Могут ли родители учеников вести аудиозапись уроков с гаджетов учеников?

Когда можно и нельзя снимать на телефон в школе

Могут ли родители учеников вести аудиозапись уроков с гаджетов учеников?

Практически у всех учеников есть телефоны с камерами для фотографирования и видеозаписи, с выходом в интернет.

Возникает соблазн использовать телефон в качестве средства фотографирования и (или) получения видеоматериалов непосредственно на уроке, в том числе и в неправомерных целях – для провоцирования учителя, унижения и агрессии по отношению к одноклассникам.

При этом вопросы, связанные с использованием камер телефонов сегодня не имеют однозначных решений с правовой точки зрения. В частности, возможность использования записи, сделанной на диктофон или с помощью фотокамеры телефона, в качестве доказательства по гражданским делам в судах. С точки зрения судебной практики это спорный вопрос.

Нормы законодательства

Применительно к школе действуют общие нормы законодательства. Согласно статье 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе фотографии или видеозаписи) допускаются только с согласия этого гражданина.

Такое согласие не требуется в случаях, когда:

·использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;

·изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях;

·гражданин позировал за плату.

Согласно общепринятой точке зрения, школа вполне может рассматриваться как место, открытое для свободного посещения – по крайней мере для обучающихся и работников и (или) как объект, на территории которого проводятся публичные мероприятия.

Поскольку школа реализует образовательные и воспитательные задачи, это допускает возможность появления на ее территории неопределенного количества различных людей, включая родителей школьников.

Но так как здание школы относится к государственной или муниципальной собственности, предназначенной для реализации публичных полномочий, соответственно, правовой статус территории школы нельзя сравнить с квартирой или частным складом.

В этом смысле видеосъемка и фотографирование на территории школы без согласия того, кого снимают на телефон, в принципе возможна. Но из этого не следует автоматическое разрешение снимать всем и всех, тем более во время урока.

Конституция Российской Федерации в части 1 статьи 24 запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия.

Так, например, недопустимо на территории школы (во время и вне уроков) снимать на телефон работников школы, учеников и родителей с целью удовлетворения интереса к частной жизни.

В связи с этим считаем оправданным практику, при которой в Устав школы, другие локальные акты вносятся положения, запрещающие применение камер для съемки других лиц и использование полученных таким образом фотографий и видеоматериалов в целях, не связанных с образовательным процессом.

Съемка на уроке возможна только в том случае, если она обусловлена потребностями образовательного процесса и согласована с учителем, ведущим урок.

Так, например, сложно обнаружить что-либо противозаконное в случае, если камера используется учеником для записывания транслируемой учителем информации в ходе проведения урока.

Обязанности учителя

Учитель не имеет права снимать ученика на телефон с целью оказания психологического давления, унижения человеческого достоинства либо угрозы такого рода унижения.

Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» в пп. 9 части 1 предусматривает право обучающихся на уважение человеческого достоинства, защиту от всех форм физического и психического насилия, оскорбления личности.

В подпунктах 2, 3, 6 части 1 статьи 48 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» говорится, что педагоги обязаны:

·уважать честь и достоинство учеников,

·соблюдать правовые, нравственные и этические нормы,

·следовать требованиям профессиональной этики,

·учитывать особенности психофизического развития обучающихся и состояние их здоровья.

Этот же закон запрещает применять физическое и психическое насилие по отношению к ученикам.

Сама по себе камера в руках у учителя во время урока не является признаком оказания психологического насилия в отношении школьников. Но камера может быть использована как инструмент для психологического насилия.

Обязанности ученика

Вышеуказанные нормы действуют и в «обратном направлении». Подпункт 4 части 1 статьи 43 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» предусматривает обязанность учеников:

·уважать честь и достоинство одноклассников и работников школы,

·не создавать другим препятствий для получения образования.

Поэтому, если ученик использует включенную камеру как игрушку, чтобы, например, показать всем, что она у него есть, или для того чтобы сорвать урок, спровоцировать учителя на неправомерные действия, а потом выложить в сеть – учитель вправе сделать замечание и потребовать выключить, убрать камеру.

Когда можно снимать?

В Постановлении от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» сказано, что не требуется согласия на обнародование и использование изображения гражданина, если оно необходимо в целях защиты правопорядка и государственной безопасности.

То есть учитель вправе использовать камеру на уроке с целью пресечения правонарушения, например, если в классе на уроке произошла драка или если ученики сами издеваются над учителем.

А) Если нарушитель – ученик

Что делать, если ученик неправомерно использует камеру на уроке, провоцирует учителя и одноклассников, а методы педагогического воздействия не работают? В этом случае необходимо предельно жестко, но без унижения человеческого достоинства, ставить вопрос о нарушении дисциплины.

