Какие действия должен предпринять судья после выступления следователя?

Образец заявления на отвод следователя, как написать +пример

Какие действия должен предпринять судья после выступления следователя?

Объективность и беспристрастность это основные требования к правосудию. Они побуждают законодателя устанавливать целый ряд правил и норм, предусматривающих недопустимость участия в рассмотрении уголовного дела лиц, чье решение или мнение в силу неоправданно заинтересованного отношения к делу может повлечь неправильный исход уголовного дела.

Помимо необходимости соблюдения прав участников со стороны должностных лиц правоохранительных органов и обязанностей самими участниками, следует соблюдать нормы, регламентирующие обстоятельства, исключающие участие в уголовном судопроизводстве, так как их игнорирование является нарушением принципов уголовного судопроизводства. При наличии обстоятельств, исключающих участие в уголовном судопроизводстве, лица, которых они касаются, должны принять меры к отстранению своего участия в производстве по уголовному делу.

Одним из принципов уголовного судопроизводства является обеспечение законности при производстве по уголовному делу, в соответствии с которым все решения суда, судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными, а приговор справедливым.

Для достижения этих целей участники уголовного процесса, осуществляющие производство по делу или же принимающие в данной деятельности непосредственное участие, должны быть незаинтересованными в его результатах, беспристрастными по отношению к сторонам, объективными при собирании и свободными в оценке доказательств по делу.

При формировании состава арбитражного суда для рассмотрения дела учитывается требование о незаинтересованности лиц в исходе судебного разбирательства. Если есть основания сомневаться в объективности и беспристрастности участников судебного процесса, то такие лица подлежат отводу на основании заявления.

Уголовно-процессуальный институт отводов – это гарантия беспристрастного и независимого правосудия. Отводы являются необходимой предпосылкой соблюдения прав и законных интересов участников уголовного процесса. Это ничто иное как устранение из судопроизводства того звена, объективность которого вызывает сомнения.

Обычно сомнения могут возникнуть при работе следователей, дознавателей и других лиц. Но появление этих сомнений нельзя исключить из-за поведения этих должностных лиц в свободное время.

Заявление об отводе следователя или дознавателя может быть подано напрямую должностному лицу, уполномоченному разрешить и произвести отвод.

Прокурор или руководитель следственного органа вправе потребовать объяснений от лица, которому отвод заявлен, но до разрешения отвода.

Если заявление об отводе подается дознавателю или следователю, его надлежит принять и передать прокурору или руководителю следственного органа вместе с приложенными объяснениями по поводу обстоятельств, послуживших основанием для отвода.

Отводы обеспечивают законность осуществляемых действий и принимаемых решений. К примеру, доказательства, полученные, следователем, (которому в последствии заявлен отвод, считаются на действительными; и судья имеет право вернуть дело прокурору для устранения препятствий (ст. 381 УПК).

Отвод прокурора любым из участников процесса может осуществляться только при обращении к вышестоящему прокурору. Жаловаться на прокуратуру в милицию лишено смысла, так как прокуратура – это надзирающий орган над МВД, ФСБ, РУОП и прочими Правоохранительными структурами, кроме суда.

Очень часто основанием для возникновения сомнений в объективности должностных лиц, которые участвуют в рассмотрении уголовного дела, могут быть их родственные отношения с кем-либо из участников производства по делу.

И основанием, для того чтобы мог быть заявлен отвод может быть любая степень родства.

К примеру в статьях 59 и 60 УПК РФ описаны обстоятельства при которых судья обязан заявить самоотвод, либо заявление на отвод могут подать прокурор, защитник или подсудимый. Это:

а­) если он является потерпевшим, истцом, обвинителем или защитником, а так же экспертом, дознавателем и прочее.

б) если он является родственником одного из участников судебного разбирательства

в) недопустимость повторного участия судьи в рассмотрении дела. Ведь, он уже высказал свое мнение и принял решение, по поводу рассматриваемого им уголовного дела. Но, прокурор, следователь, дознаватель, секретарь судебного заседания, и другие лица не подлежат отводу в такой же ситуации.

Общий критерий для сомнений в объективности должностных лиц, это то, что они лично, прямо или косвенно заинтересованы в конечном результате конкретного дела.

Из судопроизводства могут быть устранены не только судья, следователь, прокурор, но любое лицо, от беспристрастности которого завит, на сколько обоснованного и справедливым будет решение по данному уголовному делу.

Дополнительным основанием для отвода дознавателя является проведение им по данному уголовному делу оперативно-розыскных мероприятий (ч. 2 ст. 41 УПК). А дополнительное основание для отвода переводчика, установленное ч. 2 ст.

