правоотношений. Так, для врачей важно понимать реальную цену иска при получении его от пациента для принятия взвешенного решения о дальнейшей тактике диалога с этим пациентом. Постановление Пленума ВС РФ от 26.01.

2010 №1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» содержит формулировку: «Суду следует иметь в виду, что поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда». То есть речь идет о презюмируемом моральном вреде. Для пациентов отсутствие единообразия в судебной практике порождает ощущение несправедливости, и мы получаем ситуацию, когда пациент, который пострадал (или как минимум остался недоволен качеством оказанных ему услуг), получает компенсацию в несколько раз меньшую, чем, допустим, было вынесено по аналогичному делу годом ранее. Растет недовольство, растет ощущение незащищенности, – и тогда уже не приходится удивляться, почему мы получаем такое явление как пациентский экстремизм.

Данный пробел в законодательстве не несет ничего хорошего и для самой судебной системы: недовольный пациент идет поочередно по всем инстанциям, число его обращений все увеличивается, а с учетом того, что количество претензий и исковых заявлений по поводу некачественного лечения существенно возросло за последние годы, суды оказываются заваленными уже не заявлениями, а жалобами на вынесенные решения.

Безусловно, необходимо решение вопроса о механизмах определения критериев компенсации морального вреда в делах о ненадлежащем оказании медицинской помощи.

Важным является вопрос о выработке единообразных критериев морального вреда, о введении системы мониторинга и анализа судебной практики по этой категории дел (в том числе анализ проведенных судебно-медицинских экспертиз), а также рассмотрение вопроса о введении обязательной процедуры проведения психологической экспертизы по делам о компенсации морального вреда. Поскольку данный вопрос является чрезвычайно важным для всех участников и в силу особой специфики объекта оценки полагаться исключительно на судейское усмотрение представляется недопустимым.

Код для вставки в блог

lexpro.ru

17 декабря, 10:44 В исковых требованиях пациентов, заявляемых при разбирательстве дел о ненадлежащем оказании медицинской помощи, в подавляющем большинстве случаев пр… Читать далее

Источник: https://www.lexpro.ru/analytics/view/2759

ВС: пациент является потребителем только при получении платных медицинских услуг

Как определяется моральный вред при оказании некачественной медицинской услуги?

15 июля Верховный суд вынес Определение по делу № 44-КГ19-7, которым удовлетворил жалобу больницы, полагавшей, что недопустимо взыскивать с нее штраф за отказ в добровольном порядке удовлетворить требования пациента.

Медучреждение сослалось на то, что до вынесения решения первой инстанции оно не знало о том, что услуга была оказана ненадлежащим образом.

В этом же акте ВС поставил под сомнение возможность считать пациента по ОМС потребителем, хотя ранее в одном из своих постановлений Пленум высказал другую точку зрения.

Суды взыскали с больницы не только моральный вред, но и «потребительский» штраф

Михаил Кибанов в июле 2014 г. находился на стационарном лечении в Городской больнице им. академика Вагнера в г. Березники. Во время операции ему была занесена инфекция; по этой причине мужчина перенес еще несколько сложных операций, которые проводились уже в Пермской краевой клинической больнице.

Позднее гражданин обратился в городскую больницу с претензией, где указал, что в результате некачественно проведенной операции ему причинен моральный вред. Мужчина оценил свои физические и нравственные страдания в 10 млн рублей и потребовал выплатить ему эту сумму.

Поскольку больница отказалась удовлетворять требования в добровольном порядке, Михаил Кибанов в августе 2017 года обратился в суд с иском о компенсации морального вреда, полученного из-за оказания некачественной медицинской услуги, а также о взыскании штрафа по Закону о защите прав потребителей. Березниковский городской суд Пермского края удовлетворил ходатайство истца о проведении комплексной судебно-медицинской экспертизы. В ней был поставлен вопрос о том, были ли допущены сотрудниками больницы «дефекты оказания медицинской помощи» Кибанову. В результате экспертизы было установлено, что работники учреждения оказали медицинскую помощь некачественно и что именно это привело к негативным последствиям и повторным оперативным вмешательствам. В заключении эксперты указали, что в случае правильного оказания медицинской услуги имелась возможность избежать этого.

