Почему на практике возбуждают уголовное дело по статье 105 УК РФ?

Варианты защиты и возможности адвоката по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)

Почему на практике возбуждают уголовное дело по статье 105 УК РФ?

Убийство – это умышленное причинение смерти другому лицу. Статья 105 УК РФ относится к категории особо тяжких и предусматривает наказание вплоть до пожизненного лишения свободы.

Вместе с тем, большинство убийств – это убийства в драке, в ходе бытовых конфликтов в семье, а самое распространённое орудие убийства – обычный кухонный нож. Правоприменительная практика складывается так, что при наличии трупа следователи возбуждают уголовные дела по самой очевидной (для них) статье – ч.1 ст.

105 УК РФ, в дальнейшем вменяют её же и обвиняемому, подчас не обращая внимания на детали, которые имеют принципиальное значение.

Адвокат, работая по уголовному делу об убийстве, должен, напротив, учесть все нюансы, объективно рассмотреть все варианты защиты и предложить доверителю те, которые наиболее реальны для реализации с учётом имеющихся доказательств и сложившейся следственной и судебной практики. Типовых вариантов защиты по делам об убийстве несколько.

Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть по неосторожности (ч.4 ст.111 УК РФ)

Максимально возможное наказание по ч.1 ст.105 УК РФ и ч.4 ст.111 УК РФ совпадает (до 15 лет лишения свободы). Но ч.4 ст.111 УК РФ мягче, во-первых, из-за минимально возможного наказания в санкции статьи, во-вторых, на практике часто назначают более мягкое наказание по ч.4 ст.111 УК РФ, чем по ч.1 ст.105 УК РФ.

Принципиальное отличие ч.4 ст.111 УК РФ от ч.1 ст.105 УК РФ состоит в следующем. Для применения ч.1 ст.105 УК РФ необходимо установить умысел именно на убийство. Как правило, об этом свидетельствует сила ударов и их нанесение в жизненно важные органы.

Нередко о своих намерениях прямо говорят и сами подозреваемые. Ч.4 ст.111 УК РФ применяется тогда, когда умысел человека был направлен не на причинение смерти, а на причинение тяжкого вреда здоровью.

Классический пример – нанесение множественных ударов по разным частям тела в драке без цели лишить человека жизни.

Есть одно распространённое заблуждение: если человек умер не сразу после нанесения ударов, а уже в больнице спустя несколько часов или дней – ч.1 ст.105 УК РФ однозначно вменяться не может, а применяется ч.4 ст.111 УК РФ. Это не так.

Адвокату по такому уголовному делу важно проанализировать привходящие обстоятельства: действия наносившего удары, действия врачей, причинно-следственную связь между смертью и этими действиями. Сам по себе промежуток между временем нанесением ударов и временем смерти не влияет на квалификацию по той или иной статье.

В судебной практике известны случаи, когда смерть наступила спустя неделю после нанесения ударов, однако с учётом других обстоятельств действия лица были квалифицированы по ч.1 ст.105 УК РФ.

Убийство при необходимой обороне и при превышении её пределов (ст.37 УК РФ, ст.108 УК РФ).

Нанесение ударов потерпевшему редко бывает беспричинным. Часто повод для этого незначительный и тогда в протоколах пишут: «ввиду внезапно возникших личных неприязненных отношений». Но подчас потерпевший сам ведёт себя агрессивно, готов напасть или уже применяет насилие к тому, кто в последующем станет обвиняемым.

Типичный пример – конфликт в семье, муж (часто в сильном алкогольном опьянении) гоняет жену по всей квартире, избивает её всем, чем попадётся под руку, грозится убить. В какой-то момент семья оказывается на кухне, жена с целью самообороны, опасаясь за свою жизнь и здоровье, берёт нож и наносит удар мужу только для того, чтобы остановить его.

Нож попадает в жизненно важный орган и человек умирает.

Для того, чтобы добиться применения статьи о необходимой обороне (ст.37 УК РФ, ст.108 УК РФ, ст.

114 УК РФ) адвокату необходимо детально проанализировать обстановку, всё развитие событий и привести доказательства того, что потерпевший сам вёл себя агрессивно, эта агрессия была реальной и подзащитный обоснованно опасался за свою жизнь и здоровье. Одних показаний подзащитного здесь недостаточно.