69 УПК, – его некомпетентность, которая может заключаться в несвободном владении языком, на котором ведется процесс, языком вообще или диалектом, на котором говорит лицо, участвующее в деле, либо на котором составлен тот или иной документ.

Что касается оснований для отвода эксперта и специалиста, то к ним относятся не только те, что перечислены в статье 61 УТК РФ, но и если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей или если обнаружится его некомпетентность (ст. 70, 71 УПК РФ)

Судебную экспертизу не может осуществлять врач, который до этого оказывал данному лицу медицинскую помощь[2]

Если обнаружится заинтересованность в решении по делу руководителя этого экспертного учреждения, то отвод может быть заявлен всему учреждению.

В производстве уголовного дела функции защиты подозреваемого или обвиняемого, а так же для представителей интересов потерпевшего, или истца, или ответчика в статье 72 выделены отличные от остальных обстоятельства, которые исключают участие в деле этих должностных лиц.

Как указано в статье 72 УПК РФ представитель потерпевшего, ответчика или истца, а так же защитник не может принимать участие в производстве по данному уголовному делу, в следующих случаях: если ранее он участвовал в этом уголовном деле в качестве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого; или если он оказывал юридическую помощь человеку, интересы которого противоречат интересам защищаемого им лица, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика. Кроме того защитник или представаитель не может быть родственником судьи, прокурора или следователя, дознавателя или секретаря судебного заседания, принимавшего либо принимающего участие в производстве по данному уголовному делу, или лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства. Адвокат, судья представитель, прокурор, дознаватель и следователь, а также секретарь, эксперт, переводчик, свидетель не могут участвовать лишь именно в этом деле. Но если защитник принимал участие в уголовном деле в качестве судьи, и обвинялся тот же человек, но в абсолютно другом преступлении, то здесь для отвода адвоката нет оснований.

В соответствии со статьей 56 УПК РФ защитник не может быть одновременно и свидетелем по одному и тому же уголовному делу, и давать показания о событиях на основании сведений, полученным им со слов обвиняемого.

Но, если он сам был свидетелем совершенного преступного деяния, то он может быть допрошен в качестве свидетеля и должен подать самоотвод.

Но если он был свидетелем невиновности обвиняемого, то он имеет право выступить.

Основанием для отвода адвоката и представителя также может служить то, что они имеют родственников либо среди членов уголовного судопроизводства, либо с каким-то другим лицом, если интересы этого лица вступают в конфликт с интересами их подопечного [2].

Основанием для отвода защитника является наличие самостоятельного интереса адвоката по предмету соглашения с доверителем, отличного от интереса данного лица [3].

Так как одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого, основанием для отвода защитника, представителя является оказание ими по данному делу или ранее юридической помощи лицам, интересы которых противоречат интересам их клиента.

Незнание защитником языка, на котором ведется судопроизводство, не является основанием для отстранения его от дела.

Если в материалах дела находятся сведения, содержащие в себе государственную тайну, то отсутствие допуска к государственной тайне, не является основанием для отстранения защитника из производства по данному уголовному делу.

Что касается присяжных заседателей, то заявлять им мотивированный отвод имеют право стороны судебного заседания, а немотивированный отвод – только государственный обвинитель, подсудимый или его защитник, ( ст. 327 УПК РФ).

В случае наличия обстоятельств, исключающих участие в производстве по уголовному делу, должностное лицо обязано написать заявление о самоотводе.

Однако, обязанность эта предусмотрена законом не только для должностных лиц, осуществляющих судопроизводство, а также для иных участников судебного заседания, (таких как переводчик, секретарь, специалист, эксперт), но и для лиц, защищающих или представляющих интересы подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца или ответчика. Если же самоотвода не произошло, то отвод могут заявить другие участники судопроизводства. По закону заявлять отводы может не каждый член судебного разбирательства. Судье отвод может быть заявлен всеми участниками уголовного судопроизводства. Но применительно к судебному разбирательству круг лиц, правомочных заявить отвод кому-либо из судей или составу суда в целом, ограничен сторонами защиты и обвинения. Так, отвод прокурору, следователю, дознавателю, секретарю судебного заседания, защитнику, представителю потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, переводчику, эксперту, специалисту, может быть заявлен подозреваемым или его законным представителем, защитником, а также государственным обвинителем, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями

Участниками процесса, имеющими право заявить отвод переводчику в связи с его некомпетентностью, являются кроме сторон еще и свидетель, эксперт и специалист.

Если в силу обстоятельств какие-либо лица (участники уголовного судопроизводства) оказались в ситуации, которая ставит под сомнение их объективность, должны сами, не дожидаясь заявления отвода, в целях сохранения личного и профессионального авторитета, устраниться от участия в деле, изложив мотивы самоотвода. Обоснованный отвод, заявленный кем-либо из участников уголовного судопроизводства, подлежит немедленному удовлетворению.

