Каковы последствия для подростка при фиксации записи у психиатра?

“Медицинское право”, 2005, N 4

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ОФОРМЛЕНИЯ ПРАВ

ПАЦИЕНТОВ-ПОДРОСТКОВ В МЕДИЦИНСКОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ

Проблема реализации прав пациентов в медицинских учреждениях является сложной, обусловленной целым рядом факторов.

Безусловно, важнейшими среди них являются низкий уровень правовой грамотности медицинских работников, недостаточная мотивация к изучению и практическому осуществлению прав пациентов, особый правовой статус несовершеннолетних пациентов в возрасте старше 15 лет (В.И.Акопов, Е.Н.Маслов, 2002).

В данной статье особое внимание обращено на сложности, связанные с фактическим отсутствием нормативной базы, устанавливающей правила и порядок оформления ряда прав в медицинской документации: согласия и отказа от медицинского вмешательства, информирования пациента о его заболевании, сохранения врачебной тайны.

Медицинским учреждениям не запрещено разрабатывать и использовать специальные бланки оформления прав гражданина либо делать соответствующие записи непосредственно в медицинской документации, что и осуществляется во многих ЛПУ (О.П.

Щепин, 1999). Однако далеко не всегда подобный подход позволяет достигнуть оптимального уровня реализации прав пациента, поскольку нередко связан с формальным отношением врачей, а также несовершенством разработанных самим ЛПУ форм.

Целью проведенного на базе кафедры общественного здоровья, организации, управления, экономики и юридических проблем здравоохранения Ивановской государственной медицинской академии исследования явился анализ отдельных аспектов оформления прав пациентов-подростков на основании изучения медицинской документации ЛПУ г. Иваново.

С помощью специально разработанной карты экспертной оценки было проанализировано 334 законченных случая оказания медицинской помощи с позиций ее правового обеспечения у пациентов 15-17 лет.

Базами исследования являлись ГУЗ ОКБ Ивановской области, Госпиталь ветеранов войн (Травматологическое отделение N 1). Медицинские карты стационарного больного (форма 003/у) являлись предметом изучения в 45,8%, медицинские карты амбулаторного больного (форма 025/у) – в 54,2%.

Право пациента на согласие на медицинское вмешательство является одним из основополагающих прав гражданина при обращении за медицинской помощью. Согласно ст.

30, 32 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан оно должно быть предварительным, добровольным и информированным, что обусловливает необходимость предоставления пациенту сведений о его заболевании, состоянии, методах диагностики и лечения и связанных с ними последствиях до начала вмешательства. Законом не установлена форма получения согласия, однако во многих ЛПУ предпочтение отдается его письменной фиксации.

В изучаемой нами выборке медицинской документации наличие записи о согласии пациента на медицинское вмешательство зафиксировано в половине случаев (в стационаре – в 81,7%, в травмопункте – в 25,56%).

При анализе отдельных видов вмешательств выявлено, что согласие на оперативное лечение было получено в 65,81%, на консервативное лечение – в 15,66%, на диагностические манипуляции – в 14,62%, на лечение без уточнения его вида – в 4,1%.

Некоторые авторы отмечают, что особо значимой письменная фиксация согласия является при проведении процедур, характеризующихся высокой потенциальной способностью давать осложнения, в частности оперативных и отдельных диагностических. Однако мы выявили, что при отсутствии записи о согласии на медицинское вмешательство в 1/3 случаев выполнялось оперативное вмешательство, в 52% – диагностические манипуляции, в 62% – осуществлялось консервативное лечение.

Несмотря на то, что несовершеннолетние пациенты в возрасте старше 15 лет имеют право самостоятельно решать вопрос о проведении медицинского вмешательства (ст. 24 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан), их мнением интересуются не часто.

Большинство врачей предпочитают общаться с родителями подростка, игнорируя наличие права на согласие у данной категории пациентов, что подтверждают результаты нашего исследования.

В половине случаев в оформлении согласия принимали участие медицинский работник и родители пациента, только родители – в 5,26%.

