Могу ли я доказать, что был трезв и не употреблял наркотики?

Наркоман и бездомная – новые жертвы Новичка в Британии

Могу ли я доказать, что был трезв и не употреблял наркотики?

В Британии – новое отравление. Тем же “Новичком” и всего в 11 км от того места, где были отравлены Сергей и Юлия Скрипали.

На этот раз пострадали двое британцев, мужчина и женщина за 40, никак не связанные со спецслужбами или политикой, но тоже с весьма интересными биографиями.

Где наркозависимый и бездомная нашли военное химическое средство, как оно попало в их организмы и причем тут Россия? Версии – в материале LIGA.net.

С ЧЕГО НАЧАЛОСЬ. 45-летнего Чарли Роули и 44-летнюю Дон Стерджесс госпитализировали из дома их друга Сэма Хобсона с Эймсбери в субботу.

Первой скорая увезла женщину. The Sun сообщает лишь, что она была без сознания.

Состояние же мужчины хозяин дома описал довольно подробно. “Он почувствовал недомогание и пошел в душ. Затем его глаза покраснели, он начал бессвязно говорить, и я могу сказать, что он галлюцинировал. Он издавал странные звуки и вел себя как зомби. Это было зомбиподобное состояние, он натыкался на стены”, – сказал Сэм Хобсон Independent.

Также, по словам мужчины, у Роули было обильное слюноотделение, потливость, но он уверяет, что его друг был абсолютно трезв. Потом Роули тоже потерял сознание.

Сейчас пострадавшие находятся в критическом состоянии в той же больнице, где лечили Скрипалей.

Что известно о паре? По данным Daily Mail, у Дон Стерджесс трое детей. Но она никогда не работала, а после того, как разошлась со своим предыдущим партнером, стала пить и в конечном итоге была выселена из дома. С родителями у Дон натянутые отношения. Она больше 10 лет не виделась с отцом, который якобы отказался от дочери из-за ее алкоголизма.

Как сообщает Sky News, полиция оцепила John Baker House – приют для бездомных, а также эвакуировала всех его жителей. Именно здесь, по данным издания, в последнее время жила Дон.

О Чарли Роули неизвестно ничего, кроме того, что он либо употреблял наркотики, либо пытался прекратить это делать.

Во всяком случае, его друг Сэм Хобсон, который вызвал скорую помощь, говорит, что медики изначально считали состояние Роули связанным с наркотиками из-за того, что он боролся с этой привычкой.

Полиция не подтверждает и не опровергает эту информацию, однако известно, что изначальная версия правоохранителей также была связана с передозировкой героином или кокаином. По данным СМИ, Роули стоял на учете как наркозависимый.

КАК РАЗВИВАЛОСЬ. Очевидно, именно ввиду этих особенностей биографий пострадавших в британских СМИ начала появляться инсайдерская информация о версиях отравления.

К примеру, Daily Mail со ссылкой на полицию пишет, что женщина могла получить контакт с “Новичком”, выкурив подобранную на улице сигарету или окурок. Также высказывалась версия, что пара могла быть подвергнута воздействию вещества, подобрав шприц или иглу, которые использовались в покушении на Скрипалей.

Анонимная подруга Роули сказала Sky News, что он “хороший парень” и имеет “золотое сердце”. По ее мнению, мужчина отравился случайно.

“Я думаю, они нашли пакет, в котором, возможно, было что-то, похожее на наркотики, и взяли его”, – сказала женщина.

“Мы все довольно серьезные наркоманы, и если они нашли нечто, похожее на героин, они сразу же ввели это без задней мысли”, – добавила подруга пострадавшего.

Так или иначе, но версию о том, что причиной нового отравления, возможно, стали остатки использованного в марте вещества, высказывают сейчас многие британские официальные лица. Хотя на данный момент лабораторно пока не подтверждено, что этот “Новичок” и тот – из одной партии.

Вместе с тем, разработчик “Новичка” Вил Мирзаянов скептически относится к этому предположению. “Я думаю, что это разные [инциденты], конечно. Это вещество неустойчивое, тем более, во влажной атмосфере. “Новичок” влагонеустойчив, он разлагается за четыре месяца. Со дня отравления Скрипалей все должно было разложиться, это свежая атака” – сказал он в интервью Русской службе ВВС.