Порядок заявления отвода и его форма в законе не обозначены. Отвод может быть как в письменной, так и в устной форме. Однако отвод обязательно должен быть отражен в материалах уголовного дела.

Устное ходатайство должно быть занесено следователем, дознавателем или прокурором в протокол следственного действия или судебного заседания (ст. 166, 259УПК РФ).

В случае если устное ходатайство было заявлено вне рамок какого-либо следственного действия, должен быть составлен протокол, в котором должна быть информация о том кто обратился с устным ходатайством об отводе, содержание и доводы последнего, а также время и место его составления, кем он составлен.

Источник: http://arbir.ru/articles/a_2432.htm

Передача уголовного дела в суд

Какие действия должен предпринять судья после выступления следователя?

Как гласит п. 4 ст. 217 УПК РФ, “по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления. При этом у обвиняемого и его защитника выясняется, какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты”.

ЭТАП ХОДАТАЙСТВ: КАК НЕ СДАТЬ КОЗЫРИ СЛИШКОМ РАНО

Стоит сказать, что момент, когда можно заявить ходатайства, отнюдь не продолжителен. И принять решение о них надо заблаговременно.

Если вы не признаете вины и намерены в судебном процессе отстаивать свою позицию, то на этой стадии я бы не рекомендовал выступать с какими-либо ходатайствами.

Если решили бороться до конца с системой по ее правилам (а ведь других не дано), то сохраните козыри до самого судебного процесса.

Например, обозначив фамилии свидетелей, вы заранее дадите стороне обвинения информацию, которую ей совсем не нужно знать. И тем самым подарите ей время основательно подготовиться. Никто не отнимет у вас право и возможность пригласить свидетелей прямо в суд. И тот не сможет отказать в допросе, если их явка обеспечена. Поэтому не торопитесь раскрывать карты.

Если вы заявите, допустим, эксперта-почерковеда, то сторона обвинения сможет усилить и это место. Ведь не секрет, что следственные органы многие доказательства собирают весьма небрежно, если не сказать халявно.

Разрушить тот или иной их аргумент подчас не так и сложно, если подобрать более квалифицированного специалиста и тщательнее проводить экспертизы.

И лучше это делать уже в суде, а не допускать фальстарта на стадии следствия.

Когда следователь закончил сочинять обвинительное заключение и подписал его, уголовное дело с согласия руководителя следственного органа немедленно отправляется прокурору (ст. 220 УПК).

Но предварительно следователь в очередной раз будет ходатайствовать перед судом о необходимости продлить для вас меру пресечения в виде содержания под стражей, чтобы срок заключения не истек в период хождения дела от следователя прокурору, а от того в суд. На этом заседании вы можете говорить в свою пользу.

Например, о том, что все свидетели уже допрошены и вы не в состоянии на них повлиять, что доказательства собраны и вы не уничтожите их, как бы ни старались, и что содержание под стражей пора заменить на подписку о невыезде или хотя бы на домашний арест. У некоторых это получается.

Но только в случае, если следователь сам не против того, чтобы обвиняемый был на свободе. Если же вы отрицаете вину и готовитесь к битве в ходе рассмотрения дела по существу, то вряд ли хоть один ваш аргумент будет услышан, как и на всех остальных заседаниях, связанных с арестом.

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ МОЖЕТ РАСКРЫТЬ КАРТЫ СЛЕДСТВИЯ

Решив формальности, следователь направляет дело прокурору. Тот в соответствии со ст.

221 УПК рассматривает поступившее уголовное дело с обвинительным заключением и в течение 10 суток принимает по нему одно из следующих решений: 1) об утверждении обвинительного заключения и направлении уголовного дела в суд; 2) о возвращении уголовного дела следователю для дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями.

Данная статья УПК не позволяет прокурору что-либо изменить в тексте обвинительного заключения. Он может либо утвердить его, либо вернуть дело следователю. Обычно происходит первое.

После утверждения обвинительного заключения прокурор направляет уголовное дело в суд, о чем уведомляет обвиняемого и его защитника. Если обвиняемый содержится под стражей, копия заключения с приложениями вручается ему по поручению прокурора администрацией места содержания под стражей под расписку, которая предоставляется в суд с указанием даты и времени вручения (ст. 222 УПК).

В дальнейшем суд уделяет особое внимание тому, в какое время обвиняемый был ознакомлен с заключением и не были ли нарушены сроки данной процедуры. К таким формальностям у суда особое отношение. Вниманием именно к процедурным деталям, судя по всему, компенсируется игнорирование состязательности – сути судебного процесса. мало кого интересует, но форма законности должна быть выдержана.