Иногда медицинские работники “подстраховываются” подписями родителей (совместное оформление согласия медработником, пациентом и родителями выявлено в 2,92%). Таким образом, значительно реже согласие оформляется в соответствии с требованиями закона (врачом и пациентом) – только в 23,4%.

Одной из разновидностей оформления согласия является ситуация, когда в нем принимает участие одна сторона: только пациент – в 3,5%, только пациент и его родители – в 0,58%).

В попытках реализовать данное право пациента медицинские работники иногда подходят к его фиксации формально, когда запись делается только врачом или медицинской сестрой (в 13,45%), что не позволяет оценить степень участия пациента в принятии решения о проведении вмешательства.

Таким образом, выявляется явная тенденция оформления согласия на медицинское вмешательство медицинским работником и родителями пациентов без учета наличия данного права у пациентов-подростков. Фактически приняли участие в оформлении согласия: медицинские работники – в 91,2%, родители – в 59,6%, пациенты – в 29,8%.

Проблема закрепления прав пациентов 15-17 лет в медицинской документации связана также с тем, что до сих пор не разработан порядок оформления информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство у пациентов любого возраста. В связи с этим форма согласия на медицинское вмешательство (место записи, частота фиксации) в рассмотренной медицинской документации различается.

Чаще всего согласие фиксировали в дневнике наблюдения (67,25%), реже на отдельном листе (38,6%), а специальные бланки согласия встречались в 13,45%. Любопытным представляется тот факт, что, имея разработанные бланки, многие медицинские учреждения не используют их в силу организационных проблем.

При рассмотрении частоты фиксации согласия выявлена тенденция к его однократному оформлению (при поступлении в лечебное учреждение согласие фиксировалось в 74,85%, только перед операцией в 5,26%).

При этом запись, как правило, имела самый общий вид без конкретизации медицинских вмешательств (“согласен на пребывание, лечение и обследование”).

Две и более записи о согласии имелись в 19,3%, хотя в большинстве случаев (73%) после фиксации согласия проводились медицинские процедуры: консервативное лечение – 57,89%, оперативное лечение – 1,17%, диагностические манипуляции – 53,8%, профилактические назначения – 33,9%.

Наибольшую сложность для медицинских работников представляет определение необходимого объема информации, предназначенной для получения согласия. Можно в этой связи привести рекомендации М.В.Житного, А.Н.Пищиты и Н.Г.

Гончарова (2003), которые предлагают перечень сведений, фиксируемый врачом после обсуждения с пациентом и состоящий из 12 пунктов.

При этом сами авторы резонно замечают, что врач, таким образом, должен написать реферат на тему “Болезнь пациента и как ее предполагается лечить”, поскольку, если только план подобного документа занимает полстраницы, нетрудно представить, какой объем будет иметь вся запись.

Возможным следствием данной проблемы является то, что в большинстве случаев врачи вообще не дают указаний на объем и характер информирования пациентов. В нашей выборке таковое указание содержится лишь в 47,37%, при этом оно чаще всего также имеет общий вид: “Пациенту предоставлен необходимый объем информации…”

В процессе работы с медицинской документацией была рассмотрена также проблема реализации права пациента на отказ от медицинского вмешательства (ст. 33 Основ).

Как известно, законом установлена письменная форма фиксации отказа в виде записи в медицинской документации, подписанной врачом и пациентом.

Несовершеннолетние старше 15 лет имеют право на отказ от медицинского вмешательства и соответственно самостоятельное (без участия родителей) его оформление.

Отказ является не столь частым фактом в медицинской практике, о чем свидетельствует то, что запись о нем присутствовала в 3,6% рассмотренных случаев.

Чаще всего отказывались от консервативного лечения (50%) и профилактических манипуляций (33,3%), реже от диагностики и пребывания в лечебном учреждении (по 8,33%). Форма фиксации отказа везде различная.

Специальные бланки отказа, указание на его мотивацию и запись о беседе врача о последствиях отказа отсутствуют в 100%. В оформлении отказа принимали участие: медработник и пациент – 41,67%, медработник и родители – 25%, только медработник – 25%, только пациент – 8,33%.