А вот эксперт по химическому оружию Хэмиш де Бреттон-Гордон сказал MailOnline, что “Новичок” мог сохранять эффективность в течение нескольких месяцев или дольше, находясь в шприце.

Британские медики призвали жителей Солсбери и Эймсбери не брать в руки неизвестные предметы, а также стирать одежду и тщательно мыть обувь после прогулки.

Выше речь шла о версиях, построенных на случайных факторах отравления, однако высказываются предположения также об умышленном действии.

Якобы Россия специально отравила не представляющих для нее интереса жителей соседнего с Солсбери города, чтобы показать неспособность британских властей контролировать оборот опасных веществ на своей территории: мол, британцы сами себя убивают британскими же химикатами.

Соответственно, Скрипали тоже могли отравится без помощи российских спецслужб. Тем более, что неподалеку от Солсбери и Эймсбери находится британская химлаборатория Портон-Даун.

ЧТО БУДЕТ ДАЛЬШЕ. Умышленно отравлены британские граждане или случайно, но этот случай даст возможность Кремлю отвечать на все обвинения заявлениями о якобы доступности “Новичка” любому британскому наркоману.

“Сейчас мы обеспокоены, все же в Европе повторяется использование таких веществ, хотя мы не располагаем информацией, какие вещества использовались”, – сказал пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, передают российские СМИ.

Таким образом, если версия о причастности РФ верна, британская сторона должна будет представить более чем убедительные доказательства этого, причем публично.

Хотя эксперты, опрошенные Independent, считают, что инцидент в Эймсбери может уже сейчас усилить решимость некоторых союзников Великобритании, которые колебались по поводу санкций против России, а также подтолкнуть саму Британию к расширению уже действующих ограничений.

Источник: https://www.liga.net/world/articles/tema-dnya-narkoman-i-bezdomnaya---novye-jertvy-novichka-v-britanii

Плевали, знаем: сотрудники ГИБДД нашли способ ловить водителей-наркоманов

Могу ли я доказать, что был трезв и не употреблял наркотики?

Госавтоинспекция вводит промежуточный экспресс-тест для выявления нетрезвых водителей и наркоманов за рулем. Перед просьбой пройти медосвидетельствование гаишники сперва предложат сдать анализы на специальных тестерах.

Заявленное главное отличие нового метода — быстрый результат и исключение субъективной оценки инспектора ДПС на глаз. Тест поможет выявить водителей, употреблявших марихуану и прочие наркотические вещества. Анализ будет проводиться по слюне.

Подробнее о том, как прибор изменит ситуацию с медосвидетельствованием водителей, — в материале «Известий».

Анализы, сдавайтесь!

Суть предложения ГИБДД содержится в обновленном проекте постановления правительства № 475, которое призвано модернизировать механизм определения признаков опьянения у водителей. Госавтоинспекция хочет внедрить первичный экспресс-тест, который не носит процессуального характера и не является окончательным, но дает показание к проведению полноценного медосвидетельствования автомобилиста.

Сейчас инспектору, для того чтобы попросить водителя пройти тест на алкоголь с помощью сертифицированного алкотестера или отправить на обследование к врачам-наркологам, необходимо самостоятельно заметить опьянение.

Характерный запах алкоголя изо рта, неустойчивая поза, несвязная речь, покраснение или, наоборот, бледность кожных покровов лица, подозрительное поведение, дисгармонирующее с ситуацией, — всё это служит поводом для проведения довольно длительного по времени медосвидетельствования.

Новый же промежуточный экспресс-тест призван исключить субъективную оценку инспектором ГИБДД.

В чем принципиальное отличие нового метода? Никаких понятых и видеосъемки в момент теста не будет, фактически это процедура нужна только инспектору ДПС, чтобы снять или подтвердить свои подозрения. Автомобилист вправе отказаться от этих анализов, что не повлечет за собой никаких административных наказаний.

Однако это не помешает инспектору предложить водителю пройти полноценный анализ выдыхаемого воздуха с помощью сертифицированного прибора (выдохнуть воздух в алкотестер) на выявления алкогольного опьянения или пройти осмотр у врача-нарколога. Собственно, при положительном результате экспресс-теста эти процедуры всё равно последуют.