В СИЗО заключение обычно привозит следователь, а вовсе не прокурор. Все выглядит буднично. В камере открывается “кормушка”, и представитель спецчасти кричит арестанту: “Иванов! Распишись вот тута!” Иванов расписывается, ставит дату. Через 20 минут может прозвучать снова: “Иванов! Следователь просит тебя новую расписку составить, ты время неправильно указал!”

После получения обвинительного заключения его следует внимательно прочитать. Основной текст не должен отличаться от последнего предъявленного вам обвинения. Их стоит только сличить и перепроверить. Куда интереснее другое. Пункт 5 ч. 1 ст.

220 УПК гласит, что обвинительное заключение должно включать перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое изложение их содержания. Согласно ч.

2 той же статьи в тексте обвинительного заключения должны содержаться ссылки на тома и листы уголовного дела.

То есть сторона обвинения (а никак нельзя забывать, что следователь – это и есть представитель обвинения) раскрывает в данном документе большинство своих козырей. Причем делает это в систематизированной форме. Ваша задача – провести серьезный анализ документа.

Исходя из прочитанного, нужно планировать последующий допрос свидетелей и изучение других доказательств по делу. Задача эта непростая и требует недюжинного терпения.

Но если уж решили бороться до конца (да еще и на адвоката нельзя во всем положиться), то других вариантов попросту нет.

ПОЧЕМУ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СЛУШАНИЕ – ФАЛЬСТАРТ

Существует еще один нюанс, важный в течение этого короткого периода. Нужно решить, будете ли вы ходатайствовать о проведении предварительного слушания. Как следует из ч. 3 ст.

229 УПК, его можно заявить после ознакомления с материалами уголовного дела либо после направления дела с обвинительным заключением в суд в течение трех суток со дня получения обвиняемым копии заключения.

Еще раз обращаю внимание на короткие временные промежутки в десять, трое и так далее суток, которыми нельзя пренебрегать.

На предварительном слушании некоторые обвиняемые (перешедшие к тому моменту в статус подсудимых) заявляют ходатайства об исключении тех или иных доказательств, требуют вернуть дело прокурору или вообще прекратить его.

Мое глубокое убеждение: ходатайство о предварительном слушании – такой же фальстарт с напрасной выкладкой козырей стороне обвинения, как и ходатайства следователю после ознакомления с материалами уголовного дела.

А уж прекратить дело или исключить доказательства в ходе предварительного слушания не осмелится ни один суд в РФ.

Один уникальный, на мой взгляд, индивидуум был настолько полон решимости отстаивать свою невиновность и настолько уверен в гнилости всей уголовно-судебной системы, что на предварительном заседании стал ходатайствовать об отводе судьи. Уже после первых его слов он посчитал, что тот настроен по отношению к подсудимому исключительно предвзято, и тут же, в клетке, на коленке нацарапал сие прошение.

– А кто рассматривал это ходатайство? – задавали вопрос вечером того же дня удивленные подобной смелостью его сокамерники.

– Сам судья и рассматривал, – с грустью ответил подсудимый.

– И как, он отвел сам себя?

– Нет, конечно. Рассмотрел мое ходатайство и, совещаясь на месте, постановил, что оно удовлетворению не подлежит, так как мои аргументы не заслуживают внимания.

– А приговор тебе тоже он выносить будет?

– А кто же еще? Конечно, он и будет!

– Ну и ну… Ты же испортил с ним отношения в самом начале процесса. Теперь он даст тебе по бане (то есть полный срок).

– Да пропади они все пропадом! От фамилии судьи не зависит ровным счетом ничего…

С бытовой точки зрения для обвиняемого важно то, что с момента отправки дела в прокуратуру арестант перестает “числиться” за следователем. И тот в силу формальных причин не будет давать разрешения на телефонные звонки и краткосрочные свидания. А доблестные фсиновцы позволят видеться с родными, только если это согласовано со следователем.

У прокурора, как мы уже упоминали, дело находится не более десяти суток. После чего оно переходит в суд, и арестант с того момента “числится” уже за судьей соответствующего суда. И на все заявления и ходатайства, в том числе о разрешении телефонных звонков и свиданий, ответ дает судья.

Как показывает практика, вершащий правосудие разрешает видеться и созваниваться с родными куда охотнее следователя, даже если подсудимый отрицает вину.

Федеральный судья, наверное, считает, что ставить препоны в таком деле – недостойная его уровня мелкая пакость. Ведь он может “подложить свинью” гораздо большего размера, 12 или 14 лет колонии, например.

Так зачем мелочиться? Хотя это, конечно, исключительно мое личное предположение.

Источник: https://www.solidarnost.org/Blog/edmond-dantes/Peredacha_ugolovnogo_dela_v_sud.html

Право-online
Добавить комментарий