Более того, на самых первых допросах сотрудники правоохранительных органов, пользуясь шоковым состоянием допрашиваемого, стараются задать подозреваемому такие вопросы, чтобы в его показаниях просматривался умысел на убийство, а не защита от нападения.

Крайне важно максимально быстро зафиксировать телесные повреждения, которые потерпевший нанёс подозреваемому в ходе конфликта, найти свидетелей, которые, возможно, видели или слышали как развивался конфликт, как потерпевший угрожал или наносил удары подзащитному адвоката.

Убийство в состоянии аффекта (ст.107 УК РФ)

Аффект – это сильное душевное волнение, вызванное противоправными или аморальными действиями потерпевшего. Но не всякое сильное волнение является аффектом, и не всякие действия потерпевшего могут его вызвать.

Аффект определяется с помощью судебно-психологической экспертизы.

Учитывая, что по делам об убийстве судебно-психологическая или психолого-психиатрическая экспертиза проводятся в обязательном порядке, адвокату (при подозрении на возможность аффекта) целесообразно сразу ставить эксперту вопросы о возможности убийства в состоянии аффекта, а не откладывать это «на потом».

Основное внимание при проведении такой экспертизы уделяется поведению обвиняемого во время нанесения ударов, после нанесения ударов, его показаниям и показаниям лиц, которые видели его в это время. Если конфликт происходил один на один, доказать аффект маловероятно.

Существует заблуждение, что аффект можно «изобразить», сымитировать. Это не так. При проведении судебно-психологической экспертизы используются методики, которые позволяют определить, есть ли аффект в действительности или он ложный, «наигранный».

Аффект может вызвать и какое-то одно действие потерпевшего, очень травматичное для психики обвиняемого (аффект по типу «вспышки»), и несколько менее травматичных действий, но регулярно повторяющихся (аффект по типу «последней капли», накопленный аффект).

Причинение смерти по неосторожности (ст.109 УК РФ)

Классический пример пограничного случая между ч.1 ст.105 УК РФ и ст.109 УК РФ – человек падает от удара и, ударившись головой о твёрдую поверхность, умирает. Во многом от того, какой будет характер повреждений головного мозга по результатам экспертизы, зависит и применяемая статья.

Адвокату по уголовному делу необходимо анализировать и другие действия, которые происходили до нанесения удара, ту обстановку, в которой они происходили, характер взаимоотношений и взаимодействия потерпевшего и обвиняемого.

Суд присяжных по делам об убийстве и ч.4 ст.111 УК РФ

Уголовные дела по ст.105 УК РФ и ч.4 ст.111 УК РФ может рассматривать суд присяжных. То, насколько целесообразно в конкретном случае обращаться к суду присяжных, должен оценить адвокат по уголовному делу и разъяснить все тонкости и последствия клиенту.

Действительно, процент оправдательных приговоров в суде присяжных выше, чем у судей «по должности». Но не всякое дело имеет смысл передавать для рассмотрения в суд присяжных. Суд присяжных имеет свою специфику, к которой должны быть готовы и адвокат, и его подзащитный.

Например, если защита планирует бороться только за снижение наказания – как правило, нет смысла рассматривать дело в суде присяжных. Исключение – работа адвоката на получение от присяжных вердикта о снисхождении для своего клиента.

Вердикт «виновен, но заслуживает снисхождения» не позволяет суду назначить наказание в виде пожизненного лишения свободы, а также наказание размером больше 2/3 от максимально возможного срока в виде лишения свободы на определённый срок.

Кроме того, этот вердикт позволяет суду назначить наказание ниже низшего – с применением ст.64 УК РФ.

Напротив, если доказательства обвинения слабые, противоречивые, а с точки зрения адвоката в деле есть признаки необходимой обороны или её превышения, аффекта или вообще непричастности подзащитного к инкриминируемому ему преступлению – тогда суд присяжных имеет смысл избирать.

В любом случае, адвокат и его подзащитный по делам об убийстве или тяжком вреде здоровью, повлекшим смерть (ч.4 ст.111 УК РФ) уже на самых ранних стадиях расследования должны потенциально готовиться к суду присяжных – даже в случае, если в дальнейшем эта линия защиты отпадёт, дело будет прекращено или будет принято решение о рассмотрении дела судьёй «по должности».

