Можно ли подать в суд, если подозреваю лицо, взломавшее мою страницу в соц сетях?

Можно ли считать доказательствами сообщения в соцсетях?

Можно ли подать в суд,  если подозреваю лицо,  взломавшее мою страницу в соц сетях?

Современный мир уже трудно представить без социальных сетей, позволяющих сделать общение людей друг с другом более доступным и комфортным.

Появившись сравнительно недавно, данные средства коммуникаций смогли в значительной мере оттянуть на себя пользовательский трафик за счет возможности бесплатно обмениваться сообщениями, фотографиями, музыкой и видео.

Соцсети начали завоевывать свою нишу и в юридической сфере. Выясним, как судьи относятся к ссылкам сторон на сообщения в социальных сетях.

Сфера использования

Пожалуй, активнее всех используют блоги и социальные сети судебные приставы. Они помогают собрать информацию о разыскиваемых должниках, месте их нахождения и роде занятий (п. 2.2 Методических рекомендаций по использованию сети Интернет в целях поиска информации о должниках и их имуществе (утв. ФССП России 30.11.2010 № 02-7)).

Банки, коллекторские агентства и иные кредиторы могут использовать социальные сети для того, чтобы склонить своих должников к погашению долгов. Для этого они могут прямо на странице должника в социальной сети разместить информацию о размере его долга, количестве дней просрочки и т.п.

Некоторые даже пишут личные сообщения друзьям должника и размещают информацию в группах, в которых он состоит. Такая мера, конечно же, может оказаться безрезультатной, если должник не намерен платить в принципе. Однако она может и наоборот повлечь положительный эффект.

Должник, обнаруживший такую информацию в соцсети, едва ли сможет потребовать ее опровержения и извинений от кредитора, каких-либо компенсаций и т.п.

Если долг действительно не погашен, суд почти наверняка придет к выводу, что размещение подобных сведений не нарушает права должника (решение Головинского районного суда г. Москвы от 01.12.2014 по делу № 2-6038/14).

Транжирство недопустимо!

Как известно, в ходе судебных заседаний можно вести аудиозапись. Соответственно, своему доверителю представитель может передать аудиозаписи для оценки эффективности его действий и контроля за процессом.

Кроме того, суд может также указать, что при наличии квалифицированного представителя истцу не обязательно тратить большие суммы на проезд к месту рассмотрения дела, проживание и т.п.

Гораздо экономнее поддерживать связь, вести переговоры и давать указания представителю с помощью бесплатных интернет-ресурсов: Skype, FaceTime, Viber и др. (постановление Арбитражного суда Московского округа от 03.02.2016 № Ф05-9079/2013).

Друзья по социальной сети

Сведения о том, кто у кого числится в друзьях, иногда пытаются использовать нарушители ПДД как доказательство необъективности сотрудников автоинспекции.

Например, один нарушитель посчитал, что его дело рассматривалось необъективно, поскольку инспектор ДПС и понятой состоят в друзьях в сети «». Суд с таким доводом не согласился.

Сам по себе данный факт еще не говорит о том, что понятой необъективен (постановление Алтайского краевого суда от 12.12.2014 по делу № 4а-1003/2014).

Более того, нахождение в друзьях в социальной сети не свидетельствует даже о наличии дружеских отношений, если только нет совместных фотографий, из которых это становится очевидным.

Так, при решении вопроса об объективности и беспристрастности судьи нижестоящего суда надзорная инстанция приняла во внимание и учла наличие фотографий с «Одноклассников», размещенных самим судьей, где он был запечатлен с истицей. Судья и истица являлись выпускниками одной школы и были зарегистрированы на личных страницах сайта как друзья.

В связи с этим вышестоящий суд усомнился в беспристрастности судьи и отменил принятое им решение (постановление Президиума Рязанского областного суда от 22.11.2011 № 44-г-131).

Переписка и фотографии в сети

Распечатки из социальных сетей суд принимает к исследованию на общих основаниях. В заседании он может непосредственно изучить их содержание, однако такие доказательства должны отвечать требованиям относимости, допустимости и достоверности.

Так, Тульский областной суд не стал отказывать в приобщении к материалам дела фотографий из сетей «» и «ontakte» в деле о вселении и нечинении препятствий в пользовании квартирой.

