Могут ли сажать в штрафной изолятор человека накануне длительного свидания?

Блоги / Блог «Йода»: Амнистировать нельзя оставить

Могут ли сажать в штрафной изолятор человека накануне длительного свидания?

Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

В последнее время только и разговоров, что о Евромайдане, да о грядущей амнистии.

Количеством обсуждений они схожи, только вот качественная разница между ними очевидна: если панорама Евромайдана развернулась прямо перед нами, главное – подобрать правильный ракурс освещения событий, то амнистия пока еще только маячит на горизонте.

Какой она в итоге будет? Какой из проектов примут? Какие поправки внесут депутаты в президентский проект? Когда это вообще произойдет – выдвигали несколько разных дат? Пока ни один из вопросов не находит своего ответа, будем ждать. И рассуждать.

Какой должна быть амнистия? И должна ли быть вообще? Не секрет, что к амнистии всегда относились довольно настороженно, боясь рецидива бывших заключенных. И неспроста боялись – случаи бывали разные, взять тот же 1957 год. Да и просто как-то странно это – выпускать на свободу преступников их же жертвам. Впрочем, к 20-летию Конституции готовить проект никто не помешал.

Основные пункты вроде бы известны, но полное содержание еще остается загадкой. Например, не так давно выяснилось, что экономические преступления не войдут в состав будущей амнистии по причине уже существующей отдельно экономической, которую придумал Борис Титов. Только вот в нее не входят те, кто обвиняется по статье «взятка».

Первым на ум при упоминании этой статьи в нынешних реалиях приходит осужденный учитель Илья Фарбер, который якобы принял приличную сумму от подрядчика за подписание акта о выполненном ремонте в сельском ДК. 11 декабря над Фарбером состоялся последний суд в Твери, по итогам которого ему постановили 3 года лишения свободы и штраф в 3 миллиона рублей.

Если его статью не включат в амнистию в ближайшие дни, то ему придется покорно нести бремя несправедливого приговора, при том, что дело началось несколько лет назад, и все это время Фарбер провел в СИЗО. Сын Ильи Петр – невероятно стойкий и сильный молодой человек с копной темных кудрей, внешне и внутренне похожий на своего отца.

Он провел не одну акцию в его поддержку: буквально недавно он просидел долгое время в клетке на Воробьевых горах без еды и воды, а накануне последнего суда прошел по Пушкинской, надев клетку уже на голову и раздавая желающим билеты на этот суд.

Сложно представить, чтобы за виноватого человека так заступались, тратя время, силы, подвергаясь физическим лишениям — пусть и небольшим, но значимым, рисковали собственным именем и кричали о его чистоте. Даже близкие. На мою просьбу прокомментировать окончательное решение относительно Фарбера Петр отвечает следующее: «Это финал дешёвого фарса с элементами издевательства.

Как и раньше, абсолютно ничем не объяснимый приговор, только теперь поменьше: 3 года колонии строгого режима и 3 миллиона рублей штрафа. Ни прокурор, ни судьи не объяснили, почему именно столько. При полном отсутствии доказательств вины подсудимого им нечего было сказать, кроме тупо заученных слов «всё законно и обосновано». При этом, естественно, ничего не обосновано и всё незаконно.

И все это понимают, включая самих судей». В этих словах – горькая усмешка, отчаяние, злоба, и при всем этом вынужденное смирение. Все. Ничего не изменишь. Судья ударил молотком по столу и по Фарберу — на долгих три года.

Касательно возможности попадания под амнистию отца Петр говорит, что таким образом его выпустить не могут, так как «статья 290, по которой его осудили, в перечне радостных статей проекта об амнистии не значится». Но «теоретически могло и может быть все, что угодно. Могли дать больше, такое бывает в отместку за непокорность и непризнание вины».

Но ведь могли и отпустить – за уже весело проведенные два года и три месяца в следственном изоляторе. «Хоть «основания для условно-досрочного освобождения» имеются (только не будем забывать, что мы говорим о невиновном человеке, которого есть, вообще-то, все основания оправдать), вряд ли моего отца отпустят раньше выданного Тверским областным судом нелепого срока. Уж глумиться, так глумиться».

