Какова ответственность за дачу ложных показаний в данной ситуации?

Ответственность за лжесвидетельство в уголовном процессе

Какова ответственность за дачу ложных показаний в данной ситуации?

Вас вызывают в суд в качестве свидетеля, но вы хотите «соврать»?

Лучше 100 раз подумать перед этим, ведь за подобные общественно опасные деяния грозит наказание вплоть до лишения свободы на срок аж до 5 лет.

За дачу ложных показаний по делу статья 307 УК предусматривает несколько возможных видов санкций, но минимальная – штраф до 80 000 рублей.

Чем грозит дача ложных показаний? 307 статья УК РФ поможет разобраться!

Ч.1 ст. 307 УК РФ указывает на возможность применения следующих видов санкций:

  1. Штраф до 80 000 рублей же или штраф в размере зарплаты/другого дохода за 6 месяцев.
  2. До 480 часов обязательных работ.
  3. До 2-х лет исправительных работ.
  4. Арест до 3-х месяцев.

Ч.2 ст. 307 УК РФ содержит специальный квалифицирующий состав (за лжесвидетельство, связанное с обвинением в тяжком или же особо тяжком преступлении). За подобные действия законодатель предусмотрел следующие санкции:

  1. Принудительные работы для виновного на срок до 5 лет;
  2. До 5 лет лишения свободы.

Ст. 307 УК РФ официально носит название «Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод». Не «Лжесвидетельствование», не «Дача ложных показаний», не «Ложные показания».

Теперь вы точно знаете, что грозит за дачу ложных показаний. Наказание достаточно суровое, а перед допросом в следственных органах или в суде вас обязательно предупредят об ответственности.

Когда наступает ответственность за дачу ложных показаний по нормам ст. 307 УК РФ?

Как и состав любого другого преступления, состав ст. 307 УК за дачу ложных показаний предусматривает наличие 4-х составляющих:

  1. Субъект (он по ст. 307 УК РФ специальный; ответственность наступает с 16 лет).
  2. Объективная сторона совершенного общественно опасного деяния.
  3. Субъективная сторона.
  4. Объект.

Кто считается субъектом преступления по ст. 307 УК РФ за дачу ложных показаний?

Субъект по этому преступлению специальный, ответственность за дачу ложных показаний в органах следствия, суда или дознания наступает с 16 лет.

В названии статьи прямо перечисляются эти категории:

  1. Свидетель. Определение понятия содержится в ст. 56 УПК. Законодатель подразумевает, что свидетель – это лицо, которому потенциально могут быть известны все те обстоятельства, имеющие важное значение для расследования и для разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.
  2. Потерпевший. Определение понятия содержится и правовой статус находятся в ст. 42 УПК. Потерпевшим признается физлицо, которому преступлением был причинен физический, а также имущественный или же моральный вред. Потерпевшим признается и юридическое лицо при причинении преступлением вреда его имуществу, его деловой репутации.
  3. Эксперт. В ст. 57 УПК указывается, что это лицо со специальными знаниями, назначенное в установленном порядке в целях производства судебной экспертизы и для дачи заключения. К примеру, эксперт дает заключения судебно-медицинской экспертизы по количеству ран и характеру нанесения, психической вменяемости и другим задачам.
  4. Специалист. Статья 58 УКП указывает, что это лицо, которое: а) обладает специальными знаниями; б) привлекается к участию в процессуальных действиях в установленном порядке; в) оказывает содействие в обнаружении, в закреплении и в изъятии предметов/документов, применении технических средств в процессе исследования материалов уголовного дела в целях постановки вопросов эксперту, а также в целях разъяснения суду и сторонам дела вопросов, входящих в область его профессиональной компетенции.
  5. Переводчик. В статье 59 УПК указывается, что это лицо, которое привлекается к участию в уголовном судопроизводстве и свободно владеет тем языком, знание которого нужно для перевода.

Судебная практика по применению ст. 307 достаточно скупа. Чаще всего вопрос об уголовной ответственности задают свидетель и потерпевший, которые дают показания с целью освобождения виновного от ответственности, смягчения или усиления наказания.

https://www.youtube.com/watch?v=ocey9LKTNKc

У обвиняемого/подозреваемого, а также его близких родственников (супруг/супруга, родители, дети) есть право отказаться от дачи ими свидетельских показаний.

Если вы являетесь родственником обвиняемого/подозреваемого, но решили выступать свидетелем, дали заведомо ложные показания, то вы будете подлежать ответственности по ст. 307 УК РФ. Вам могут назначить внушительное и строгое наказание за дачу ложных показаний.