Интересен тот факт, что в стационарах в 60% случаев отказ оформлен только медработниками, а в 40% медработником и родителями (подпись), в травмопункте в 85,72% случаев в оформлении отказа принимали участие пациенты, что, возможно, связано с тем, что пациенты часто приходят в травмопункт без сопровождения родителей.

Право пациента-подростка на врачебную тайну регламентировано ст. 30, 61 Основ и предполагает сохранение конфиденциальности сведений о здоровье и заболевании пациента, а также иных сведений о нем (об образе жизни, привычках, взаимоотношениях в семье и т.д.) от других лиц, в том числе родителей.

Специалисты рекомендуют отражать в медицинской документации согласие пациента на передачу информации о нем определенному кругу лиц, а также ее объем.

К сожалению, ни в одной из единиц исследования нам не удалось выявить подобных записей, что, на наш взгляд, свидетельствует прежде всего, о том, что этот вопрос вообще не оговаривается медицинскими работниками при общении с подростками в связи с низкой правовой грамотностью обеих сторон.

Изучение специально разработанных в отдельных ЛПУ форм фиксации правовых аспектов взаимоотношений медицинских работников и пациентов позволило выявить ряд тенденций.

Безусловно, положительным можно считать понимание необходимости разработки и внедрения унифицированных форм учреждения и уход от системы записей произвольной формы.

Многообразие этих форм свидетельствует как о специфике медицинских учреждений и соответственно видах медицинских вмешательств, преимущественно проводимых в них, так и об отсутствии единых установленных законом или иными нормативными актами образцов фиксации прав пациента.

Наиболее удобным для медицинских работников и пациентов является вариант, когда закрепление всех правовых аспектов содержится в одном бланке. Однако таковых форм мы не встретили, в основном сочетались право на согласие и отказ или право на согласие и врачебную тайну.

В ряде бланков присутствует информация общеправового характера (излагаются права пациента, вопросы ответственности медицинских работников). С одной стороны, это можно считать удобным для пациента, который знакомится со своими правами и более осознанно подходит к решению вопросов об их реализации.

С другой стороны, документ перегружается информацией общего характера, которую логичнее представить на специальных информационных стендах лечебного учреждения.

Зачастую формулировки отдельных положений в бланках достаточно вольно трактуют смысл правовых понятий, искажая истинное правовое положение субъектов отношений.

Типичным примером является следующая формулировка: “Врачи имеют право самостоятельно определять объем медицинских вмешательств в случае возникновения неотложных состояний”. В ст.

32 Основ формулировка несколько иная: “Когда состояние гражданина не позволяет ему выразить свою волю, а медицинское вмешательство неотложно, вопрос о его проведении решает консилиум, а при невозможности его собрать – лечащий (дежурный) врач”.

В ряде форм отсутствуют принципиальные, с позиций закона, положения, касающиеся полноценного обеспечения прав пациентов.

Например, во всех проанализированных документах не указано, что в случае отказа врач проинформировал пациента о последствиях его решения.

Сведения, составляющие понятия врачебной тайны, ограничены только медицинскими аспектами (информацией о заболевании, диагностике и лечении), в то же время упущены такие компоненты, как факт обращения за медицинской помощью и иные сведения.

Изученные специальные бланки, заполненные при поступлении (однократно), не предполагают повторения процедуры оформления согласия, если в ходе лечения возникает необходимость (как это часто и бывает на практике) осуществлять иные, не оговоренные изначально, медицинские вмешательства.

Обобщая полученные результаты исследования, можно выделить наиболее принципиальные моменты, касающиеся реализации прав пациента-подростка.

1. Письменная фиксация права пациента-подростка на согласие на медицинское вмешательство выявлена в половине рассмотренных случаев, при этом в его оформлении чаще принимают участие родители, а сами подростки – только в 1/3 случаев.

2. Процедура оформления отказа пациента-подростка от медицинского вмешательства в соответствии с положениями закона соблюдалась только в 50% случаев. Во всех случаях наблюдения отсутствовало указание на проведенную с пациентом беседу о последствиях отказа.

3. Отсутствует указание на круг лиц, имеющих право на получение информации о пациенте, а также объем сведений, которые могут быть им переданы врачом, в 100% случаев наблюдения.