Каждым ответом Петр демонстрирует непокорность, презрение к властям, резкость. А ведь ему всего 19 – нужно обладать недюжинным внутренним потенциалом, силой, и, наконец, просто настоящей и крепкой любовью к отцу, чтобы не бояться и говорить так. Да что там говорить – делать. Илья работал учителем и, по собственным словам, «умело любит детей».

О его умении можно судить по всем вышеперечисленным качествам сына. Умеет. Любит. Научил. Только вот проекта амнистии без включенной туда статьи о взятке это не отменяет. Как не отменяет это и отсутствие добавления пункта об аннулировании всех ранее наложенных дисциплинарных взысканий – идея, активно продвигаемая группой правозащитников.

По их словам, помимо того срока, который есть в судебном приговоре, осужденному выписываются штрафы, водворения в штрафной изолятор, его помещают в черный список, если он по мнению администрации «плохо себя вел» — а это может быть что угодно, начиная от «не так поздоровался» и заканчивая «сидел на кровати, пуговица была расстегнута».

На самом деле это значит «не давал взятки», «не привозил стройматериалы» и т.д. Водворения в штрафные изоляторы, например, являются реальным препятствием для условно-досрочного освобождения, поскольку это негативная характеристика. Из-за ранее наложенных взысканий уменьшается количество полученных бандеролей, передач, вообще перекрываются все каналы.

Заключенному могут не предоставлять длительные свидания или ужесточать режим наказания — а могут все вместе.  «Мы предлагаем провести полноценную амнистию и аннулировать все ранее наложенные взыскания всем заключенным вообще. Мы понимаем, что на свободу выйдут не более 10 процентов от общего числа заключенных.

Но если будет реализована наша идея, то все заключенные смогут как минимум получить передачку от мамы, от жены, подруги, невесты, брата, мужа.. И все эти люди получат возможность короткого, а может и длительного свидания», — говорит представитель правозащитной организации. А для людей, находящихся в местах лишения свободы самое дорогое – это общение с близкими людьми.

Это такой подарок, которого сотни тысяч людей лишены годами. Страшно представить. Да и не хочется представлять. По мнению экспертов, вся тюремная система поставлена на коммерческую основу, которой хотя бы единичным выстрелом они хотят дать бой, прекратив все ранее наложенные взыскания. В качестве наглядного примера коммерциализации – дело заключенного Жирновых, который был осужден по 159.

4 статье и отправлен в колонию. За 15 месяцев пребывания там он отдавал по 30 тысяч рублей ежемесячно начальнику колонии, а также купил производственное оборудование на сумму свыше 1 млн. рублей за все время. За такие заслуги перед Отечеством арестант был образцово-показательным осужденным на самом лучшем счету.

Но только что-то ему это дело наскучило, и в непрекрасный момент платить он отказался, за что мгновенно поплатился: его поместили на 15 суток в штрафной изолятор, прицепившись то ли к пуговице, плохо застегнутой, то ли к взгляду, чересчур бунтарскому. Тогда же поступило предложение доплатить небольшой налог на хорошую жизнь, на что оперативник получил отказ.

Первое наказание быстро переросло во второе: были добавлены еще 15 суток. Дело кончилось жалобами на администрацию, а с ее стороны – ополчением всего состава против Жирновых, на что он ответил вскрытием вен и прочими девиантными демонстративно-отчаянными деяниями. Сейчас заключенный в отместку был переведен в другую колонию, где, по словам правозащитников, его гнобят и держат в холодной камере.

Была бы уже осуществлена идея с аннулированием – такого бы не было. И пусть многие действительно преступили закон, но вряд ли их становлению на путь истинный будет способствовать заразительный пример администраций колоний того, как поступать не надо — ведь фактически они сами демонстрируют противоправное поведение.

Здорово исправляют в исправительных учреждениях, правда? Собственно, поправкой к проекту амнистии хотят коснуться всех заключенных – в этом ее суть.

Правда, с одной стороны, она действительно избавит тех, кто несправедливо получил нехорошую отметку в личном досье, от полученных в результате этой отметки ограничений, однако с другой – освободит от справедливого наказания тех, кто, допустим, избил сокамерника. Так что как и в случае со всей амнистией в целом, все весьма спорно и неоднозначно.

Наконец, сами условия, в которых содержатся арестанты, оставляют желать лучшего. Нет, никакого люкса никто для них не просит – скорее речь идет о вопиющих случаях отсутствия обеспечения должного ухода, в том числе медицинского.