Основываясь на этом, Березниковский городской суд взыскал с городской больницы компенсацию морального вреда в размере 2,5 млн рублей и 1,25 млн рублей «потребительского» штрафа.

Пермский краевой суд поддержал первую инстанцию. Дополнительно суд апелляционной инстанции отметил, что виновные действия больницы установлены в суде.

Он также признал необоснованными доводы ответчика о том, что, обращаясь в больницу с претензией о компенсации морального вреда, Михаил Кибанов не представил доказательства виновных действий медперсонала.

Апелляция не усмотрела оснований для снижения размера взысканного штрафа, сославшись на то, что больница ранее не заявляла ходатайство о снижении его размера и не представляла доказательства его несоразмерности.

Верховный Суд посчитал взыскание «потребительского» штрафа необоснованным

В 2018 году медучреждение присоединилось к Краевой больнице им. академика Вагнера, которая обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд. Представитель больницы просил отменить акты нижестоящих инстанций в части взыскания штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.

Проанализировав законодательство об основах охраны здоровья граждан, Судебная коллегия по гражданским делам указала, что право на охрану здоровья и медицинскую помощь гарантируется системой закрепляемых в законе мер, включающих в том числе определение качества и стандартов оказания медицинской помощи, а также установление ответственности медицинских организаций за причинение вреда жизни или здоровью при оказании гражданам медицинской помощи. ВС подчеркнул, что законом гарантировано, что медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно. Однако наряду с этим у граждан есть право на получение платных медицинских услуг. К отношениям по предоставлению гражданам платных медицинских услуг применяется законодательство о защите прав потребителей, указал Суд.

При этом Судебная коллегия сослалась на п. 9 Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», в соответствии с которым законодательство о защите прав потребителей необходимо применять при предоставлении медицинских услуг в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования. Однако, процитировав п. 6 ст.

13 Закона о защите прав потребителей, Верховный Суд пришел к выводу, что взыскание предусмотренного им штрафа возможно при оказании гражданину только платных медицинских услуг. Он также обратил внимание на п. 8 ст. 84 Закона об основах охраны здоровья граждан, в соответствии с которым Закон о защите прав потребителей применяется к отношениям, связанным с оказанием платных медицинских услуг.

Руководствуясь этой позицией, Судебная коллегия по гражданским делам указала, что для определения возможности применения в данном деле норм о защите прав потребителей нижестоящие суды должны были изучить правовую природу отношений по оказанию Михаилу Кибанову медицинской помощи. По мнению ВС, ключевым моментом было установление того, оказывалась ли медицинская помощь бесплатно либо на возмездной основе. Суд подчеркнул: от факта оплаты медпомощи зависит возможность применения к спорным отношениям законодательства о защите прав потребителей.

ВС также указал: нижестоящие инстанции не приняли во внимание, что вопрос о качестве оказанной медицинской помощи разрешался только в процессе судебного разбирательства по иску Михаила Кибанова, а при обращении в больницу с претензией соответствующих доказательств он не предоставил.

Суд напомнил, что законодательством предусмотрена возможность государственного и ведомственного контроля за соблюдением учреждениями порядков оказания медицинской помощи и ее стандартов.

Также возможен контроль качества и условий предоставления медицинской помощи со стороны территориального отделения Фонда обязательного медицинского страхования. Ни одна из этих проверок не была проведена в спорной ситуации.

При этом установление данного факта имеет существенное значение для разрешения вопроса о наличии у медицинского учреждения оснований в добровольном порядке удовлетворить требования пациента, указавшего в претензии на оказание ему некачественной медицинской помощи.

