Могут ли по отпечаткам пальцев доказать мою виновность в краже?

Всемирные пионеры дактилоскопии — PRAVO.UA

Могут ли по отпечаткам пальцев доказать мою виновность в краже?

Методы точного установления личности преступника всегда занимали умы практиков сыскного дела. Практика опровергла надежность описательных методов, используемых при определении личности. И только дактилоскопия, то есть идентификация по отпечаткам пальцев, вот уже около 120 лет является надежным помощником следователя.

Предыстория

Развитие учения об идентификации личности традиционно связывают с именем Альфонса Бертильона — префекта французской полиции, который в 1879–1883 годах внедрил систему идентификации преступников по антропометрическим признакам (бертильонаж).

Сын известного парижского врача, он только благодаря связям отца смог устроиться на работу в Сюрте — французскую криминальную полицию — и получить разрешение проводить свои опыты. Бертильон исходил из того, что параметры человеческого тела являются уникальными.

Он предложил фиксировать около двадцати разных параметров тела человека и доказал, что таким образом можно идентифицировать личность преступника. Бертильон усовершенствовал приборы, при помощи которых производились измерения. При этом активно использовалась фотосъемка. Бертильоном также были предложены способы фотографирования мест происшествий.

Несмотря на все трудности, ему удалось внедрить свою систему в полицейском ведомстве Франции, что значительно упростило работу полиции. Но начали появляться и первые проблемы. Составление идентификационной карточки занимало очень много времени, отсутствовала систематизация записей. Поэтому работа с такой картотекой была довольно сложной.

Кроме того, Бертильон не учел, что параметры человеческого тела могут значительно изменяться со временем, имели место случаи, когда проведенные измерения не позволяли идентифицировать личность. Известны примеры, когда в совершении преступления обвиняли невиновных людей только потому, что параметры их тела были идентичны параметрам настоящих преступников, ранее зафиксированным в картотеке Сюрте.

Несмотря на свою прогрессивность, бертильонаж имел множество недостатков, что лишь стимулировало поиск новых методов идентификации личности. Исследования переместились в Британскую империю.

Первые опыты дактилоскопии

Вильям Хершель, служащий британской администрации г. Хугли, проводил свои исследования в 1857—1877 годах в Бенгалии (Индия). Столкнувшись с махинациями местного населения при получении жалования, он начал требовать у рабочих удостоверять факт получения денег, оставляя в платежной ведомости отпечатки пальцев.

Со временем он обратил внимание на неповторимость отпечатков пальцев человека и неизменность их со временем. Основываясь на этих фактах, Хершель предложил генеральному инспектору тюрем Бенгалии использовать дактилоскопический метод при идентификации заключенных, но получил отказ.

Результаты его наблюдений были опубликованы в журнале «Природа», но не привлекли внимания читателей.

Другой первопроходец дактилоскопии врач Генри Фулдс проводил свои исследования в г. Токио (Япония). Сначала он заинтересовался этническими отличиями отпечатков, потом вопросом наследования папиллярных узоров. И только позже он задумался над возможностью устанавливать личность по отпечаткам руки.

Следует отметить, что практика использования отпечатков руки была довольно распространенной на Востоке. Так, отпечаток большого пальца служил в Японии для удостоверения личности иностранцев, не имеющих личной печати.

На японских документах часто встречались отпечатки рук, сделанные черной или красной краской.

В 1880 году в статье, опубликованной в журнале «Природа» (Лондон), Фулдс обращает внимание на уникальность и неизменяемость отпечатков пальцев и предлагает применять их при установлении личности преступников.

У него уже был опыт применения отпечатков пальцев для поиска преступников. В 1879 году по отпечатку руки, оставленному на заборе, удалось точно установить личность преступника, забравшегося в дом Фулдса. Скоро Фулдсу опять пришлось участвовать в раскрытии преступления.

На месте кражи полиция нашла бокал, на котором сохранились отпечатки пальцев. Сравнивая эти отпечатки с образцами своей картотеки (а это были в основном отпечатки пальцев слуг в домах его друзей), Фулдс смог установить преступника.

Этот случай также подтвердил возможность идентификации отпечатков, оставленных неокрашенной рукой.

Следующим шагом стало создание картотек дактилоскопических отпечатков преступников. Пальму первенства здесь удерживает Аргентина, где в 1891 году Жуан Вучетич разработал систему классификации и учета отпечатков пальцев.

Он сначала заинтересовался бертильонажем, но скоро понял, что такая система является бесперспективной. Вучетич узнал о системе Хершеля и Гальтона и решил продолжить работу в этом направлении. Очень скоро он смог выделить четыре основных вида рисунка отпечатка пальца и соответственно классифицировать их.

Была разработана система индексирования, которая позволяла быстро работать с картотекой.

Используя методику Вучетича, удалось раскрыть несколько громких убийств. Последующие события подтвердили эффективность такого опыта, но в силу отдаленности Аргентины от основных европейских центров методика Вучетича не получила распространения.

В Европе основным центром развития дактилоскопии стала Англия. Основываясь на материалах Хершеля, сэр Френсис Гальтон попытался разработать систему классификации отпечатков пальцев.

Результаты его исследования были опубликованы в журнале «Природа» в 1891 году, а год спустя вышли отдельным изданием. Но полицейские чины не придали значения работе Гальтона.

В то время все исходящее из Парижа считалось абсолютно передовым и неопровержимым, и Англия, вслед за другими европейскими государствами, начала внедрять систему идентификации и учета преступников, предложенную Бертильоном.

Однако Гальтон не прекратил эксперименты с дактилоскопией. Он пополнял свою коллекцию отпечатков и занимался их классификацией. Вместе с Хершелем и Фулдсом он считался признанным специалистом в данном вопросе. Именно к Гальтону обратился Эдвард Генри, когда заинтересовался возможностями, которые предоставляла дактилоскопия.