Многие помнят недавно промелькнувшую в СМИ резонансную историю про парализованного «узника» Матросской тишины Владимира Тапехина: мужчина был доставлен в СИЗО, перед этим попав в ДТП, где были повреждены внутренние органы и позвоночник . Ему отняло ноги и руку. Правозащитники обнаружили его совершенно голым в камере.

Срочно отправили в тюремную больницу, где его обследуют и ждут результаты экспертизы. Если она подтвердит, что болезнь попадает под перечень «выпускных» больных, то Тапехина должны полностью отпустить. Если нет – то нужно добиваться хорошего лечения, что видится весьма сложным и маловероятным. Предварительно многие считают, что все усугубилось из-за стресса, который пережил Владимир: он сам говорил, что его роняли несколько раз, пока несли. Но увы, все эти утверждения бездоказательны.  Причем по словам правозащитников, есть гораздо более тяжелые заболевания, которые по тем или иным причинам не включены в перечень, согласно которому больного арестанта могут выпустить. Почему так — неясно. Еще часто многие больные не могут получить даже нормального лечения, в чем мы могли убедиться на примере Тапехина — если бы его не нашли валяющимся как ненужный забытый предмет в какой-то затхлой камере, он бы просто умер, даже не дойдя (точнее, не будучи донесенным) до суда — ведь его даже отказались нести в зал. Отношение к людям как к вещам — это так привычно для нас. Подумать о том, что реально требуется внести в проект амнистии, раз она в целом так важна, а что не так первостепенно – на это осталось не так много времени. Это и медицинская часть ( пусть она из совершенно другого направления, но почему бы не добавить ее к уже готовому проекту) – пересмотр болезней, согласно которым осужденный будет иметь право на досрочное освобождение и не гниение в стенах какой-нибудь Матросской тишины, где всем на него наплевать. Это еще и аннулирование дисциплинарных взысканий. Правда, нужна ли вообще амнистия в ситуации, когда Сердюкова, проходящего по статье «халатность», выпускают, а «взяточника» — Фарбера заключают на три года? По этому поводу прямой и резкий Петя Фарбер высказался следующим образом: «Статья «получение взятки» препятствует амнистированию, потому что в получении взяток власти обвиняют своих противников, чтобы сажать их в тюрьму на подольше. А халатность – элитная статья. В халатности власти обвиняют своих друзей, чтобы их, так сказать, пожурить, я думаю. Наверное, для них халатность – это что-то связанное с халатами, в которых они ходят по дому, то есть что-то домашнее, безопасное».

Домашняя и безопасная амнистия нас ждет, невзирая на все предлагаемые проекты. Ждем оглашения.

Оригинал текста

Источник: https://echo.msk.ru/blog/yopolisnews/1220411-echo/

Олег Навальный: «Я не воспринимаю колонию как дом, скорее как хостел в Румынии»

Могут ли сажать в штрафной изолятор человека накануне длительного свидания?

Младший брат Алексея Навального Олег сидит в тюрьме с конца 2014 года. По «делу Ив Роше» судили обоих, но оппозиционеру дали условный срок, а его брата отправили за решетку. Олег совсем не политик, он логист и предприниматель — занимался компанией «Главподписка», пытался реформировать работу «Почты России».

Из-за обилия взысканий Олег Навальный находится в одиночной камере и регулярно попадает в штрафной изолятор. Там он рисует, учит испанский и получает очередное взыскание за то, что делал зарядку в майке, а не в куртке. В понедельник на этих же основаниях ему отказали в условно-досрочном освобождении.

«Новая газета» взяла интервью у Олега по переписке.

— Вы попали в тюрьму фактически потому, что вы брат Алексея Навального. А раньше на вас как-то влияла фамилия? Чаще помогала в жизни или мешала?

— Не сказал бы, чтобы фамилия как-то особо влияла. На почте, например, многие думали, что я однофамилец. Гаишники отпускали, поругав при этом власти. Помню, однажды пустили без билета в Большой театр по фамилии. На самом деле нет, это я придумал.

— Расскажите про ваше общее с Алексеем детство. Вы догадывались, что брат пойдет в политику?

— Думаю, что даже брат сам не догадывался, что пойдет в политику. Вообще, существуют ли дети, которые на вопрос: «Кем ты хочешь стать?» — отвечают: «Политиком»? В целом, как мне кажется, мы очень дружны были всегда. Но, конечно, тусовались в разных компаниях — все-таки у нас семь лет разница.

