Как получить от несовершеннолетнего сумму за моральный ущерб?

Взыскание компенсации морального вреда допустимо в пользу не только пострадавшего, но и его родных

Как получить от несовершеннолетнего сумму за моральный ущерб?

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 8 июля № 56-КГПР19-7, в котором указал на правомерность взыскания компенсации морального вреда не только в пользу несовершеннолетней, пострадавшей от тепловоза, но и ее родственников.

Нахождение на железнодорожных путях повлекло инвалидность ребенка

Александр Нестеренко является дядей, а с 16 января 2015 г. и опекуном несовершеннолетних потерпевшей Анны Хватовой и ее родного брата. Дети проживали в семье Александра Нестеренко и его супруги.

В июне 2017 г. в результате наезда тепловоза, принадлежащего ОАО «РЖД», на группу людей, которые шли по колее железнодорожного пути, несколько человек погибли, а здоровью Анны Хватовой был причинен тяжкий вред. Позднее бюро медико-социальной экспертизы установило инвалидность девочки.

Дальневосточное СУ на транспорте СКР возбудило уголовное дело по факту нарушения правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта локомотивной бригадой тепловоза, повлекшего по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью ребенка и смерть троих человек.

ОАО «РЖД» получило представление о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Следователь указал, что организация должна оборудовать соответствующий участок железной дороги оградительными приспособлениями, препятствующими свободному выходу граждан на железнодорожные пути, а также принять иные меры к повышению безопасности эксплуатации транспорта и повышению бдительности локомотивной бригады при прохождении данного участка. В октябре 2017 г. уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием в действиях машинистов и их помощников состава преступления.

Позиции судов в отношении компенсации морального вреда и ее размера

Александр Нестеренко обратился в суд с исками о компенсации морального вреда как от своего имени, так и в интересах подопечных. С самостоятельными требованиями обратились также супруга опекуна и Владимир Виноградов – дядя пострадавшей и ее брата.

Унификация подхода к размеру компенсации морального вредаНеобходимы рекомендованные ВС РФ ориентиры для определения размера такой компенсации

Решением Надеждинского районного суда Приморского края от 1 марта 2018 г. требования опекуна и его жены были удовлетворены.

Суд исходил из того, что вред здоровью девочки был причинен источником повышенной опасности, и пришел к выводу, что в силу прямого указания закона с «РЖД» как владельца такого источника необходимо взыскать компенсацию морального вреда независимо от его вины.

При этом суд указал: положения ГК, предусматривающие, что вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит, а при грубой неосторожности потерпевшего размер возмещения может быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, к спорным отношениям не применяются, поскольку Анна Хватова в силу возраста не могла отдавать отчет своим действиям.

В итоге суд определил компенсацию морального вреда, взыскиваемую в пользу пострадавшей девочки, в размере 3 млн руб.

Он исходил из того, что в результате травмирования ей была причинена боль, она испытала страх, страдания из-за полученных травм и в настоящее время физически неполноценна.

Суд указал, что до транспортного происшествия Анна показывала хорошие спортивные результаты, но теперь не может продолжать занятия – то есть продолжать жить полноценной жизнью, как ее ровесники.

Первая инстанция также добавила, что трагедия стала тяжелейшим событием в жизни ребенка, неоспоримо причинившим ему нравственные страдания. Поскольку лимит гражданской ответственности «РЖД» по договору страхования составлял 300 тыс. руб., суд взыскал эту сумму со страховщика, а остальные 2,7 млн руб. – непосредственно с организации.

Первая инстанция также взыскала компенсацию морального вреда в пользу брата Анны, а также опекуна девочки и его супруги. Суд решил, что им также были причинены нравственные страдания, вызванные тяжелой травмой близкого человека.

Также суд учел, что состояние девочки требует пристального внимания и заботы родственников, которые также испытывают стресс и переживания из-за случившегося и лишены возможности вести обычный образ жизни. С учетом степени нравственных страданий и индивидуальных особенностей родственников суд взыскал в пользу брата Анны компенсацию в 200 тыс. руб., а в пользу опекуна и его супруги – по 500 тыс.

руб. каждому, пояснив, что супруги совместно воспитывают и содержат пострадавшую. Опекун также просил взыскать расходы на лекарства, однако не смог подтвердить их.