Британец Эдвард Генри, так же, как и Хершель, проводил исследования в Индии. Будучи генеральным инспектором полиции в Бенгалии, он столкнулся с несовершенством антропометрии и необходимостью более простого способа идентификации преступников. Решением стала дактилоскопия.

Используя опыт предшественников, Генри смог разработать систему, которая упрощала работу с картотекой и позволяла быстро найти нужную карточку. С 1897 года полиция Бенгалии перешла на работу по системе Генри.

Практически сразу была подтверждена ее эффективность, о чем информировали Лондон.

Но понадобилось еще 3 года бюрократической волокиты, пока в 1900 году по предложению лорда Бальпера вся полиция Великой Британии стала идентифицировать преступников с помощью дактилоскопической системы Эдварда Генри. Немного позже от бертильонажа начали отказываться полиции других государств.

Дело Фарроу

Знаковым для дактилоскопии является 1905 год. Именно тогда впервые отпечатки пальцев рассматривались судом как доказательство виновности преступника. В ночь на 27 марта 1905 года в пригороде Лондона Дептфорде произошло убийство. Были убиты владелец лавки красок Фарроу и его жена. Тела обнаружил ученик Фарроу. Расследование проводил инспектор уголовной полиции Фокс.

На месте преступления Фокс обнаружил две маски, изготовленные из старых дамских черных чулок. Из этого он сделал вывод, что убийц было двое. Сначала казалось, что они не оставили больше никаких следов. Но несколько позже под кроватью миссис Фарроу была обнаружена небольшая денежная шкатулка.

Коллега Фокса, Мелвилл Макнэттн, уже хорошо знакомый с дактилоскопией, исследовал шкатулку с внешней и внутренней сторон с целью обнаружения на ней отпечатков пальцев. На лакированной поверхности внутренней части шкатулки он заметил пятно, оставленное потной рукой. Макнэттн приказал запаковать шкатулку и доставить ее шеф-инспектору Коллинзу.

Также он снял отпечатки у обоих убитых и всех полицейских, находившихся в лавке. Это был первый случай снятия отпечатков у трупа.

Коллинз установил, что предоставленный отпечаток пальца не зарегистрирован в картотеке, и отметил, что не представит ни малейшего труда идентифицировать личность, оставившую этот отпечаток, как только будет арестован подозреваемый в преступлении человек.

Расследование продолжалось. Один из осведомителей Фокса сообщил о том, что в преступном мире убийство приписывают братьям Альфреду и Альберту Страттонам. Скоро полиции стали известны другие факты свидетельствовавшие о причастности братьев к этому убийству. Макнэттн арестовал Страттонов.

Но улик для привлечения их к ответственности не было. Коллинз смог убедить судью разрешить ему снять отпечатки пальцев у братьев Страттон. Во время процесса дактилоскопии братья смеялись, дескать им было щекотно. Опечаток большого пальца Альфреда Страттона совпал с отпечатком на шкатулке.

Дело было передано обвинителю Ричарду Муиру. Он понимал, что фактов явно недостаточно и все обвинение базируется на отпечатке пальца Страттона.

От признания или непризнания присяжными отпечатка пальца в качестве достаточного доказательства зависело вынесение приговора.

Но нельзя было упускать шанс показать общественности, что идентификация дактилоскопическим методом является очень эффективной при проведении следствия.

5 мая 1905 года Альфред и Альберт Страттоны появились на скамье подсудимых в Олд-Бейли. Процесс вел судья Шаннель. Он никогда не занимался дактилоскопией. Присяжные заседатели также не были знакомы с дактилоскопическим методом. Со стороны обвинения выступали Коллинз и Муир. Защита в качестве экспертов пригласила доктора Фулдса и доктора Гарсона, ранее занимавшегося бертильонажем.

Муир построил свое обвинение таким образом, что свидетели по делу подтвердили все косвенные улики. Но присяжные все равно сомневались в виновности братьев Страттонов. Блестяще выступил Коллинз, разъяснивший присяжным основные принципы дактилоскопии. Он также показал некомпетентность приглашенных стороной защиты экспертов.

«Это была победа Муира», — писал один обозреватель тех лет. Судья Шаннель при всей своей сдержанности был вынужден констатировать, что отпечаток пальцев, без сомнения, в определенной степени служит доказательством. Альфред и Альберт Страттоны были признаны виновными. Приговор вынес судья Шаннель: «Смерть через повешение».

Система Генри нашла свое распространение в Англии, Шотландии, Ирландии, в британских доминионах и колониях. В это же время она начала распространяться в Европе и во всем мире.

Источник: https://pravo.ua/articles/vsemirnye-pionery-daktiloskopii/

Невидимый помощник: как криминалисты работают с отпечатками пальцев

Могут ли по отпечаткам пальцев доказать мою виновность в краже?

m24.ru/Александр Авилов

Отпечаток пальца на месте преступления – одно из важнейших доказательств в следствии. Его очень легко оставить, просто обнаружить и сложно стереть.

Как работают с почти невидимыми помощниками криминалисты, m24.ru рассказал замначальника ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве, майор полиции Роман Песчанов.

Сбором отпечатков занимаются сотрудники экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ). Все необходимое для обнаружения следов хранится в дактилоскопических наборах, которые полиция возит с собой в передвижной лаборатории.

Орудия эксперта – кисточка и баночка с порошком. Необходимо кропотливо водить инструментом по всем поверхностям, и тогда отпечатки окрасятся и станут заметнее.

m24.ru/Александр Авилов

Чтобы подготовить экспертов к работе “на земле” и протестировать их навыки, сотрудники ЭКЦ практикуются в комнатах, где смоделированы типичные московские интерьеры и расставлены манекены. За их работой наблюдают старшие товарищи и руководство – по всем комнатам развешены камеры, а в специальном помещении установлены мониторы.

В деле криминалиста используется широкий ассортимент порошков, все они – отечественного производства. Есть два вида: магнитные и немагнитные. Железо нельзя обрабатывать магнитным порошком, так как кисточка просто прилипнет к объекту и ничего не получится.