Кроме того, как указано в определении, компенсация морального вреда подлежит взысканию в пользу потребителя при наличии вины исполнителя, а ее размер определяется судом после установления в судебном порядке нарушения прав потребителя и вины исполнителя в нарушении этих прав. Однако, указал ВС, вопрос о качестве медицинской помощи разрешался уже в процессе судебного разбирательства. Следовательно, вывод о том, что при обращении Михаила Кибанова с претензией его требования подлежали удовлетворению в добровольном порядке, противоречит закону.

Суд определил, что применять положения п. 9 Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 г. № 17 нужно было не изолированно, а в комплексе со ст. 15 Закона о защите прав потребителей, нормами Закона об основах охраны здоровья граждан и Правил предоставления медицинскими организациями платных услуг.

На основании указанных доводов Верховный Суд отменил предыдущие постановления и вернул дело в первую инстанцию на повторное рассмотрение.

Эксперты поддержали ВС в необходимости пресечения «потребительского экстремизма»

Адвокат, управляющий партнер «Адвокатской группы “ОНЕГИН”» Ольга Зиновьева полагает, что отмеченное Постановление Пленума № 17 обоснованно распространило действие гарантий, содержащихся в законодательстве о защите прав потребителей, на все категории пациентов, включая тех, кто получает медицинские услуги в рамках программы государственных гарантий, то есть за счет средств обязательного медицинского страхования.

Она указала, что анализируемое определение содержит две позиции, принципиально отличные от применяемого в настоящее время в судебной практике толкования. Первая позиция, полагает Ольга Зиновьева, «необоснованно поражает в правах пациентов, не приобретающих медицинские услуги за прямую оплату, а получающих их за счет ОМС».

Адвокат обратила внимание на тот факт, что в обоснование отказа во взыскании штрафа Верховный Суд сослался на понятие потребителя из преамбулы Закона о защите прав потребителей, посчитав, что им является только лицо, приобретающее услуги по возмездному договору, то есть за плату.

«Эта позиция кардинально расходится с п.

9 Постановления Пленума № 17, поскольку данным определением Верховный Суд фактически отнимает у пациентов, не заключающих с медицинской организацией прямого возмездного договора, те процессуальные гарантии, которые дает им закон, – разъяснила Ольга Зиновьева.

– Это не только право на взыскание в их пользу штрафа, но и право на альтернативную подсудность, на отсутствие пошлины, на 10-летнюю исковую давность при допущении существенных недостатков услуги, на предусмотренные законом штрафные неустойки, на иное распределение бремени доказывания».

Кроме того, она полагает, что если Суд посчитал, что квалифицирующим признаком для применения потребительского законодательства является «возмездный договор», то ему необходимо было обратиться к Закону об обязательном медицинском страховании, в котором подробно описана система договоров, обеспечивающих работу системы ОМС. Согласно этому закону медицинская организация оказывает услуги на основании возмездных договоров, заключаемых со страховыми компаниями, где пациент является выгодоприобретателем, то есть потребителем медицинской услуги, пояснила эксперт.

«Учитывая противоречие позиции одной из коллегий ВС по конкретному делу позиции Пленума, полагаю, что Верховный Суд должен демонстрировать последовательность правоприменения и толкования права», – подчеркнула Ольга Зиновьева.

Гораздо более верной ей представляется вторая принципиальная позиция, которая, как указала адвокат, может поставить заслон на пути так называемого потребительского экстремизма.

По мнению Ольги Зиновьевой, Верховный Суд фактически сказал, что отказ от удовлетворения законных требований потребителя в добровольном порядке отсутствует в том случае, если одновременно соблюдены следующие условия. Первое – на момент предъявления претензии к исполнителю у него отсутствуют данные о том, что услуга не отвечает требованиям качества.

Второе – в дальнейшем качество услуги является предметом исследования в суде и судом же устанавливается сумма компенсации морального вреда. При их соблюдении наказание за такой отказ в виде штрафа наступать не должно.