Требования второго дяди девочки – Владимира Виноградова – не были удовлетворены. Суд указал, что он являлся неполнородным братом Александра Нестеренко, не является членом семьи пострадавшей и не проживал совместно с ней.

Критерии оценки морального вредаОб определении размера компенсации

Данное решение не устояло в апелляции – суд отказал всем родственникам девочки в компенсации морального вреда.

При этом апелляционная инстанция указала, что факт родственных отношений сам по себе не является достаточным основанием для удовлетворения требований о компенсации морального вреда, и пришла к выводу, что переживания родных за судьбу пострадавшей и ее состояние здоровья производны от физических и нравственных страданий последней. Как указал суд, в пользу девочки компенсация уже взыскана, а «двойное взыскание» в указанном случае закон не предусматривает.

Кроме того, апелляционная инстанция более чем вдвое снизила размер компенсации морального вреда, взысканного в пользу пострадавшей. Так, суд указал, что сумма в 3 млн руб. не отвечает принципу разумности и обстоятельствам дела. По его мнению, необходимо было учесть, что девочка, находясь на железнодорожных путях, нарушила правила нахождения граждан в зонах повышенной опасности.

ВС поддержал выводы первой инстанции

Не согласившись с позицией суда апелляционной инстанции, супруги Нестеренко обратились с кассационной жалобой в Верховный Суд. В интересах указанных лиц в ВС также поступило кассационное представление заместителя Генпрокурора РФ Леонида Коржинека.

Рассмотрев материалы дела, ВС напомнил, что ранее в Постановлении Пленума от 20 декабря 1994 г. № 10 он разъяснял, что отсутствие в законе прямого указания на возможность компенсации морального вреда в рамках конкретных правоотношений не всегда означает, что потерпевший не имеет права на такое возмещение.

В поисках объективной оценки страданий потерпевшегоПочему оптимален «смешанный» способ расчета компенсации морального вреда

ВС подчеркнул, что требования о компенсации морального вреда родственникам потерпевшей связаны с причинением страданий лично им в связи с травмированием девочки – их родственницы и члена семьи. Как указано в определении, их нравственные и физические страдания выразились в утрате здоровья близким человеком, требующим постоянного ухода.

По мнению Суда, в результате происшествия было нарушено психологическое благополучие всех членов семьи, потерявших возможность продолжать активную общественную жизнь.

Более того, у них возникла необходимость нести постоянную ответственность за состояние пострадавшего ребенка, что привело к нарушению неимущественного права на родственные и семейные связи.

В обоснование свой позиции ВС сослался на ст. 30 Конституции РФ, ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также ряд норм СК РФ.

Верховный Суд напомнил, что опекун фактически принимает на себя функции родителя, несет ответственность за ребенка, обязан его воспитывать, заботиться о его физическом, психическом здоровье, духовном и нравственном развитии – то есть ребенок фактически становится членом семьи опекуна.

Как отмечается в определении, нравственные и физические страдания опекуна и его супруги обусловлены тем, что они приняли на себя обязанности по воспитанию и содержанию потерпевшей.

Указанное обстоятельство предполагает, что именно они обязаны заботиться о состоянии ее здоровья и его восстановлении после травм, об обеспечении лечения и последующей адаптации.

Нравственные страдания младшего брата пострадавшей, как указал ВС, также обусловлены переживаниями за состояние сестры как самого близкого родственника.

Компенсация морального вреда за жизнь и здоровье: пути решения проблемОт индивидуальной оценки страданий до криминализации уклонения от выплат

Кроме того, ВС не согласился с выводом апелляции о чрезмерности размера компенсации, взысканной в пользу несовершеннолетней. При этом он сослался на постановление ЕСПЧ по делу «Максимов (Макштоу) против России» от 18 марта 2010 г., где указано, что не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль и нравственное страдание.

Как отмечалось в постановлении, национальные суды всегда должны приводить достаточные мотивы, оправдывающие сумму компенсации морального вреда.

Отсутствие таких мотивов будет свидетельствовать о том, что суды не рассмотрели надлежащим образом требования заявителя и не смогли действовать в соответствии с принципом адекватного и эффективного устранения нарушения.

При этом Верховный Суд напомнил, что в Постановлении Пленума от 26 января 2010 г.

№ 1 указано, что вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, его состояния).

Усмотрев в действиях девочки грубую неосторожность, апелляционная инстанция, как отмечается в определении, не учла, что Анна Хватова в силу малолетнего возраста не могла осознавать опасность своих действий и предвидеть их последствия.

