Подделка заявления и подписи об увольнении

Как быть, если работодатель заставил написать заявление на увольнение

Подделка заявления и подписи об увольнении

11.12.2017

Увольнение по собственному желанию — самая распространенная причина расторжения трудового договора. Процедура очень проста и подробно описана в статье 80 Трудового Кодекса.

Казалось бы, какие могут быть сложности, если сотрудник сам проявил инициативу? Но в арбитражной практике очень часто встречаются трудовые споры, связанные с этим видом увольнения, и во многих случаях суд становится на сторону работника.

Мы подобрали четыре типичные ситуации, с которыми может столкнуться любой сотрудник, и проанализировали судебные решения по каждой из них.

Ситуация 1. Подделали заявление

У Николая совсем разладились отношения с непосредственным руководителем. Последний воспринимал в штыки любые идеи, придирался к мелочам и всячески выживал сотрудника. Дело закончилось увольнением Николая: в приказе значилось, что по собственному желанию, но мужчина никаких заявлений не писал. Он решил не устраивать скандал, а забрать трудовую книжку и обратиться в суд.

На заседании бывший работодатель предъявил заявление, якобы найденное им на своем рабочем столе, и сделал упор на то, что не обязан проверять подлинность документа. Судья назначил почерковедческую экспертизу, которая определила, что заявление было написано не Николаем.

Сотрудника восстановили в должности, выплатили ему заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда.

Почему так произошло?

Заявление об увольнении должно быть написано и подписано самим работником. Подделка документа — весьма скользкий путь, который может привести работодателя не только к административной, но и к уголовной ответственности.

Чаще всего судьи не рассматривают такие доказательства, как подписанный сотрудником приказ об увольнении, факт получения трудовой книжки или поиски нового места работы.

Решающее значение имеет только заявление, подтвержденное личной подписью работника.

Ксерокопия заявления, предоставленная организацией, не может быть доказательством. Суд принимает во внимание только оригинал.

Ситуация 2. Уволили до истечения двухнедельного срока

Инна написала заявление действительно добровольно, но не указала в нем даты увольнения. По закону она могла передумать в течение двух недель, но работодатель не дал ей такого шанса. Приказ об увольнении был подписан уже через пять дней, что лишило женщину права отозвать свое заявление. Инна обратилась в суд, и ее восстановили на работе.

Ситуация 3. Вынудили написать заявление

С тех пор, как Антонина неудачно пошутила в присутствии пожилой начальницы, ее рабочие дни превратились в настоящий ад. На девушку посыпались постоянные замечания, придирки и дисциплинарные взыскания. Последней каплей стало значительное снижение заработной платы.

Антонина решила поговорить с начальницей о сложившейся ситуации и предусмотрительно захватила с собой диктофон. Запись получилась интересной: крики и оскорбления со стороны руководства, а также грубый шантаж «или ты пишешь по собственному, или я подставлю тебя под статью». Девушка уволилась, пошла в суд, и ее восстановили на работе.

О том, что случилось со склочной начальницей, история умалчивает.

Ситуация 4. Слишком быстро нашли замену

Владимир хотел переехать в другой город. 9 октября он написал заявление об увольнении, на котором работодатель поставил резолюцию «Отработать две недели».

Через 8 дней мужчина узнал о серьезной болезни отца — о переезде не могло быть и речи, поэтому он решил отозвать заявление. Но компания отказалась пойти ему навстречу, поскольку на эту должность уже был приглашен специалист из другого филиала.

Владимиру пришлось защищать свои права в суде, и увольнение было признано незаконным.

Уйти нельзя остаться

Работодатель может вынуждать сотрудника уволиться по самым разным причинам: в компании не хватает денег на заработную плату, руководитель хочет освободить место для родственника, работник конфликтует с кем-либо из коллектива. Но ни одной из этих причин нет в ТК РФ, а это означает, что в случае судебного разбирательства закон встанет на сторону несправедливо уволенного.

Ситуацию с психологическим давлением работодателя довольно просто оценить со стороны. Гораздо сложнее найти достойный выход, если вы сами оказались в таком положении. Вариантов у сотрудника не так много:

  • делать вид, что ничего не происходит и работать дальше;
  • подать жалобу в контролирующие органы;
  • предложить работодателю заключить соглашение сторон и выплатить вам определенную компенсацию.

Если договориться по-хорошему не получается, вам стоит обратиться в трудовую инспекцию. Если эта инстанция не поможет, пишите заявление в прокуратуру.

При этом вам придется самостоятельно позаботиться о сборе доказательной базы. Потому сохраняйте всю переписку и записывайте разговоры с работодателем на диктофон или телефон.

Даже если суд не примет аудиофайлы в качестве доказательства, он все равно их прослушает. А это может повлиять на исход дела.

Учтите, что работодатель будет искать и другие возможности для увольнения. Если вы решили вступить на путь войны, то вам стоит очень внимательно относиться к своим обязанностям и трудовой дисциплине. Никаких опозданий, перекуров и оплошностей быть не должно. В таком случае ваши шансы на победу значительно повышаются.