Потерпевший, который дал заведомо ложные показания, также будет привлечен к ответственности.

Объективная сторона заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ

Объективная сторона по ст. 307 УК РФ включает:

  • ложном показании свидетеля, потерпевшего, а также специалиста;
  • ложном заключении эксперта;
  • неправильном переводе.

Показаниями в уголовном процессе являются сведения о тех обстоятельствах, что подлежат установлению по делу (личность обвиняемого, личность потерпевшего, взаимоотношения и другие).

Преступными показаниями считаются только такие, которые относятся к предмету доказывания в уголовном процессе, влияют на вынесение приговора.

Потерпевший/свидетель/эксперт/переводчик/специалист были предупреждены судом следователем или дознавателем об обязанности дачи правдивых сведений, нарушение которой влечет для них уголовную ответственность. Несмотря на это, они заведомо нарушают возложенную на них обязанность.

Ложными признаются показания, которые:

  1. Полностью или частично не соответствуют действительности.
  2. Допустимы к рассмотрению дела. Это значит, что они даны уполномоченному лицу в установленном порядке + были процессуально оформлены. К примеру, если вы просто будете рассказывать следователю в коридоре об известных вам обстоятельствах дела (без оформления протокола), такие показания не будут обладать свойством допустимости. А это значит, что их для уголовного процесса не было.

Ложными показаниями по ст. 307 УПК нельзя признать умолчание свидетелем/потерпевшим об известных им обстоятельствах дела, характеристиках виновного.

Состав преступления является формальным. Точный момент окончания преступления по ст. 307 УК РФ зависит от стадии процесса:

  1. С момента подписания вами протокола допроса это преступление становится оконченным (на стадии досудебного разбирательства).
  2. После дачи показаний или предоставления информации (это уже при разбирательстве в суде).

Субъективная сторона преступления по ст. 307 УК РФ

Преступление по ст. 307 УК РФ характеризуется виной (прямой умысел).

Это значит, что потерпевший/свидетель/эксперт/переводчик/специалист сознает, что он дает ложное показание/заключение/ложный перевод, желает ввести суд или органы уголовного преследования в заблуждение.

Мотивы могут быть разными (корысть, месть, ревность, зависть и другие), но они не имеют значения для законодателя. Как правило, именно из-за сложности доказывания вины. К примеру, есть много вопросов:

  1. Старушка утверждает, что видела человека в капюшоне, на 100% похожего на обвиняемого. Она заведомо врет или просто ее подвело зрение?
  2. Вася говорит, что точно слышал голос виновного из соседнего подъезда. Как понять: Вася преднамеренно врет или просто добросовестно заблуждается?

За добросовестное заблуждение ответственность по нормам ст. 307 не наступает.

Объект преступления по ст. 307 УК РФ

Объект — общественные отношения, связанные с правосудием, деятельность органов уголовного преследования, а также суда.

Факультативным объектом по этому составу могут выступать интересы личности (потерпевшего, обвиняемого/подозреваемого или других).

Может ли свидетель/потерпевший освободиться от ответственности за дачу ложных показаний по ст. 307 УК РФ?

Свидетель, потерпевший, а также эксперт, специалист или переводчик могут освободиться от уголовной ответственности. Для этого им необходимо рассказать о ложности данных показаний/сделанных заключений/переводов до вынесения решения суда.

Что вам важно знать про ст. 307 УК РФ?

  1. Невозможно привлечь к ответственности по этой статье то лицо, которое добровольно заблуждалось, давая показания.
  2. Ответственность по ст.

    307 УК РФ наступает лишь в таком случае, если ведется производство по уголовному делу.

    Если рассматривается гражданский иск, в ходе гражданского судопроизводства даются ложные показания, то ответственности по ст. 307 УК РФ не будет.

  3. Не подлежит ответственности и свидетель, в отношении которого уголовное дело выделили в отдельное производство (такое случается, когда преступление совершено 2-мя и более лицами).

Что предусматривает статья 306 УК РФ заведомо ложные показания?

Многие спрашивают: чем ст. 306 отличается от ст. 307? Статья 306 УК РФ заведомо ложные показания вообще не предусматривает. Статья 306 УК РФ носит название «Заведомо ложный донос», в ней содержится наказание за сообщение соответствующим органам о преступлении, которое:

  • на самом деле не было совершено. К примеру, вы написали заявление о том, что ваш сосед Петров убил свою дочь;
  • было совершено, но не тем лицом, которое вы указали в доносе. К примеру, вашу квартиру обокрали (преступление совершено). Но в заявлении вы пишете, что это сделал Петров, хотя на самом деле это сделали вы сами, чтобы получить страховку/проучить Петрова или достичь еще какой цели;
  • вы указали, что совершено более тяжкое преступление, чем было на самом деле. К примеру, вы видели ограбление, а в заявлении указали, что было разбойное нападение или убийство.

