Могут ли меня лишить родительских прав на старшего ребёнка при передаче для усыновления младшего?

Я с ребенком убегаю от судоисполнителей – мать приемного сына

Могут ли меня лишить родительских прав на старшего ребёнка при передаче для усыновления младшего?

Алматинка и ее супруг полтора года судятся за право воспитывать двухлетнего Жениса, брошенного родной матерью сразу после рождения. Возвращение к ней может навредить мальчику, считает Аружан Саин. 

Скрываться и не выполнять судебного постановления – на крайние меры решилась жительница Алматы Гульжан Килибаева. Она готова до конца бороться за мальчика. И это несмотря на то, что ее обязали не только отдать его биологической матери, но и выплатить штраф в 2,5 миллиона тенге!

«Я с ребенком убегаю от судоисполнителей по сей день. В апреле 2016 года судья вынес исполнительный лист с множеством нарушений: мне в исковом заявлении о лишении родительских прав Зухры Исаховой (биологическая мать ребенка – Ред.) отказывает и дополнительно выносит решение передать ребенка ей на воспитание по месту жительства. При этом моя опека над ребенком не отменена.

Вообще в исковом заявлении я – истец, а судья в исполнительном листе сделала меня ответчиком и должником. И вот с тех пор судоисполнители мне покоя не дают.

Они насчитали мне штраф с апреля в 2,5 миллиона тенге (неисполнение постановления Верховного суда от 4 апреля 2016 г. о передаче ребенка биологической матери – Ред.).

За то, что я взяла сироту из детского дома, выходила этого ребенка, воспитывала, я еще должна платить государству такие деньги?!», – сказала Гульжан Килибаева.

Женщина официально стала опекуном пятимесячного Жениса 18 мая 2015 года, до этого он находился в Доме ребенка №1. Зухра Исахова сына не навещала, а отказалась от него в роддоме по причине того, что это была незапланированная беременность. Другим основанием было финансовое положение девушки. Однако, узнав, что Жениса хотят усыновить, она решила вернуть его.

Гульжан Килибаева подала иск с требованием лишить Зухру Исахову родительских прав, но проиграла. Следующей инстанцией стал Верховный суд, но и он оставил прежнее решение без изменений. Последней надеждой семьи стала кассационная жалоба в Верховный Суд. Однако она еще остается нерассмотренной, сообщила женщина.

Кроме того, в ноябре 2016 года суд признал решение об опеке над ребенком незаконным и отменил ее, после чего Гульжан Килибаева подала апелляцию. Процесс по этому делу состоится 14 февраля 2017 года. Если и здесь она проиграет, мальчика заберут на законных основаниях, и она будет вынуждена с ним расстаться.  

За помощью приемная мать обратилась к известным общественникам Аружан Саин и Хорлан Касен. Вместе они написали обращение в Генеральную прокуратуру. Ответа еще не было.

«Нам не понятны действия ювенального суда г. Алматы, в частности, почему суд изначально необоснованно рекомендовал приемной семье – опекунам Жениса – сначала обратиться с вопросом о лишении родительских прав биологической матери.

С тремя отказами биологической матери Женис мог быть усыновлен еще в мае 2015. Форма устройства под опеку с последующим усыновлением была выбрана с согласия семьи и органов опеки для того, чтобы как можно быстрее устроить больного ребенка в семью и начать лечение. Ювенальный суд вышел за пределы своих полномочий, настояв на приглашении биологической матери в суд!

Прокуратурой города Алматы и органами опеки вносились протесты на решения суда, которые также не были приняты ювенальным судом, городским судом Алматы, и причина этому нам также не понятна. Принятие таких решений подвергает опасности вообще всех приемных родителей и опекунов», – сказала руководитель Добровольного общества «Дом милосердия» Аружан Саин.

В том, что разлука с приемной семьей станет настоящей травмой для малыша, она нисколько не сомневается.