Наши дела по теме

Трудовые споры

Источник: https://la-advokat.ru/blog/uvolen-po-sobstvennomu-nezhelaniyu/

Подписи подделывать можно| Следователь Гаджиев не против

Подделка заявления и подписи об увольнении

Подделывать подписи сотрудников в официальных документах авиакомпании «Уральские авиалинии», оказывается, можно совершенно спокойно, не боясь ответственности. И неважно, что с помощью этой махинации уволили женщину с грудным ребенком на руках. Мы уже писали о стюардессе Веронике Титовой.

Напомним, она работала в «Уральских авиалиниях» бортпроводником с 17 июня 2016 года по срочному договору с формулировкой «на период увеличения объема оказываемых услуг». Спустя несколько месяцев после начала работы она сообщила руководству о том, что собирается в декрет.

Когда женщина ушла в декретный отпуск, формулировку договора изменили и продлили его действие «до окончания беременности». Когда Вероника родила ребенка, ее уволили. При этом подделали ее подпись в журнале учета выдачи трудовых книжек. Подделку произвели 26 июля 2017 года. Эта дата и стала днем увольнения.

«Уральские авиалинии» уволили мать с грудным ребёнком, чтобы по существующей судебной практике срочный трудовой договор не стал бессрочным.

Между тем, приказ об увольнении ей показали лишь спустя месяц, 23 августа того же года, и она расписалась в том, что ознакомилась с ним именно в этот день. Решив, что ее трудовые права нарушены, бортпроводница обратилась с иском в Белоярский районный суд – по месту проживания. В иске она требовала восстановления на работе и выплаты пособия по уходу за ребенком.

В суде ей отказали в удовлетворении исковых требований. Отказ был законным, хотя и сделан по формальным основаниям: Вероника пропустила процессуальный срок (иск следовало подать не позднее, чем через месяц после даты увольнения). Вышестоящая судебная инстанция оставила решение Белоярского районного суда в силе. Таким образом, увольнение было признано законным.

Не протестуя более против увольнения, Вероника решила хотя бы заострить вопрос о подделке ее подписи в книге учёта движения трудовых книжек и вкладышей в них. Форма данной Книги утверждена Постановлением №69 от 10 октября 2003г. Министерства труда и социального развития РФ. И Вероника Титова, уволенная задним числом, доказала, что это было именно так.

Она за свой счет заказала экспертное исследование в Уральском региональном центре судебной экспертизы.

Старший государственный судебный эксперт отдела исследования документов Вероника Валова сделала вывод, что подпись от имени Титовой Вероники Александровны в расписке работника в получении трудовой книжки «выполнена не Титовой… а другим лицом с подражанием ее собственной подписи» (заключение имеется в распоряжении “Freepressa”).

С этим документом Вероника обратилась в следственный отдел по городу Заречный следственного управления Следственного комитета РФ по Свердловской области. Провести доследственную проверку по заявлению Титовой было поручено следователю отдела Гаджиеву А. М.

Вот здесь и начинается самое интересное. Следователь в ходе проверки опросил саму Веронику и представителя авиакомпании, которая присутствовала на суде.

Он решил, что возбуждать уголовное дело нет оснований, потому что «в действиях неустановленных лиц и Комисовой И. Р. (представитель «Уральских авиалиний» – прим. ред.) отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст.

303 УК РФ» (Фальсификация доказательств по гражданскому делу). Свое решение следователь Гаджиев мотивировал тем, что представитель авиакомпании и неустановленные лица не создавали каких-либо доказательств по гражданскому делу.

«Кроме того, каких-либо правовых последствий для обеих сторон предоставление в суд вышеуказанных документов не повлекло и не могло повлечь», – указал следователь в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела.

Важно. Следователь Гаджиев в ходе доследственной проверки даже не установил – кто же всё-таки подделал подпись в трудовых документах строгой отчётности? Де факто и де юре в «Уральских авиалиниях» к трудовым документам пилотов и бортпроводников имеют доступ «неизвестные лица» (!).

В следственном управлении СК РФ по Свердловской области прокомментировали вопрос аналогично следователю Гаджиеву. «Следственным отделом по г. Заречный СК России по Свердловской области проводилась проверка по заявлению гражданки Титовой В. А. о фальсификации доказательств представителем ОАО АК «Уральские авиалинии».

В ходе проверочных мероприятий установлено, что представители указанного юридического лица не создавали каких-либо доказательств по гражданскому делу, которые были бы положены в основу решения суда, и каких-либо правовых последствий для обеих сторон предоставленные ими в суд документы не повлекли и не могли повлечь.

С учетом этого, по итогам проверки принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств по гражданскому делу)», – сообщил представитель регионального СУ СК Александр Шульга.

Получается, что, по сути, главный следственный орган Свердловской области ещё и публично одобрил подделку подписи в деле по увольнению молодой матери с грудным ребёнком на руках, потому как Александр Шульга – официальный представитель ведомства и выдаёт официальную позицию.