С другими поверхностями – пачками сигарет, зеркалами, посудой, – удобнее работать именно магнитным порошком. Сначала объект обрабатывают одной кисточкой, чтобы окрасить следы, а затем – другой, чтобы их почистить.

Теперь отпечаток можно снять с помощью дактилоскопического скотча и взять в работу.

m24.ru/Александр Авилов

Преступник не всегда оставляет четкий отпечаток, но следы сохраняются на любых поверхностях: стекле, бумаге, металле. Даже если вы, пожевав жвачку, скомкаете и выбросите ее, она станет объектом дактилоскопической экспертизы. Такие предметы собирают и тоже привозят в ЭКЦ.

В лаборатории центра установлена камера, призванная выявлять эти следы. Это печь, похожая на обычную духовку. Предмет обрабатывают спреем, сушат в вытяжном шкафу и помещают в камеру, нагретую до 100–120 градусов. Тут начинает действовать химический реагент – он вступает в контакт с потожировым веществом (следом пальца руки или ладони), и узор окрашивается в розовый цвет.

m24.ru/Александр Авилов

Если рисунок не выявить даже таким методом, то в процесс включаются эксперты биологической лаборатории, которые с помощью реагентов выделяют из потожирового вещества ДНК. Не бывает такого, чтобы совсем не осталось никаких следов.

В целом отпечатки хранятся долго, но все зависит от обстановки: если след в закрытом помещении, он может быть обнаружен и через пять лет, особенно если пространство никак не используется. Тут важны условия хранения.

Например, след на пластиковой бутылке, найденной в сугробе, можно легко испортить: если не просушить тару перед исследованием, дактилоскопический порошок при контакте с влагой превратится в пятно, с которым уже не получится работать.

m24.ru/Александр Авилов

Вернемся к отпечаткам. Обнаруженные следы изымают с места происшествия с помощью специальной пленки – дактилоскопического скотча. В таком виде их транспортируют в ЭКЦ, где отпечатки фотографируют и описывают.

Изображение переносится с пленки на фотобумагу, которая крепится к описи. В итоге получается карточка, которая хранится в течение установленного времени. Там указаны обстоятельства дела, его порядковый номер и другие данные.

Составление этого бумажного комплекта – обязательное условие работы криминалистов.

После всех указанных процедур карту сканируют и начинается собственно исследование следа на компьютере. Загрузив отпечаток, специалист с помощью программы расставляет на нем от 10 до 30 точек. Ориентируясь на них, система “Папилон” ищет похожие образцы по всероссийской дактилоскопической базе.

m24.ru/Александр Авилов

В результате формируется рекомендательный список отпечатков, совпавших с исходным узором по максимальному числу признаков. Их сравнением и установкой личности занимается уже не машина, а человек. Таким образом, аппарат оказывает экспертам помощь в поисках, но не дает однозначного ответа.

Даже если личность лица, оставившего отпечатки, установлена, это вовсе не значит, что виновник найден. Человек может быть как преступником, так и уборщицей или, скажем, хозяином квартиры, где все произошло. Установить истину – задача следствия. Эксперты–криминалисты не раскрывают преступления, их задача – добыть информацию для органов дознания, следствия или уголовного розыска.

Сергей Блохин и Софья Бассэль

Источник: https://www.m24.ru/articles/otpechatki-palcev/29102015/82913

5 новшеств, предопределивших правоохранительную систему Великобритании

Могут ли по отпечаткам пальцев доказать мою виновность в краже?

Британская судебная система – одна из старейших в мире. Следовать закону британцы начали с эпохи раннего Средневековья.

При этом краеугольным камнем уголовного судопроизводства была и остается презумпция невиновности: человек считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном законом.

Конечно, закон не может не изменяться со временем, и не учитывать перемены в социальной и экономической жизни страны.

Автор перечисляет 5 знаковых нововведений, которые во многом предопределили современную правоохранительную систему Великобритании.

1. Нет тела – нет дела

В середине XVII века небольшой английский городок Чиппинг-Кэмпден (графство Глостершир) стал центром всеобщего внимания всех криминалистов. В нём произошло громкое, по-настоящему экстраординарное, событие, получившее название «Кэмпденское чудо». Оно привело к появлению в Англии уголовное закона, который просуществует 294 года, пока его не отменят в начале XX века.

16 августа 1660 года 70-летний местный бизнесмен Уильям Харрисон вышел из своего дома в Чипинг-Кэмпдене, чтобы собрать арендную плату с соседних ферм.

Когда он не вернулся к ужину жена стала нервничать и отправила на поиски супруга сына Эдварда и слугу Джона Перри.

Паника усилилась, когда вернувшиеся к утру без кормильца семьи Эдвард и Джон обнаружили на дороге между Чиппинг Кэмпденом и Эбрингтоном несколько вещей Уильяма Харрисона: шляпу, рубашку и воротник. Вещи были запачканы кровью.

К пропаже подключились полицейские. Провели расследование. В результате арестовали слугу Джона Перри. Его обвиняли в смерти хозяина, а мальчишка, испугавшись, указал на своих мать и брата, мол, это они хотели ограбить Харрисона. Более того, Перри уверял, что знает, куда убийцы дели тело – сбросили в мельничный пруд.

Все трое предстали перед судом. Первые судебные слушания касались обвинения в убийстве с целью кражи. Несмотря на заверения матери и брата в своей непричастности к случившемуся и то, что тело в пруде не обнаружили, Джон Перри смог убедить судей в своей правоте:

  • у него не было видимых причин лгать;
  • он был единственным, кто предложил своему брату совершить ограбление;
  • годом ранее Джоан и Ричард уже крали из дома Харрисонов на сумму 140 фунтов;
  • он солгал о нападении на него грабителей за несколько недель до исчезновения Харрисона.

Судьи признали всех троих виновными. Их повесили.

Через год Харрисон вернулся в Англию в 1662 году из Лиссабона на корабле. В полном здравии и с невероятной историей. Уильям Харрисон сообщил властям, что в ту злополучную для семейства Перри ночь его похитил человек на белой лошади.