— Как вышло, что политика не затянула вас? Было время, когда вы ходили с Алексеем на акции?

— Странно, что вы не спрашиваете, как получилось, что Алексея не затянула почта. У нас разделение труда в семье. Например, в детстве я ходил за хлебом и молоком (почему-то только за ними, я до сих пор удивляюсь, откуда появлялись другие продукты), а он выносил мусор. Если серьезно, я не считаю, что у меня достаточно навыков для политика.

Говорю я отвратительно, не могу назвать 10 отличий Улюкаева от главы «Роспечати». И я, конечно, достаточно упорный, но до Алексея мне в этом очень далеко. На акции, конечно, я ходил, но это не связано с поддержкой конкретно Алексея, я ходил защищать свои права. Ну и самое главное: мне нравится заниматься логистикой, это мой элемент счастья.

— Я понимаю, что почтой вы «горите», но над ней у нас принято смеяться за медлительность, шутить в духе «Почта России. И пусть весь мир подождет».

— У почты кошмарный имидж, потому что 99% населения знакомы с ней по ужасным очередям в отделениях, роликам на , где посылки выкидывают из вагонов, и репортажах о завалах в аэропортах (которые появляются только тогда, когда надо сменить руководство ФГУПа). На самом деле это огромная, очень сложная организация, пережившая революции, войны и способная пережить все что угодно.

Почтовые организации всех стран входят, если не ошибаюсь, в самое большое мировое объединение — Всемирный почтовый союз. Вообще, почта — это такая страна в стране, и там можно наблюдать в миниатюре многие болячки нашего государства. В чем-то новая команда молодцы: они запустили многие проекты, которые лежали в столе, наладили взаимодействие с таможней, с РЖД.

Я слежу за публикациями о «Почте России» в прессе и радуюсь, если по штампам на письмах вижу, что сроки доставки сокращаются. Но взять, например, программную среду, в которой работают почтовые отделения, — много лет обсуждается какое-то глобальное решение.

А я вот получаю посылку с книгами, к ней приложен акт о том, что посылка повреждена, акт сделан в сортировочном центре в Подольске, который я запускал. И я вижу, что этот акт сделан в MS Word. Это очень неудобно, я помню, как обивал пороги в головном офисе, чтобы внесли небольшие улучшения в программу — это ведь сэкономит миллионы рублей.

С открытия центра прошло 7 лет, а оператор Федорчук до сих пор делает счета в Word, а на совещаниях в аппарате управления, наверное, до сих пор обсуждают глобальные решения.

Евгений Фельдман / «Новая газета»

— По иронии судьбы, теперь почта — ваш способ общения с миром.

— Ну да, теперь я почтой пользуюсь чаще, чем раньше, это точно. У меня есть куча конвертов и марок, а в местном почтовом отделении меня точно знают. Письма — это хорошо. Они отнимают много времени, и это как раз то, что нужно здесь.

— Сколько писем вам приходит, скажем, в месяц?

— Приходит от 60 до 100 писем в месяц, больше — на Новый год и день рождения. Отвечаю я всем, кто оставляет обратный адрес.

Помимо друзей и семьи постоянная переписка у меня, наверное, с 20—30 людьми, со многими подружился, все классные, пользуясь случаем, передаю всем привет.

По переписке говорить легче, чем вживую: никаких тебе неловких пауз, перерыв в переписке можно всегда свалить на плохую работу почты.

— Как ваша семья переживает происходящее?

— Думаю, переживают, конечно. Но мы семья крепышей, «вывезем», как тут говорят. Тут важно понимать, что у нас в стране тюремное заключение может настигнуть за что угодно или вообще ни за что, поэтому отказ от взглядов ни к чему, кроме стыда за это, не приведет.

— Ваши дети были очень маленькими, когда вы попали в тюрьму. Вика (жена Олега. — Ред.) приезжает на свидания вместе с ними?

— Степану было почти три, Остапу почти год. Младший плохо переносит поездки, а Степан приезжал два раза ко мне. Ну я им пишу, отправляю рисунки, Вика показывает им фотки и видео со мной, поэтому я не должен полностью стереться из их памяти.