Исходя из этого, Суд отменил апелляционное определение и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Адвокаты считают определение ВС важным и знаковым

Комментируя «АГ» определение ВС, адвокат Самарской областной коллегии адвокатов Оксана Зубкова согласилась, что в данном случае отсутствует двойное взыскание, поскольку каждому родственнику был причинен моральный вред.

«Каждая трагедия с участием граждан, особенно детей, является строго индивидуальным случаем. Поэтому необходимо очень тщательно исследовать обстоятельства, отбросив формальный подход к данной категории дел», – добавила она.

Адвокат Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Фаст полагает, что данное определение можно отнести к категории знаковых.

«ВС крайне редко высказывает свое мнение относительно морального вреда. Например, такая позиция была сформулирована в Определении от 14 августа 2018 г.

№ 78-КГ18-38, которым размер компенсации был увеличен со 150 тыс. руб. до более чем 2 млн руб.», – пояснила она.

Эксперт указала, что из содержания документа можно сделать вывод о понимании высшей судебной инстанцией размера справедливой компенсации. «Этот вопрос является самым болезненным в нашей правоприменительной практике, – отметила она. – Размеры компенсаций остаются мизерными и отличаются в разы при схожих обстоятельствах.

Например, апелляцией Нижегородского областного суда 30 июля 2019 г. было оставлено без изменений взыскание 90 тыс. руб. морального вреда в пользу супруги погибшего на железнодорожных путях (дело №33-9047/2019)».

По мнению адвоката, определение ВС внушает надежду на изменения в судебной практике и взыскание справедливых компенсаций.

Ирина Фаст добавила, что ВС также подтвердил правомерность взыскания компенсации морального вреда в пользу родственников пострадавшего. По ее словам, ранее этот вопрос по-разному решался судами.

Как указала адвокат, ВС подчеркнул недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае.

Она сообщила, что зачастую суды снижают размер компенсации в пользу несовершеннолетнего именно по причине наличия его вины.

Эксперт полагает, что отдельного внимания заслуживает формальный подход при рассмотрении исков о возмещении вреда жизни и здоровью, особенно в случае привлечения к ответственности ОАО «РЖД», который в данном случае ВС пресек.

Ирина Фаст подчеркнула, что размеры компенсаций по таким делам мизерны, а судебные акты формальны и написаны «под копирку»: «Средний размер компенсации морального вреда по искам к ОАО «РЖД» в связи с гибелью близкого родственника составляет порядка 30 тыс. руб. – такие данные приводит сама компания».

По ее мнению, суды редко подробно рассматривают обстоятельства причинения вреда, считая обычно всех пострадавших виновными в случившемся и присуждая примерно равные по всей стране «мизерные компенсации».

Адвокат АП Московской области Кирилл Данилов отметил, что согласно официальной информации ОАО «РЖД», в 2018 г. ежедневно в России на железной дороге от наезда подвижного состава погибало четыре человека, еще три получали травмы, в основном тяжелые. И почти еженедельно погибало до трех детей.

Кирилл Данилов отметил, что в данном деле суд апелляционной инстанции необоснованно не применил позиции, сформулированные ВС достаточно давно.

Адвокат добавил, что считает важным применение Верховным Судом норм международного права: «ВС подчеркнул значимость применения и толкования норм Конвенции. Нижестоящие суды крайне редко применяют их, а также позиции ЕСПЧ, несмотря на их обязательность. К сожалению, единственная инстанция, которая “не боится” анализировать практику ЕСПЧ, – Верховный Суд», – подчеркнул он.

Кирилл Данилов также выразил удовлетворение позицией ВС в отношении взыскания компенсации морального вреда в пользу не только потерпевшего, но и его родственников.

При этом он отметил, что, если позиция высшей судебной инстанции по данному делу «укоренится» в практике нижестоящих судов, у многих владельцев источников повышенной опасности, в том числе и у владельцев автомобилей, возникнут серьезные материальные трудности. «То же “РЖД” понесет громадные материальные потери, – пояснил он.

– Если вспомнить, что каждый день гибнет не менее четырех человек, взять за константу сумму в 500 тыс. рублей, которая была присуждена по настоящему делу, и предположить, что у пострадавших есть не менее двух родственников, то компенсация морального вреда, которую могут взыскать родственники, составит более 2 млрд руб. в год.