«Двухлетний Женис с пятимесячного возраста живет в семье Гульжан и Бакыта, и именно их считает своими родителями.

Передача ребенка его биологической матери крайне отрицательно скажется на состоянии ребенка, для него это будет предательством со стороны его родителей.

Жизненная ситуация биологической матери, а также ее моральный облик, к сожалению, не дают возможности предположить, что она готова воспитывать ребенка, и не откажется от него снова», – подчеркнула Аружан Саин.

https://www.youtube.com/watch?v=OIhI7bjBJQo

Шанс на то, что ребенка оставят в семье Килибаевых, хоть и небольшой, но есть.

 «Родители ребенка готовы бороться за него до конца, и, в случае необходимости, обращаться за помощью к главе государства. Мне лично кажется, что в этой ситуации важна поддержка казахстанцев.

Результат будет, если это дело внимательно изучит председатель Верховного суда Казахстана, а также, если сейчас по обращению семьи отреагирует Генеральная прокуратура.

Надежда еще есть», – заявила общественница.

По ее мнению, было бы бесчеловечно после всего, что случилось, отобрать мальчика у одной матери и передать другой. 

«Родительство – это не только права, но и обязанности. Так нельзя – сегодня хочу – забочусь, а не хочу – отдала, и пусть новорожденный как-то сам существует и выживает. Да, человек имеет право на ошибку.

Но когда мы видим женщину, которая не исполняет своих родительских обязанностей даже в отношении старшего ребенка, отказывается неоднократно от младшего, то в интересах ребенка жить в той семье, которая по отношению к нему уже проявила себя, как настоящие, любящие, заботливые родители.

Которые даже в такой ситуации, когда суд против них, их преследуют судоисполнители, у них уже штраф больше 2,5 миллионов тенге – они не готовы расстаться с ребенком, потому что любят его, считают его своим родным, неотъемлемой частью их семьи! Которые лечили его и заботились о его здоровье, как некоторые кровные родители не заботятся о своих детях. Ребенок совсем не знает никого, кроме именно этих мамы и папы. Отрывать его от единственно заботящихся о нем взрослых – крайне жестоко и бесчеловечно!», – заключила Аружан Саин.

Источник: https://www.ktk.kz/ru/blog/article/2017/02/06/75870/

Лишение родительских прав: основания и процедура. Справка

Могут ли меня лишить родительских прав на старшего ребёнка при передаче для усыновления младшего?

Согласно ст. 69 Семейного кодекса РФ родители (либо один из них) могут быть лишены родительских прав. Порядок данной процедуры описан в Семейном кодексе РФ, равно как и перечень оснований для лишения родительских прав.

Для лишения родительских прав существует только 6 оснований, которые должны быть подтверждены неоспоримыми доказательствами:

  1. Уклонение от выполнения родительских обязанностей, в том числе злостное уклонение от уплаты алиментов (уклонение от выполнения родительских обязанностей предполагает систематическое, то есть неоднократное невыполнение родительского долга, отсутствие заботы о своих детях, в чем бы оно ни выражалось. Статья 69 Семейного кодекса Российской Федерации выделяет такую форму уклонения от выполнения родительских обязанностей как злостное уклонение от уплаты алиментов. В этом случае необязательно, чтобы этот факт был подтвержден соответствующим приговором суда. Достаточно убедить суд в постоянном стремлении родителя уклониться от уплаты алиментов, отказать своим детям в материальной поддержке).
  2. Отказ без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома либо иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из других аналогичных учреждений.
  3. Злоупотребление своими родительскими правами (создание условий, затрудняющих или делающих невозможным полноценное развитие ребенка, получение ребенком образования; приучение его к употреблению алкогольных напитков, наркотиков; использование ребенка при совершении преступления).  
  4. Жестокое обращение с детьми (жестокое обращение родителей с детьми заключается не только в физическом, но и психическом насилии над ними. Физическое насилие ‑ это побои, причинение физических страданий любым способом. Психическое насилие выражается в угрозах, внушении чувства страха, подавлении всякой воли ребенка).
  5. Хронический алкоголизм или наркомания родителя (хронический алкоголизм или заболевание родителя наркоманией должны быть подтверждены соответствующим медицинском заключением. Лишение родительских прав по этому основанию может быть произведено независимо от признания через суд ответчика ограниченно дееспособным). 
  6. Совершение умышленного преступления против жизни или здоровья ребенкалибо против жизни и здоровья супруга (в этом случае для иска необходим приговор суда, подтверждающий совершенное преступление).