Таким образом, на основании проведенного исследования могут быть сделаны следующие выводы.

1. Существующие в настоящее время подходы к оформлению прав пациента-подростка не позволяют говорить о полноценном обеспечении его прав при получении медицинской помощи.

2. Использование специальных бланков при закреплении прав пациента более предпочтительно, чем записи в произвольной форме.

3. Несовершенство в разработке и практическом использовании бланков обусловлено прежде всего низким уровнем правовой грамотности как врачей, так и пациентов, а также формальным подходом медицинских работников к их заполнению, отсутствием единых унифицированных форм, установленных и утвержденных на уровне федеральном или субъекта РФ.

Кандидат медицинских наук,

доцент, докторант кафедры

управления, экономики и

планирования здравоохранения

Российской медицинской академии

последипломного образования

Е.К.БАКЛУШИНА

Ассистент кафедры

общественного здоровья,

организации, управления,

экономики и юридических проблем

Ивановской государственной

медицинской академии

М.В.НУЖЕНКОВА

Студентка

Ивановской государственной

медицинской академии

Ю.В.ИНТЯКОВА

Ассоциация содействует в оказании услуги в продаже лесоматериалов: доска половая по выгодным ценам на постоянной основе. Лесопродукция отличного качества. Скачать: Статья. Некоторые аспекты оформления прав пациентов-подростков в медицинской документации
Скачать: Статья. Некоторые аспекты оформления прав пациентов-подростков в медицинской документации

Источник: http://www.alppp.ru/law/osnovy-gosudarstvennogo-upravlenija/administrativnye-pravonarushenija-i-administrativnaja-otvetstvennost/20/statja--nekotorye-aspekty-oformlenija-prav-pacientov-podrostkov-v-medicinskoj-dokumentacii.html

Кто такой детский психиатр и зачем его посещать. Рекомендации для родителей

Каковы последствия для подростка при фиксации записи у психиатра?

Раздел медицины, известный как детская психиатрия – важное направление, значимость которого переоценить невозможно.

Многие дети подвержены различным психическим заболеваниям, поэтому специалисту в данной сфере приходится иметь дело с психическими патологиями, их симптоматикой, причинами возникновения, особенностями диагностики и лечения, а также профилактикой психических болезней у детей и подростков. Специальная медицинская подготовка помогает врачу проводить диагностику, лечение, профилактику и реабилитацию психических нарушений.

Нередко к психиатру обращаются для оказания помощи в связи с имеющейся врожденной патологией или наследственным заболеванием. Кроме проявления врожденных аномалий, психиатр, работающий с детьми, сталкивается с недугами и отклонениями, приобретенными в процессе роста ребенка.

Причиной многих проблем является воспитание детей, которое часто приводит к самым серьезным нарушениям в подростковом возрасте. Часто на прием к психиатру приходят родители, которые понимают, что их ребенок страдает задержкой развития.

Истинной причиной патологии могут быть изменения в организме, которые возникают в переходный период или кроются совершенно в ином, но установить это под силу только специалисту.

По роду своей деятельности доктор консультирует родителей и учителей по вопросам воспитания, а также создания благоприятной среды в семье и детском коллективе.

Кроме того, детский психиатр занимается вопросами направления ребенка в специализированный детский сад или учебное заведение, определяет, должен ли ребенок заниматься индивидуально, кому необходимо освобождение от экзаменов, а кому нужно оформлять инвалидность.

Стигматизация

Совет обратиться с ребёнком к детскому психиатру воспринимается многими родителями как личное оскорбление. Этому обстоятельству есть несколько объяснений.

В нашей культуре до сих пор психические расстройства ассоциируются с чем-то «неприличным», считается, что в нормальной семье не рождается ребёнок, страдающий психическим заболеванием, поэтому родителей долгие годы может преследовать чувство вины и собственной несостоятельности. Это явление называют стигматизацией («стигматизация» – негативное социальное последствие диагноза психической болезни, связанное со сложившимся в обществе стереотипом воспринимать ее как постыдную, отторгающую, дискриминирующую).

Могу со всей ответственностью утверждать, что психические расстройства у детей встречаются в самых разных семьях и причин возникновения таких расстройств множество, некоторые из них всё ещё неизвестны науке.