Процедура дисциплинарного воздействия в отношении учеников, нарушающих установленные нормы, детально прописана в двух документах:

·в Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации»,

·в «Порядке применения к обучающимся и снятия с обучающихся мер дисциплинарного взыскания», утвержденном приказом Министерства образования и науки РФ от 15 марта 2013 года № 185.

Поводом для рассмотрения такого рода возможности может выступать, например, заявление родителей пострадавшего от неправомерных действий школьника.

Б) Если нарушитель – учитель

Что делать, если учитель оказывает неправомерное психологическое давление на школьников, публично оскорбляет, используя нецензурную лексику, угрожает снять на камеру ученика (в том случае, если ученик не нарушает нормы законодательства и/или локальных актов школы)?

Нарушения со стороны учителя при наличии соответствующих доказательств также предполагают дисциплинарное взыскание. Но при условии, если оно будет адекватно проступку.

В качестве одного из доказательств виновности учителя может рассматриваться сделанная на телефон запись, при условии отсутствия сомнений в ее достоверности.

Если работники школы или ученики и их родители не согласны с предпринятыми мерами, они могут обжаловать это в комиссии по урегулированию споров.

Источник: https://vogazeta.ru/articles/2018/11/22/bigdata/5279-kogda_mozhno_i_nelzya_snimat_na_telefon_v_shkole

Подготовлены рекомендации по использованию смартфонов в школах

Могут ли родители учеников вести аудиозапись уроков с гаджетов учеников?

Похоже, в истории с мобильниками на уроках скоро будет поставлена точка. До первого сентября все регионы получат рекомендации о том, как использовать смартфоны в школах. Над документом работали специалисты сразу четырех ведомств – Роспотребнадзора, Минпросвещения, Рособрнадзора и Российской академии образования (РАО).

Так, абсолютно всем участникам образовательного процесса – то есть и детям, и учителям – предлагается переводить гаджеты в режим “без звука”.

Кроме того, личные мобильники учеников могут “не пустить” на урок. В школах предусмотрят для этого специальные места хранения девайсов и продумают способы связи с родителями. К примеру, дежурный телефон – у учителя на столе.

И детям, и учителям при входе в школу рекомендуется переводить гаджеты в режим “без звука”

В документе подчеркивается: ограничение не будет распространяться на ребят, которым гаджеты нужны не для игр, а по состоянию здоровья (например, для мониторинга сахара крови при диабете).

В течение года после публикации рекомендаций Роспотребнадзор проведет мониторинг здоровья школьников.

А Рособрнадзор вместе с РАО проверят, повысилась ли эффективность образовательного процесса.

Как мобильные телефоны влияют на здоровье и психику ребенка? Стоит ли запрещать их на уроках и переменах? Кто будет принимать решение? Об этом “Российской газете” рассказал главный специалист минздрава по медицинской психологии, президент Российской академии образования Юрий Зинченко.

Юрий Петрович, почему об ограничении мобильных телефонов в школе заговорили именно сейчас? Ведь гаджеты в руках ученика появились не вчера…

Эксперты оценили стоимость сборов ребенка в школу

Юрий Зинченко: На самом деле проблема достаточно новая. У нас пока нет масштабных многолетних исследований, которые бы однозначно ответили на вопрос: как именно гаджеты влияют на школьников. Однако кое-что мы можем сказать уже сегодня. На передний план выходят вопросы, связанные с физическим здоровьем детей.

Основные риски: сутулость, сниженная двигательная активность, близорукость, расстройства слухового восприятия из-за наушников… По данным исследований, старшие школьники проводят в гаджетах, в Сети до девяти часов в сутки. Все это не может не настораживать.

Кроме того, мы видим: развитие памяти и внимания у “цифрового” ребенка идет совсем по-другому.

Юрий Зинченко: Дети очень быстро осваивают “короткие” сетевые модели общения – чаты, лайки, репосты… И постепенно переносят их в реальную жизнь. Порой школьнику проще отправить другу какой-то мем или смайлик, чем выразить свои мысли и эмоции вслух.

Поэтому Франция год назад уже запретила мобильники в школе?

Юрий Зинченко: В том числе. Более того, за нарушение этого запрета предполагается наказание ученика или конфискация мобильного устройства до окончания занятий.

Но вопрос не в том, чтобы слепо переписать законы других государств (тем более что непродуманные запреты часто имеют противоположный эффект), а в том, каким образом сделать гаджет эффективным и безопасным помощником в обучении и воспитании. С одной стороны, система образования должна быть современной: новые технологии – это мощный инструмент развития.

С другой, нужно организовать работу так, чтобы гаджеты помогали ребенку в учебе, а не вредили. По поручению председателя Совфеда Валентины Матвиенко над этим работали специалисты из нескольких ведомств.

В Роскачестве рассказали о проверках школьной формы

А если ребенку “позарез” нужно позвонить родителю?