Процедура. Лишение родительских прав производится в судебном порядке.

Дело о лишении родительских прав рассматривается по заявлению одного из родителей или лиц, их заменяющих, прокурора, а также по заявлению органов или учреждений, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (органов опеки и попечительства, комиссий по делам несовершеннолетних, учреждений для детей‑сирот и детей, оставшихся без попечения родителей).

В судебном процессе должны быть доказаны обстоятельства бесспорно подтверждающие наличие вины родителя и факт того, что изменение поведения родителя в лучшую сторону невозможно.

https://www.youtube.com/watch?v=lKDmFzvj2wE

Лишение родительских прав не освобождает родителей от обязанности содержать своего ребенка. Остается также обязанность участвовать в дополнительных расходах на ребенка (лечение, обучение и т.д.).

Сразу же после лишения родительских прав обоих родителей ребенок попадает в категорию оставшихся без попечения родителей.

То же самое происходит и в случаях, когда второй родитель не может или не хочет взять на себя всю заботу о своем ребенке, что выявляется судом в процессе рассмотрения иска о лишении родительских прав, а также в случаях, когда родительских прав лишается одинокая мать или отец, воспитывающий ребенка без матери. 

При невозможности передать ребенка другому родителю или в случае лишения родительских прав обоих родителей ребенок передается на попечение органа опеки и попечительства.

При этом усыновление ребенка в случае лишения родителей (одного из них) родительских прав допускается не ранее истечения шести месяцев со дня вынесения решения суда о лишении родителей, либо одного из них, родительских прав.

Одновременно с решением вопроса о лишении родительских прав суд решает и вопрос о дальнейшем совместном проживании ребенка и родителей (одного из них), лишенных родительских прав в порядке, предусмотренном действующим жилищным законодательством. Жилищный кодекс РФ в ст.

91 предусматривает возможность выселения из жилого помещения, предоставленного по договору социального найма, без предоставления другого жилого помещения граждан, лишенных родительских прав, если совместное проживание этих граждан с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав, признано судом невозможным.

  В случае, если квартира принадлежит на праве собственности ребенку или другому родителю, то родитель, лишенный родительских прав, также может быть выселен, т.к. с момента лишения родительских прав он не считаются более членом семьи своего ребенка и такое выселение предусмотрено нормами жилищного законодательства Российской Федерации.

 Если же родитель и ребенок проживают в квартире, которая принадлежит им в равной степени или собственником жилья является сам родитель, лишенный родительских прав, то он не выселяется.

При решении суда о невозможности совместного проживания ребенка с родителем, лишенным родительских прав, ребенок переселяется, но право собственности на жилое помещение и право проживания там сохраняется за ребенком за все время его отсутствия. Дети родителей, лишенных родительских прав остаются по закону в числе наследников первой очереди своих родителей.

Последствия. В соответствии со ст. 71 Семейного кодекса РФ родители, лишенные родительских прав, теряют все права, основанные на факте родства с детьми: на личное воспитание своих детей; на общение с ребенком; на защиту прав и интересов ребенка; на получение в дальнейшем содержания от своих совершеннолетних детей; на наследование по закону в случае смерти сына (дочери).

Обычно лица, лишенные своих родительских прав, вспоминают о своих детях при наступлении старости и неимении собственных средств к существованию.