Мотивы обращения к детскому психиатру

Что родителей должно насторожить в состоянии ребенка, когда имеет смысл обратиться к детскому психиатру?

В раннем возрасте – общая нервность (раздражительность, возбудимость, сниженный аппетит, двигательное беспокойство, склонность к беспричинным колебаниям температуры).

В дошкольном и раннем школьном возрасте – гиперактивность (после 3-х лет), заторможенность, стойкие однообразные игры, особенно с неигровыми предметами (с веревочками, палочками), навязчиво повторяющиеся движения или действия, патологические привычки (кусание ногтей, выдергивание волос, раздражение половых органов, раскачивание перед сном, чрезмерная склонность к фантазированию (когда ребенок перевоплощается в образ и подолгу из него не выходит), отставание в речевом, психическом развитии, дневное или ночное (после 6 лет) недержание мочи, кала (при отсутствии поражения спинного мозга и урологических заболеваний), заикание, стойкие повторяющие страхи в дневное и ночное время, снохождение, сноговорение, нарушение выработки школьных навыков.

В подростковом возрасте – нарушения поведения (агрессивность, жестокость, склонность к уходам и бродяжничеству, суицидальные высказывания, ненависть к близким, замкнутость), упорное ограничение приема пищи со стремлением похудеть, болезненное отношение к реальному незначительному физическому недостатку (чрезмерная фиксация на нем), чрезмерные односторонние увлечения, которым уделяется большая часть времени в ущерб учебе и общению.

Как следует подготовиться к посещению детского психиатра?

Постарайтесь не заострять внимание вашего ребенка на этой консультации. По возможности, он должен чувствовать себя спокойно и уверенно.

Что происходит на приеме детского психиатра?

1. Врач выслушает жалобы, расспросит о перенесенных заболеваниях и образе жизни. 2. Проведет беседу с ребенком и проанализирует состояние ребенка, развитие болезни и возможные ее причины. 3.

Назначит медикаментозное лечение, либо направит к клиническому психологу для проведения психокоррекционной работы, даст рекомендации по образу жизни.

4.

Решит необходимые социальные вопросы: направление в специализированный детский сад или школу, перевод ребенка на индивидуальное обучение, освобождение от экзаменов в школе, оформление инвалидности.

Какие дополнительные обследования может назначить детский психиатр?

1. Электроэнцефалография (ЭЭГ). 2. Ультразвуковое обследование мозга. 3. Компьютерная томография мозга.

4. Консультации других специалистов.

Мифы о психиатрии

Миф 1: Психиатр, психотерапевт и психолог – это одно и то же

Психолог – это не врачебная специальность, он занимается психодиагностикой и психокоррекцией, но не назначает лечение. Психологи, работающие в школах – это, как правило, педагоги-психологи, которые работают со здоровыми детьми.

И только клинические психологи, получившие образование в медицинских вузах, имеют представление о психической патологии и о том, как с ней работать. Психиатр – это врач, который ставит психиатрический диагноз, назначает необходимое дополнительное обследование и лечение. Психотерапевт — это врач-психиатр, прошедший специализацию по психотерапии.

Он занимается немедикаментозным лечением психической патологии – специальными методами воздействует на психику, а через психику – на весь организм.

Миф 2: Если обратиться к психиатру, обязательно «поставят на учет».

В нашей стране согласно «Закону о психиатрической помощи» обращение к психиатру – дело сугубо добровольное.

Осмотр, наблюдение, лечение ребенка до 15 лет проводятся только с согласия его законных представителей (родителей, опекунов), а с 15 лет – и с согласия самого подростка.

Недобровольным осмотр, наблюдение, лечение может быть в случае, если ребенок опасен для себя или окружающих, но на это требуется решение суда, которое выносится на основании доводов врача-психиатра.