Источник: http://advokat-nikonov.ru/press-center/varianty-zashhity-i-vozmozhnosti-advokata-po-delam-ob-ubijstve-st-105-uk-rf/

Искать пропавших людей в России будут сразу и по делу

Почему на практике возбуждают уголовное дело по статье 105 УК РФ?

Российские правоохранительные органы меняют систему розыска без вести пропавших людей, в первую очередь детей и подростков. МВД, Генпрокуратура и Следственный комитет разработали и направили на утверждение в Минюст совместный приказ, регламентирующий систему розыска без вести пропавших.

Решено, что сообщения о таких случаях будут приниматься в любом из этих ведомств независимо от срока давности и места исчезновения человека, наличия или отсутствия информации о месте его постоянного или временного проживания, полных анкетных данных и фотографии.

Розыск будут начинать сразу же, а в случае малейшего подозрения на криминальные причины исчезновения будет возбуждаться уголовное дело по ст. 105 УК РФ («Убийство»), дающей широкие полномочия для проведения разыскных мероприятий.  

Одним из поводов для разработки совместного приказа стал запрос члена комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ильи Костунова, который осенью 2014 года направил обращения на имя главы МВД Владимира Колокольцева, председателя СКР Александра Бастрыкина и генпрокурора РФ Юрия Чайки.

Парламентарий просил силовиков пересмотреть систему розыска пропавших детей. В частности, он предлагал начинать розыск сразу же после сообщения о пропаже ребенка, а также по возможности возбуждать уголовное дело по ст. 105 УК («Убийство»).

Такая квалификация случаев пропажи человека не говорит однозначно о том, что он убит. В российском УК нет отдельной статьи о пропаже человека, поэтому дела автоматически возбуждаются по «максимальной» ст.

105 УК, дающей широкие полномочия для розыска — проводить допросы, обыски, прослушивать телефоны, получать различную информацию из баз данных. 

Проблема также заключалась в том, что единственная профильная инструкция по розыску пропавших людей была принята в 2010 году, когда еще Следственный комитет, который может возбуждать уголовные дела по ст. 105 УК, входил в систему Генпрокуратуры.

В 2011 году СКР стал автономным ведомством, однако регламентирующая инструкция до сих пор не менялась. Таким образом, следователи из этой цепочки оказались исключены, а внятного регламента и условий взаимодействия при поиске пропавших не было прописано.

Это приводило к ситуациям, когда следователи по надуманным основаниям отказывались искать людей либо возбуждать уголовные дела после их пропажи. 

— По статистике, за последние 4 года в среднем только в одном из 14 случаев безвестного исчезновения несовершеннолетнего возбуждается уголовное дело, — рассказали «Известиям» в МВД. — Между тем чем быстрее начнется розыск, тем он будет эффективнее. Весь комплекс мер по розыску можно проводить только после возбуждения уголовного дела.

Чтобы исправить эту ситуацию, правоведы МВД, Генпрокуратуры и СКР разработали совместный приказ от 16 января 2015 года № 38/14/5, утверждающий «Инструкцию о порядке рассмотрения заявлений, сообщений о преступлениях и иной информации о происшествиях, связанных с безвестным исчезновением лиц». 

В нем силовики договорились, как они будут реагировать на случаи пропажи человека. Например, больше не будет пресловутых трех дней или часов, которые некоторые недобросовестные представители правоохранительных органов придумали для того, чтобы отговорить родственников от подачи заявления и не брать на себя лишние хлопоты. 

Подобные нарушения регулярно вскрывает Генпрокуратура.

«Результаты надзорной практики свидетельствуют, что рассмотрение обращений о без вести пропавших и их розыск правоохранительными органами сопровождаются нарушениями закона», — сообщил замгенпрокурора Виктор Гринь в официальном ответе на депутатский запрос Ильи Костунова.  

Теперь, согласно инструкции, сообщения о пропаже будут приниматься независимо от срока давности и места исчезновения человека, наличия или отсутствия информации о месте его постоянного или временного проживания, полных анкетных данных и фотографии, сведений об имевшихся ранее случаях его безвестного исчезновения. В случае пропажи человека следователь СК обязан будет незамедлительно возбудить уголовное дело по ст. 105 УК, если есть основания полагать, что причины исчезновения были криминальные. 

— При этом определяется перечень обстоятельств, которые свидетельствуют о совершении преступления в отношении без вести пропавшего человека, — пояснили «Известиям» в пресс-службе МВД.