Юрий Зинченко: У него совершенно точно должна быть такая возможность.

Были подготовлены расширенные, научно обоснованные рекомендации о том, как использовать гаджеты в школе. Мы считаем, что это ни в коем случае не должен быть тотальный запрет.

Поэтому Российская академия образования предлагает такой вариант использования методических рекомендаций, при котором окончательное решение будет приниматься на уровне образовательной организации, по согласованию с родительским комитетом, а также учителями и учениками – то есть это будет коллективный, общественный договор.

В рамках федерального проекта “Растем с Россией” РАО проведет масштабное исследование, которое позволит выявить факторы риска и минимизировать негативные последствия влияния цифровых технологий на психическое и физиологическое развитие обучающихся.

Памятка для учеников, учителей и родителей – из опубликованных рекомендаций

1. Не носить мобильные устройства на шее, поясе, в карманах одежды.

2. Сократить время контакта с мобильными телефонами.

3. Удалять мобильный телефон от головы в момент соединения и разговора (использовать громкую связь и гарнитуру).

4. Ограничить звонки в условиях неустойчивого сигнала (в метро, поездах и т.д.).

5. Размещать мобильные телефоны на ночь на расстоянии более 2 метров от головы.

Мнения

Сергей Рукшин, народный учитель России, замдиректора Президентского физико-математического лицея N 239 г. Санкт-Петербурга, профессор РГПУ им. А.И. Герцена:

– Гаджеты в школе нужно использовать очень осторожно. Современному ребенку с большим трудом удается удерживать внимание на уроках и во время подготовки к ним.

Почему? В качестве психологической доминанты у него постоянно “висит” возможность отвлечься, достать гаджет и заняться более интересными делами. Качество усвоения материала в такой ситуации резко снижается.

И это особенно критично для предметов, связанных с длительной концентрацией на решении задач – для математики, физики, химии.

По оценкам, старшие школьники проводят в сети около девяти часов в сутки

Поэтому я поддерживаю инициативу об ограничении продвинутых электронных устройств в школах. Максимум, что может быть у ребенка с собой, – это простой телефон – “звонилка” для экстренной связи с родителями.

И при необходимости – диктофон (если вдруг школьник хочет записать слова учителя). Многие страны уже пошли по этому пути. В Китае, например, в классе могут сидеть 60-80 ребят – и ни у кого из них в руках не будет личных гаджетов.

Если планшеты понадобятся на уроках информатики, школа выдаст им все необходимые устройства.

Обсуждается также ограничение гаджетов на перемене. Вместо того, чтобы отдыхать, дети уходят в соцсети и виртуальный мир с головой, опять напрягают зрение. То есть их мозг совсем не отдыхает. И здесь я тоже выступаю скорее за запрет.

Писатели посоветовали, что читать школьникам

Елена Постнова, доцент Пермского государственного института культуры, мама девятиклассника:

– В прошлом учебном году в гимназии, где учится мой сын, стартовал эксперимент по запрету смартфонов в школе. Перед началом уроков дети их сдавали, а в конце – забирали. Но в этом году от эксперимента решили отказаться. Объясню, почему.

Ребенок выходит к первому уроку, когда на улице совсем темно. Идет сам. Иногда опаздывает и в спешке забывает сообщить, что он уже в школе. Но, допустим, мне критично важно знать,что с ним все в порядке. Если он сдал телефон и не написал эсэмэску, – я начинаю звонить и писать классному руководителю.

А у нее – урок, она не может сразу ответить. Представляете состояние, когда примерно час, до перемены, ты не знаешь, где и что с ребенком? Уверена, что среди родителей не одна я такая “тревожная” мама.

В итоге вся эта огромная работа по сбору телефонов, по организации хранения и по оповещению родителей ложилась дополнительной нагрузкой на учителей. А они и так у нас очень загружены.

Поэтому телефоны собирать перестали – мой сын снова сам пишет мне “успокаивающие” эсэмэски. Но проблема, к сожалению, не решилась – дети постоянно сидят в телефонах, отвлекаются на уроках. Эта тема поднимается абсолютно на каждом родительском собрании.

Источник: https://rg.ru/2019/08/19/podgotovleny-rekomendacii-po-ispolzovaniiu-smartfonov-v-shkolah.html

Компьютер под партой: как учителя используют смартфоны учеников

Могут ли родители учеников вести аудиозапись уроков с гаджетов учеников?

Проекторы, компьютеры и «умные» доски в достаточном количестве есть далеко не во всех российских школах. При этом у многих учеников в карманах мощные компьютеры с выходом в интернет. Но пользоваться ими нельзя. Как и почему одни учителя интегрируют гаджеты детей в учебный процесс, а другие — отказываются это делать, выяснили «Известия».