После осмотра ребенка, выявления проблем, детский психиатр разъясняет родителям необходимость тех или иных мер: • при психологических проблемах или связанных с неправильным воспитанием в семье, направляет к психологу или психотерапевту; • при невыраженной психической патологии, то есть неврозах, задержках психического развития, нарушениях поведения – берет под наблюдение в консультативную группу, то есть родители обращаются на прием по мере необходимости; если в течение года не обращаются, то снимает с наблюдения; амбулаторная карта отправляется в архив;

• при хронических психических расстройствах с тяжелыми частыми обострениями ребенок берется под диспансерное наблюдение – он нуждается в регулярных осмотрах врача и лечении.

Родители могут отказаться от психиатрической помощи своему ребенку, написав письменный отказ.

Миф 3: Если один раз обратился к психиатру с ребенком, об этом узнают в детском саду, школе, на работе.

Согласно всё тому же «Закону о психиатрической помощи» сведения об обращении или наблюдении не распространяются – они являются врачебной тайной, охраняемой законом. Врач-психиатр может давать сведения только законным представителям ребёнка, следственным органам или суду по их запросу.

Миф 4: Если в детстве обращался к психиатру, то когда ребенок вырастет, ему не разрешат водить автомобиль, не подпишут разрешение на работу, и не будут считать годным для службы в армии.

Если человек в детстве наблюдался у психиатра, а потом был снят с наблюдения, амбулаторная карта хранится в архиве 25 лет. Когда он приходит на комиссию для получения водительских прав, на работу, то, как правило, «детские» диагнозы не являются противопоказанием ни для вождения автомобиля, ни для устройства на работу, ни для службы в армии.

N.B. Если у родителя возникают сомнения – это болезнь или отклонение, если уже не хватает ресурсов помогать ребенку, конечно, лучше обратиться за квалифицированной помощью. Забота о благополучии и здоровье ребенка – важнее всего.

Случается, что нарушения детского поведения вовсе не являются отклонениями, хотя и выглядят как нечто ужасное, неправильное.

Олег Рой – писатель, а не психолог и психиатр, сказал: «Очень часто детская неусидчивость, непослушание и стремление нарушать правила — не что иное, как неосознанный крик о помощи, неумелая попытка заинтересовать собой, привлечь к себе внимание и получить хоть каплю заботы и душевного тепла, которого им так не хватает».

Повод задуматься.

14 июля 2016

Источник: https://psy.su/feed/5515/

Эпилепсия у детей и подростков

Каковы последствия для подростка при фиксации записи у психиатра?

Руководство для родителей

М.Ю. Никанорова, Е.Д. Белоусова, А.Ю. Ермаков

Составители:

руководитель отдела психоневрологии и эпилептологии Московского НИИ педиатрии и детской хирургии Министерства Здравоохранения Российской Федерации, руководитель Детского научно-практического противосудорожного центра Министерства Здравоохранения Российской Федерации, доктор медицинских наук, профессор Марина Юрьевна Никанорова.

ведущий научный сотрудник отдела психоневрологии и эпилептологии Московского НИИ педиатрии и детской хирургии Министерства Здравоохранения Российской Федерации, кандидат медицинских наук Елена Дмитриевна Белоусова.

старший научный сотрудник отдела психоневрологии и эпилептологии Московского НИИ педиатрии и детской хирургии Министерства Здравоохранения Российской Федерации, кандидат медицинских наук Александр Юрьевич Ермаков.

Издание осуществлено при поддержке компании Санофи – Синтелабо

Уважаемые родители!

Данная брошюра адресована тем, у кого в семье ребенок страдает эпилепсией. Если у Вашего ребенка возникли эпилептические приступы, Вы, разумеется, проконсультировались с врачом.

Однако, как показывает практика, после первой консультации у родителей остается немало вопросов, касающихся оказания неотложной помощи в случае появления приступа, лечения и перспектив дальнейшего развития ребенка.

Мы надеемся, что в данной брошюре Вы найдете ответы на интересующие Вас вопросы.