За отказ от медицинского осмотра предусмотрено лишение водительского удостоверения и штраф 30 тыс. рублей.

Плюньте, пожалуйста!

Как и в случае с освидетельствованием у врача, экспресс-прибор выявляет в выдыхаемом воздухе этанол, и если допустимая норма — не более 0,16 мг на литр — будет превышена, аппарат покажет положительный результат.

Но куда более важно то, что прибор позволит на месте определить по слюне употреблял ли человек наркотики (каннабиоиды, опиаты, кокаин и т.д.) или нет. Для этого водителю предложат плюнуть в специальный контейнер прибора, после чего в течение 1–2 минут будет получен результат.

Как и в случае с алкоголем, если тест положительный, водителя направят к наркологу, где уже придется сдавать на анализ мочу.

«Применение указанных средств позволит минимизировать субъективный подход в оценке состояния водителей, что будет способствовать соблюдению прав и законных интересов участников дорожного движения и снижению при этом числа конфликтных ситуаций, а также исключить необоснованные процедуры освидетельствования», — говорится в сообщении МВД.

Покупать приборы для экспресс-теста Госавтоинспекция планирует за счет средств национального проекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги».

В проекте, в частности, на эти цели запланировано приобретение приборов на алкоголь — 9,3 млн штук, на наркотики — 4 млн штук.

Актуальную цену ГИБДД в проекте постановления не указывает, но в 2015 году аналогичные приборы гаишники собирались закупать по цене 7 тыс. рублей за штуку.

Протокол оформляем?

Существенный недостаток таких тестов заключается в том, что предполагаемые для закупки экспресс-приборы не имеют цифровой некорректируемой памяти. Что, в свою очередь, может сделать их инструментом для давления на водителя, предостерегает адвокат автомобильного движения «Свобода выбора» Сергей Радько.

«Мы всё это уже проходили, и теперь снова старые грабли. Эти экспресс-тесты не имеют главного — некорректируемой памяти, а значит, проверить результаты анализов нельзя.

Таким образом, в случае положительного результата у гаишника появляется психологическая сила для давления на водителя. Инспектор скажет: «Смотрите: лампочка красная заморгала, и что мы будем с вами делать?» — размышляет Радько.

— Именно для того, чтобы исключить все эти «качели», были введены алкометры с возможностью распечатки результата».

По словам адвоката, в случае с сертифицированным алкометром, который сразу же распечатывает результат теста, а также имеет некорректируемую память, даже возможность манипуляции исключена: есть пары алкоголя — лишаешься прав или едешь на освидетельствование к врачу. С проверкой на алкоголь экспресс-тесты не нужны — нужно сразу «дуть в трубочку», а вот с выявлением наркоманов за рулем такие тесты помогут, убежден автомобильный эксперт Сергей Ифанов.

«Нет никаких проблем с выявлением пьющих водителей, нужно это четко понимать.

Судя по отчетам гаишников, у них глаз наметан и с выявлением нетрезвых правонарушителей во время случайной остановки или плановых рейдов всё в полном порядке. А с любителями легких наркотиков действительно сложно.

Выявить человека, давно употребляющего, к примеру, марихуану, очень непросто. Подчеркиваю, именно в этом случае подобные тесты не будут лишними, — заключил Ифанов.

Источник: https://iz.ru/888982/timur-khasanov/plevali-znaem-sotrudniki-gibdd-nashli-sposob-lovit-voditelei-narkomanov

Наркоман: я обманывал и обкрадывал свою маму, а она спасла меня

Могу ли я доказать, что был трезв и не употреблял наркотики?

04.08.2012, 10:00

 (76)
Foto: Rauno Volmar, Eesti Päevaleht

28-летний Роман выглядит так, что вы никогда не сказали бы, что у него за плечами стаж употребления тяжелых наркотиков. Он не принимает наркотики 3,5 года, из них 2,5 года состоит в сообществе “Анонимных наркоманов”. Роман занимается в “АН” и тем, что информирует людей о такой возможности бороться с зависимостью.