Адвокат, председатель Коллегии адвокатов системы биоэкологической безопасности и здравоохранения РФ Юрий Меженков полагает, что ВС постепенно начинает приводить к общим критериям оценки «чрезмерно перегруженную подзаконными актами медицинскую отрасль».

Он согласился с тем, что в данном случае у больницы отсутствовала обязанность по добровольному возмещению вреда, поскольку ее вина была установлена лишь в ходе судебного разбирательства.

Адвокат подчеркнул, что для взыскания «потребительского» штрафа не имеет принципиального значения, платно или бесплатно оказывалась медицинская помощь.

«Принципиальными моментами будут доказанность ненадлежащего оказания медицинской помощи именно на досудебном этапе и последующий отказ медицинской организации от добровольного возмещения», – утверждает он.

Эксперт отмечает, что в последние годы получил достаточно широкое распространение «потребительский экстремизм», в том числе и среди пациентов медучреждений.

«Позиция ВС, высказанная по данному делу, упростит досудебное возмещение причиненного вреда здоровью, поскольку медорганизация будет поставлена перед выбором: заплатить требуемую пациентом сумму во внесудебном порядке или ту же сумму по судебному решению плюс штраф», – полагает Юрий Меженков.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-patsient-yavlyaetsya-potrebitelem-tolko-pri-poluchenii-platnykh-meditsinskikh-uslug/

Обзор практики рассмотрения судами Красноярского края споров, связанных с ненадлежащим оказанием медицинских услуг (извлечение)

Как определяется моральный вред при оказании некачественной медицинской услуги?

Обзор документа

Обзор практики рассмотрения судами Красноярского края споров, связанных с ненадлежащим оказанием медицинских услуг (извлечение)

I. Статистика. Нормативная база

Право граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь закреплено в ст.41 Конституции РФ. Оно включает в себя возможность получения гарантированного объема бесплатной медицинской и лекарственной помощи, а также платных медицинских услуг сверх гарантированного объема.

При оказании медицинской помощи высока вероятность причинения вреда жизни или здоровью пациента как вследствие непрофессиональных действий медицинских работников, так и в силу ряда объективных факторов: недостаточной материально-технической оснащенности многих государственных и муниципальных лечебных учреждений, относительно недавнего появления и развития частной медицины, неизученности многих серьезных заболеваний и пр. В свою очередь, повышение уровня правовой грамотности населения способствует неуклонному росту количества обращений граждан в суды, связанных с ненадлежащим оказанием медицинских услуг.

Статистика. При проведении обобщения судебной практики по спорам, связанным с ненадлежащим оказанием медицинской помощи, изучено 63 гражданских дела, рассмотренных судами края в 2004 г. и первом полугодии 2005 г., что составляет 0,09% от общего количества дел за указанный период (67916).

Большую часть (54) составили дела по искам потерпевших о возмещении вреда здоровью и компенсации морального вреда в связи с ненадлежащим оказанием бесплатной медицинской помощи в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения.

Кроме того, были рассмотрены 4 дела о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда в связи с ненадлежащим оказанием платных медицинских услуг, 2 дела по искам граждан к страховым медицинским организациям о расторжении договоров добровольного медицинского страхования и взыскании убытков, 3 дела по искам граждан к лечебным учреждениям о возмещении расходов, связанных с получением платной лекарственной помощи.

Из изученных дел 41 дело окончено вынесением решения, 13 дел прекращены в связи с отказом истца от иска, по 4 делам судом утверждены мировые соглашения и в 5 случаях иск оставлен без рассмотрения в связи с неявкой истца. В кассационном порядке обжаловано 15 решений, 14 – оставлены судебной коллегией по гражданским делам краевого суда в силе, 1 решение отменено. Определения кассационной инстанции не обжаловались.