Однако оценив их наряду с другими доказательствами, суд указал, что фотографии не свидетельствуют о постоянном проживании истца в спорной квартире, и отклонил иск (апелляционное определение Тульского областного суда от 11.10.2012 по делу № 33-2780).

Если распечатки из социальных сетей используются для подтверждения более значимых фактов, чем установление дружеских отношений, то с большей долей вероятности суд не примет их в качестве доказательств. Приведем показательный пример.

Судебная практика

Показать

Гражданин взял в банке кредит для своего друга, договорившись с ним о том, что тот купит квартиру и потом постепенно будет возвращать долг. Кредитные средства он получил, передал своему другу, тот купил квартиру, однако долг не вернул. Заемщик остался должен банку.

Ему не оставалось ничего другого, кроме как подать в суд на своего друга, купившего квартиру. Поскольку никаких доказательств передачи денег собственнику квартиры не нашлось, суд в иске отказал.

В качестве доказательства он не принял переписку в социальной сети «», где ответчик признавал свою задолженность.

Суд указал, что распечатка переписки не отвечает принципам достоверности, относимости и допустимости доказательств (апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 28.11.2014 по делу № 33-7473/2014).

Суд не примет в качестве доказательства переписку в социальной сети и в других делах.

Судебная практика

Показать

Суд отклонил иск о взыскании платы за наем жилого помещения и коммунальные ресурсы, указав, что истец не представил никаких доказательств того, что ответчик действительно проживал в его квартире.

Истец принес в суд неподписанный договор, который никакой силы не имел.

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела суд не принял по формальной причине из-за того, что оно не было представлено в первой инстанции.

Суд также не принял представленную истцом распечатку из социальной сети «» со ссылкой на то, что она не позволяет установить относимость данного доказательства к спорным правоотношениям (определение Приморского краевого суда от 11.11.2014 по делу № 33-10008).

Подтверждение передачи денег

Если кто-то с помощью переписки в социальной сети пытается доказать факт передачи денег, ему можно лишь пожелать удачи.

Как показывает практика, суды принимают во внимание только платежные документы (заявления о переводе денег, платежные поручения, выписки по счетам, расписки и др.). Подтвердить передачу денег свидетельскими показаниями тоже нельзя.

Что касается переписки в социальной сети, то она может только усилить доказательственную базу, но уж никак не выступать единственным доказательством, которое суд оценит критически.

Тем более это касается случая, когда переписка носит сумбурный характер, и ее участники много о чем писали и обсуждали большое количество самых разнообразных вопросов.

В такой ситуации суд может указать на то, что из представленной переписки в социальной сети вообще невозможно установить, о каких именно правоотношениях идет речь (апелляционное определение Нижегородского областного суда от 30.07.2013 по делу № 33-6574/2013).

Аккаунт может зарегистрировать кто угодно

Не секрет, что в социальной сети человек может зарегистрироваться под любыми, в том числе вымышленными, именем и фамилией, либо указав данные совершенно другого лица и даже разместив его фотографию. Никакой идентификации администратор сети не проводит.

Сделать это невозможно хотя бы потому, что количество пользователей социальных сетей исчисляется миллионами.

Администраторы сетей снимают с себя всю ответственность, указывая в пользовательском соглашении, что именно пользователи сами несут ответственность за достоверность указываемых данных.

В связи с этим невозможно достоверно утверждать, что, например, письма принадлежат конкретному человеку. Всегда существует риск того, что зарегистрированный в социальной сети аккаунт окажется фальшивым.

Исключение составляет случай, когда ответчик по делу не отрицает, что аккаунт действительно его и что именно он писал те или иные письма и указывал в них определенные сведения.

Этот факт может быть установлен, например:

  • из обычной переписки с оппонентом или с третьими лицами;
  • из ответа администратора социальной сети по запросу суда на вопрос о том, какой телефон был привязан к аккаунту;
  • из информации о том, на чье имя была выпущена банковская карта, с которой оплачивались сервисы социальной сети, и др.

Когда нотариус не поможет

Участнику спора не поможет даже нотариальное заверение его переписки с оппонентом в социальной сети. Во-первых, сама информация о входящих и исходящих письмах сохраняется на сайте, если ее не удалять.