Его история, как и многие подобные страшные сценарии погружения в мир наркотиков, началась в детстве: “Отец ушел из семьи, когда мне было пять лет, мать воспитывала меня одна. Мама много работала, и я дома был один. Мне очень это нравилось.

Делал, что хотел, был постоянно предоставлен сам себе. Родительский авторитет терялся. Я почувствовал, что на мать могу давить, когда пришел из садика и сказал, что больше туда ходить не хочу. И мне сказали: “Тогда не ходи”.

В голове щелкнуло: “Ничего себе! Вот власть-то у кого! Я могу…”

“Матери часто не было дома, и мне надо было где-то завоевывать признание, понимать, что меня любят. В школе заметил: выкрикиваешь что-то на уроке, и одноклассники хохочут.

И в моей голове появилась эта неправильная ценность: делаешь что-то плохое — тебя любят.

Глядя на ботаников, замечал, что их-то в классе не любят, поэтому — спрашивается — зачем учиться?” — рассказал он о своих юношеских переживаниях.

“Говорил и делал то, чего от меня ждали”

В седьмом классе ему все больше хотелось популярности, признания. “Я стал общаться с ребятами, которые были такими же плохими, как и я. Парни эти воровали на улицах у прохожих мобильные телефоны. Они были такие популярные в школе! Выпивали, ходили, как короли.

Я понял, что с ними рядом — мое место”, — вспоминает Роман. “Заговорил с ним, слово за слово… Однажды один предложили мне пойти с ними после уроков воровать. И я, не задумываясь, на улице подбежал к двум своим сверстникам и отобрал у них мобильные, они мне их отдали.

Прибежал к своим друзьям, а они мне горят: “Вот это ты псих! Ты круто!”

“А мне только этого и нужно было. Дальше так и пошло… — перечислил собеседник Delfi. — В 15 лет я смотрел, что старшие ребята курят траву, и я тоже хотел, чтобы от них не отставать.

Через пару лет друзья стали ходить на ночные вечеринки, и я тоже туда хотел, даже нашел поддельный документ, на котором было указано, что мне будто бы уже есть 18 — хотя мне было только 17.

Я был в тусовке, но был ненастоящий: говорил и делал то, чего от меня ждали”.

Роман предположил, что в детстве ему очень часто не хватало внимания матери, и он нашел замену на улице.

“Мы не торчим, мы просто прикалываемся”

“Я употреблял “траву”, “колеса”, амфетамин. При этом я считал, что все нормально. Мама плакала, спрашивала, куда я по ночам пропадаю. А я уходил ночью — выпрыгивал с балкона первого этажа — через двое суток приду худой, мешки под глазами, завалюсь спать, держась за сердце. А она не понимала, что со мной. Проснусь, поем, опять убегу — и опять трое суток меня нет”.

“В какой-то момент я подумал, что все возможные наркотики уже перепробовал.

Но в моей компании к тем, кто употреблял тяжелые наркотики (героин, белый китаец) относились с презрением, говоря, мол, “мы-то не наркоманы, мы не торчи, мы не торчим, а просто прикалываемся”.

Получилось так, что один парень из компании попробовал тяжелые наркотики и рассказал мне, как это было. Я заинтересовался и попробовал тоже. Но мне было очень плохо, мне реально не понравилось”, — подчеркнул Роман.

“Целый год (с 16 до 17 лет) он и думать о тяжелых наркотиках не мог, но потом стал размышлять: если стольким людям это нравится, столько людей на этом сидят, то почему мне не нравится. И я решил еще раз попробовать. Мне тоже было жутко плохо, но я что-то начал понимать, и пробовал еще несколько раз. А потом меня “забрало”, — описал молодой человек.

Он стал колоться тайком, потому что его компания это не принимала. Из-за употребления у него были проблемы с полицией, дома были конфликты. Чтобы находить деньги на наркотики, он воровал, поэтому есть и судимости.

Мать оплачивала все штрафы

“Почему я не переставал употреблять наркотики — потому что у меня всегда был дом, куда я мог прийти. И всегда была мама, которая, как только у меня возникали проблемы с законом или другие трудности, откликалась.

Нужно ли было, к примеру, заплатить потерпевшему за возмещение ущерба потерпевшему… Мама помогала, платила. Я пакостил — она оплачивала. Часть ответственности я просто перекинул на нее.