Нормативную базу отношений по оказанию медицинской помощи составляют Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан (1993 г.); Закон РФ “О медицинском страховании граждан в РФ” (1991 г.); Программа государственных гарантий оказания гражданам РФ бесплатной медицинской помощи (утверждается Правительством РФ ежегодно) и иные акты в сфере здравоохранения.

В частности, в ст.

31 Основ законодательства об охране здоровья граждан перечислены основные права пациента при обращении за медицинской помощью и ее получении: уважительное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала; выбор врача и лечебно-профилактического учреждения; обследование и лечение в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям; информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство и пр. Правильное рассмотрение споров по поводу ненадлежащего лечения предполагает исследование вопроса о соблюдении вышеперечисленных прав пациента, поскольку все они являются гарантиями его права на здоровье.

Статьей 27 Закона РФ “О медицинском страховании граждан в РФ” урегулированы вопросы ответственности страховых медицинских организаций и лечебных учреждений перед застрахованным (пациентом) за предоставление своевременной и качественной медицинской помощи: страховщик несет ответственность за выполнение условий договора медицинского страхования, то есть организацию и своевременное финансирование оказания медицинской помощи, ее доступность, а лечебное учреждение – за объем и качество медицинских услуг, их безопасность для пациента.

В соответствии с п.2 ст.779 Гражданского кодекса РФ оказание платных медицинских услуг регулируется положениями гл.39 Кодекса о договоре возмездного оказания услуг и §§ 1, 2 гл.37 Кодекса о договоре подряда, если это не противоречит существу отношений по оказанию медицинской помощи.

Например, с помощью положений о договоре подряда могут определяться права заказчика в случае оказания медицинской услуги с недостатками: потребовать безвозмездного устранения недостатков; безвозмездного повторного оказания услуги; соразмерного уменьшения цены; возмещения собственных расходов, понесенных на устранение недостатков силами третьих лиц (п.1 ст.723, п.1 ст.737 ГК РФ); отказаться от договора и потребовать возврата уплаченной суммы (ст.739, п.3 ст.503 ГК РФ). К отношениям медицинского учреждения с гражданином, заказывающим (получающим) платную медицинскую услугу, также подлежат применению Правила предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями (1996 г.) и нормы Закона РФ “О защите прав потребителей” (1992 г.).

II. Споры о возмещении вреда жизни и здоровью

Среди изученных дел большую часть составили иски граждан о возмещении вреда здоровью и компенсации морального вреда преимущественно к муниципальным учреждениям здравоохранения.

Условия и порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью, определяются положениями §§ 1, 2 гл.59 Гражданского кодекса РФ. Возмещение вреда по правилам гл.

59 ГК РФ производится и в тех случаях, когда вред жизни или здоровью гражданина был причинен при оказании платных медицинских услуг по договору (при исполнении договорных обязательств), если только договором не предусмотрен более высокий размер ответственности (ст.1084).

Специальные правила для возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу гражданина (потребителя) вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации об услуге, предусмотрены § 3 гл.59 ГК РФ.

В соответствии со ст.ст. 1095-1097 ГК РФ, п.3 ст.12 и п.п. 1-4 ст.14 Закона РФ “О защите прав потребителей” такой вред подлежит возмещению исполнителем услуги в полном объеме независимо от его вины (за исключением случаев, предусмотренных ст.1098 ГК РФ, п.5 ст.

14 Закона РФ “О защите прав потребителей”).

Правила данного параграфа применяются к тем медицинским услугам, которые могут содержать в себе скрытые недостатки и проявлять свои опасные свойства в течение установленного исполнителем срока службы: стоматологические услуги, работы по протезированию, установке имплантатов и т.п.

Для возникновения обязательства по возмещению вреда необходима совокупность условий: наличие вреда жизни или здоровью гражданина, противоправность действий (бездействия) медицинского учреждения, причинно-следственная связь между противоправным поведением и наступившим вредом, вина причинителя вреда (ст.1064 ГК РФ).