— Длительное свидание — это немножечко как свобода, да? Режим не надо соблюдать, близкие люди рядом, домашняя еда, фильмы можно смотреть…

— Тюрьма — везде тюрьма. Хоть в карцере, хоть на длительном свидании. Последнее не в пример лучше, но время там предательски быстро летит, как раз в тот момент, когда хочется, чтобы оно тянулось.

— После свиданий тяжело возвращаться обратно в камеру, привыкать к тюрьме заново?

— Мне не удалось привыкнуть к тюрьме за 17 месяцев, поэтому задачи привыкать после длительного свидания не стоит. Я не воспринимаю это место как дом, скорее как хостел в Румынии.

— До приговора никто всерьез не верил, что вас действительно посадят на реальный срок. Вы тоже? Как вы себе представляли тюрьму, пока не оказались в ней?

— Когда вынесение приговора перенесли с 15 января на 30 декабря, было понятно, что будут сажать, только непонятно, кого и на сколько.

Тюрьму я себе представлял, как одинокий барак на холме, обдуваемый всеми ветрами, где небритые суровые люди греются около печек-буржуек, держа в руках алюминиевые кружки с чифирем после 16-часовой смены на лесоповале. Все, конечно, не так.

Уверен, что все ура-патриоты, затянувшие пояса и держащиеся, пока нету денег, с удивлением обнаружили бы, что живут в условиях з/к, если не хуже. В целом тут ничего страшного, но многое зависит от самого человека и детских психологических травм сотрудников ФСИН.

Ну и, конечно, надо отметить, что нельзя сравнивать, как сижу я, и как сидят остальные. Дубинкой меня не ударят без спецзадания сверху, но и взятку не возьмут.

— Расскажите про ваш день. Насколько я знаю, обязательной работы у вас нет, как, например, было у Нади Толоконниковой в мордовской колонии. Почему так?

— Думаю, я не работаю во многом потому, что работала Надя Толоконникова, и она очень эффективно доказала, что имея поддержку на воле, легко объяснить начальнику колонии — в терминологии заключенных, «хозяину», — что никакой он не хозяин, а наемный работник, который вместо казнокрадства должен, вообще говоря, заниматься исправлением осужденных и их социальной адаптацией. У меня, кстати, подобных поводов не было, но видимо, ребята решили подстраховаться: теперь я вообще в СУСе (строгие условия содержания. — Ред.), тут работы нет. Что я делаю целый день, трудно сказать. Я бы охарактеризовал этот, как «ничего». Читаю и занимаюсь спортом, пишу письма, оттачиваю всякие бесполезные навыки. Вообще — все это бредово. Зачем я тут — непонятно никому. А как в рамках уголовно-исправительной системы заключенные должны исправляться, это абсолютнейшая тайна. С моей точки зрения, тюрьма — глупейший способ научиться жизненной мудрости. Тут можно научиться варить мет или как правильно держать топор, чтобы зарубить собутыльника, но не более того.

— Какие у вас планы на будущую свободную жизнь?

— Как человек, воспитанный на голливудских фильмах 90-х годов, я должен ответить: поеду в Диснейленд! Кругосветное путешествие, которое я откладываю с 2010 года, тоже в планах. Но для этого надо подшибить деньгу, поэтому после выхода я хочу пойти работать — очень соскучился я по этому делу. Я на пике своей производительности, весь бурлю от энергии и идей.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2016/06/28/69084-oleg-navalnyy-ya-ne-vosprinimayu-koloniyu-kak-dom-skoree-kak-hostel-v-rumynii

Порядок предоставления осужденным свиданий

Могут ли сажать в штрафной изолятор человека накануне длительного свидания?

Выдержки из уголовно-исполнительного кодекса РФ:

Статья 75. Направление осужденных к лишению свободы для отбывания наказания

1. Осужденные к лишению свободы направляются для отбывания наказания не позднее 10 дней со дня получения администрацией следственного изолятора извещения о вступлении приговора суда в законную силу. В течение этого срока осужденный имеет право на краткосрочное свидание с родственниками или иными лицами.

Статья 89. Свидания осужденных к лишению свободы

1. Осужденным к лишению свободы предоставляются краткосрочные свидания продолжительностью четыре часа и длительные свидания продолжительностью трое суток на территории исправительного учреждения.

В предусмотренных настоящим Кодексом случаях осужденным могут предоставляться длительные свидания с проживанием вне исправительного учреждения продолжительностью пять суток.