Заинтересовать учеников, которые интересуются смартфонами

В деревне Сардаял на границе республик Марий Эл и Татарстан живут 500 человек. Местная школа — одноэтажное деревянное здание, которое строили до революции как вокзал так и не протянутой железной дороги.

Из техники у учителей три старых ноутбука и два проектора, один из которых периодически отключается от перегрева.

Зато у каждого ученика есть смартфон, а у некоторых по два — чтобы можно было продолжать проверять соцсети, когда учитель требует положить телефоны на стол.

Вместо того чтобы бороться со смартфонами в классе, замдиректора по учебной части Галина Егорова решила использовать их. С одной стороны, чтобы вовлечь в учебу детей, которые «интересуются смартфонами», с другой — чтобы не зависеть от громоздкой техники, которой к тому же не хватает; или от библиотеки, в которой не всегда есть достаточное количество нужных книг.

Галина Егорова, замдиректора по учебной части муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения «Сардаяльская основная общеобразовательная школа».

У нас школа небольшая, сельская. В классах по два-три человека. Проектор может быть занят, и неудобно носить его на урок. Поэтому мы достаем смартфоны, просматриваем информацию. Я им скидываю небольшие ролики, они просматривают и потом готовят сообщения.

На уроках русского и литературы, которые ведет замдиректора, ученики ищут факты о писателях и поэтах и рассказывают их одноклассникам. «Или они пишут сочинение по картине. Нужно подготовить небольшое сообщение об авторе. Уже не я рассказываю, а дети сами в течение пяти минут с помощью своих смартфонов находят информацию и рассказывают о художнике», — рассказала Егорова «Известиям».

Преподаватель с 26-летним стажем, Галина Егорова начала использовать смартфоны учеников в классе три года назад. Сначала сама заинтересовалась этим, потом прослушала курс в Поволжском государственном технологическом университете, где рассказали об учебных онлайн-сервисах.

Замдиректора уже внедряла «Google Класс», где можно создавать учебную группу и скидывать туда информацию; и Plickers — во время тестов ученики поднимают листочки с зашифрованными в диаграммах ответами, учитель считывает их с помощью смартфона.

Возможности списать на таких тестах не остается.

Проблемы разного уровня

Галина Егорова — далеко не единственный школьный учитель, который использует мобильные гаджеты учеников во время учебы. В ее школе эту практику взяли учителя английского, технологии, начальных классов.

В пользу смартфонов высказывалась учитель литературы московской школы «Интеллектуал» Ирина Лукьянова.

«У ребенка дома может не быть нужного материала, родители далеко не всегда радуются идее купить ребенку все программные произведения, электронные книги есть не у всех, а в школьной библиотеке может не быть достаточно копий «Фауста» в нужном переводе или «Женитьбы Фигаро» на весь класс», — писала Лукьянова этим летом.

Но многие в профессиональной среде относятся к смартфонам резко отрицательно.

Любой, кому приходилось преподавать, — а корреспондент «Известий» недавно попробовал себя в этом в той самой сардаяльской школе — знает, как быстро ребята переключают внимание с человека на экран под партой и как тяжело снова поймать их взгляд.

Более того, по словам учительницы начальных классов воронежской школы Ольги Вязовской, дети, которые проводят перемены, залипая в мобильном телефоне, хуже потом концентрируются на учебе.

Педагог петербургского Президентского физико-математического лицея № 239 Сергей Рукшин против использования в учебном процессе любого личного оборудования. Он считает, что работать надо над оснащением школ, а не выдумывать якобы паллиативные решения.

Сергей Рукшин, математик, педагог Президентского физико-математического лицея № 239 Санкт-Петербурга, разработчик системы выявления и раннего профессионального обучения одаренных школьников:

Представьте себе класс, в котором учатся дети мигрантов, у которых не всегда хватает денег и на обычный-то телефон для всех членов семьи, и дети со смартфонами. Мы хотим вводить финансовый ценз прямо на уроках или отложим до момента, когда жизнь его и так принудительно введет на улицах, в кафе, ресторанах, в зарубежных поездках?

Плохо относятся к смартфонам в школах не только педагоги. В 2018 году Всероссийский центр изучения общественного мнения спросил россиян, стоит ли запретить школьникам использовать смартфоны в школе. 73% опрошенных высказались в пользу запрета. При этом процент людей, которые уверены в том, что смартфоны отрицательно влияют на учебу, еще выше — 83%.

Активная дискуссия на эту тему развернулась в августе 2019 года. Тогда Роспотребнадзор, Минпросвещения, Рособрнадзор и Российская академия образования выпустили методические рекомендации.

Они предполагают ограничить использование мобильных телефонов на уроках, а при входе в образовательную организацию переводить устройства в режим «без звука».

«Данные материалы носят рекомендательный характер, при этом подчеркнем важность представленного документа в реализации образовательного процесса в школах», — прокомментировали документ «Известиям» в Минпросвещения.