Но говорить здесь о преемственности поколений в части, касающейся взаимной заботы старших о младших (и наоборот), уже не приходится, ибо связь между ними была порвана по вине тех, кто не выполнял своего родительского долга.

Поэтому совершеннолетние дети освобождаются от уплаты алиментов родителям, лишенным родительских прав. По тем же самым соображениям исключены из перечня наследников после своих детей лица, которые были лишены в отношении этих детей родительских прав и не восстановлены в этих правах на момент открытия наследства.

Однако дети вправе завещать свое имущество родителям, лишенным родительских прав. Вторую группу прав, которые утрачивает лицо, лишенное родительских прав, составляют права, связанные с различного рода льготами, предоставляемыми государством родителям.

Все последствия лишения родительских прав сохраняют силу, пока родительские права не восстановлены судом. Регламентируя процедуру защиты прав и интересов ребенка путем лишения нерадивых родителей их родительских прав, законодательство предусматривает и возможность восстановления первоначального положения. Так, согласно ст.

72 семейного кодекса РФ родители или один из них, могут быть восстановлены в родительских правах в случаях, если они изменили поведение, образ жизни и (или) отношение к воспитанию ребенка.

Восстановление в родительских правах осуществляется в том же порядке, что и лишение, т.е. в судебном.

Основанием для рассмотрения судом вопроса является заявление родителя, лишенного родительских прав. Дела о восстановлении в родительских правах рассматриваются с участием органа опеки и попечительства, а также прокурора.

Одновременно с заявлением о восстановлении в родительских правах может быть рассмотрено требование о возврате ребенка родителям, либо одному из них.

  С учетом мнения ребенка, суд вправе отказать в удовлетворении иска родителей (одного из них) о восстановлении в родительских правах, если восстановление в родительских правах противоречит интересам ребенка. Восстановление в родительских правах в отношении ребенка, достигшего возраста десяти лет, возможно только с его согласия.

Восстановление в родительских правах, если ребенок усыновлен, и усыновление не отменено, не допускается.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Источник: https://ria.ru/20090901/183312129.html

«Это просто Кафка»: почему суд не смог отнять ребенка у родителей, пришедших с ним на митинг

Могут ли меня лишить родительских прав на старшего ребёнка при передаче для усыновления младшего?

Из публикации следовало, что «супружеская пара 27 июля 2019 года приняла незаконное участие в несанкционированном митинге с малолетним годовалым сыном». Подчеркивалось, что «отец мальчика не обладает правом голоса в запланированных на сентябрь 2019 года выборах в г.

Москве, поскольку имеет лишь временную регистрацию». По версии прокуратуры, «в ходе митинга родители передали малолетнего ребенка, находящегося в силу возраста в беспомощном состоянии, третьему лицу, что подвергло опасности здоровье и жизнь мальчика.

Таким образом, супруги, эксплуатируя ребенка, злоупотребили своими родительскими правами в ущерб интересам сына».

Далее следовал вывод о том, что «указанные нарушения послужили основанием для направления прокурором в суд заявления о лишении родительских прав супругов в отношении малолетнего ребенка».

Как выяснилось, в новости речь шла о Дмитрии и Ольге Проказовых, 27 июля возвращавшихся домой с прогулки по центру города вместе со своим младшим ребенком и родственником — двоюродным братом Ольги, крестным старшего сына Проказовых.

Этот релиз, выдающийся с точки зрения и юридической, и этической некорректности, особенно любопытно читать параллельно с законом о прокуратуре, где последняя определена как система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции и исполнением законов, действующих на территории России.

Часто используемая сегодня формулировка «несанкционированный митинг», вокруг которой вертятся обвинения, не имеет внятного правового смысла, поскольку обязанность получения «санкции» на проведение митинга или шествия, как и полномочие каких-либо органов власти по их «санкционированию» Федеральным законом «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» не предусмотрены. В нем говорится лишь об уведомительном порядке при организации публичного мероприятия и возможном согласовании места и времени его проведения — если обоснованное предложение об их изменении доведено до организаторов органом исполнительной власти субъекта.