Хотелось бы узнать, в Следственном комитете Свердловской области к регистрационным книгам по выдаче трудовых книжек следователей и их руководства тоже имеют доступ «неизвестные лица»? Представляете, если кто-то из полковников комитета, к примеру, Алексей Невгад, Михаил Бусылко или Алексей Колбасин пришли на работу после отпуска и узнали, что их уволили ещё месяц назад на основании поддельной подписи? Как вы думаете, в СК России такое возможно?

Следователь Гаджиев не усмотрел никакого криминала в подделке подписи Вероники Титовой. С одной стороны, вроде бы ничего серьезного – совершено не тяжкое преступление, не убийство, не изнасилование, не избиение до смерти и прочая мрачная уголовщина.

И по статье 303 УК РФ, в рамках которой проводилась проверка полагается наказание не в виде долгого срока на зоне, а всего лишь штраф или исправительные работы, максимум – арест до 4 месяцев. Не уголовное же дело фальсифицировалось, а гражданское. И «последствий правовых» не могло быть. Да и в суде истица проиграла. Все, можно нарушение закона проигнорировать.

А то, что подделка была в документе строгой отчетности федерального образца – это неважно. То, что сделали ее не в каком-нибудь ларьке по продаже сигарет или овощей, а в компании, где эксплуатируются самолеты – средства повышенной опасности – это, видимо, тоже ерунда. Ну что ж, следователю виднее, какому заявлению дать ход, а какое можно и завернуть.

Правда, хочется поинтересоваться, а почему следователь Гаджиев выяснял, нет ли криминала по статье о фальсификации доказательств, а не по статье 327 УК РФ «Подделка документов»?

Но вот что любопытно – а частенько ли в «Уральских авиалиниях», которые входят в тройку лучших авиакомпаний в России, занимаются подобными мелкими шалостями, за которые, как выясняется, закон не карает? А только ли дело касается бортпроводниц с малыми детьми, которым неохота платить декретные? Может, и с документами летчиков тоже не все гладко обстоит? А если, не дай Бог, случится какая-то авария с самолетом, у них так же окажется, что пилот и бортпроводники были уволены задним числом и с подделанными подписями?

В авиакомпании разговаривать с нами на эту тему наотрез отказались. «Мы не будем комментировать такие ситуации», – заявили в пресс-службе «Уральских авиалиний».

Адвокат Юлия Русанова, изучив отказной материал следователя Гаджиева, пояснила нашей редакции, что документ с поддельной подписью Титовой был приобщен к материалам гражданского дела «Уральскими авиалиниями» и не изъят из него до сих пор: «Состав преступления, предусмотренного статьёй 303 УК РФ, является формальным. То есть это состав преступления, при котором общественно опасное деяние, считается оконченным с момента его совершения. Сам факт предоставления в суд по гражданскому делу доказательства, имеющего следы фальсификации, влечёт уголовную ответственность, независимо оттого, сослался суд на это доказательство в своём решении или нет. Опасность таких действий состоит в том, что лицо осознаёт, что представляет фальсифицированное доказательство в судебное заседание по гражданскому делу, и понимает, что оно может быть использовано как доказательство при рассмотрении дела судом». 

От редакции. История Вероники Титовой закончилась благополучно. Наш редактор Максим Румянцев задавал вопрос о ее деле губернатору Свердловской области Евгению Куйвашеву на ежегодной пресс-конференции, а после нее губернатор пригласил к себе журналиста на личный прием.

 На этой встрече Евгений Куйвашев пообещал поговорить о ситуации с генеральным директором «Уральских авиалиний» Сергеем Скуратовым. Очевидно, беседа состоялась и возымела должный эффект – Веронику Титову восстановили на работе.

Она не повела дело дальше, не стала связываться со следователем Гаджиевым, отказавшим в возбуждении уголовного дела по факту подделки ее подписи.

Нам Вероника объяснила, что уже устала от этого конфликта, судебных разбирательств, и у нее достаточно других забот: маленький ребенок на руках, постоянные походы по детским больницам. Но вопрос остается открытым.

Значит, по логике следователя, можно безнаказанно подделывать подписи в официальных документах строгой отчетности серьезной организации, каковой является один из ведущих российских авиаперевозчиков? А может быть, можно так же легко подделать и подпись самого следователя Гаджиева в его приказе об увольнении, а потом поставить его перед свершившимся фактом и никак не реагировать на подобное беззаконие? 

Хотя следователь Гаджиев возбуждать уголовное дело не стал, но поддельная подпись никуда не делась…

Главное фото: aviafaq.ru, С.Скуратов – ekburg.ru, А.Невгад, А.Колбасин, М.Бусылко – sverdlovsk.sledcom.ru

Источник: http://freepressa.ru/news/2018/10/22/podpisi-poddelyvat-mozhno-sledovatel-gadzhiev-ne-p/

Право-online
Добавить комментарий