Третья волна информатизации школ

Само появление этих рекомендаций можно считать прогрессом. Раньше система образования в принципе не замечала того факта, что у каждого ребенка в классе есть мощный миниатюрный компьютер.

По крайней мере так считают ученые из института образования НИУ ВШЭ Катерина Поливанова и Диана Королева.

В 2016 году они отметили новое явление в развитии школы, которое назвали «третьей волной информатизации».

Катерина Поливанова и Диана Королева, ученые из института образования НИУ ВШЭ:

Феномен насыщения пространства школы карманными персональными компьютерами учащихся — по сути, новая волна информатизации, которая пока игнорируется российской школой.

Появление мобильных устройств создает новые условия информатизации обучения, продиктованные на этот раз не государством, как это было в середине 1980-х и в 2000-е годы, а самими пользователями мобильных устройств — школьниками.

Но это явление игнорируется педагогами. Тем не менее образовательный ландшафт существенно изменяется.

Пока методические рекомендации оставляют пространство для маневра. Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко говорила вскоре после их публикации, что школы в регионах должны выработать собственные правила по использованию гаджетов учениками на основе принятых на федеральном уровне рекомендаций.

И Галина Егорова из сардаяльской школы старается следовать им с учетом специфики школы, где в первом и шестом классах учатся по два ребенка. «У нас небольшая сельская школа, дети друг друга знают очень хорошо, на уроке мы просто просим отключить звук, они отключают и достают только по мере необходимости», — поделилась преподавательница с «Известиями».

Когда иностранный опыт не помогает

Нет однозначного ответа на вопрос, запрещать или разрешать ученикам пользоваться смартфонами. Обращаться к иностранному опыту здесь бессмысленно.

Авторы методических рекомендаций учитывали опыт Австралии, Болгарии, Венгрии, Сингапура и Франции. Кстати, во Франции с 1 сентября 2018 года действует закон, согласно которому использование мобильных телефонов в школах запрещено.

Некоторые исключения возможны только для детей с ограниченными возможностями.

А ученые из института образования НИУ ВШЭ приводят документ 2010 года под названием «Трансформация американского образования: обучение с помощью технологий».

В нем говорится, что некоторые колледжи и университеты США исследуют возможность использования учениками и преподавателями собственных девайсов. Раньше учебные заведения неохотно шли на это, потому что боялись, что те будут списывать и смотреть «неподобающий контент».

Но сочетание обучения преподавателей и заранее выбранной политики использования девайсов сняло эти проблемы.

Чтобы узнать, как на учеников повлияют ограничения использования смартфонов, Роспотребнадзор год будет вести мониторинг «функционального состояния здоровья школьников при ограничении использования мобильных устройств связи», а Рособрнадзор вместе с Российской академией образования — выборочный мониторинг повышения эффективности образовательного процесса.

Источник: https://iz.ru/930690/ignat-shestakov/kompiuter-pod-partoi-kak-uchitelia-ispolzuiut-smartfony-uchenikov

Россияне оценили идею запрета гаджетов в школах

Могут ли родители учеников вести аудиозапись уроков с гаджетов учеников?

Стоит ли запрещать смартфоны в российской школе? Как сделать так, чтобы ребенок не играл в гаджет на уроке? Вредит ли ребенку излучение от мобильника? “Российская газета” опросила школьных учителей и экспертов о том, какое место смартфон должен занимать в школе. Во Франции, например, уже год, как действует запрет на мобильные телефоны в начальной и средней школе.

Алихан Динаев, победитель конкурса “Учитель года России-2018”, учитель обществознания, общественный советник министра просвещения:

– Ссылаться на международный опыт в этом вопросе бесполезно. В одних странах уже давно действует подобный запрет, в других – попытки лишить детей телефонов воспринимаются как посягательства на их права и свободы.

Интересно, что в Чеченской республике запрет на использование телефонов в школах действует уже много лет. Скажу честно, я всегда относился к этому скептически. Мне, как современному и молодому учителю, хочется использовать большое разнообразие приложений, обучающих игр, познавательных онлайн-ресурсов, которые есть в интернете.

Минздрав предложил проверять школьников и студентов на наркотики

Став “Учителем года России” и побывав в десятках школ по всей стране, я стал менять свою позицию. Что я видел, например, в московских школах? Дети на переменах не играют, не бегают, мало говорят друг с другом. Они стоят или ходят, уставившись в телефон. У большого числа учеников при этом еще и наушники.

В результате перерыв, который должен дать детям время отдохнуть, прийти в себя, просто поболтать, поближе познакомиться друг с другом, превращается в минуты, когда ученики “сидят” в телефонах, нанося очередные удары по своему здоровью.

В том числе поэтому у нас, по данным Роспотребнадзора, более половины школьников имеют хронические заболевания.