И это без учета компенсации вреда самим пострадавшим. Это серьезная сумма даже для «РЖД», – полагает адвокат. В заключение он добавил, что именно такие экономические факторы могут стать серьезной преградой для укрепления и распространения указанной позиции ВС на практике.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vzyskanie-kompensatsii-moralnogo-vreda-dopustimo-v-polzu-ne-tolko-postradavshego-no-i-ego-rodnykh/

Центр

Как получить от несовершеннолетнего сумму за моральный ущерб?

Под моральным вредом понимают причинение человеку нравственных и физических страданий, которые нарушают комфорт жизни, состояние здоровья человека.

1. Когда гражданин вправе претендовать на компенсацию морального вреда?

Гражданин вправе претендовать на компенсацию морального вреда, если он перенес физические или нравственные страдания, вызванные незаконными действиями из-за которых был причинен вред жизни или здоровью, произошла утрата родственников, раскрылась семейная, врачебная тайна, были распространены не соответствующие действительности сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию, а также в других случаях, предусмотренных законом.

Компенсация морального вреда осуществляется исключительно в денежной форме в судебном порядке.

Размер компенсации определяет суд. Для этого он принимает во внимание степень вины нарушителя (если законом не предусмотрено иное), а также характер физических и нравственных страданий потерпевшего, и выносит решение с учетом требований разумности и справедливости. Суд с учетом обстоятельств дела вправе снизить размер морального вреда.

При рассмотрении категории дел, связанных с компенсацией морального вреда, который был нанесен вследствие причинения вреда здоровью, размер компенсации морального вреда зависит от характера незаконных действий (бездействий), степени расстройства здоровья, утраты трудоспособности, степени вины причинителя вреда, личности потерпевшего.

Пример из судебной практики юристов Центра «Мои Документы»: несовершеннолетний Павлов А.А.

(фамилия и инициалы изменены – примечание) играя на крышах гаражей, ухватился руками за электропровод высоковольтной линии электропередач, проходящий над гаражами, в результате чего получил электротравму, квалифицированную впоследствии заключением судебно-медицинской экспертизы как тяжкий вред здоровью.

Мать несовершеннолетнего, Павлова А.В. (фамилия и инициалы изменены – примечание), посчитав, что ответственность за вред, причинённый ее сыну, должна нести энергоснабжающая организация, ответственная за эксплуатацию высоковольтной линии, поскольку провода провисали, близко находились к гаражам, что и позволило ее сыну за них ухватиться.

В районном суде было установлено, что причиной произошедшего явилось нарушение эксплуатации воздушной электролинии, так как провода, проходящие над гаражами, где играл несовершеннолетний Павлов А.А.

, в нарушение требований Правил устройства электроустановок, действовавших на тот момент, провисли и находились на расстоянии 1,8 м. над крышами гаражей вместо 3 м., как это было предусмотрено Правилами.

В связи с полученной травмой несовершеннолетний Павлов А.А. стал инвалидом, нуждается в лечении, проведении реабилитационных мероприятий.Ответчиком была привлечена организация, ответственная за эксплуатацию высоковольтной линии.

Павлова А.В. просила взыскать с ответчика расходы, вызванные повреждением здоровья в размере 4 277 228 рублей, компенсацию морального вреда в размере 3 000 000 рублей.

С учетом обстоятельств дела районный суд взыскал с ответчика расходы, вызванные повреждением здоровья, в размере 883512 рублей, компенсацию морального вреда в размере 450000 руб.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РС (Я) по апелляционной жалобе Павловой А.В. увеличила взысканные с ответчика расходы, вызванные повреждением здоровья, на 74 926 рублей.

2. Какие обстоятельства подлежат установлению в суде при решении вопроса о компенсации морального вреда?

По делам о компенсации морального вреда в суде подлежат установлению следующие обстоятельства:

  • факт причинения вреда (физические или нравственные страдания)
  • причинно-следственная связь между незаконными действиями (бездействием) причинителя вреда и причинением вреда
  • вина причинителя вреда.

При причинении физического вреда здоровью, жизни гражданина или его близких факт морального вреда презюмируется (то есть, не подлежит доказыванию). Например, если вред жизни или здоровью нанесен вследствие совершения виновным лицом уголовного преступления или административного правонарушения.