В случае спора можно принести обычные распечатки и попросить суд непосредственно в заседании разрешить доступ к аккаунту, чтобы продемонстрировать переписку.

Это делает обращение к нотариусу пустой тратой времени и денег.

Во-вторых, если иных доказательств у участника спора нет, а распечатка из социальных сетей – это все, чем он располагает, то ее нотариальное заверение уж точно не спасет. Суд такое доказательство просто отклонит со ссылкой на то, что оно хотя и достоверно (т.е. имеется нотариальное удостоверение), но не относимо и не допустимо.

Судебная практика

Показать

Суд обязал ответчика исполнить обязательства перед истцом по договору на осуществление фотосъемки свадебного торжества. В нарушение условий договора ответчик не передал истцу фотокнигу, которую обещал ему сделать.

Из представленной ответчиком переписки в социальных сетях, заверенной нотариусом, однозначно не следовало, что ответчик передал истцу конечный результат, включающий в себя цветокоррекцию, ретушь и т.п.

Из переписки прямо следовало лишь то, что стороны обсуждали ход выполнения задания, но не факт передачи истцу готового результата работ.

Поскольку иных допустимых и относимых доказательств ответчик со своей стороны не представил, суд удовлетворил иск (апелляционное определение Воронежского областного суда от 29.07.2014 № 33-3981).

Если есть другие доказательства

Совершенно по-другому будет обстоять дело, если помимо переписки в соцсети участник спора располагает иными доказательствами, которые подтверждают его позицию. В такой ситуации суд, вероятно, учтет содержание переписки при вынесении решения. Оно будет не главным в числе аргументов «за», однако, безусловно, усилит позицию, тем более, если процессуальный оппонент ее прямо не опровергает.

Судебная практика

Показать

Суд взыскал с ответчика неотработанный аванс по договору на проведение видеосъемки свадьбы, поскольку тот получил предоплату, но обязательства не выполнил. Суд взыскал с него сумму основного долга, неустойку и компенсацию морального вреда.

При этом суд отклонил довод ответчика о том, что к спору нельзя было применять Закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей», поскольку он не занимался коммерческой деятельностью, а съемка видеоклипов для него было обычным хобби.

Этот довод опровергался выпиской из ЕГРИП, согласно которой ответчик был зарегистрирован в качестве предпринимателя. Одним из видов его деятельности было заявлено как раз «производство фильмов».

Помимо этого, суд принял во внимание переписку истца и ответчика в социальной сети «ontakte», из которой прямо следовало, что ответчик проводил съемку свадеб за плату с 2011 г.

Ответчик эту информацию не отрицал, объяснения по этому поводу дал сотруднику полиции при проведении в отношении него проверки по заявлению истца (апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия от 07.10.2014 по делу № 33-3863/2014).

Выводы

Очевидно, что в судебном разбирательстве стороны должны использовать более весомые доказательства. Распечатку переписки в соцсетях и в мессенджерах можно использовать лишь как дополнительное (факультативное) доказательство.

На ней нельзя основывать свои требования, поскольку она выполняет только вспомогательную функцию. При наличии других доказательств распечатка из социальных сетей может усилить позицию по делу.

Если же кроме нее у участника спора больше ничего нет, то его шансы на успех будут призрачными.

Полистать демо-версию печатного журнала на Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.

Источник: http://www.delo-press.ru/articles.php?n=23139

Соцсети как доказательство

Можно ли подать в суд,  если подозреваю лицо,  взломавшее мою страницу в соц сетях?

Андрей Гордеев / Ведомости

Еще недавно сложно было себе представить, чтобы в судебном споре адвокат представлял в качестве доказательства скриншот аккаунта оппонента из социальных сетей.

Тем не менее сейчас количество дел, в которых используются такие доказательства, помогающие установить связи между сторонами сделок или участниками процесса, растет на глазах, а еще два-три года назад таких дел не было вообще. Примечательно, что этот тренд характерен не только для России, но и для развитых стран.

Об этом свидетельствуют наши зарубежные коллеги в публикациях на профессиональных ресурсах США и Канады, посвященных вопросам доказывания. Можно предположить, что в ближайшее время сфера применения соцсетей в судах будет расширяться и адвокаты начнут все активнее использовать их на стадии подготовки к делам.