Дети, как и взрослые, сегодня зависимы от телефонов и интернета. Гаджеты так или иначе будут постоянно отвлекать их, что негативно сказывается на учебном процессе. Кроме того, они нередко провоцируют и обнажают социальную пропасть между учениками.

Ученик с “десятым” айфоном за 75 тысяч, очевидно, вызывает зависть, а то и неприязнь у других. А появление телефона у одного ученика (особенно в начальных классах) вызывает у прочих желание иметь такой же, что приводит к бесконечным просьбам к родителям.

“А что, мой ребенок хуже этого Виталия?” – скажет мама и нередко на последние деньги купит своему сыну новенькую модель смартфона.

Впрочем, у этой идеи есть и немало минусов. Многие говорят, что отсутствие телефонов позволит избежать случаев, когда ученики снимают на видео происходящее на уроках, в том числе не самые приятные случаи. Но, друзья, давайте вспомним последние скандалы, когда учителя били или оскорбляли учеников.

Мы узнали об этом только благодаря тому, что дети записали это на видео. Если бы не было этих роликов, то эти люди по-прежнему работали бы в школе и вряд ли бы сеяли разумное, доброе, вечное.

В России появится 108 базовых школ РАН

Мы не можем запретить детям в принципе приходить в школу с телефонами. Мы можем лишь запретить их использование во время занятий и перемен. Значит необходима какая-то система сбора, хранения и выдачи гаджетов.

И здесь, пожалуй, кроется самый опасный момент – кто-то должен этим заниматься, следить, создать условия (ящики, шкафчики, замки, ключи) и отвечать, если телефон пропадет или сломается.

И это, очевидно, станет большой головной болью для директоров и администрации школ.

Учителя часто говорят, что телефоны нужны на уроках, чтобы обращаться в интернет, использовать те самые образовательные ресурсы, программы и приложения. (Кстати, телефоны еще помогают тратить меньше бумаги на распечатку и экономить время). Но это, к счастью, хотя бы частично можно делать дома, с помощью школьных компьютеров или планшетов.

Что ж в итоге? Факт в том, что на 10 преимуществ телефонов в школе мы можем найти 10 недостатков.

Проблема в том, что какого-то половинчатого решения здесь быть не может – или запрещаем, или разрешаем (предложения разрешать телефоны только на перерывах бесполезны, дети все равно будут использовать их на уроках).

Что перевешивает? Сказать трудно. Я, пожалуй, склоняюсь к запрету, хотя это и создает немало проблем для меня как учителя и для моих учеников.

В школах внедрят принципы бережливого производства

Александр Степанов, учитель информатики и робототехники школы № 1293:

– Мое мнение: не стоит сопротивляться естественным вещам. Мобильный телефон сегодня – это именно естественный способ получения информации, знаний. Его нужно интегрировать в образовательный процесс. А запреты – это средневековый метод.

Когда-то такие же дискуссии велись по поводу книг. Однако, сейчас никто не считает книги опасными. А в чем разница? Только в том, что для детей получать знания с помощью мобильного нормально. А большинство из нас не владеет смартфонами, так же хорошо, как дети.

Вот и боимся потерять свой авторитет.

А вот что думают эксперты вузов – участников Проекта 5-100

Михаил Беребин, заведующий кафедрой клинической психологии ЮУрГУ, PhD, к.м.н, главный внештатный медицинский психолог Минздрава России в Уральском федеральном округе:

– Безусловно, есть необходимость определенных ограничений использования гаджетов в ходе учебного процесса. Однако, проблема имеет две стороны.

С одной, есть требование повышения  “цифровой грамотности” подрастающего поколения, а с другой – в школе, где это должно происходить, запрещается пользоваться наиболее простыми ИТ-средствами.

Эту проблему следует рассматривать в общем контексте процессов цифровизации и ее негативных клинических последствий в виде интернет и гаджетозависимости. И еще… Представляете, сколько законодательных актов и нормативных документов потребуется изменить, начиная с обеспечения конституционного права доступа к информации?

Валентин Сусляев, доцент радиофизического факультета Томского государственного университета:

– ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) то признает вред сотовой связи, то отрицает его. Окончательных данных по этому вопросу пока нет. Мои коллеги проводили исследования, подтвердившие, что электромагнитное излучение однозначно влияет на мозг крыс и, скорее всего, человека. Но насколько вредно это влияние для здоровья – пока непонятно.

Олег Маркелов, доцент кафедры радиотехнических систем СПбГЭТУ “ЛЭТИ”:

– С точки зрения технической эксплуатации устройств мобильной связи, уровень мощности излучения мобильным телефоном находится в пределах допустимых и безвредных для человека.

Однако ряд исследований, проводимых в ЛЭТИ, показал такие результаты. Несмотря на то, что основная часть энергии концентрируется во внешней среде, существует небольшая доля излучения, направленного в сторону человека.