— Например, такими обстоятельствами считаются несовершеннолетний возраст, безвестное исчезновение лица с автотранспортом или с мобильными телефонами, наличие у без вести пропавшего крупной суммы наличных или драгоценностей. 

Если во время розыска выяснится, что человек был ограблен или похищен, уголовное дело будет переквалифицировано. 

Эксперты считают, что новая инструкция положительно скажется на системе розыска.  

— Надеюсь, мои запросы помогли форсировать подписание документа, разработанного руководителями трех ведомств — МВД, СКР и Генпрокуратуры, — сообщил «Известиям» член комитета Госдумы по безопасности Илья Костунов. — После его регистрации в Минюсте сотрудники МВД и СКР на местах будут более эффективно взаимодействовать и не будут отказывать в возбуждении уголовного дела по надуманным основаниям. 

— То, что сыщики угрозыска не сразу начинали розыск людей, происходило потому, что пропажу людей зачастую трудно раскрыть, а само разыскное дело будет «висяком», которое портит статистику подразделения, — рассказал «Известиям» глава Профсоюза работников милиции Михаил Пашкин. — А новая инструкция позволит немедленно приступать к розыску без отговорок.

— Теперь у гражданина появится больше оснований надавить на какого-нибудь сотрудника полиции, не предпринимающего активных действий по поиску пропавшего. В ряде случаев принятие этой инструкции, конечно, принесет пользу, — считает координатор содружества волонтеров «Поиск пропавших детей» Дмитрий Второв. 

Однако он опасается, что решение о том, возбуждать или нет уголовное дело, будет, как и прежде, зависеть от конкретного сотрудника.  

На начало ноября 2014 года в разыскной базе МВД числятся пропавшими без вести 46 395 человек. Дети составляют менее 1% от общего числа всех пропавших. 

Источник: https://iz.ru/news/582273

О некоторых аспектах проверки сообщения о злоупотреблении должностными полномочиями сотрудником правоохранительного органа

Почему на практике возбуждают уголовное дело по статье 105 УК РФ?

Обложка

Щепельков В. Ф. Позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации относительно момента окончания получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве, коммерческого подкупа

Безбородов Д. А. К вопросу о понятии неосторожного сопричинения в уголовном праве

Краев Д. Ю. Уголовная ответственность за убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ)

Щербич Л. А., Морозова Ю. В. К вопросу об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания

Шадрин В. С., Чубыкин А. В. Проблемы прокурорского надзора за законностью отказа в возбуждении уголовного дела

Ларинков А. А. Проблемы представления результатов ОРД для использования в уголовном судопроизводстве (по Инструкции от 27 сентября 2013 года)

Исаенко В. Н. Криминалистическая характеристика преступлений и ее разновидности

Елагина Е. В. Наличие аттестации эксперта и лицензии на право осуществлять определенные виды деятельности — факторы, влияющие на допустимость экспертного заключения

Холопов А. В. Исследование вещественных доказательств в судебном следствии с помощью технических средств

Кузьмин С. В. К вопросу о понятии тактического приема

Григорьева М. А. Анализ прокурором материалов проверки сообщения о нарушении правил безопасности при ведении строительных работ

Прокофьева Н. В. О некоторых аспектах проверки сообщения о злоупотреблении должностными полномочиями сотрудником правоохранительного органа

Никитин Е. Л., Дытченко Г. В. Современная парадигма прокурорского надзора за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности

Кулик Н. В. О некоторых аспектах оценки ситуации морально-нравственного выбора в деятельности прокурорского работника

Головко И. И. Защита прокурором конституционного права на обращение юридических и физических лиц

Честнов И. Л. Социальное действие права

Николаева Т. Г. Новое в уголовно-процессуальном законодательстве

Шиплюк В. А. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации по вопросам уголовного судопроизводства

Гурьева Е. П. Может ли квитанция к приходно-кассовому ордеру быть предметом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ?