Практика показывает, что суды доверяют информации из соцсетей и принимают скриншоты аккаунтов в качестве доказательств, часто даже не требуя процедуры нотариального осмотра сайта и нотариального протокола.

Поскольку заверенные нотариусом страницы интернет-сайтов уже давно принимаются судами, вряд ли можно говорить о соцсетях как о новом виде доказательств, а значит, и какого-то особого нормативного регулирования или разъяснений высших судебных инстанций не потребуется. Скорее можно говорить о некоторой специфике соцсетей по сравнению с другими интернет-ресурсами и обстоятельств, которые можно установить с их помощью.

Одно из самых распространенных обстоятельств, которое сегодня доказывается сведениями из соцсетей, – это родственная связь. Она устанавливается через «дружбу» в .

Помимо родства так доказывается и факт знакомства участников процесса или их дружба «в жизни».

Это часто используют управляющие в банкротных делах, истцы, оспаривающие сделки с заинтересованностью, а также стороны процесса, пытающиеся доказать заинтересованность эксперта, арбитражного управляющего и других значимых процессуальных фигур.

Так, в одном из дел, рассмотренном арбитражным судом Якутии, суд, устанавливая, что оспариваемая сделка купли-продажи акций подпадает под признаки сделки с заинтересованностью, в качестве косвенного доказательства родственной связи между покупателем акций (ответчиком) и одним из участников общества сослался на «скриншот социальных сетей». Там на страничке ответчика в друзья была «добавлена Михайлова Н. И., родная тетя» покупателя, она же участник общества-продавца.

В другом деле апелляционный суд рассматривал заявление о включении в реестр требований кредиторов должника (физлица) долга по договору займа. Заемщиком (кредитором) также выступало физлицо.

Суд установил, что у заявителя по отношению к должнику есть заинтересованность, указав, что «заявитель и должник являются заинтересованными лицами, находятся в дружеских отношениях, являются друзьями в социальных сетях».

Наряду с другими обстоятельствами суд расценил эти сведения как доказательства мнимости сделки и отказал во включении требования в реестр.

Сведения о «дружбе» в соцсетях могут сыграть еще одну роль: послужить основанием для сомнений в беспристрастности эксперта или любой другой процессуальной фигуры, которая должна быть незаинтересованной.

Так, апелляционный суд в Самаре, рассматривая ходатайство стороны о назначении по делу повторной технической экспертизы, учел, что эксперт, проводивший экспертизу при рассмотрении дела в первой инстанции, учился в институте вместе с представителем стороны и они продолжают поддерживать связь и после окончания обучения. Об этом, как указывалось в заявлении о повторной экспертизе, «свидетельствует соцсеть , в которой они отмечены как друзья». Не остался без внимания суда и тот факт, что в друзьях у представителя стороны по делу была отмечена супруга эксперта, что «дополнительно подчеркивает близкую дружбу с экспертом». Суд согласился с доводами ходатайства о том, что эксперт мог быть небеспристрастен, и назначил повторную экспертизу.

Интересны и случаи использования судами в качестве доказательств фотографий, размещенных в Instagram. Практика свидетельствует, что в последнее время такими доказательствами все чаще пользуются финансовые управляющие в делах о банкротстве физических лиц, с тем чтобы установить те или иные обстоятельства жизни должников, имеющие значение для хода банкротного процесса.

Так, например, в рамках одного из дел о банкротстве физлица, рассматриваемого арбитражным судом Башкортостана, финансовый управляющий обратился в суд с заявлением о временном ограничении на выезд должника из России.

В обоснование ходатайства управляющий указывал, что должник опубликовал сведения в Instagram о том, что находится на Мальдивах, и утверждал, что должник не извещал его о намерении покинуть пределы Российской Федерации, а судя по материалам, размещенным в соцсети «В контакте», «поездка обходится участнику в 199 500 руб.». Управляющий делал вывод, что исходя из этой информации «должник имеет денежные средства, путешествует по России, а также за рубеж, тем самым растрачивая денежные средства из конкурсной массы и нарушая права конкурсных кредиторов». В итоге суд ограничил право должника на выезд из России.

В другом деле о банкротстве физлица, рассматриваемом арбитражным судом Свердловской области, финансовый управляющий ссылался на то, что сделки должника по отчуждению недвижимого имущества являются мнимыми, поскольку должник и его семья продолжают проживать в отчужденном жилом помещении.