Они доскакали до порта Дил (графство Кент), где его погрузили на турецкий корабль и продали в рабство.

Где-то через год престарелый турок – хозяин Харрисона – умер, тот сам сел в порту на португальский корабль и вернулся в Дувр по пути из Лиссабона.

В то время в историю Харрисона поверил каждый. После невероятной судебной ошибки, которая привела к казни трех невинных людей, суды в Великобритании стали следовать принципу «нет тела – нет дела».

Принцип продержался почти 300 лет, пока британская полиция и эксперты-криминалисты не столкнулась с убийцей Джорджем Хейгом, который в 40-х гг. XX в.

растворил в кислотной ванне по меньшей мере шесть человек.

Источник фото: Keystone/Hulton Archive/Getty Images

Джон Джордж Хейг (справа), серийный убийца, получивший прозвище «Убийца с ванной кислоты», прибыл в суд магистрата Хоршама с полицейским эскортом в апреле 1949 года.

Несмотря на то, что тела своих жертв он растворил в кислоте, успехи судебно-медицинской экспертизы позволили его осудить.

Знаменитый судебный эксперт Скотланд-Ярда профессор Кит Симпсон собрал достаточно косвенных вещественных останков (желчный камень, зубной протез, следы крови на полу в сарае), которые позволили судье вынести решение о причастности Джона Хэйга к исчезновению его последней жертвы.

2. Использование отпечатков пальцев

Существует вероятность один к миллиарду того, что у двух разных людей совпадут отпечатки пальцев (в том числе у близнецов). Эта статистика лежит в основе важнейшего метода раскрытия преступлений.

Несмотря на то, что ценность использования отпечатков пальцев для идентификации людей признали еще в 1850-х годах, именно сэр Эдвард Р.

Генри, сотрудник индийского гражданского управления и генеральный инспектор полиции Нижней Бенгалии, ввёл в полицейскую практику бертильонаж (снятие отпечатков пальцев). Каждый задержанный оставлял отпечатки своих пальцах на карточках.

Позже, в 1897 году, в Калькутте, Генри внедрил первую систему картотечной дактилоскопической регистрации и предложил формулу, в соответствии с которой полицейские раскладывали дактилокарты по разделам картотеки.

Сэр Эдвард Ричард Генри, который. ( Джордж К. Бересфорд / Бересфорд / Getty Images)

В 1901 году Генри назначили помощником комиссара в Скотланд-Ярд, куда он привёз свою систему из Индии. Изначально основная функция картотеки заключалась в том, чтобы позволить полиции выявлять преступников-рецедивистов, за спиной которых были обвинительные приговоры. Однако за несколько лет дактилоскопия из эксперимента трансформировалась в эффективный инструмент раскрытия преступлений.

Первым прецедентом, когда подозреваемого обвинили в преступлении, используя его отпечатки пальцев в качестве основного доказательства, стало дело вора Гарри Джексона. Это было обычное дело, которое полиция расследовала в сентябре 1902 года. Джексона подозревали в нескольких кражах со взломом на юге Лондона. Он был арестован при очередной попытке грабежа, в пабе на Вассал-роуд в Брикстоне.

«Заветный» отпечаток пальца Джексон оставил при краже нескольких шаров для биллиарда из слоновой кости. Отпечаток был «снят» сотрудниками дактилоскопического бюро, после чего они благополучно нашли соответствие в картотеке.

Дело рассматривали в центральном уголовном суде Лондона (Олд Бейли). На процессе Джексон не признал себя виновным. Однако суд принял отпечатки пальцев, обнаруженные судебными экспертами-криминалистами, в качестве основного доказательства преступления. Каждый из сотрудников дактилоскопического бюро дал экспертные показания. В итоге судья и присяжные признали Гарри Джексона виновным.

Безусловно, дело стало резонансным. Некоторые критики сомневались в истинности такого доказательства, как отпечатки пальцев. Один из журналистов «Таймс» даже написал: «Над Скотланд-Ярдом, некогда известным как лучшая полицейская организация в мире, будет смеяться вся Европа, если он и дальше будет искать преступников по неровностям на коже пальцев».

Сотрудник Дактилоскопического бюро Скотланд-Ярда работает с картотекой отпечатков пальцев, 1946 ( Дэвид Э. Шерман / Коллекция изображений LIFE / Getty Images)

3. Первый арест водителя в состоянии алкогольного опьянения

10 сентября 1897 года, в 12:45, лондонский полицейский Рассел наблюдал за тем, как кэбмен с лицензией ехал на своём такси по Нью-Бонд-стрит в Лондоне. Как сообщил Рассел, автомобиль с 25-летним водителем Джорджем Смитом за рулём, скакнул с одной стороны дороги к другой, выехал на пешеходную дорогу и врезался в дом номер 165, разбив окна и повредив систему водопровода.

Рассел вылез из кэба и подошел к Смиту. Полицейский по запаху и виду водителя понял, что тот не трезв, и препроводил его в полицейский участок в Вайн-стрит (Вестминстер). Этот случай станет первым арестом водителя в нетрезвом виде.

Смита осмотрел штатный полицейский медик и подтвердил его состояние. Смита обвинили в преступлении, после чего он предстал перед магистратом в полицейском суде Марлборо-стрит в то же утро. Сидя на скамье подсудимых, он признал, что перед тем, как сесть за руль, выпил пару пинт пенного.

Кэб с электродвигателем, Лондон, 1897 ( York & Son / English Heritage / Arcaid / Corbis через Getty Images).

Судья приговорил Смита к штрафу в 20 шиллингов и посоветовал: «Вы, водители легковых автомобилей, должны быть очень осторожны, потому что, если с вами что-нибудь случится, то полиция вряд ли бросится вам на помощь; автомобиль – не лошадь».

4. Служба спасения 999

Инновационная служба экстренной телефонной связи, в которую может обратиться за помощью любой гражданин, заработала в Лондоне 30 июня 1937 года.