Ларкина Е. В. Дознание в сокращенной форме: практика применения в Санкт-Петербурге и Ленинградской области

Агабаева А. В. Процессуальные особенности апелляционного обжалования прокурором приговоров, постановленных при производстве в суде с участием присяжных заседателей

Киселев А. А. Иски превентивного характера как способ обеспечения прав потерпевшего от преступления в уголовном судопроизводстве России

Сычев Д. А. Соотношение функций уголовного преследования и надзора за процессуальной деятельностью следователя при утверждении обвинительного заключения прокурором

Н. В. ПРОКОФЬЕВА

Результаты анализа судебно-следствен-ной практики дают основание для вывода о том, что в подавляющем большинстве сообщений о злоупотреблении должностными полномочиями сотрудником правоохранительного органа не содержится достаточных данных для принятия решения о возбуждении уголовного дела либо об отказе в его возбуждении. Поэтому, как правило, принятию того или иного решения предшествует проведение проверки сообщения о преступлении с целью

Стр.69

установления наличия (отсутствия) любых фактических данных, свидетельствующих о возможно совершенном (готовящемся) уголовно наказуемом деянии, т. е. криминалистических признаков анализируемого преступления.

Так, в прокуратуру г. Великие Луки поступило заявление И. о неправомерных действиях сотрудников полиции. Как следовало из заявления, И.

, находившийся в состоянии легкого алкогольного опьянения и не имевший при себе документов, был остановлен сотрудниками патрульно-постовой службы и доставлен в медицинский вытрезвитель городского отдела полиции, где в отношении его был составлен протокол. Во время составления протокола И. предложили снять куртку. Позднее И.

выяснил, что из кармана куртки были похищены деньги в сумме 3500 р. Какие-либо документы, подтверждающие факт нахождения И. в ГОВД, а также факт его привлечения к административной ответственности, к заявлению приложены не были.

В таких условиях принять решение о возбуждении уголовного дела либо об отказе в таковом не представлялось возможным. В ходе проверки заявления о преступлении наряду с заявителем были опрошены: дежурный сотрудник медицинского вытрезвителя, пояснивший, что досмотр И.

в помещении не производился; задержавшие И. сотрудники патрульно-постовой службы, которые пояснили, что никаких денег в ходе личного досмотра И., проведенного на месте задержания (без составления протокола), обнаружено не было.

Наряду с этим следователем были истребованы копии материалов административного производства, график дежурства в медицинском вытрезвителе, а также опрошен значительный круг лиц (12 человек), из пояснений которых следовало, что И.

потратил деньги до момента производства его личного досмотра сотрудниками полиции.

В результате в возбуждении уголовного дела было отказано на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ). Объем материала проверки составил 70 листов.

На стадии возбуждения уголовного дела установлению подлежат лишь данные о ключевых обстоятельствах совершения преступления.

Полагаем, что применительно к рассматриваемому преступлению к таковым относятся: факт совершения должностным лицом правоохранительного органа действий (бездействия), посягающих на интересы государственной службы в этом правоохранительном органе; наступление последствий, предусмотренных ст.

 285 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ); наличие причинно-следственной связи между действием (бездействием) должностного лица правоохранительного органа и указанными общественно опасными последствиями.

С учетом того что субъект преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ, специальный (им является должностное лицо, признаки которого сформулированы в примечании 1 к указанной норме), одной из важнейших задач проверки сообщения о злоупотреблении должностными полномочиями является установление правового статуса лица, возможно, совершившего указанное деяние.

Правовой статус сотрудника правоохранительного органа предопределяется видом правоохранительного органа, его целями и задачами, установленными федеральным законодательством и конкретизированными в соответствующих нормативных правовых актах.

Так, правовой статус участкового уполномоченного полиции определяется не только конкретным приказом о его назначении на должность и его должностной инструк­цией, но и Федеральными законами «О полиции» от 7 февраля 2011 г.

№ 3-ФЗ, «О службе в органах внутрен­них дел Российской Федерации» от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ.

Правовой статус прокурора, помимо приказа о приеме на службу в органы прокуратуры и трудового договора, определяется Федераль­ным законом «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 января 1992 г. № 2202-1 в редакции Федерального закона от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ.

О наличии у лица правового статуса должностного лица правоохранительного органа свидетельствуют: 1) осуществление

Стр.70

профессиональной деятельности (несения службы) в правоохранительном органе в определенной должности; 2) соблюдение установленного порядка назначения на эту должность; 3) наличие юридических полномочий должностного лица (т. е. функций представителя власти либо организационно-распорядительных и (или) административно-хозяйственных функций).