Зато в Конституции и иных законах прямо закреплены известные всем права и свободы человека и гражданина: свобода мысли и слова; право собираться мирно; право на защиту материнства, детства и семьи государством; право ребенка жить и воспитываться в семье; право на судебную защиту. В деле Проказовых сразу несколько этих прав были грубо нарушены.

Перовским межрайонным прокурором был подан иск о лишении Проказовых родительских прав, то есть о применении крайней меры ответственности родителей за виновное поведение, используемой, когда защитить права и интересы детей иным образом не представляется возможным

На каких основаниях могут отнять ребенка

Под злоупотреблением родительскими правами (на основании чего и пытались лишить таких прав Проказовых) в законе понимается:

  • создание препятствий к получению детьми общего образования,
  • вовлечение в занятие азартными играми,
  • склонение к бродяжничеству, попрошайничеству, воровству, проституции, употреблению алкогольной продукции, наркотических средств или психотропных веществ,
  • вовлечение в деятельность общественного или религиозного объединения, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение суда о ликвидации или запрете деятельности.

Передача ребенка на руки родственнику родителями в их же присутствии с правовой точки зрения к вышеперечисленным действиям никак не относится.

https://www.youtube.com/watch?v=YluLmAj6Rsw

При решении вопроса о лишении родительских прав суды традиционно исходят из того, что такому шагу (кроме случаев непосредственной угрозы жизни и здоровью ребенка) должен предшествовать целый комплекс социально-правовых мер, направленных на сохранение и укрепление семьи.

Делается это в том числе для того, чтобы сократить чудовищную статистику сиротства в России. По данным ресурса Минпросвещения «Усыновление в России», на 31 декабря 2018 года число детей, официально состоящих на учете в государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, — 47 242.

Большая часть — так называемые «социальные сироты», оставшиеся без попечения при живых родителях.

В 2016 году в итоговом докладе «Ювенальная юстиция: современный вызов России и миру» зампредседателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Мизулина подчеркнула, что почти четверть детей, изъятых из семьи, возвращаются органами опеки и попечительства обратно в эти же семьи, что свидетельствует о поспешности и ошибочности многих решений о лишении родительских прав. В 2017 году председатель ВС РФ Вячеслав Лебедев отметил сокращение количества дел о лишении родительских прав на 10% за 3 года.

С практической точки зрения доказать наличие и достаточность оснований для лишения родительских прав хотя бы одного из родителей крайне трудно. Именно поэтому мы знаем истории, где один из родителей вынужден скрываться от второго, если тот угрожает жизни и здоровью ребенка.

При отсутствии охранных ордеров и иных механизмов, позволяющих бороться, например, с насилием в семьях, жертвы такого насилия вынуждены менять место жительства, а иногда даже уезжать из страны.

В таких неполитических и неконъюнктурных историях органы прокуратуры, к сожалению, демонстрируют куда меньшее рвение защитить интересы ребенка.

Об этом свидетельствует, в частности, статистика и детальный анализ действий правоохранительных органов в печально известном деле «Володина против России», в котором ЕСПЧ удовлетворил требования женщины, которую долгое время избивал сожитель и которую не смогло защитить правосудие на родине.

В один день с предъявлением к Проказовым иска о лишении родительских прав подразделением Следственного комитета было возбуждено уголовное дело по тому же «факту», который упоминался в пресс-релизе прокуратуры, причем в отношении «неустановленных лиц», передавших другому «неустановленному лицу» ребенка. В данном «факте» были усмотрены признаки аж двух преступлений: оставления в опасности (ст. 125 УК РФ) и неисполнения обязанности по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ). Излишне говорить, что этих признаков нет точно так же, как и оснований для лишения родительских прав.