Запуск службы, которая размещалась на базе главпочтамта, сопровождался масштабной общественной кампанией в нескольких газетах, в том числе London Evening News, которая советовала своим читателям:

«Звоните 999, только если чрезвычайная ситуация происходит прямо сейчас: ваш сосед за стеной собирается убить свою жену или вы заметили, что подозрительный человек в маске пристально рассматривает в бинокль здание местного банка … Если всё не так срочно, и вы просто потеряли свои вещи или у вашего палисадника остановился грузовик, просто позвоните в местное отделение полиции».

Служба 999 быстро зарекомендовала себя. Через неделю после своевременного звонка был сделан первый арест.

Ранним лондонским утром 7 июля 1937 года архитектора Джона Стэнли Бёрда из Хэмпстеда (Лондон) разбудил странный шумом за окном спальни.

Выглянув, он увидел подозрительного человека, коим оказался Томас Даффи. Бёрд сразу же набрал 999 и описал человека, а также направление, куда тот сбежал.

Полиция сработала быстро: они арестовали Даффи и обвинили его в попытке взлома.

Мистер Бёрд был в восторге: «Меня поразило как домовладельца и налогоплательщика, что именно мы получили за наши деньги, это впечатляюще».

Операторы кол-центра, отвечающие на экстренные вызовы в Новом Скотланд-Ярде, Лондон, 1956. ( Reg Speller / Getty Images)

В течение первой недели запуска службы 999 полицейские получили 1336 звонков, 91 из которых были хулигантством.

В 1938 году службу открыли в Глазго, а позже, после Второй мировой войны – в других крупных городах.

Национальной, то есть заработала по всей Великобритании, служба стала только в 1976 году. Именно тогда телефонные станции стали автоматизированными.

Почему выбрали именно три девятки?

По нескольким причинам, в том числе потому, что эти цифры легко было набрать на ощупь: в темноте, густом тумане или слабовидящим людям — для этого им нужно было лишь пропустить одно отверстие (ноль) от дискового ограничителя. Цифру «ноль», гораздо более удобную для экстренного набора, использовать не представлялось возможности, так как через ноль осуществлялась связь с оператором телефонной станции.

Сегодня служба 999 ежегодно получает более 30 миллионов звонков.

5. Отпечатки следов ног

Первый зарегистрированный случай использования отпечатков ног в качестве доказательства в английских судах произошел в 1956 году.

Universal History Archive/UIG via Getty Images

У 47-летнего шеф-повара Сидни Малкина был пунктик – он был неравнодушен к женскому белью. В 1956 году он ворвался в квартиру миссис Эдит Боулз и украл несколько принадлежащих ей предметов нижнего белья.

Миссис Боулз, чья квартира была на верхнем уровне, оставила эти вещи сушиться перед открытым окном. Женщина сообщила о преступлении местному констеблю Эрину Паркеру.

Паркер осмотрел место преступления и обнаружил несколько следов обнаженных ступней: один на телевизоре, второй – на приёмнике, третий – на полу.

Такое необычное преступление «подходило» только к профилю Сидни Малкина. После ареста ступни Малкина сверили с отпечатками, оставленными в квартире миссис Боулз. Они совпали.

Эксперт-криминалист суперинтендант Холтен из Скотланд-Ярда представил свои выводы в суде. Малкина признали виновным.

Собрал 5 важнейших нововведений Гари Пауэлл, автор книги Виновный: знаковые дела в истории британской криминалистики. Источник: https://www.historyextra.com/period/20th-century/historical-crimes-that-changed-british-policing-law-enforcement/

Перевод выполнила редакция Института судебных экспертиз и криминалистики.

05.07.2018

Источник: https://ceur.ru/news/specproekty/item350411/

Опечатки пальцев – Журнал

Могут ли по отпечаткам пальцев доказать мою виновность в краже?

       Недавно в Новоуральске поймали домушника, которого подозревали в 40 кражах. Прямых улик против него не было — только отпечатки уха на дверях двух ограбленных квартир. Когда домушнику предложили снять отпечаток его уха, он так испугался, что сразу сознался. И совершенно напрасно.

Под гнетом все более тяжких улик        В эпоху зороастризма в Древнем Иране обвиненный в тяжком преступлении должен был пробежать по узкому коридору, устланному горящими поленьями. Если он не сгорал по пути, то считался оправданным.

В средневековой Европе неоспоримым доказательством связи с нечистой силой были родимые пятна на теле подследственного, из которых при уколе иглой не текла кровь. При судопроизводстве в крестьянских общинах России XVI века решение выносилось с помощью решета, которое само поворачивалось при произнесении имени подозреваемого.

Еще в середине XIX века в США показателем виновности подозреваемого в убийстве служило возобновление кровотечения из свежего трупа при приближении убийцы. И лишь в концу XIX века — совершенно в духе викторианской эпохи — криминалистику попытались ввести в русло технического прогресса и превратить в строгую естественно-научную дисциплину.

       Две первые попытки — система Бертильона и теория Ломброзо — оказались непригодными. Так называемый бертильонаж (антропометрический обмер тел рецидивистов и занесение его результатов в картотеку) уступил место фотоснимкам.

Теория Ломброзо о том, что склонность к преступлениям — признак врожденный (по-современному — генетический) и выражается в длине нижней челюсти, толщине надбровных дуг и длине рук, отпала сама собой. Третья попытка оказалась более перспективной.        