По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилось смерть лица, право на компенсацию морального вреда возникает у родственников погибшего, к которым перешли права потерпевшего в соответствии с ч. 8 ст. 42 УПК РФ.

Факт причинения вреда (моральные страдания) и причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) причинителя вреда и причинением вреда должно доказать лицо, которому причинен моральный вред (за исключением случаев, если указанные обстоятельства были установлены вступившим в силу приговором или решением суда, например, если суд признал причинителя вреда виновным в совершении преступления).

В делах о возмещении морального вреда действует презумпция виновности причинителя вреда, т.е. вина причинителя вреда предполагается, если сам причинитель вреда не доказал обратное.

Еще один пример из судебной практики юристов Центра «Мои Документы»: 22 ноября 2013 года Иванова А.А. (фамилия и инициалы изменены – примечание) спускалась с крыльца подъезда жилого дома, поскользнувшись на наледи, упала, получив закрытый перелом нижней трети правой плечевой кости со смещением.

Иванова А.А. посчитала, что управляющая компания, обслуживающая жилой дом, нарушила свою обязанности по уборке наледи, поскольку в Правилах и нормах технической эксплуатации жилищного фонда указано, что наружные площадки у входных дверей и тамбуры лестничных клеток следует систематически очищать от снега и наледи, и обратилась с исковым заявлением в суд.

Городским судом было установлено, что вред здоровью истицы (факт причинения вреда), возник вследствие падения по причине наличия наледи на крыльце подъезда (причинно-следственная связь между незаконным бездействием и причинением вреда). Ответчик при этом не предоставил суду доказательств о своей невиновности, а обязанность по уборке наледи закреплена в Правилах и нормах технической эксплуатации жилищного фонда.

При причинении физического вреда здоровью гражданина факт морального вреда презюмируется

С учетом обстоятельств, городской суд взыскал с управляющей компании в пользу Ивановой А.А. расходы на лечение, штраф, судебные расходы, а также моральный вред в размере 7000 рублей. Апелляционным определением по Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РС (Я) отклонила апелляционную жалобу управляющей компании и увеличила сумму компенсации морального вреда до 30 000 рублей.

3.

Всегда ли можно компенсировать моральный вред, если Вам был причинён только вред имущественный?В отличии от вреда, нанесенного неимущественным правам, либо принадлежащим гражданину нематериальным благам (жизнь, здоровье, честь и достоинство и проч.), при которых моральный вред всегда подлежит взыскиванию, компенсация морального вреда при имущественном вреде происходит исключительно в случаях, которые предусмотрены законом.

Одними из самых распространённых и применяемых на практике случаев взыскания морального вреда при причинении имущественного вреда являются нарушение имущественных прав при одновременном нарушении законодательства о защите прав потребителей и нарушение трудовых прав работника.

Дело из судебной практики юристов Центра «Мои Документы»: в области защиты прав потребителей: решением районного суда по делу о защите прав потребителя было установлено, что банком-ответчиком нарушено право истца-гражданина как потребителя банковских услуг, выразившееся в незаконном начислении процентов банком на сумму единовременного платежа (взимание денежных средств за ведение судного счета). Суд признал недействительным кредитный договор в части взимание денежных средств за ведение судного счета и с учетом обстоятельств дела, взыскал с ответчика имущественный ущерб – 16632 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами – 3930,44 руб., потребительский штраф и компенсацию морального вреда истцу в сумме 5 000 рублей (судом сумма компенсации морального вреда была уменьшена, заявленный истцом размер моральной компенсации – 20 000 рублей).

Получить консультацию у юрисконсультов Центра «Мои Документы», в случае возникновения вопросов по настоящей статье, возможно следующими способами:

• лично, посетив офисы Центра «Мои документы» по адресу: г. Якутск, ул. Аммосова, д. 18 с понедельника по пятницу по талонам живой очереди с 08.00 до 17.00 обед с 12.00 до 13.00, по талонам предварительной записи с 09.00 до 18.00 обед с 13.00 до 14.00; и г. Нерюнгри ул. Карла Маркса, д.

15, с 09.00 до 18.00 обед с 13.00 до 14.00• по телефону, позвонив по номеру «горячей» линии бесплатной юридической помощи: 8(4112)50-60-15 с понедельника по пятницу с 14.00 до 17.00• в электронной форме, через официальный сайт Центра, пройдя по ссылке http://mfcsakha.

ru/onlineservices/feedback/0.