При этом долгосрочное влияние данного эффекта изучено слабо.

Рустам Муслумов, доцент кафедры педагогики и психологии образования Уральского федерального университета (УрФУ, Екатеринбург):

– Если ограничение и необходимо, гораздо рациональнее прививать такие установки на уровне конкретных школ, а не закона.

Действительно существует риск – не перенасытить детей и подростков коммуникацией в гаджетах. Их интенсивное использование формирует клиповое мышление, ребенок начинает воспринимать информацию не целиком, а отрывочно.

Я считаю, что запрещать использование в школах технических устройств точно не стоит. Будет правильно разработать рациональные подходы к их использованию в учебном процессе, внедряя как один из элементов взаимодействия учителя и ученика во время занятия.

Официально

“Министерство приветствует создание рабочей группы по вопросам использования телефонов в школах и готово принять активное участие в работе, – рассказали “РГ” в пресс-службе Министерства просвещения РФ.

–  Ведущими научными коллективами проводятся исследования о влиянии мобильных устройств на физиологию детей.

Следя же за международным опытом, можно сделать вывод об определенной практике локального ограничения электронных устройств во время уроков”.

Напомним, ранее спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко предложила главе Роспотребнадзора Анне Поповой в течение месяца  продумать ограничительные меры, касающиеся смартфонов в школе.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере “РГ”

Источник: https://rg.ru/2019/07/15/rossiiane-ocenili-ideiu-zapreta-gadzhetov-v-shkolah.html

Родители могут следить за учителем. К сожалению, это законно

Могут ли родители учеников вести аудиозапись уроков с гаджетов учеников?
«Не думала, что столкнусь с таким ужасом… Это нашаучительница. Скажите, если это не профнепригодность, то что?!» «Не смогласлушать долго…   расстроилась. Бедныедети! Проблема профессионального выгорания педагогов для школ очень актуальна»,- пишут родители.

Запись, на которую они ссылаются, ужасна. Тот, ктоее слышал, знает. Впрочем, уже вчера появилось известие, что это компиляция.Учительница говорила это на разных уроках, а какие-то недоброжелатели записалии смонтировали это единым блоком.

Впрочем, если учительница произносила хотя быодну такую фразу за весь урок, это уже повод для размышления.

В данном случае важнее другое.

Почему родители стремятся первым делом выложить в интернетзаписи, которые свидетельствуют, что педагоги не всегда соблюдают профессиональную этику? Да потому что для них норма – замечательный учитель, мама длясвоих учеников. Когда родители сталкиваются с чем-то иным, это для них потрясение.

Сделанная ребенком из-под парты запись на телефон позволяетвзрослым – впервые в истории – заглянуть в тайную «кухню» школы. Конечно, онине могут удержаться от желания подсмотреть за ней хоть одним глазком. И,конечно, они далеко не всё в ней понимают. 

Каков их учитель с детьми, когда родители его не видят? Что происходит во время святая святых – таинства урока? Это для них загадка.

И вот некоторые родители (поколебавшись и посоветовавшись сдрузьями из соцсетей) просят своих детей нажать на кнопочку «запись». И сделатьэто незаметно, в конце перемены…

Мнения родительской и педагогической общественности запоследние дни разделились.  

«Это не использование мобильных средств связи, а использованиезаписи разговора без разрешения собеседника», – считает одна мама. «Нельзядетей привлекать к подлости!» – возмущается другая.

«Значит, детей можнобезнаказанно унижать?» – возражают им третьи. «У знакомых было подобное – изкласса ушли трое или четверо детей, учитель остался.

Остальные родителипретензий не имеют, хотя запись слышали».

А есть и совсем жесткие мнения: «Донос у нас поощряется нагосударственном уровне. А дальше уже личное дело каждого…»

Вот что думает по этому поводу Анна Александровна Вавилова, кандидат юридических наук, старший научныйсотрудник Лаборатории образовательного права МГПУ:

– Сразуоговорюсь: записи я не слышала, поэтому не могу оценить, похожа она накомпиляцию или на запись урока «от звонка до звонка».

Понять родителей, которыезахотели услышать запись с урока, я могу: они – законные представители своих детей, фактически, защитники их прав.

Поэтому ониимеют право знакомиться с методами обучения и воспитания в школе, имеют правозащищать права своих детей. Но достигнуть цели они могли бы другими способами,более безопасными с юридической точки зрения.

– Телефон был включен на запись, аучительницу об этом не предупредили…

– Телефон- частная собственность ребенка, пользоваться им в стенах школы разрешено.Поэтому, теоретически, он мог работать и в режиме записи. Школа – это нечастная квартира педагога, в которой запись была бы незаконной. Но здесьвозникает множество вопросов.