В подтверждение этого обстоятельства управляющий представил фотографии, размещенные дочерью должника в Instagram, и суд признал их допустимым доказательством.

Суд указал, что «управляющим предприняты все необходимые меры, направленные на поиск и возврат имущества в конкурсную массу должника, в том числе использование скриншотов контента, размещенного несовершеннолетней дочерью должника в аккаунте Instagram».

Суд также разъяснил, что согласно политике использования данных Instagram пользователь, размещая информацию в профиле, делает ее общедоступной аудитории, критерии которой установлены самим пользователем в настройках (группа, все друзья, индивидуально настроенный список или «доступно всем»).

Таким образом, контент (в том числе фотографии, записи и комментарии), размещенный дочерью должника в профиле Instagram, является общедоступной информацией, свободный доступ к которой получает неопределенная аудитория, критерии которой выбраны самим пользователем. Использование этой информации в качестве доказательства по делу не противоречит закону.

Скорее всего, один из главных вопросов, который в скором времени должен встать перед судами, – это вопрос о том, насколько правомерно использовать в качестве доказательств информацию из закрытых аккаунтов.

Несмотря на то что доступ к закрытому аккаунту затруднен, выложенная в него информация при определенных обстоятельствах тем не менее может быть использована в качестве доказательств по делу, поскольку лица, имеющие доступ к такому аккаунту, не ограничены в праве использовать такую информацию ни правилами пользования соцсетей, ни какой-либо подпиской о неразглашении. Пока такой практики нет, но очень вероятно, что она появится в ближайшее время. Поэтому вряд ли закрытие аккаунтов в соцсетях серьезным образом убережет их пользователей от использования информации в судах. В то же время с течением времени и расширением сферы использования соцсетей в процессах пользователи неминуемо станут осторожнее в своей активности в интернете и сведут до минимума объем информации, попадающей в сеть. Другое дело – ответчики могут и сами не знать, на каких фотографиях они отмечены и кто из возможных фигурантов дела может иметь их совместные фото. А такое незнание может стоить им немалых денег.

Автор — управляющий партнер Forward Legal

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2019/04/16/799214-sotsseti-dokazatelstvo

Загранбюро оппозиции Казахстана

Можно ли подать в суд,  если подозреваю лицо,  взломавшее мою страницу в соц сетях?

Серик МЕДЕТБЕКОВ: Вся эта ситуация похожа

НА ШАНТАЖ НАЗАРБАЕВА

– Все разговоры вокруг Айсултана Назарбаева разворачиваются ближе к вам – в Европе, хотя основные персонажи находятся в Казахстане. И что интересно, западные масс-медиа об этом пока молчат.

А что вам известно об Айсултане, кроме того, что пишется в социальных сетях, якобы на днях его поместили в психушку? – Западная пресса не ограничена казахстанским законом о первом президенте.

Поэтому не стесняется называть Назарбаева диктатором, его (еще пока) внука – наркоманом, нуждающимся в принудительном лечении. Кто кого покусал в семье Назарбаевых, не становится историей для первых страниц мировых СМИ.

Зато количество журналистских расследований и статей об их коррупционных преступлениях и незаконном богатстве очень велико.

Что касается Айсултана, то в английской прессе вышло много статей, о том, за что его привлекли к суду, и опубликовано судебное решение, на основании которого он находится на принудительном лечении.

– Как вы думаете, насколько похоже на правду все, что говорил Айсултан в своих постах и видеопосланиях, которые сейчас гуляют на интернет пространствах? – Мне сложно комментировать высказывания Айсултана, опубликованные им в социальных сетях, так как я не являюсь дипломированным специалистом в области психиатрии.

Если внимательно посмотреть и послушать его тексты, то это больше похоже на нефильтрованный поток сознания, нежели на какое-то структурированное заявление.

С другой стороны, абсолютная власть развращает людей абсолютно. Нас же не удивляет, как римские императоры чудили в своих семьях. Средневековые короли тоже себе позволяли многое.

Но мы часто забываем, что власть всегда позволяет себе ровно столько, сколько позволяет ей народ.