ОГЛАВЛЕНИЕ

  • Как часто встречается эпилепсия?
  • Почему многие родители боятся диагноза эпилепсии?
  • Каковы возможные причины эпилепсии?
  • В каком возрасте начинается эпилепсия?
  • Каким может быть предприступное состояние больного с эпилепсией?
  • Каков характер эпилептических приступов?
  • Какова продолжительность приступов?
  • Каковы последствия эпилептического приступа?
  • Какие исследования необходимо проводить при эпилепсии?
  • Что делать родителям, если у ребенка возникли судороги?
  • Нужно ли лечить эпилепсию?
  • Когда следует начинать лечение эпилепсии?
  • Каковы основные принципы лечения эпилепсии?
  • Безопасны ли противосудорожные препараты?
  • Что такое “дневник приступов”?
  • Отличается ли лечение фебрильных судорог от лечения эпилепсии?
  • Можно ли вылечить эпилепсию?
  • Что такое альтернативная терапия эпилепсии?
  • Может ли ребенок с эпилепсией посещать обычный детский сад и школу?
  • Может ли ребенок с эпилепсией заниматься спортом?
  • Каким должен быть режим дня и отдыха ребенка с эпилепсией?
  • Как разговаривать с ребенком о его заболевании?
  • Каковы особенности течения эпилепсии у подростков?
  • Могут ли видеоигры и просмотр телепередач вызвать эпилептический приступ?
  • Может ли молодая женщина, страдающая эпилепсией, иметь детей?
  • Как воспитывать ребенка с эпилепсией?

Что такое эпилепсия

Эпилепсия (древнегреческое слово “Epylepsis”) в переводе обозначает что-то вроде “собирать, накапливать”. Эпилепсия – заболевание, известное со времен глубокой древности.

Долгое время среди людей существовало мистическое представление об эпилепсии. В античной Греции эпилепсия ассоциировалась с волшебством и магией и называлась “священной болезнью”.

Считалось, что эпилепсия связана с вселением в тело духов, дьявола. Бог насылал ее на человека в наказание за неправедную жизнь.

Упоминание об эпилепсии встречается и в Евангелии от св. Марка и от св. Луки, где описано исцеление Христом мальчика от вселившегося в его тело дьявола. В средние века отношение к эпилепсии было двойственным.

С одной стороны, эпилепсия вызывала страх, как заболевание, не поддающееся лечению, с другой стороны – она нередко ассоциировалась с одержимостью, трансами, наблюдавшимися у святых и пророков. Христианские теологи отмечали, что отдельные отрывки Корана свидетельствуют, что Магомет страдал эпилепсией.

Его приступы сопровождались заведением глазных яблок, конвульсивными движениями губ, потливостью, храпом, отсутствием реакции на окружающее. Предполагается, что эпилепсией страдали также св. Иоанн и св. Валентин.

Тот факт, что многие великие люди (Сократ, Платон, Эмпедокл, Магомет, Плиний, Юлий Цезарь, Калигула, Петрарка, император Карл V) страдали эпилепсией, послужил предпосылкой для распространения теории, что эпилептики – люди большого ума. Однако впоследствии (XVIII век) эпилепсия нередко стала отождествляться с сумасшествием.

Больные эпилепсией госпитализировались в дома для умалишенных или отдельно от других пациентов. Госпитализация больных эпилепсией в дома для умалишенных и изоляция от других больных продолжались вплоть до 1850 года.

В 1849 году, а затем в 1867 году в Англии и 1ермании были организованы первые специализированные клиники для больных эпилепсией.

В течение многих десятилетий эпилепсия считалась одним заболеванием. В настоящее время представление об эпилепсии существенно изменилось. По современным представлениям эпилепсии – группа разных заболеваний, основным проявлением которых являются эпилептические приступы.

На основании достижений современной науки было показано, что эпилептический приступ возникает в результате нарушений процессов возбуждения и торможения в клетках коры головного мозга. Головной мозг состоит из плотного сплетения нервных клеток, связанных между собой.

Клетки преобразуют возбуждение, воспринятое органами чувств, в электрический импульс и в виде электрического импульса передают его дальше. Поэтому эпилептический приступ можно сравнить с электрическим разрядом наподобие грозы в природе.

Далеко не каждые судороги являются эпилепсией. Любой ребенок может хотя бы однократно перенести судороги в определенных ситуациях, например, при высокой температуре (фебрильные судороги), после вакцинации, при тяжелой черепно-мозговой травме.