Как быть с правами тех лиц, которые находилисьрядом во время записи? Могли быть нарушены, например, права одноклассниковребенка: а вдруг, пользуясь отсутствием или невниманием учителя, они решили быобсудить какие-то вопросы своей частной жизни? Кроме того, где гарантии, что ребенокзаписывал только то, что происходит во время урока, а не факты, относящиеся кличной жизни окружающих? Тем самым он нарушал бы тайну переговоров. Несомненно,есть вопросы к факту публикации этой записи в соцсетях. То есть возникаютнарушения, которые можно было бы назвать «процедурными».

– Значит, запись с урока не поможетродителям решить школьные проблемы своих детей? 

– Вбеседе с администрацией школы – а родителям такая беседа предстоит – опиратьсяна запись с урока, сделанную без предупреждения, несомненно, можно. Для родительскойобщественности это – повод обсудить со школой вопросы организацииобразовательного процесса. Для них не существенно, каково доказательноезначение этой записи на гражданском судебном процессе.

Важнее другое: педагогнедопустимо вела себя по отношению к их детям. Остальное – дело руководителяшколы: как решить вопрос с этим педагогом и при этом не нарушить праваучеников. Необходимо помнить, что и родители могут понести ответственность заподобные действия. Это зависит от содержания записи.

Если из нее очевидно, что педагогсовершил аморальный поступок (например, применял психическое насилие), то процедурныевопросы (то, как была сделана эта запись, примут ли ее как доказательство всуде) должны отступить на второй план. Если же учитель просто разговаривал сдетьми на повышенных тонах – это другое.

Еще вопрос: не посчитает ли сам педагог,что его пытаются заведомо ложно обвинить в совершении преступления? Ситуация вданном случае неоднозначная.

– Можно ли уволить учителя на основании такойзаписи?

– Чтобы диктофоннаязапись была признана доказательством, надо соблюсти массу требований к порядку ееосуществления.

Запись, сделанная при таких обстоятельствах – я сужу по известноймне информации – точно не может стать доказательством! А при увольнении педагогаособенно важны доказательства его вины.

Добавлю: запись на диктофон может НЕстать формальным поводом даже для служебного взыскания к педагогу. Правовыхпоследствий для учителя не возникнет именно потому, что запись не будетпризнана доказательством.

– Даже если все узнали голос учительницы?

-Конечно! Суд ориентируется на доказательства, и «узнали» в данном случае никакне решает многих вопросов; а вдруг это – монтаж? А вдруг просто похожий голос? Авдруг запись была сделана в иной обстановке (это не урок, а, например, школьныйспектакль, в котором педагог разыгрывает сценку с ролью «злой учитель»)?

– Получается, что у директора школы не такуж много возможностей для действия?  

– Директордолжен предпринимать меры не только в том случае, когда у него на руках – неоспоримыедоказательства, юридически признаваемые в рамках судебного процесса. Даже приотсутствии таких доказательств повышенное внимание такому учителю должно бытьобеспечено.

Каких-то общих рекомендаций тут быть не может: очень многое зависитот содержания записи, позиции педагога, родителей, детей из класса, даже самогокласса. Одно дело запись, сделанная в классе из 25 человек в возрасте 16 лет, исовсем другое на уроке у первоклассников.

(Чтобы восстановить обстоятельствапроисшествия, возраст учеников имеет ключевое значение). Если директор уверен, чтозапись – подлинная, он может провести с учителем разъяснительную беседу, самостоятельнопроверить, как тот проводит уроки. Руководитель должен быть заинтересован втом, чтобы в его школе не работали такие педагоги.

Многое зависит и от позиции самогоучителя. Если он признает, что на записи – его голос, директор может убедитьродителей, что такое больше не повторится. Педагог принесет им извинения, ашкола организует онлайн-трансляцию с его уроков, чтобы доказать, что это былразовый случай.

Если учитель и директор сомневаются в правдивости записанного(подозревают, что это – компиляция, монтаж, изменение голоса и т.п), значит, содним классом у педагога возник неразрешимый конфликт. В таком случае удиректора есть решение: передать класс другому педагогу.

– Родители спрашивают: можно ли наосновании такой записи потребовать заменить учителя в классе?

-Родители могут требовать соблюдения законодательства в отношении их детей, настаиватьна реализации всех своих прав (в том числе – права знакомиться с образовательнымпроцессом для защиты прав детей).

Но указывать администрации, какого педагога вкакой класс выбирать для работы, они не вправе. Они могут обратиться кадминистрации школы с просьбой поменять учителя для своего класса, илиперевести своего ребенка в другой класс.

Это можно сделать в любой момент, поразным обстоятельствам и без всякой связи с подобными записями.

Фото Марии Голубевой

Источник: http://ug.ru/article/958

Право-online
Добавить комментарий