Политическое дело

Политический мотив вмешательства в дела семьи — вплоть до готовности ее разрушить — не только не скрывался, но и цинично подчеркивался.

Об этом свидетельствует, например, акцент на вопросе отсутствия постоянной регистрации в Москве, а также права ать на предстоящих московских выборах у одного из родителей (что оказалось лишь одной из бесконечной череды ошибок и небрежностей, допущенных в этом деле).

Не нужно быть юристом, чтобы понимать: такие сведения никак не характеризуют родителей и не могут влиять на осуществление ими родительских прав, а тем более — на требование о лишении их таких прав.

Создается ощущение, что обществу таким образом посылается однозначный сигнал: каждому, кому есть что терять, лучше держаться подальше от людей, выражающих свою гражданскую позицию, и мест их скопления. И неважно, что среди этих людей есть родственники и друзья, а общение с ними никак не связано с политической активностью.

Попытка исказить содержание норм, призванных защищать права родителей и детей, оказалась настолько вопиющей, что за Проказовых вступилась не только широкая общественность, но и детский омбудсмен, направившая в Генпрокуратуру телеграмму с просьбой отозвать иск о лишении родительских прав. Но поскольку больше зацепиться было не за что, вокруг родителей начал складываться сюжет по Кафке, катализировавшийся в двух судебных заседаниях, прошедших 28 августа и 2 сентября 2019 года.

https://www.youtube.com/watch?v=NxzfFz9L6fQ

На первом же предварительном заседании выяснилось, что прокурор, подавший «в защиту интересов» ребенка иск с требованием о лишении обоих его родителей родительских прав, так спешил, что допустил нарушение элементарных правил подсудности, не выяснив адрес, по которому зарегистрированы и проживают ответчики, — этим и объясняется ошибочное упоминание о том, что один из родителей якобы не имеет московской регистрации. Трагикомичность усугублялась тем, что неправильно был указан и сам ребенок — сына с той датой рождения, которая была многократно обозначена прокуратурой, никогда не было в семье Проказовых. В итоге предварительное заседание свелось к тому, что суд удовлетворил ходатайство адвокатов родителей о передаче дела по подсудности — аналогичное ходатайство была вынуждена подать и сама прокуратура.

Второе заседание суда по этому делу было назначено утро 2 сентября, когда Ольга и Дмитрий Проказовы отводили своего старшего сына в первый класс. Такое событие — праздник для каждой семьи, но этот день знаний запомнился им семичасовым тяжелейшим закрытым судебным процессом, в результате которого суд отказал в удовлетворении иска прокурора, но вынес родителям «предупреждение».

То, что дети остались в родных семьях, а родители не оказались лишены своих прав, кажется данью здравому смыслу и именно в этом смысле победой: слишком очевидной была попытка его разрушить. Но безосновательное «предупреждение», вынесенное и Проказовым, и Хомским, свидетельствует о том, что радоваться гуманизму и справедливости преждевременно.

Само появление политических исков о лишении родительских прав и попыток уголовного преследования обнаружило отсутствие стыда и этических границ в таком остром желании манипулировать обществом, что в заложники оказались готовы брать даже детей и целые семьи.

Сохранение «крючка», на который родителей пытаются подцепить, ограничивая не только их свободу в реализации гражданских, в том числе родительских, прав и обязанностей, но и показывая всем остальным, что это только начало, — вот с чем действительно нужно бороться до конца.

А иначе однажды в день знаний школьникам придется прочитать в учебнике истории, что были времена, когда в нашей стране семья, материнство и детство не только не были под защитой государства, но и нуждались в защите от него.

Источник: https://www.forbes.ru/forbes-woman/383065-eto-prosto-kafka-pochemu-sud-ne-smog-otnyat-rebenka-u-roditeley-prishedshih-s

Право-online
Добавить комментарий