Такой стереотип складывается в голове у наркоманов — они ответственность стремятся переложить на плечи других людей”, — делает вывод Роман.

Мама оплачивала штрафы и судебные издержки, а сын продолжал употреблять наркотики. И в какой-то момент все изменилось: “Я очень благодарен своей маме и надеюсь, что близкие тех, кто принимает наркотики, тоже найдут в себе силы так сделать. Мама однажды сказала мне: “Или ты едешь в реабилитационный центр, или я перестаю платить”.

“Я первый раз поехал, ушел через две недели. Пришел к маме и сказал: “Мам, я выздоровел! Я больше никогда не буду употреблять наркотики.

Можешь мне вернуть цепочку мою, мобильный телефон и еще денег можешь дать немного? Я ведь все, вылечился”. Она обрадовалась, а я ей навешал лапши на уши. Я и правда думал, что я теперь здоров.

Но я все эти вещи взял, в этот же день все заложил и купил наркотики”.

Вынес телевизор через балкон

Мать не раз обжигалась на том, что сын ей врал. Однажды он попросил ее выкупить в ломбарде телевизор, который уже несколько раз туда закладывал: “Я сказал, мам, я теперь не принимаю ничего, а дома сидеть без ТВ мне скучно. Она сказала, что я его опять заложу.

Я ответил, что не буду так больше делать, и отдал ей ключи в доказательство того, что я с телевизором никуда из дома не выйду. Но так как квартира на первом этаже — я с балкона в руках вынес этот телевизор и заложил его опять. И мама не пустила меня домой. А была зима, январь месяц, холодно.

Я побежал к бабушке, она меня пустила, но сразу дала понять, что жить у нее я не могу, и мне надо куда-то съезжать, потому что я и у нее начал все воровать”.

“Мать позже рассказывала мне, что для нее очень тяжело тогда было — не пускать меня домой. А ведь я ее обвинял, пытался взять на страх, и на чувство вины… Той же зимой, однажды я проснулся, серое небо, мне плохо — ломает, мне некуда идти, зимнюю куртку я продал.

И я просто понял, что двигать больше некуда. Сейчас меня отправят на улицу — и все. Воровать я не хочу, в тюрьму не хочу. Подумал, а может попробовать — и поехал в реабилитационный центр, — поведал о переломном моменте Роман.

 — В центре я пробыл год и два месяца, вернулся и пошел в анонимные наркоманы, стал посещать собрания регулярно”.

“Меня зацепило, что программа “АН” была не религиозная: у меня было несколько вариантов центров, куда можно было поехать, но все они так или иначе связаны с религией. А у меня с детства сидела в голове боязнь стать правильным.

Но в “Анонимных наркоманах” мне сказали, что у меня есть выбор, что я могу верить во все, что хочу, — перечислил он те факторы, которые заставили его остаться в “АН”. — Здесь есть группы, куда приходят такие же наркоманы, как и я.

Один наркоман ощущает и знает то, что чувствует другой”.

Собрания выглядят так, что люди, пришедшие в группу, садятся в круг и рассказывают, что у них сегодня произошло, как удалось сегодня остаться чистым, что человеку помогло, с чем ему, наоборот, было сложно. Роман сидел, слушал и понимал, что они говорят и о нем, и о его проблеме.

“Еще меня привлекло то, что организация не связана ни с медициной, ни с правоохранительными органами, а просто ребята, такие же, как и я, собрались и хотят оставаться чистыми и остаются таковыми. У них есть опыт, и я могу его перенять.

Нет авторитетов каких-то. Просто мы сами собираемся и выздоравливаем. Хочется сказать всем, кто столкнулся с такой проблемой, — мы есть.

Мы знаем, как оставаться чистыми, и если есть проблемы с наркотиками, то “АН” могут помочь”, — заверил Роман.

Человек должен был умереть, а выкарабкался

“Уверен, нужно больше рассказывать людям, что есть такая возможность найти путь к трезвости. У нас это должно быть на таком же уровне, как и в более развитых странах, в США, например.

Люди так очень хорошо знают о сообществе “Анонимных наркоманов” и это в порядке вещей, что люди туда обращаются.