В этом случае начальником исправительного учреждения определяются порядок и место проведения свидания.

2. Краткосрочные свидания предоставляются с родственниками или иными лицами в присутствии представителя администрации исправительного учреждения.

Длительные свидания предоставляются с правом совместного проживания с супругом (супругой), родителями, детьми, усыновителями, усыновленными, родными братьями и сестрами, дедушками, бабушками, внуками, а с разрешения начальника исправительного учреждения – с иными лицами.

3.

Осужденным по их просьбе разрешается заменять длительное свидание краткосрочным, краткосрочное или длительное свидание телефонным разговором, а в воспитательных колониях длительное свидание с проживанием вне исправительного учреждения краткосрочным свиданием с выходом за пределы воспитательной колонии. Порядок замены одного вида свидания другим устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

4. Для получения юридической помощи осужденным предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов. По заявлению осужденного свидания с адвокатом предоставляются наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания.

Статья 121. Условия отбывания лишения свободы в исправительных колониях общего режима

1. Осужденные к лишению свободы, отбывающие наказание в обычных условиях в исправительных колониях общего режима, проживают в общежитиях. Им разрешается:

б) иметь шесть краткосрочных свиданий и четыре длительных свидания в течение года;

2. Осужденные, отбывающие наказание в облегченных условиях, проживают в общежитиях. Им разрешается:

б) иметь шесть краткосрочных и шесть длительных свиданий в течение года;

4. Осужденные, отбывающие наказание в строгих условиях, проживают в запираемых помещениях. Им разрешается:

б) иметь два краткосрочных и два длительных свидания в течение года.

Статья 123. Условия отбывания лишения свободы в исправительных колониях строгого режима

 1. Осужденные к лишению свободы, отбывающие наказание в обычных условиях в исправительных колониях строгого режима, проживают в общежитиях. Им разрешается:

б) иметь три краткосрочных и три длительных свидания в течение года;

2. Осужденные, отбывающие наказание в облегченных условиях, проживают в общежитиях. Им разрешается:

б) иметь четыре краткосрочных и четыре длительных свидания в течение года.

Статья 125. Условия отбывания лишения свободы в исправительных колониях особого режима

1. Осужденные к лишению свободы, отбывающие наказание в обычных условиях в исправительных колониях особого режима, проживают в общежитиях. Им разрешается:

б) иметь два краткосрочных и два длительных свидания в течение года.

2. Осужденные, отбывающие наказание в облегченных условиях, проживают в общежитиях. Им разрешается:

б) иметь три краткосрочных и три длительных свидания в течение года.

Статья 129. Условия отбывания лишения свободы в колониях-поселениях

1. В колониях-поселениях осужденные к лишению свободы:

а) … могут иметь свидания без ограничения их количества.

Статья 131. Условия отбывания лишения свободы в тюрьмах

4. Осужденным, отбывающим наказание на общем режиме, разрешается:

б) иметь два краткосрочных и два длительных свидания в течение года;

5. Осужденным, отбывающим наказание на строгом режиме, разрешается:

б) иметь два краткосрочных свидания в течение года;

Статья 133. Условия отбывания лишения свободы в воспитательных колониях

 1. Осужденные, отбывающие наказание в воспитательных колониях в обычных условиях, проживают в общежитиях. Им разрешается:

б) иметь восемь краткосрочных свиданий и четыре длительных свидания в течение года;

2. Осужденные, отбывающие наказание в облегченных условиях, проживают в общежитиях. Им разрешается:

б) иметь 12 краткосрочных свиданий и четыре длительных свидания в течение года. По решению администрации воспитательной колонии длительные свидания могут проходить за пределами воспитательной колонии.

3.

Осужденные, отбывающие наказание в льготных условиях, проживают в общежитиях. Им разрешается:

б) иметь краткосрочные свидания без ограничения их количества, а также шесть длительных свиданий в течение года с проживанием за пределами воспитательной колонии.

5. Осужденные, отбывающие наказание в строгих условиях, проживают в изолированных жилых помещениях, запираемых в свободное от учебы или работы время. Им разрешается:

б) иметь шесть краткосрочных свиданий в течение года.

Статья 137. Порядок применения мер взыскания к осужденным к лишению свободы в воспитательных колониях

1. Осужденным, водворенным в дисциплинарный изолятор, запрещаются длительные свидания… .