При наличии однократного эпизода судорог всегда надо установить конкретную причину, их вызвавшую и определить, возможен ли переход тех или иных судорог в эпилепсию. Следует также помнить о том, что многие серьезные заболевания нервной системы, такие, как энцефалит и менингит, могут начинаться с судорог на фоне температуры.

Родителям важно определить симптомы у детей, поэтому всегда, когда Вы сталкиваетесь с судорогами у ребенка, Вам следует обратиться к врачу.

Классическим примером ситуационно-зависимых судорог, вызываемых только определенным провоцирующим фактором (лихорадкой) являются фебрильные судороги. Фебрильные судороги – судороги, наблюдающиеся в возрасте от 3 мес до 5 лет, связанные с лихорадкой. Инфекции нервной системы (менингит, энцефалит), протекающие нередко с высокой температурой и судорогами, к этой группе не относятся.

Частота фебрильных судорог составляет 3 – 5 % в детской популяции. Как правило, судорожный приступ у ребенка возникает на фоне сопутствующего заболевания (чаще респираторно-вирусной инфекции) и вызван подъемом температуры до высоких цифр. Если судорожный приступ носит короткий (в течение нескольких минут) характер, то как правило, он не оказывает повреждающего действия на мозг.

Важно отметить что симптомы эпилепсии у ребенка до года и подростка, совершенно разные, что существуют простые и сложные фебрильные судороги. Простые фебрильные судороги составляют 80-90 % всех фебрильных судорог. Характерными особенностями простых фебрильных судорог являются:

• единичные эпизоды;

• короткая продолжительность (не более 15 мин);

• генерализованные тонико-клонические пароксизмы (потеря сознания, вытягивание и напряжение конечностей, их симметричное подергивание). Сложные фебрильные судороги характеризуются следующими признаками:

• повторяемость в течение 24 часов;

• продолжительность более 15 мин;

• фокальный (очаговый) характер – отведение взора вверх или в сторону, подергивание одной конечности или части конечности, остановка взора и т.д.

Дифференциация фебрильных судорог на простые и сложные имеет принципиально важное значение для прогноза течения заболевания. В большинстве случаев фебрильные судороги имеют благоприятный прогноз и самостоятельно исчезают после 5-6 лет.

Лишь у 4-5 % детей с фебрильными судорогами наблюдается в дальнейшем переход в эпилепсию. Наиболее часто в эпилепсию трансформируются сложные фебрильные судороги.

Поэтому дети, перенесшие хотя бы один эпизод сложных фебрильных судорог, составляют группу риска и нуждаются в тщательном и длительном (до 5- 7 лет) наблюдении как педиатром, так и неврологом.

Другими ситуациями, при которых возможны так называемые “случайные” судороги, являются недостаточность минералов (кальция, магния), низкий уровень сахара в крови (у детей с сахарным диабетом), отравление, электротравма, солнечный удар. Данные судороги обычно носят редкий, чаще однократный характер и не возникают при отсутствии провоцирующего фактора.

Диагноз “эпилепсия” может быть установлен лишь в том случае, если у ребенка отмечалось 2 или более эпилептических приступов, возникших без четких провоцирующих факторов. Таким образом, основным отличием эпилепсии от судорог является:

• повторяемость эпилептических приступов;

• отсутствие провоцирующих факторов, вызвавших развитие приступов.

В настоящее время известно более 40 различных форм эпилепсии, отличающихся возрастом начала заболевания, клиническими проявлениями и прогнозом.

Важно отметить, что существуют как доброкачественные формы эпилепсии, так и прогностически неблагоприятные. 70-80 % эпилепсии хорошо поддаются лечению, некоторые формы эпилепсии самостоятельно прекращаются без терапии в возрасте 13-15 лет.

В большинстве случаев интеллект больных эпилепсией нормальный, психическое развитие не страдает.

Принципиально важное значение имеет своевременное установление правильного диагноза – конкретной формы эпилепсии. Диагноз должен устанавливаться специалистом эпилептологом. От правильности установления диагноза зависит стратегия лечения и прогнозирование течения заболевания

Источник: http://www.nevromed.ru/stati/epilepsiya_u_detey_i_podrostkov

Право-online
Добавить комментарий