Источник: https://sozvezdie-zakon.com/otvetstvennost-za-lzhesvidetelstvo-v-ugolovnom-protsesse/

Ответственность за дачу ложных показаний в гражданском процессе

Какова ответственность за дачу ложных показаний в данной ситуации?

А не подскажете вот такую вещь. По гражданским делам за дачу ложных показаний -административная ответственность, а за Фальсификацию доказательств – уголовная. А разве показания не являются доказательсвами? Административка, соответственно, по административным. Фальсификация в административке, это действия ДЛ осущ.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

  • Ложные показания в гражданском процессе
  • Ответственность за дачу заведомо ложных показаний
  • Как избежать ответственности за дачу ложных показаний по гражданскому делу?
  • Что грозит за дачу ложных показаний в суде?
  • Некоторые аспекты лжесвидетельства в гражданском процессе
  • Ответственность представителя за утверждения о фактах в гражданском процессе

Ложные показания в гражданском процессе

Вчерашний научный круглый стол по вопросу об ответственности за ложь в суде и предшествующая ему дискуссия в фейсбуке побуждают меня написать на эту тему. Я не ставлю своей целью полностью осветить эту проблему и остановлюсь только на ответственности представителей, поскольку именно по этой теме звучали самые спорные, на мой взгляд, утверждения.

Впрочем, многие мои утверждения будут не менее спорны, и скорее представляют собой отправные точки для развития дискуссии, чем описание законченной концепции. Как известно, в российском процессе судебные представители нередко опрашиваются судьями по вопросам факта.

Например, судья спрашивает представителя ответчика о том, получил ли его доверитель товар от истца или нет. Представитель отвечает, что нет, хотя и знает, что в действительности товар был получен.

Причина этого состоит в том, что представитель предполагает, что у истца не имеется доказательств отгрузки товара, и на этом основании рассчитывает выиграть дело.

Стал ли представитель источником ложных доказательств в описанной ситуации? Объяснения лиц, участвующих в деле, – разновидность личных доказательств. Доказательство, в свою очередь, это след обстоятельства, входящего в предмет доказывания.

Для того, чтобы доказательство закрепилось, и его можно было принести в суд, должен существовать следоноситель.

Для письменных доказательств – это, как правило, бумага, а для объяснений лиц, участвующих в деле, и свидетельских показаний – это память.

Именно в человеческой памяти отпечатывается реальная действительность, что впоследствии позволяет установить факты прошлого путем опроса или допроса этого человека.

В памяти судебного представителя нет следов обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела за редкими исключениями, о которых имеет смысл поговорить отдельно.

Все, что он знает, известно ему лишь со слов доверителя, который, впрочем, тоже может знать часть обстоятельств лишь со слов третьих лиц. Таким образом, представитель никак не может нести ответственность за дачу ложных объяснений по той причине, что он в процессе никаких объяснений не дает.

Чем же тогда являются заявления представителя по вопросам факта? Где бы ни делались эти заявления – в процессуальных документах или в судебном заседании – они не являются доказательствами.

Речь идет о выполнении судебным представителем бремени утверждения.

Как известно, суд формирует бремя доказывания по делу на этапе подготовки к судебному разбирательству исходя из утверждений сторон ст.

Следовательно, до выполнения бремени доказывания стороны должны выполнить бремя утверждения, изложив свою позицию относительно обстоятельств, по их мнению, имеющих значение для разрешения дела.

Именно этим и занимается представитель, транслируя суду утверждения о фактах.

Хорошо, представитель не может отвечать за ложность доказательств, но может ли он отвечать за ложность утверждений об обстоятельствах в тех случаях, когда он знает, что они ложны? В сознании российского практикующего юриста укрепилась идея о том, что представитель зачастую не только излагает суду версию своего доверителя, но и активно участвует в конструировании этой версии. Это первый из поставленных вопросов, который, на мой взгляд, не имеет очевидного ответа.

Тут может быть множество подходов. Запрет на предоставление суду ложных объяснений направлен, во-первых, на обеспечения уважения к суду, которое будет подорвано, если в обществе будет распространяться мнение, что суд разрешает дело не по справедливости праву , а в пользу того, кто лучше солжет.

Во-вторых, он направлен на вынесение обоснованного судебного решения. Сама по себе возможность представления ложной версии событий, на мой взгляд, не подрывает доверие к суду и не приводит к вынесению решения в пользу стороны по делу, поскольку суд руководствуется доказательствами, а не утверждениями.