Если у человека насморк, он идет к врачу — если проблема с зависимостью — он идет в “Анонимные наркоманы”.

Роман настроен оптимистично: “Очень хочется, чтобы люди знали о такой возможности и могли выздоравливать. Многие ведь даже не знают о том, что у них есть возможность стать чистыми.

Кто-то употребляет наркотики и думает: “Как я “слезу”? Это же невозможно!” Но все возможно. Находиться в зависимости страшно, это — болезнь одиночества. А тут все такие же, как ты, все тебя понимают.

И ты не одиноким себя чувствуешь, потому что находишь свое место”.

“Я поражаюсь всегда, когда люди приходят в “АН”, остаются и меняют свои жизни. Я смотрю на них и вспоминаю, каким этот человек был в начале своего пути.

А у него уже год трезвости, и он такие вещи говорит! И слышу, как его изменилась.

Прямо чудо на глазах происходит! Вроде, человек умереть должен был, вот-вот… А тут у него вдруг такие радикальные перемены в жизни”, — поделился он радостью за собратьев по сообществу.

Да и свою жизнь Роман анализирует: “Сам вот оглянусь назад, что там происходило, несколько лет назад. И что изменилось за время трезвости… Уже столько успехов, достижений, роста — и это всего лишь за 2,5 года в нормальном трезвом разуме.

Например, я перестал бояться общаться с людьми, научился их понимать, получать удовольствие от общения. В социальном плане: я работаю, зарабатываю деньги, живу один, оплачиваю свои счета. И к тому же, музыкой занимаюсь. Это все, что я никогда не сделал бы, если бы в моей жизни остались наркотики.

У меня есть возможность мечтать и двигаться к своим мечтам, чего раньше просто не было”.

Источник: https://rus.delfi.ee/daily/estonia/narkoman-ya-obmanyval-i-obkradyval-svoyu-mamu-a-ona-spasla-menya?id=64774186

История анонимного наркопотребителя

Могу ли я доказать, что был трезв и не употреблял наркотики?

Редакция Kaktus.media продолжает цикл материалов о людях с различной зависимостью, выздоравливающих по программе “12 шагов”. Героями публикаций были анонимные алкоголики, переедающие и наркопотребители. У нашего сегодняшнего героя – Сапара (имя изменено), как и у предыдущего Даулета, химическая зависимость. Он с ней справляется и помогает это сделать другим.

Об этом мужчина рассказал редакции.

– Меня зовут Сапар. Мне 42 года. Сейчас я являюсь консультантом по химической зависимости и игромании центра “Кенеш” в Бишкеке. Я занимаюсь этой работой, потому что сам прошел это и понимаю, о чем говорю. Я знаю, как донести до созависимых родственников, что происходит с их ребенком или близким человеком. Больше 20 лет я употреблял наркотики. Мой “любимый” – это героин.

Первый наркотик – алкоголь

Как все началось? Я единственный сын и сейчас понимаю, что вырос эгоистом. Считаю, что это сыграло немаловажную роль в моей жизни. Помимо этого, я был подвержен стрессам. У отца была такая работа, что мы часто меняли место жительства. Постоянные переезды – это смена школ.

Для меня это было тяжело. Первым наркотиком был алкоголь. Попробовал я его в 8-м классе, когда учился в школе в России. Сигареты попробовал еще в начальной школе, но это было просто баловство. Я думаю, многие дети в школе пробуют курить.

Когда говорят: “Скажи “ишак”, – ты кашляешь, горло жжет.

Осознанное употребление началось по приезде в Бишкек. Я тогда оканчивал 11-й класс. Мне всегда нравились компании, где была свобода какая-то. Семья у меня – уважаемые известные люди. И приходилось быть частью этой “этикетки”, а в душе я страдал. Мне хотелось на улицу, снять эту маску, в ней было душно.

На улице с ребятами мы выпивали, пробовали курительные наркотики. Я попробовал опиум. Он тогда был дешевым. Про ужасы употребления я не хочу рассказывать. Они, как и эйфорические переживания, останутся в памяти на всю жизнь. Я понимаю, что буду жить с этим до конца своих дней.