Вина на кончиках пальцев

       Первым в мире государством, где отпечаток пальца был официально признан как неоспоримое доказательство вины подозреваемого, стала захолустная в то время Аргентина. Ровно 110 лет назад, в 1891 году, чиновнику из полицейского управления провинции Буэнос-Айрес Хуану Вучетичу было поручено создать бюро для освоения нового метода идентификации преступников. Новшество еще нигде в мире не применялось, но начальник полиции провинции выписывал и читал европейские криминалистические журналы, на страницах которых тогда шла дискуссия о применимости дактилоскопии при расследовании тяжких преступлений. Хуан Вучетич в течение года создал базу данных из отпечатков пальцев как сидящих в тюрьмах провинции преступников, так и всех своих знакомых и убедился, что рисунок папиллярных линий на подушечках пальцев действительно уникален у каждого человека. В 1892 году по отпечаткам пальцев он сумел привлечь к суду жительницу провинции Буэнос-Айрес Франциску Рохас, которая убила своих двоих детей из-за того, что те мешали ей выйти замуж за молодого любовника. Суд согласился с заключением Вучетича.        В июне 1896 года аргентинская полиция стала официально использовать метод дактилоскопии, следом за ней — полиции остальных стран. В России Министерство юстиции утвердило дактилоскопию официальным методом 16 декабря 1906 года.        С тех пор благодаря детективным книжкам и кинофильмам все узнали, что оставлять отпечатки пальцев на месте преступления не стоит. Но далеко не всем известно, что заключение о совпадении отпечатков считается несомненным только в том случае, если они совпадают по всем 12 элементам папиллярных рисунков — узелкам, петлям и т. д. К сожалению, на месте преступления злодеи чрезвычайно редко оставляют отпечатки, подобные тем, которые снимает опытный эксперт в лаборатории. В реальной жизни экспертам не всегда удается рассмотреть на оставленных отпечатках пальцев и три-четыре обязательных элемента.        

На воре уши торчат

       Если же отпечатков пальцев найти вообще не удается, современная наука прибегает к иным, подчас совершенно новаторским методам. 16 декабря 1994 года в дом Джеймса Маккенна в штате Вашингтон влез грабитель и проломил череп спящему хозяину. Полиция обследовала дом, и эксперт по дактилоскопии Джордж Миллер обнаружил на двери спальни Маккенна отпечаток чьего-то уха.        Подозрение пало на некоего Дэвида Кунце. За четыре дня до убийства бывшая жена подозреваемого Дайана Джеймс сообщила Кунце, что собирается выйти замуж за Маккенна. Эта новость, по словам самого Кунце, сильно расстроила его. 21 сентября 1995 года Миллер и его коллега сняли у подозреваемого Кунце отпечаток уха. Затем по международным полицейским каналам был сделан запрос об опыте идентификации преступника по отпечатку уха. Так начало оформляться новое направление в криминалистике. Его можно было бы назвать отоскопией.        В результате долгой и кропотливой работы с привлечением более трех десятков криминалистов со всего мира 25 июня 1997 года суд присяжных признал Кунце виновным в убийстве и краже. Он был приговорен к пожизненному заключению. Правда, суд штата Вашингтон оговорил в своем вердикте, что делает как бы исключение для данного конкретного случая и внедрение отоскопии в мировую практику не рекомендует.        

Только не по губам

       18 декабря 1993 года в полицию штата Иллинойс поступил сигнал об убийстве. На месте происшествия был найден труп чернокожего мужчины, которого полиция сразу опознала. Это был наркодилер по кличке Пэл Мэл, нашпигованный 20 пулями. По сообщению свидетелей, на погибшего напали три афроамериканца в масках, стрелял один из них. Рядом с трупом валялся наполовину использованный рулончик скотча. Клейкую ленту направили на экспертизу и обнаружили на ней отпечаток чьих-то зубов и губ.        Подозрение в убийстве пало на местных “криминальных элементов”. Полиция допросила подружку одного из них, Фреда Эллиса, которая рассказала, что в день совершения преступления она со своим другом упаковывала рождественские подарки, заклеивая пакеты скотчем. Эллиса арестовали, экспертиза подтвердила, что отпечаток его губ полностью совпадает с отпечатком на клейкой ленте, а суд присяжных признал его виновным в убийстве. Эллис получил 45 лет тюрьмы. Апелляционный суд штата, куда обратились его адвокаты, приняв во внимание, что, с одной стороны, новый криминалистический метод нельзя считать безусловно доказательным, но, с другой, нет каких-либо оснований сомневаться в том, что рисунок морщин на губах человека не менее уникален, чем рисунок папиллярных линий на пальцах, оставил приговор в силе.        

По кровавому следу

       Когда на месте преступления нет вообще никаких отпечатков, на помощь следствию приходят современные методы химического анализа. Правда, подчас их помощь сильно запаздывает.        4 июля 1954 года в пригороде Кливленда в собственной спальне была убита Мэрилин Рис Шеппард. В убийстве был заподозрен ее муж доктор Сэм Шеппард.        Эта истории наделала много шуму по всей Америке: добропорядочный гражданин, врач убивает свою беременную жену и оставляет сиротой семилетнего сына Сэмюэла! Газеты, телевидение и радио немедленно подключились к расследованию. Передавали, что у Шеппарда есть любовница; любовница и внебрачный сын; несколько внебрачных детей и много любовниц. Шеппарда приговорили к пожизненному заключению. В тюрьме он провел десять лет. 16 июля 1964 года доктора выпустили из тюрьмы на основании постановления Верховного суда, гласившего, что из-за шумихи в СМИ Шеппард был в свое время лишен справедливого судебного разбирательства. Через два года окружной суд присяжных признал Шеппарда невиновным. Еще через два года по этой истории был снят знаменитый фильм “Беглец”, а спустя еще два в возрасте 46 лет Сэм Шеппард скончался.        В 1993 году сын доктора Шеппарда Сэмюэл начал собственное расследование. Ему удалось добиться повторного исследования образцов крови, пятна которой были обнаружены в спальне убитой. 4 марта 1998 года суд штата Огайо вынес вердикт: результаты исследования ДНК подтверждают невиновность доктора Сэма Шеппарда. Вслед за тем было проведено исследование ДНК еще нескольких подозревавшихся в преступлении лиц, в том числе мойщика окон Ричарда Эберлинга, еще в 1959 году арестованного за мелкую кражу у очередных клиентов. В ходе обыска у него было найдено кольцо убитой, но он уверял, что просто стащил его во время работы. Оказалось, что ДНК человека, оставившего пятна крови в комнате Мэрилин Шеппард, полностью совпадает с ДНК Эберлинга. 25 июля 1998 года осужденный Ричард Эберлинг умер в тюрьме.        