Вред жизни и здоровью. Моральные страдания

Признаками наличия вреда здоровью могут быть телесные повреждения, то есть нарушение анатомической целостности органов и тканей или их физиологических функций, возникновение и развитие заболеваний, патологических состояний и пр.

При повреждении здоровья потерпевший в полной мере или частично теряет способность к труду, соответственно, лишается заработка, вынужден затрачивать средства на лечение, протезирование, санаторно-курортное лечение и т.д.

Именно материальные затраты такого рода и образуют имущественный вред, причиненный здоровью гражданина.

При причинении вреда жизни или здоровью гражданина он также имеет право на компенсацию моральных страданий, которые могут выражаться в физической боли, связанной с причиненным увечьем или иным повреждением здоровья, длительным неадекватным лечением заболевания, либо в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, распадом семьи и т.д. Порядок компенсации морального вреда регулируется положениями § 4 гл.59 ГК РФ.

В отношении повреждения здоровья пациента, причиненного при оказании ему медицинской помощи, следует отметить, что оно может быть как прямым результатом медицинского воздействия, так и заключаться в ухудшении уже имеющегося заболевания в результате ненадлежащей или несвоевременной медицинской помощи.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/18553000/

Вс рф разобрался, можно ли взыскивать потребительский штраф с медучреждений, оказавших некачественную медпомощь в рамках омс

Как определяется моральный вред при оказании некачественной медицинской услуги?

Новости и аналитика Новости ВС РФ разобрался, можно ли взыскивать “потребительский” штраф с медучреждений, оказавших некачественную медпомощь в рамках ОМС

“Потребительский” штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя за неудовлетворение в добровольном порядке его требований, может применяться к отношениям в сфере здравоохранения только при оказании гражданину платных медуслуг. А добровольное удовлетворение требований о компенсации потребителю морального вреда вообще не может иметь оснований, поскольку размер морального вреда устанавливает суд, причем только после установления вины причинителя вреда. На это указал Верховный Суд Российской Федерации, отменяя решение о взыскании с больницы штрафа по ст. 13 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I “О защите прав потребителей” (далее – закон о защите прав потребителей) (Определение ВС РФ от 15 июля 2019 г. № 44-КГ19-7).

Иск был основан на фактах некачественного оказания медпомощи в городской больнице: во время операции пациенту занесли инфекцию, и дела его оказались столь плохи, что спасти его жизнь смогли только эвакуация санитарным вертолетом в краевой центр и несколько проведенных в этом центре операций. Оправившись, пациент обратился в городскую больницу (ту, где занесли инфекцию) с претензией: в ней он просил возместить ему моральные и физические страдания в сумме 10 млн руб., ну и “заодно”, тут же сразу заплатить потребительский штраф в размере половины от этих 10 млн.

Больница, разумеется, ничего выплачивать не стала, и пациент обратился в суд.

Суд установил, что медпомощь, действительно, была “дефектной”, и – применив, в том числе, нормы закона о защите прав потребителей, – присудил выплатить потребителю 2,5 млн руб. в счет компенсации морального вреда, и еще 1 млн 250 тыс. руб. – “потребительского” штрафа. Ведь в добровольном порядке больницей требования потребителя в полном объёме не были удовлетворены.

Краевой суд поддержал коллег из районного суда, указав, что:

  • виновные действия больницы установлены судом,
  • и больница не права в том, что при обращении пациента с претензией о компенсации морального вреда он якобы не представил доказательств её виновных действий;
  • нет оснований для снижения размера штрафа, потому что больница о его снижении не ходатайствовала, и не доказывала, что его размер несоразмерен последствиям нарушения обязательства.