Есть вопросы? Готовы ответить! 8-800-100-2216

22 августа 2017 00:00

Источник: http://www.mfcsakha.ru/posts/2017/08/22/25036/centr-moi-dokumenty-o-kompensacii-za-moralnyj-vred

Возмещение морального вреда

Как получить от несовершеннолетнего сумму за моральный ущерб?

Моральный вред и проблема его возмещения по искам о защите личных неимущественных прав была и остается объектом повышенного внимания юристов-практиков. Это напрямую связано с социальной защитой личности, охраной неприкосновенности.

Категория морального вреда появилась в нашем законодательстве сравнительно недавно.

Ст.

951 Гражданского кодекса РК определяет моральный вред как «нарушение, умаление или лишение личных неимущественных благ и прав физических и юридических лиц, в том числе нравственные или физические страдания (унижение, раздражение, подавленность, гнев, стыд, отчаяние, физическая боль, ущербность, дискомфортное состояние и т.п.), испытываемые (претерпеваемые, переживаемые) потерпевшим в результате совершенного против него правонарушения».

Согласно ст. 115 ГК объектами гражданских прав могут быть имущественные и личные неимущественные блага и права. К последним относятся: жизнь, здоровье, достоинство личности, честь, доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право на имя, на авторство, на неприкосновенность произведения и другие нематериальные блага и права.

Применяя ст. 6 ГК, можно установить, что юридические лица не располагают такими благами. Личные неимущественные блага и права можно определить как нематериальные блага и права первого уровня, которые неразрывно связаны с самим существованием личности.

Они объективно существуют независимо от их правовой регламентации и только в случае посягательств на них нуждаются в правовой защите.

Блага и права второго уровня – право на имя, право на авторство и иные неимущественные права – являются субъективными правами, которые составляют содержание конкретного правоотношения и тем самым уже урегулированы нормами права. В случае же нарушения этих прав они также пользуются правовой защитой.

При наличии условий

Обязательство по компенсации морального вреда в общем случае возникает при наличии одновременно следующих условий: – претерпевание морального вреда; – неправомерное действие причинителя вреда; – причинная связь между неправомерным действием и моральным вредом; – вина причинителя вреда.

Первым условием является наличие морального вреда, то есть негативных изменений в психической сфере чело- века, вызванных физическими и нравственными страданиями. Законодатель обоснованно устанавливает только неправомерные действия в качестве условия ответственности за причинение морального вреда.

В данном случае действует принцип «презумпции морального вреда», содержание которого можно сформулировать следующим образом: «Любое физическое лицо, в отношении которого совершено неправомерное деяние (действие или бездействие) признается по- терпевшим и понесшим моральный вред, если совершивший деяние не докажет обратное».

Второе условие ответственности за причинение морального вреда – противоправность.

Относительно видов действий, совершение которых порождает право по- терпевшего на компенсацию морального вреда, следует указать, что необходимым признаком этих действий является нарушение ими неимущественных прав и благ гражданина.

Поскольку такие права и блага не отчуждаемы и не передаваемы иным способом, они не могут являться предметом сделок, в связи с чем обязательства из причинения морального вреда в большинстве случаев возникают при отсутствии между сторонами гражданско-правовых договорных отношений.

Между тем возможны случаи, когда и при наличии таких отношений возникает право на компенсацию морального вреда.

Третье условие ответственности за причинение морального вреда – причинная связь между противоправным действием и моральным вредом. Совершенное неправомерное деяние должно быть главной причиной, с неизбежностью влекущей причинение морального вреда. Наличие причинной связи не всегда легко установить.

Ответственность за причинение морального вреда в общем случае возникает при наличии вины причинителя вреда – это четвертое условие.

Вина, то есть психическое отношение причинителя вреда к своим противоправным действиям и их последствиям, может проявляться как в форме умысла, так и неосторожности.

В случаях, предусмотренных законодательными актами, возмещение морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда. Случаи эти перечислены в п. 3 ст. 951 ГК.

Ст.

952 ГК предусматривает, что моральный вред возмещается в денежной форме и независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

Моральный вред часто более чувствителен и более остро заставляет страдать потерпевшего, чем имущественный. Он, как таковой, не может быть возмещен, но он может быть хоть как-то компенсирован. Ввиду отсутствия лучшего способа восстановить душевный дискомфорт потерпевшего, этим способом служит денежная компенсация.