– В своем интервью Альнур Мусаев говорит, что в данный момент он является единственным опекуном Айсултана, однако сам Айсултан представляет в интервью Еxclusive.kz и мать, и экс-генерала КНБ Мусаева в роли злодеев.

Что в этих высказываниях ближе к истине?
– После этого интервью стало еще больше вопросов. Если Альнур Мусаев действительно единственный опекун Айсултана, то дела парня по-настоящему плохи.

Если бы речь шла о реальных документах, то их бы уже опубликовали в печатном виде, а не показывали кусками на камеру.

– Некоторые аналитики в Казахстане считают, что за Айсултаном стоят определенные заинтересованные лица, чтобы с его помощью расшатать ситуацию вокруг Дариги Назарбаевой… Каково ваше предположение? – За десятилетия власти Назарбаев полностью дискредитировал себя, сам институт президентства, институт семьи президента.

Никто в здравом уме не может желать своей стране такого руководителя, как Дарига. Даже те, кто как бы за неё и рядом с ней – содрогаются при одной мысли об этом. Сам Айсултан с ужасом говорит о такой перспективе. В этом смысле «за ним» – все. А расшатает ситуацию Дарига вместе с папой и без посторонней помощи.

Будущее откроется Казахстану только через новую Конституцию и парламентскую республику. В этой республике Айсултана вылечат от всех его зависимостей.

– «Возможно, даже этим заинтересованным лицом может быть сам Нурсултан Назарбаев», – сказал нам в редакции наш собеседник. Например, внимательный читатель заметит, что в интервью Айсултан больше хвалит деда: «он добрый», «внимательный», «готов сделать все для детей», «за счет его усилий держится Казахстан» и т.д.

Что вы могли бы сказать по этому поводу?
– Вся эта ситуация вокруг Айсултана и его деда действительно похожа на шантаж Назарбаева. Этот способ любил использовать Рахат Алиев. Мы все знаем, чем это закончилось в конечном итоге. Похожий случай имел место недавно в Лондоне с третьей женой Назарбаева.

Видно, старик сам провоцирует близких на такие бесчеловечные методы.

– Несмотря на все это, как вы считаете, кто же виноват в том, что Айсултан попал в такую трагическую ситуацию – признает, что наркоман; покинут всеми и вся; невольный скиталец за пределами родины?
– Общество Казахстана должны волновать не вопросы, кто виноват и что делать с внуком Назарбаева. Принципиально важно понять, как могло случиться, что такие люди как Нурсултан, Дарига, Рахат, Тимур, Болат и далее по телефонному справочнику – как они смогли до сих пор находиться во власти? Кто же МЫ, если такие, как ОНИ, могут нами править?

– Как бы поступили граждане Европы, в которой проживаете вы в последние годы, если вокруг второго человека в стране разразился бы такой семейный скандал? – В любой демократической стране, хоть в республике, хоть в конституционной монархии, и десятой доли происшедшего хватило бы для завершения политической карьеры любого деятеля. Тем более – президента. Но мы не можем сравнивать гражданское общество в Европе с казахстанским обществом. Политически это всё равно что сравнивать людей XXI века с людьми Средневековья. Институт токалок, терпимость к разного рода насильникам, снисходительное отношение к коррупционерам, к нарушителям основных прав человека, полицейский произвол, пытки … Список можно продолжать долго.

После потери поста президента Назарбаев и его окружение перестали быть “священными коровами” для казахстанского общества, пора привлекать их к ответу.

– Кстати, как нам известно, загранбюро казахстанской оппозиции, руководителем которого вы являетесь, занимается вопросами «раскопок» капиталов Дариги Назарбаевой за пределами Казахстана. Продолжаются ли ваши поиски? – Конечно “раскопки продолжаются” (улыбается).

Но ведет их теперь не только и не столько загранбюро, сколько бизнесмены, пострадавшие от произвола назарбаевской семьи и их приближенных. Всех их вдохновляет успех молдавского бизнесмена Стати, отсудившего и получившего в результате больше 400 млн. долл. компенсации.

Мы уже не раз озвучивали цифры выведенных из Казахстана народных денег и суммы активов, найденные на западе – загранбюро, в том числе. В результате журналистских расследований западные правоохранители открывают собственные расследования, заканчивающиеся уголовными делами, замораживанием активов и даже вынесением приговоров.