На работе воровал

У меня высшее образование. Но я “работал” только наркоманом, поэтому поменял много мест работы. Я подворовывал. обманывал, меня отовсюду выгоняли. Причем работал я и в крупных известных компаниях. У меня резюме – “богатое” (смеется).

Много раз я лежал в наркологическом и реабилитационных центрах. Родители оплачивали лечение. Не скажу, что это были плохие центры, просто, наверное, на тот момент у меня не было готовности менять свою жизнь. Я однажды пытался посчитать, сколько на меня потратили денег, вышла круглая сумма.

“Умри, наконец”

Я обманывал родителей, таскал вещи из дома. Но основным источником прибыли для меня были кражи: мне было легче пойти на улицу и украсть что-либо на рынке. Потому что если дома что-то пропадало, все знали, что это я, и сильно влетало.

Жизнь наркомана – это кражи, обман людей, какие-то аферы. И я к такому образу жизни как-то привык. У меня не было желания выздоравливать, я думал, что другого не дано и я так и умру.

Я уже жил на улице (ночевал в приютах для бомжей), постоянно судили меня, а отец выкупал.

Мне отец говорил от отчаяния: “Один раз уйди и умри. Мы тебя похороним и не будем ждать и страдать”. Или говорил: “Умрешь, мы тебя даже хоронить не будем: студентам тебя на опыты сдам”. Было и смешно, и плакать хотелось.

Еще отец говорил: “Давай я тебе спину поломаю. Будешь на коляске по дому передвигаться. Я договорюсь, чтобы тебе наркотики привозили, но ты на виду будешь”. То есть до такой степени родители были на грани.

Но это опять же контроль, которым подпитываются созависимые.

Меня клали и в психиатрическую больницу. Там было отделение для хронических душевнобольных, которых привязывали. И одна койка в этом отделении предназначалась для наркопотребителей. Но там ничем не помогли: я вышел и за один день выпил все выписанные препараты.

Женился, потому что так надо

Я женился, подумав, что, наверное, надо, раз родители сказали. И стал комфортно употреблять. Мол, отстаньте: женился же. Жена не знала, за кого выходит замуж. Дети не получаются, ну и ладно. Потом в периоды ремиссии жена беременела, и дети родились.

Жена очень настрадалась за эти годы жизни со мной. Она с родителями отправила меня в реабилитационный центр в Алматы. Я был в отчаянии и не верил, что мне там помогут. Но и употреблять я больше не мог.

Удовольствия это давно не приносило, но и трезвым оставаться было невыносимо: все казалось каким-то серым, скучным.

Я смотрел на людей, которые шли куда-то и улыбались, и думал: “Чему они радуются? Как жить?”

Я такой же, как и все

В реабилитационном центре я пересмотрел свою жизнь, научился выстраивать какие-то цели. Для меня раньше на первом месте стояли наркотики. И вся жизнь была построена на том, как добыть деньги на них. Я хотел слезть с наркотиков, заменив на водку. На лечении я понял, что проблема не в том, что именно я употребляю, а в том, что у меня зависимость. Я просто такой, какой есть.

Я также понял, что не хуже и не лучше людей, которые живут рядом. У большинства людей есть та или иная зависимость, просто она не проявляется так явно и нет таких тяжелых последствий как от наркотиков: у кого-то от еды, у кого-то от секса, от игр.

Раньше я не понимал, как смогу жить, если хоть один день останусь трезвым. Когда зависимый человек мне говорил о годах трезвости, мне казалось, что он лукавит. Мне казалось, что он также употребляет, просто втихаря.

Но я поверил программе “12 шагов”, доверился людям, и сейчас я себя понимаю и сам трезв уже несколько лет. Подчеркну, что если бы не созависимые родные, повлиявшие на меня, то процесс выздоровления не начался бы.

Сейчас я помогаю выздоравливать таким же зависимым как я.

Все, кому нужна аналогичная помощь, могут обратиться по тел.:

Центр консультирования “Кенеш”: +996 500 21 50 51, +996 553 19 09 18.

Фото на главной странице иллюстративное.

Источник: https://kaktus.media/doc/393124_otec_govoril:_ymri_yje._ia_tebia_stydentam_na_opyty_sdam._trogatelnaia_istoriia_sapara.html

Право-online
Добавить комментарий