Исходя из этого установлению подлежат следующие обстоятельства:

кем совершено действие (бездействие), повлекшее нарушение прав и законных интересов гражданина (граждан) или организации (организаций) либо охраняемых законом интересов общества и государства;

является ли указанное лицо сотрудником правоохранительного органа, наделенным юридическими полномочиями должностного лица;

когда и кем лицо было назначено на должность либо наделено указанными функциями;

было ли назначение этого лица (наделение его указанными функциями) произведено в соответствии с правовыми требованиями.

 При установлении указанных обстоятельств необходимо учитывать ряд принципиально важных моментов. Во-первых, перечень должностей федеральной государственной службы утвержден Президентом Российской Федерации и конкретизирован рядом ведомственных нормативных правовых актов(1).

Во-вторых, обязательным условием признания лица должностным является на­личие законного основания назначения его на определенную должность. При этом необходимо учитывать, что лица, при назначении которых на долж­ность не были соблюдены установленные законодательством требования, не могут признаваться специальными субъектами преступления.

В-третьих, требования, предъявляемые к порядку назначения лица на должность, следует отли­чать от требований, предъявляемых к кандидату на эту должность.

В-четвертых, одной из составляющих правового статуса субъекта анализируе­мого преступления является наличие у лица функций представителя власти либо функций организационно-распоряди-тельного и (или) административно-хозяйствен­ного характера, которые могут осуществляться по­стоянно, временно или по специальному полномочию. Однако вне зависимости от того, в каком правоохранительном органе и на каких правовых основаниях осуществлялись возложенные на сотрудника полномочия, они имеют значение только в связи с выполнением соответст­вующих задач, стоящих перед этим правоохранительным органом.

В-пятых, в уголовно-процессуальном законе не содержится указания на необходимость установления конкретного лица (предполагаемого субъекта преступления) при принятии решения о возбуждении уголовного дела.

Тем не менее, поскольку к уголовной ответственности за большинство преступлений, включенных в гл.

30 УК РФ, могут быть привлечены только должностные лица, представляется целесообразным установление предполагаемого субъекта преступления на стадии возбуждения уголовного дела.

Вместе с тем результаты анализа судебно-следственной практики

Стр.71

свидетельствуют о том, что в случае наличия достаточных данных, указывающих на признаки преступления, в частности предусмотренного ст. 285 УК РФ, и отсутствия сведений о конкретном лице, причастном к его совершению, как правило, принимается решение о возбуждении уголовного дела.

В этой связи нельзя не отметить, что возбуждение уголовного дела по факту совершения преступления, предусмотренного ст.

 285 УК РФ, сопряжено с тем, что установленное в ходе предварительного расследования лицо, действие (бездействие) которого противоречило интересам службы и повлекло существенные нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, не всегда является субъектом этого преступления. Иными словами, в рассматриваемом случае вероятность необоснованного возбуждения уголовного дела весьма высока.

В-шестых, изучение материалов проверок, проведенных в порядке ст.ст. 144, 145 УПК РФ, показывает, что нередко злоупотребление должностными полномочиями совершается сотрудниками правоохранительных органов, которые в силу занимаемого ими должностного положения наделены процессуальным иммунитетом.

Перечень лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовному делу, приведен в ч. 1
ст. 447 УПК РФ. К их числу отнесены следующие сотрудники правоохранительных органов: прокуроры, Председатель Следственного комитета Российской Федерации, руководители следственных органов, следователи.

Возбуждение уголовного дела в отношении указанных лиц осуществляется в порядке, предусмотренном пп. 2, 2.1, 3, 4, 5, 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ.

Данное обстоятельство обусловливает необходимость установления наличия (отсутствия) «специального» статуса у лица, возможно, совершившего анализируемое деяние.

Каковы же последствия игнорирования этого требования? Вполне понятно, что при отсутствии данных, свидетельствующих о наличии у лица процессуального иммунитета, уголовное дело будет возбуждено в отношении его в общем порядке.

Подобная ситуация влечет за собой признание незаконным и необоснованным постановления о возбуждении уголовного дела как вынесенного с нарушением порядка возбуждения уголовного дела, а при выявлении указанного обстоятельства в ходе судебного разбирательства уголовное дело подлежит возвращению прокурору в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ.

Стр.72

Источник: http://www.procuror.spb.ru/k1414.html

Право-online
Добавить комментарий