Это «Казахгейт» и продолжение «Казахгейт-2» в Бельгии (касательно «евразийского трио»), сделки Airbus Group во Франции, незаконные сделки в «Мангистаумунайгазе», в Телиа Сонера, в Burisma. Это недвижимость семьи, родственников и окружения Назарбаева в Великобритании, Швейцарии, США, Испании… Список увеличивается с каждым днем.

Даже идущий процесс импичмента президента США Трампа вскрыл казахстанский коррупционный след в компании «Бурисма» (журналист Питер Швайцер).

В первую очередь, это связано с внедрением антикоррупционного законодательства в странах ЕС и активным его использованием в отношении коррупционеров из стран бывшего СССР.

С появлением санкционных законов не только в США («список Магнитского»), но и в странах Евросоюза теперь у нас есть процедурная возможность преследовать не только коррупционеров, но тех, кто попирает и нарушает права человека в Казахстане.

– А как вы думаете, клептократы Назарбаева и власти Акорды в курсе, что ваша организация на Западе ведет поиски похищенных активов Казахстана? – Здесь необходимо возвратить читателей на пару лет назад.

Помнится, загранбюро тогда в первую очередь обратилось к политическому руководству страны, к парламенту и президенту с предложением приложить все усилия и вернуть похищенные капиталы народу.

Это не была наивность, наоборот, предвидя реакцию, мы хотели создать условия, когда никто не сможет сказать «мы не слышали» или, как обычно, «не знали». Все обо всем знали. Мы передали нынешнему главе нацбезопасности факты коррупции во всех так называемых нацкомпаниях, фондах, министерствах и агентствах. Копии сохранились.

Более того, некоторые агентства отнеслись очень серьезно к информации. Были организованы и проведены брифинги для кабинета министров, генеральной прокуратуры, других заинтересованных ведомств. Не обошли вниманием и руководителей нацкомпаний, которые пытались оспаривать факты.

– И что в ответ? Например, Дарига ханум срегировала на ваши призывы?
– Откуда?! Дальше не пошло, более того, например, Дарига Назарбаева предприняла шаги, чтобы остановить расследования о коррупции с участием ее супруга, старших детей и родственников по браку. Тогда группа граждан страны, включая потерпевших от Рахата и Дариги, сами обратились в правоохранительные органы стран, где члены семьи Назарбаева и прежде всего Дариги прятали и прячут похищенное. Процесс пошел.

– И что из этого следует? – Те, чьи активы были отобраны в параллельных процессах, постараются возвратить отнятое или компенсировать его. Поэтому, пользуясь этим интервью, хочу обратиться казахстанскому обществу.

Страна, народ Казахстана! Мы призываем вас создать НПО и обратиться в посольства США, Великобритании, ЕС, Японии.

И заявить, что вы отныне будете требовать возврата замороженных, арестованных, конфискованных средств, которые оказались на Западе, и скрытыми бенефициарами которых являются казахские клептократы и их пособники.

Чиновники, разворовывающие бюджет страны, должны помнить, что с появлением новых законов, технологий, открытой информации, прятать награбленное будет невозможно не только в западных странах, но и в юго-восточных. Когда наступит время, мы должны будем быть способными возвратить народу похищенное и под контролем нового народного парламента направить его на благо общества.

– Спасибо, Секе, за интервью! Надеюсь, что в скором времени народ Казахстана будет пожинать плоды ваших и своих собственных усилий в поисках и возвращении у него награбленного. Ермурат БАПИ.

«DAT». 30.01.2020.

ОБ ОТЦОВСТВЕ ДЕДА и

ПРОБЛЕМАХ ДОЧЕРИ

• Откровения Айсултана (Рахата) Назарбаева вызвали шквал эмоций в обществе, но были ограничены только соцсетями.

Люди хоть и с брезгливостью, но внутренней готовностью развили заявления «внука-футболиста» и теперь не хотят отказываться от своих мыслей, какие бы аргументы ни приводились.
Однако есть одна версия, которая все ставит на свои места.

Она не окончательная, но мы вынуждены ее озвучить для объективности. При этом гораздо более важная для общества тема – это то, кому выгодна эта эйфория и что она может вскрыть, кроме «нравов семьи».

Источник: https://ru-ru.facebook.com/zagranburo/posts

Право-online
Добавить комментарий