Определяя размер компенсации

Одним из спорных моментов, постоянно возникающих в судебной практике, является определение размера компенсации морального вреда. Так, важнейшей специфической особенностью морального вреда является то, что сами негативные изменения происходят в сознании потерпевшего.

Существует множество точек зрения по вопросу определения критерия раз- мера компенсации морального вреда. Однако при этом должны учитываться индивидуальные особенности потерпевшего. Как указано выше, моральный вред возникает в результате физических либо нравственных страданий.

Физические страдания – это категория чисто физиологическая, у разных людей разный болевой порог, разная способность терпеть физическую боль, в связи с чем неправильно оценивать одинаково моральный вред, причиненный одинаковой силой ударом ребенку, престарелому человеку либо взрослому мужчине.

Нравственные страдания можно определить как совокупность отрицательных эмоций – чувства страха, унижения, обиды и т.д.

Степень и глубина подобных психических реакций зависит как от индивидуальных особенностей психики, уровня развития интеллекта, самооценки потерпевшего, так и от положения объекта, посягательство на который причиняет моральный вред, в системе ценностей самого потерпевшего.

В связи с этим, например, не может быть одинаковой компенсация морального вреда за психические страдания, вызванные причинением вреда здоровью с образованием уродующих открытые части тела шрамов и рубцов, для лица, придающего большое значение своей внешности, с человеком, не очень сильно ею озабоченного. Ведь если в системе ценностей по- терпевшего его собственная внешность стоит на одном из первых мест, то и причинение ущерба внешнему виду вызовет у него глубокие переживания.

Кроме того, при определении размера компенсации морального вреда необходимо в отдельных случаях учитывать материальное положение лица, которому такой вред причинен (ст. 952 ГК). Необходимость учета материального положения потерпевшего в данном случае продиктована спецификой компенсируемого вреда.

Моральный вред как категория нематериальная не может быть оценен денежной суммой как категорией исключительно материальной. Компенсация морального вреда есть предоставление потерпевшему возможности испытать за счет взысканной суммы положительные эмоции, соразмерные испытанным им физическим или нравственным страданиям.

Рассматривать во взаимосвязи

Отдельно хотелось бы остановиться на вопросе компенсации морального вреда, причиненного действиями (бездействием), нарушающими имущественные права граждан.

Согласно п. 4 ст. 951 ГК моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, возмещению не подлежит, кроме случаев, предусмотренных законодательными актами.

В настоящее время возможность такой компенсации предусматривается Законом РК «О защите прав потребителей» от 4 мая 2010 года.

Данным Законом охватывается часть деяний, связанных с посягательством на имущественные права граждан. Вместе с тем нельзя отрицать наличие серьезных душевных страданий у человека, которому причинен какой-либо имущественный ущерб. Зачастую они оказываются намного более серьезными по сравнению с переживаниями, возникшими от посягательства на нематериальные блага личности.

Нарушение имущественных прав неизбежно вызывает вред в виде нарушения также и неимущественных прав.

Это выражается, в частности, в физических страданиях при невозможности обеспечить удовлетворение первичных потребностей, а также и в нравственных страданиях в результате осознания невозможности воспользоваться своими правами при отсутствии материальных средств, ограничения своей свободы, ощущения незащищенности себя и своей семьи.

Утрачивая какую-либо ценную вещь, человек терпит не только имущественные убытки, но и испытывает определенные эмоциональные переживания по этому поводу, которые выводят его из обычного душевного равновесия. Это подтверждает неразрывную взаимосвязь материальных и нематериальных благ личности.

В подавляющем большинстве случаев деяние, нарушающее имущественные права гражданина, одновременно является и посягательством на его неимущественные права, прежде всего на психическое благополучие, являющееся составным элементом здоровья чело- века. Исходя из этого, по моему мнению, необходимо произвести определенную корректировку норм гражданского законодательства, где предусмотреть в отдельных случаях возможность компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав.

Моральный вред компенсируется в денежном выражении (п. 1 ст. 952 ГК). Размер компенсации определяется судом.

В соответствии с п.