Виновен по шести локусам

       В апреле 1999 года британские полицейские криминалисты провели ДНК-анализ проб, отобранных на месте вооруженного грабежа. Результаты анализа сравнили с базой данных лаборатории министерства внутренних дел Великобритании, в которой хранятся ДНК-портреты более 700 тыс. человек. У одного из этих 700 тыс. оказалась идентичная ДНК. Злодей жил в 200 милях от места преступления, остальное было делом техники — полицейский наряд получил адрес грабителя и поехал по нему, чтобы арестовать громилу и препроводить его в тюрьму.        Имя преступника, точное место и обстоятельства грабежа официально не сообщались полицией даже задним числом, потому что, приехав, группа захвата столкнулась с инвалидом, страдавшим болезнью Паркинсона. С первого взгляда было видно, что он не мог не только совершить грабеж, но даже добраться до места преступления. Тем не менее уважение простых полицейских к последним достижениям науки оказалось сильнее здравого смысла, и калеку увезли в тюремную камеру. Затем в полиции усомнились в результатах анализа ДНК и повторили его. Итог был тот же — полное совпадение по шести локусам (участкам молекулы ДНК). Вероятность случайного совпадения — 1:37 000 000. Отныне криминалистам Англии велено проводить анализ ДНК по десяти локусам, а в американском ФБР подняли планку до 13 локусов.        Так что технический прогресс способен на многое, но проблемы все равно остаются. Бегать по горящим поленьям, конечно, занятие малоприятное, но почему-то кажется, что даже в Древнем Иране инвалида с болезнью Паркинсона не стали бы обвинять в грабеже. А при необходимости подтвердить подозрения высокопоставленных лиц в коррупции, когда ни дактилоскопия, ни ДНК-анализ обычно не помогают, подобная мера, кстати, могла бы многим показаться уместной.        

АННА КАЧУРОВСКАЯ, СЕРГЕЙ ПЕТУХОВ

       

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/289248

Как доказать невиновность в краже

Могут ли по отпечаткам пальцев доказать мою виновность в краже?

Если вас обвиняют в воровстве это весьма серьезно. Мгновенно возникает перечень проблем, которые требуют решения. Для начала это доказательство невиновности, консультация адвоката по уголовным делам и способы, которые помогут защититься еще на стадии расследования.

Что нужно делать, если обвинили в воровстве

Обвиняемый не обязан самостоятельно подтверждать свою непричастность. Когда дело передали в суд, это должен делать адвокат. Но нельзя бездействовать, ведь случается и так, что следователь «не разобрался» и в результате осуждают совсем не того.

Ни в коем случае нельзя подтверждать обвинения, если Вы невиновны. Психологическое давление следствия свидетельствует о неувязках с доказыванием вины. И полиция делает попытки просто выбить признание.

Требуйте разъяснения ваших прав. Это прямая обязанность полиции — разъяснить право на защиту и возможность не давать показаний против себя.

Необходимо потребовать звонок родным или близким, чтобы вам обеспечили консультацию адвоката по уголовным делам. При необходимости адвокат сможет обеспечить победу в суде. Действия, ограничивающие права на защиту, которые удалось доказать, нередко разваливают дело.

В случае, если применялось насилие, соберите доказательства, которые подтвердят избиения и прочее. Не забудьте заявить об этом в комитет по следствию и прокуратуру. Если вас не взяли под арест, снимите побои в травмпункте.

Заявление для следователя при обвинениях

Заявления нужно направлять лишь после того, как делу дали ход. Оно формируется у следователя отдельным документом. Далее обвиняемому предоставляются определенные права.

Следующие прошения, касающиеся организации следственных мероприятий, нужно направлять непосредственно к следователю. Зависимо от итогов, подавать жалобы в прокуратуру или к судье, если считаете, что ответ необоснованный.

Заявления, прошения, жалобы — все предоставляется исключительно в письменной форме. Поскольку это единственный вариант доказательства нарушения расследования. Если дело еще не начали, жалобы следует подавать либо начальнику полицейского отдела, либо в суд.

Наличие алиби

Алиби является подтверждением невиновности человека. Конкретнее — его отсутствия на месте преступления в момент его свершения. Если у вы имеете алиби, нужны и очевидцы, которые смогут подтвердить его. Иногда свидетели не соглашаются давать показания, потому что не уверены в точности воспоминаний.

У них могут быть и какие-то собственные причины для отказа. Вполне возможно, что подтверждение придется проверить самостоятельно, при помощи адвоката или доверенного человека. Если свидетели есть, необходимо попросить следователя об их допросе. Несмотря на то, что показания родственников или друзей учитывают, они заинтересованные лица, потому в их словах все же сомневаются.

Доказать наличие алиби не только не только с помощью свидетелей, но и документов (билет в кино и т.д.), записей с камер наблюдения. Возможно это станет основным фактом в доказывании собственной непричастности.

Следственная экспертиза по делу о воровстве

Очень часто основными доказательствами по делу о воровстве становятся свидетельства очевидцев. Но временами эти очевидцы могут сомневаться в достоверности собственных слов.

Кроме того, в свидетельских показаниях отдельных людей могут наблюдаться противоречия. Как, собственно, и в иных обстоятельствах расследования.

К примеру, отпечатками пальцев, ДНК-экспертизой, документальными подтверждениями.

Такие случаи могут стать результатом не только ошибки, но и предумышленных действий очевидцев. Действенным ходом будет проведение психофизиологического исследования. Если говорить конкретнее — проверка на полиграфе.