Однако ВС РФ отменил решения судов в части взыскания с больницы “потребительского” штрафа, представив следующую правовую позицию:

  • Закон об основах охраны здоровья граждан в РФ дает каждому право как на бесплатную медпомощь в гарантированном объеме в соответствии с программой госгарантий, так и на получение платных медуслуг и иных услуг, в том числе по ДМС;
  • при этом закон гарантирует пациенту право на возмещение вреда, причинённого его здоровью при оказании ему медицинской помощи. Такой вред возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством;
  • а согласно ч. 8 ст. 84 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации” (далее – Закон № 323-ФЗ), положения закона о защите прав потребителей применяются лишь к отношениям, связанным с оказанием платных медицинских услуг;
  • при этом закон о защите прав потребителей регулирует отношения между исполнителями услуг, определяя исполнителя услуг как организацию (ИП), выполняющую работы или оказывающего услуги потребителям по возмездному договору. При удовлетворении судом требований потребителя суд взыскивает с исполнителя за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной в пользу потребителя;
  • п. 9 постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. № 17 разъясняется, что законодательство о защите прав потребителей применяется к отношениям по предоставлению гражданам медуслуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках ОМС и в рамках ДМС;
  • исходя из изложенного, положения закона о защите прав потребителей, устанавливающие в том числе ответственность исполнителя услуг в виде “потребительского” 50%-го штрафа, подлежат применению к отношениям в сфере охраны здоровья граждан при оказании гражданину платных медицинских услуг. При этом основанием для взыскания в пользу потребителя штрафа является отказ исполнителя, в данном случае исполнителя платных медицинских услуг, в добровольном порядке удовлетворить названные в законе о защите прав потребителей требования потребителя этих услуг;
  • суды же, взыскивая с больницы штраф, не определили правовую природу отношений по поводу оказания пациенту медицинской помощи и не установили, оказывалась ли она бесплатно в соответствии с программой госгарантий бесплатного оказания гражданам медпомощи, либо предоставлялась пациенту на возмездной основе на основании заключённого с медицинской организацией договора. Между тем, – учитывая положения ч. 8 ст. 84 Закона № 323-ФЗ, – от установления данных обстоятельств зависит сама возможность применения к спорным отношениям закона о защите прав потребителей;
  • кроме того, нижестоящие суды проигнорировали еще одно обстоятельство – вопрос о качестве спорной медпомощи разрешался в процессе судебного разбирательства, для выяснения вопроса суд, – между прочим, по ходатайству истца, – назначил комплексную СМЭ. Ни ведомственного контроля, ни проверок по линии ТФОМС в связи со спорной медпомощью не проводилось. То есть в момент обращения пациента в больницу с претензией у него не было каких-либо доказательств, подтверждающих, что больница оказала медпомощь некачественно;
  • следовательно, суд не выяснил, – а были ли у больницы вообще основания добровольно удовлетворить требования пациента;
  • далее, пациент обосновывал свои требования о компенсации морального вреда положениями ст. 15 закона о защите прав потребителей (о том, что моральный вред, причинённый потребителю вследствие нарушения исполнителем прав потребителя, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины в размере, определенном судом). То есть сначала необходимо установить вину причинителя, а сумму компенсации может установить только суд. Однако размер компенсации морального вреда был определён судом только после исследования и установления юридически значимых обстоятельств (оказания некачественной медпомощи, и вины медучреждения в этом). Следовательно, вывод суда о том, что указанные требования потребителя подлежали добровольному возмещению уже в момент обращении пациента с претензией к больнице, противоречит нормам материального закона;
  • что же касается разъяснений, содержащихся в п. 9 постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. № 17 (о применении законодательство о защите прав потребителей к отношениям по оказанию медуслуг в рамках ОМС и ДМС), то они подлежали применению к спорным отношениям с учетом нормативных положений ст. 15 закона о защите прав потребителей, Закона № 323-ФЗ, Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 4 октября 2012 г. № 1006, что судебными инстанциями не было принято во внимание.

Итог: дело в части “потребительского” штрафа передано на новое рассмотрение.

Документы по теме:

Источник: https://www.garant.ru/news/1287734/

Право-online
Добавить комментарий