7 Нормативного постановления Верховного Суда РК № 3 от 21 июня 2001 года «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» при определении размера компенсации морального вреда в денежном выражении необходимо принимать во внимание как субъективную оценку гражданином тяжести причиненных ему нравственных страданий, так и объективные данные, свидетельствующие об этом, в частности:

– жизненную важность личных неимущественных прав и благ (жизнь, здоровье, свобода, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, честь и достоинство и т.д.);

– степень испытываемых потерпевшим нравственных или физических страданий (лишение свободы, причинение телесных повреждений, утрата близких родственников, утрата или ограничение трудоспособности и т.д.);

– форму вины (умысел, неосторожность) причинителя вреда, когда для возмещения морального вреда необходимы ее наличие, а также другие подтвержденные материалами дела обстоятельства, в частности, семейное и имущественное положение гражданина, несущего ответственность за причиненный потерпевшему моральный вред.

Денежная компенсация за причинение морального вреда призвана вызвать положительные эмоции, которые могли бы максимально сгладить негативные изменения в психической сфере личности, обусловленные перенесенными страданиями.

По принципу разумности и справедливости

В теории права все больше авторов склоняются к необходимости определения размеров денежных выплат, причитающихся гражданину за перенесенные им страдания в каждом конкретном случае, которые могут быть вычислены с применением специальных таблиц для определения размеров компенсации физических и душевных страданий. В связи с этим заслуживает внимания метод определения размера компенсации морального вреда, предлагаемый А. Эрделевским. Необходимо отметить, что автор разработал таблицу размеров компенсаций морального вреда применительно к различным нарушениям прав личности в порядке характера и степени их опасности для потерпевшего и предложил формулу, по которой в зависимости от законодательно установленных обстоятельств должны определяться размеры компенсации морального вреда в каждом отдельном случае.

В нашей практике также встречаются однородные случаи, когда законодательно установлен конкретный размер компенсации морального вреда. В частности, ст.

22 Закона РК «О реабилитации жертв массовых политических репрессий» установлено, что жертвам массовых политических репрессий имущественный и неимущественный вред подлежит возмещению в размере трех четвертей месячного расчетного показателя, установленного законодательством РК на момент обращения реабилитированного в органы социальной защиты населения, за каждый месяц незаконного пребывания в местах лишения свободы, но не более 100 установленных законом минимальных расчетных показателей. Как показывает практика, законодательно установленные размеры (нижние, верхние пределы) компенсации за физические и душевные страдания, безусловно, облегчают проблему определения выплат за причиненный вред, однако не следует забывать, что для установления единой судебной практики по республике при решении вопроса об определении размера компенсации морального вреда в денежной форме по однородным гражданским делам потребуется большая работа по обобщению состояния рассмотрения дел данной категории. Но этот путь необходимо использовать для урегулирования вопроса об объективном определении размера компенсации за физические и душевные страдания.

С учетом вышеизложенного, предлагаются следующие пути решения выявленных проблем:

– определить величину суммы компенсации морального вреда, являющуюся базисом, от которого суд сможет отталкиваться. Средний размер компенсации можно определить в минимальных размерах заработной платы от одного до 100 МРП;

– следует признать прямой обязанностью истца представить в судебное заседание доказательства, подтверждающие все факты, на которые он ссылается, в обоснование суммы компенсации морального вреда.

Таким образом, возмещение морального вреда возможно и желательно прежде всего в отношениях, возникающих вследствие причинения вреда жизни и здоровью граждан. Размер компенсации должен определяться судом, а в некоторых случаях может быть установлен в правовой норме и уплачиваться в виде единовременной суммы.

Действующим законодательством предусмотрена только одна форма компенсации морального вреда – денежная. Законодатель оставил определение размера компенсации морального вреда на усмотрение суда, рассматривающего дело, с учетом принципов определения такого размера, которые установлены только в вышеназванном нормативном постановлении (принцип разумности и справедливости).

В заключение хотелось бы отметить, что несмотря на сравнительно небольшой «возраст» института возмещения морального вреда в национальном законодательстве, судами уже рассмотрено довольно большое количество дел анализируемой категории. Значительную долю среди них занимают иски о компенсации морального вреда, связанного с причинением телесных повреждений источниками повышенной опасности, распространением порочащих сведений, рядом других правонарушений.

Судья Верховного Суда РК                                                                    Жумагулов Б.Т.

9 января 2015 года                                           Источник: Газета «Юридическая газета»

Источник: http://sud.gov.kz/rus/content/vozmeshchenie-moralnogo-vreda

Право-online
Добавить комментарий