Доказывание непричастности в воровстве на суде

Если вас ложно обвинили в воровстве и довели дело до судебного разбирательства, вам понадобится адвокат в Санкт-Петербурге, который специализируется на уголовных делах и сможет выстроить защиту на основе всех нюансов дела, упомянет о нарушениях процесса следствия, если они были. Судьи с опытом также подмечают возможные нарушения. Тогда дело возвращают в прокуратуру для их исправления

Частым видом нарушения является замалчивание каких-либо моментов по факту воровства или по его свершению тем, кого обвинили. Суд способен вернуть дело следователю или прокурору в тот же день или спустя несколько заседаний. Формально необходимо исправить допущенные нарушения, однако зачастую дело прекращается из-за отсутствия достоверных доказательств факта кражи.

Отстоять в суде свою правоту вполне реально, если активно участвовать в деле. Иначе есть риск получить обвинительный приговор. Основным залогом успеха является правильное поведение в ходе заседания.

Источник: https://sstumanov.ru/kak-dokazat-nevinovnost-v-krazhe/

Сколько времени требуется экспертам на установление личности преступника по отпечаткам пальцев

Могут ли по отпечаткам пальцев доказать мою виновность в краже?

Как проводят дактилоскопические исследования, узнавала корреспондент агентства «Минск-Новости».

Представим ситуацию: на съемной квартире выпивает троица, разгорается ссора, один из участников хватается за нож, в порыве гнева убивает собутыльников и спешно ретируется. Утром за ключами приходят хозяева и видят на кухне два окровавленных трупа. Разумеется, сразу набирают 102. Вскоре там уже работают сотрудники милиции, следователи, эксперты…

Правоохранители обращают внимание на следы недавнего застолья. Трупа два, а стаканов, из которых употребляли «беленькую», — три. Допустим, в спешке или на пьяную голову убийца не позаботился о том, чтобы убрать улики.

Эксперт выявляет на стаканах следы пальцев и через электронные каналы связи передает их коллегам в управление Государственного комитета судебных экспертиз (ГКСЭ) Республики Беларусь по г. Минску. Те, в свою очередь, идентифицируют их в автоматизированной дактилоскопической информационной системе (АДИС).

Решила провести эксперимент.

Зная наверняка, что мои отпечатки есть в базе данных — много лет назад я проходила обязательную дактилоскопическую регистрацию — на одной из трех кружек оставила след, предложив государственному судебному эксперту управления криминалистических экспертиз и учетов управления ГКСЭ Республики Беларусь по г. Минску Ольге Поречной установить, кому он принадлежит. Девушка специальной кистью нанесла на поверхность чашек дактилоскопический магнитный порошок.

Затем при помощи скотча перенесла проявленный след на бумажную подложку, сделала снимок и отослала его коллегам в управление, которые, к слову, работают в круглосуточном режиме.

Те, присвоив изображению шифр, в специальной программе вручную прорисовали наиболее явные признаки следа, чтобы ускорить и упростить процесс. Далее дело за техникой: идентификация с дактокартами, имеющимися в АДИС.

Среди миллионов отпечатков в течение минут 15 программа определила перечень лиц, наиболее подходящих по расположению идентифицирующих признаков, — то есть тех, кто предположительно мог его оставить. Потом эксперт еще раз лично сравнил изъятые с места преступления следы с дактокартами подозреваемых. И — вуаля! — наиболее подходящий оказался моим. На все ушло не более 40 минут.

Чтобы можно было доказать причастность того или иного лица к совершению преступления, отпечаток должен совпасть со следом не по одному признаку — их требуется более десятка.

Если такого не произошло, эксперт никогда не даст положительное заключение — нельзя допустить вероятность незаслуженного наказания. Такого рода экспертиза должна давать однозначный ответ — без каких-либо «может быть» или «вероятнее всего».

Встречаются три типа узоров: дуговой, петлевой и завитковый. При этом идентичных отпечатков не существует. Даже у однояйцевых близнецов они могут быть на первый взгляд весьма схожи — одинаковый тип узора, форма, размеры, но папиллярные линии все равно расположены по-разному.

Дактокарты предполагаемого преступника в базе и вовсе может не оказаться, но при этом след совпадет с тем, что ранее был выявлен на месте другого преступления. Такую информацию эксперты обязательно передадут в заинтересованные органы.

— Разумеется, при совершении квартирной кражи эксперт не станет покрывать порошком всю квартиру, фиксируя все следы подряд, — разъясняет специфику начальник отдела криминалистических учетов управления криминалистических экспертиз и учетов управления ГКСЭ по г. Минску Максим Дук. — Вместе со следователем они смоделируют возможную траекторию передвижения преступника, уделив особое внимание тем местам, где что-то пропало или лежит не на своем месте.

Не все поверхности обрабатываются дактилоскопическим магнитным порошком. Например, потерпевший уверяет, что оставленный им на столе лист бумаги лежит по-другому.

Эксперт изымет его как вещественное доказательство с возможными отпечатками пальцев и передаст в лабораторию, где специалисты будут выявлять их при помощи других специальных химических веществ.

Даже на теле человека, умершего от механического удушения, можно выявить следы пальцев убийцы.

В прошлом году специалисты подразделения Максима Дука провели порядка 30 тысяч запросов по АДИС. Порой его коллеги проводят на местах совершения преступления целые сутки, ведь от качества их работы во многом зависит раскрытие преступления. А был случай, когда эксперты на осмотре одной квартиры, где произошло тройное убийство, провели около двух суток.

Некоторые преступники предпочитают орудовать в перчатках, ошибочно полагая, что таким образом не наследят. Однако папиллярные линии имеют свойство выступать, и след в любом случае на предмете останется.

В практике столичных экспертов был случай, когда домушника изобличили по следам, оставленным в уборной, куда он зашел справить нужду. А одного браконьера, ловившего рыбу в промышленных масштабах, задержали по следу на льду, хорошо сохранившемуся в 30-градусный мороз.

Фото Сергея Лукашова

Источник: https://minsknews.by/skolko-vremeni-trebuetsya-ekspertam-na-ustanovlenie-lichnosti-prestupnika-po-otpechatkam-paltsev/

Право-online
Добавить комментарий