Выдержки из приказа

Министерства юстиции РФ № 205

«Об утверждении правил внутреннего распорядка исправительных учреждений»:

67. В порядке, установленном ст. 89 УИК Российской Федерации, осужденным предоставляются краткосрочные свидания с родственниками или иными лицами в присутствии представителя администрации ИУ.

Длительные свидания предоставляются с правом совместного проживания с супругом (супругой), родителями, детьми, усыновителями, усыновленными, родными братьями и сестрами, дедушками, бабушками, внуками, с разрешения начальника ИУ – с иными лицами.

68. Разрешение на свидание дается начальником исправительного учреждения или лицом, его замещающим, по заявлению осужденного либо лица, прибывшего к нему на свидание.

При отказе в предоставлении свидания на заявлении желающего встретиться с осужденным делается пометка о причинах отказа.

Документами, удостоверяющими личность прибывшего на свидание, а также их родственные связи с осужденными, являются: паспорт, военный билет, удостоверение личности, свидетельство о рождении, свидетельство о браке, документы органов опеки и попечительства.

69. Осужденные, как правило, освобождаются от работы на период длительных свиданий с последующей или предшествующей отработкой.

70. Первое свидание может быть предоставлено осужденному сразу же после прибытия осужденного из карантинного отделения в отряд, независимо от того, имел ли он предыдущее свидание в местах содержания под стражей.

При наличии права на краткосрочное и длительное свидания вид первого определяет осужденный.

Последующие свидания предоставляются по истечении периода, равного частному от деления двенадцати месяцев на количество свиданий данного вида, полагающихся осужденному в год.

71. Время, в течение которого свидания осужденным не предоставлялись в связи с введением режима особых условий, засчитывается в срок, по истечении которого осужденным могут быть предоставлены свидания.

72. Продолжительность свиданий может быть сокращена администрацией по настоянию лиц, находящихся на свидании. Объединение свиданий либо разъединение одного свидания на несколько не допускается.

73. На свидания осужденные должны являться в опрятном виде. На период длительных свиданий они могут пользоваться одеждой, бельем и обувью, принесенными родственниками. Осужденные до и после свиданий подвергаются полному обыску.

74. Осужденному разрешается длительное или краткосрочное свидания одновременно не более чем с двумя взрослыми лицами, вместе с которыми могут быть несовершеннолетние братья, сестры, дети, внуки осужденного.

75. Длительные свидания с иными лицами предоставляются лишь в случаях, когда, по мнению администрации, такие свидания не будут отрицательно влиять на осужденного.

76. Лица, прибывшие на свидание с осужденными, после разъяснения им администрацией ИУ порядка проведения свидания, сдают запрещенные вещи на хранение до окончания свидания младшему инспектору по проведению свиданий под расписку.

77. Граждане, прибывшие на свидания, их одежда и вещи досматриваются. В случае обнаружения скрытых от досмотра запрещенных вещей администрация ИУ принимает меры в соответствии с требованиями действующего законодательства Российской Федерации и настоящих Правил.

78. Если лицо, прибывшее на свидание, откажется от досмотра вещей и одежды, длительное свидание с осужденным ему не разрешается, однако может быть предоставлено краткосрочное.

79. При нарушении прибывшими установленного порядка проведения свидания оно немедленно прерывается.

80. Пронос каких-либо продуктов или вещей лицами, прибывшими на свидание с осужденными, в комнаты краткосрочных свиданий не допускается. На длительные свидания разрешается проносить продукты питания (за исключением винно-водочных изделий и пива).

81. При проведении длительных свиданий могут предоставляться дополнительные услуги. Их оплата производится за счет собственных средств осужденных или лиц, прибывших на свидание.

82. Замена видов свиданий и свиданий на телефонные разговоры производится по письменному заявлению осужденного.

83. Для получения юридической помощи осужденным по их заявлениям предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи.

По заявлению осужденного свидания предоставляются наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания.

В число свиданий, установленных законодательством, такие свидания не засчитываются, их количество не ограничивается, проводятся они продолжительностью до 4 часов в нерабочее для осужденных время и лишь в часы от подъема до отбоя.

Источник: http://www.61.fsin.su/rodstvennikam-osuzhdennykh/poryadok-predostavleniya-osuzhdennym-svidaniy/

Право-online
Добавить комментарий