Проигрыш другой стороны в результате того, что она представила менее убедительную версию событий либо не смогла подкрепить ее доказательствами, будет восприниматься как поражение вследствие непредусмотрительности, типичное для состязательного процесса.

Впрочем, в ответ на это можно возразить, что современный российский арбитражный процесс знает институт признания фактов путем их неоспаривания ч. Однако, мне представляется, что ч.

Она подлежит применению лишь тогда, когда все стороны спора представили свои версии событий, и позволяет не доказывать лишь те факты, которые прямо не оспорены и существование которых не входит в противоречие ни с одной из представленных версий.

Но может быть именно профессия налагает на судебного представителя определенные требования? Даже если представление заведомо ложной версии событий не угрожает самому судопроизводству, возможно представитель просто не может позволить себе делать это по иным причинам. Это определенно было бы так, если бы судебный представитель воспринимался не столько оружием в руках клиента, сколько служителем правосудия. Эта концепция, выглядящая почти шуткой в современных российских реалиях, принята, например, в Англии.

Естественно, что просто назвать судебного представителя служителем правосудия мало. Для того, чтобы это действительно стало так, люди, которые сегодня себя чувствуют находящимися по разные стороны баррикад, судьи и профессиональные судебные представители, должны почувствовать себя носителями одной профессии.

И те, и другие должны ощутить, что их клиент в широком смысле – общество. Я сомневаюсь в том, что такое чувство может быть обретено вне единого профессионального сообщества, когда сегодняшний профессиональный представитель завтра без труда становится судьей, а судья уходит в отставку и начинает практиковать в качестве судебного представителя.

Неполным было бы рассмотрение вопроса о запрете предоставления ложной версии событий без соотнесения его с состязательной формой процесса.

Артем Карапетов, выступая на научном круглом столе, привел следующий пример: представитель ответчика по делу о взыскании долга по договору поставки заявляет о том, что договор не заключен. Когда истец представляет доказательства того, что договор заключен, представитель ответчика утверждает, что товар не поставлен.

Когда истец доказывает, что товар поставлен, представитель ответчика приводит новые возражения по фактам и т. В принципе состязательная форма процесса и сам принцип состязательности допускают, что одна сторона может препятствовать другой стороне в достижение нужного ей решения любыми процессуальными средствами.

Однако чистый состязательный процесс процесс как состязание без ограничений и чистый принцип состязательности идея о том, что доказательства представляются только сторонами почти не встречаются.

Вопрос, таким образом, состоит в том, предусматривают ли наши процессуальные кодексы ограничение на изменение презентованной стороной версии событий по ходу процесса? И ГПК, и АПК предусматривают, что предмет доказывания формируется на стадии подготовки к судебному разбирательству, хотя это не означает, что он вместе с версией событий не может изменяться в дальнейшей.

Однако, АПК к тому же предусматривает процедуру раскрытия доказательств ч. Сами же арбитражные суды и привели к тому, что институт раскрытия доказательств не заработал с самого момента его появления в кодексе.

А ведь именно этот институт мог бы исключить ситуации наподобие той, которая описана нашим коллегой, поскольку раскрыть доказательства в начале процесса означает лишить себя большей части возможностей изменить свою версию событий впоследствие.

В чем же причина низвержения института раскрытия доказательств судами? Конечно, его применение требует от судей дополнительной квалификации, однако, со временем он облегчил бы работу самим судьям.

Причина, по-видимому, состоит в том, что арбитражный процесс, как и гражданский, воспринимается судами как непрофессиональный.

Так что лишь немногие попытки привнести в него повышенные требования для участников удаются.

Возможно, есть и еще одна менее рациональная причина – как известно, в сознании многих российских судей стремление к постижению объективной истины по делу неистребимо.

Какой судья удержится от того, чтобы исследовать доказательство, проливающее свет на истинное положение дел, хотя бы и представленное с нарушением правил о раскрытии доказательств? Вместе с тем возможно требование стабильности представляемой сторонами версии событий могло бы стать тем естественным сдерживающим фактором, которое заставляет сторону с самого начала придерживаться версии событий, которая максимально близка к правдивой.

Подводя итог, действующий закон и судоустройственная реальность, на мой взгляд, не позволяют возложить на судебного представителя ни ответственность за дачу ложных объяснений, ни ответственность за предоставление суду заведомо ложной версии событий.

Источник: https://wrap-ture.com/konstitutsionnoe-pravo/otvetstvennost-za-dachu-lozhnih-pokazaniy-v-grazhdanskom-protsesse.php

Право-online
Добавить комментарий