Попала ли я под амнистию? Можно ли передать дело в другой город?

Все о предстоящей амнистии рассказал депутат Госдумы Владимир Груздев

Попала ли я под амнистию? Можно ли передать дело в другой город?

В российских судах наметилась страшная тенденция: человека могут посадить даже по заявке соседей или знакомых. Только в прошлом году по делам частного обвинения было осуждено более 15 тысяч человек.

Об этом сообщил первый зампред Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Владимир Груздев на “прямой линии” с читателями “Российской газеты”, посвященной амнистии. Чтобы сосед не превращался в прокурора, а жертвам наветов не приходилось рассчитывать на одну только амнистию, депутаты предлагают ввести обязательное следствие по делам частного обвинения.

Игорь Алексеевич, Владимирская область: Здравствуйте! Хочу уточнить: могу ли я сам попасть под амнистию, если я был оштрафован на 15 тысяч рублей по уголовному делу по 150-й статье. (Вовлечение в преступление несовершеннолетнего. – Прим. редакции).

Владимир Груздев: По части первой, наверное?

Игорь Алексеевич: Нет, по второй.

Груздев: Да, вы можете попасть под амнистию. Но пока не принято политического решения, какой именно должна быть амнистия. Обсуждается несколько вариантов.

Один из них предусматривает ограниченную амнистию, которая затронет только ветеранов Великой Отечественной войны и приравненных к ним лиц. Например, блокадников.

Если же победит другая точка зрения и в акт амнистии включат осужденных за нетяжкие преступления, то у вас есть шанс.

Игорь Алексеевич: Часть денег я заплатил, но не до конца. Все равно могу попасть?

Груздев: Да.

Российская газета: Если человек по приговору был оштрафован, заплатил деньги, но попал под амнистию, ему вернут эти деньги?

Груздев: Не вернут, так как амнистия применяется только по неисполненной части наказания.

Юрий Бездяев, г. Льгов, Курская область: У меня в жизни сложилась такая нелепая ситуация. В октябре 2006 года я дал в долг 37 тысяч рублей своему знакомому. Сроком на два месяца. Прошло три года, а деньги он так и не вернул и, как выяснилось теперь, даже не собирался.

Я его предупредил, что обращусь в мировой суд с иском. Он приехал ко мне, обещая вернуть долг, но деньги не привез, сказал “денег сейчас нет, отдам, когда будут”. В разговоре попытался вырвать записку. На том и расстались.

23 октября прошлого года судом по моему иску с него взыскана сумма 50 тысяч рублей.

РГ: Так в чем же ваша проблема?

Юрий Бездяев: Вскоре я узнал, что ответчик подал на меня в суд в порядке частного обвинения и “просит привлечь за умышленное нанесение побоев”.

4 марта районный апелляционный суд признал меня виновным с наказанием в виде штрафа в пять тысяч рублей и компенсации морального вреда в пять тысяч рублей.

Основание для приговора: “свидетель частного обвинителя видел, что тот уходил ко мне без телесных повреждений, а вернулся с покраснением под глазом и порванной курткой”.

Груздев: Приговор уже вступил в законную силу?

Юрий Бездяев: Еще нет. Видит Бог, я этого не совершал. Мне сорок два года, я офицер запаса ФСБ России. Воспитываю двоих сыновей. Показания моих свидетелей судья даже не вписал в протокол. Только теперь я начинаю понимать зловещий смысл выражения “отсутствие у вас судимости не ваша заслуга, а наша недоработка”.

Груздев: Я не видел документы и не могу судить о конкретных обстоятельствах дела. Но вы затронули действительно серьезную проблему.

Юрий Бездяев: В нашей жизни нужно быть готовым ко всему. Если предположить, что кассационная и надзорные инстанции оставят приговор в силе, могу я рассчитывать на предстоящую амнистию или на смягчение уголовного законодательства?

Груздев: Пока трудно сказать, какой из вариантов амнистии будет принят. Но в принципе, есть надежда на то, что ваша статья попадет под нее.

РГ: Неужели просто так, по заявлению какого-нибудь соседа или должника, человека могут осудить? И даже посадить?

Груздев: Закон относит дела частного обвинения в категорию рассмотрения мировыми судьями. Более того, по делам частного обвинения не проводятся предварительные расследования. Достаточно заявления потерпевшего и свидетельских показаний для того, чтобы суд начал проводить судебное разбирательство.

РГ: В таких спорах часто бывает, что слово одного человека против слова другого. Один говорит: меня били. Другой: мы просто поспорили. Как тут разобраться?

Груздев: На практике действительно очень часто людей осуждают по этим делам.

Согласно судебной статистике, в прошлом году по делам частного обвинения, когда заявитель обратился непосредственно в суд, было осуждено около 15 тысяч человек.

А еще 22 тысячи человек были осуждены, когда люди в порядке частного обвинения сначала обращались в правоохранительные органы, и дело поступало в суд вместе с обвинительными заключениями и обвинительными актами.

РГ: Так сложилось, что по обычным уголовным делам суды выносят меньше процента оправдательных приговоров. А если на месте обвинителя не прокурор, а обычный человек, суды, условно говоря, расслабляются? Или обвинительный уклон касается и “частников”?

Груздев: Вот любопытная деталь. По делам, когда люди обращались с частными обвинениями непосредственно в суд, было вынесено более 6,5 тысячи оправдательных приговоров.

Сравните с 15 тысячами: это явно больше процента. Не будем даже за калькуляторы браться.

Но когда дела частного обвинения поступали из правоохранительных органов с обвинительными заключениями, число оправдательных приговоров резко уменьшилось.

РГ: Насколько резко: в два раза? В три?

Груздев: Всего было вынесено 87 оправдательных приговоров. Напомню: из 22 тысяч поступивших дел. Это меньше, чем полпроцента.

РГ: Как говорится: что и требовалось доказать. Получается, частное обвинение – страшная сила. Но правильно ли давать гражданам по сути прокурорские права?

Груздев: Мы в комитете предполагаем, что, наверное, все-таки есть смысл вернуться к той практике, которая была раньше: по подобным делам должно проводиться либо следствие, либо дознание. И только после этого дела частного обвинения должны поступать в суд.

РГ: Но это же верный приговор. Вы же только что говорили про полпроцента оправдательных приговоров. Судя по статистике, больше шансов оправдаться, если “частники-обвинители” будут напрямую обращаться в суд.

Груздев: Судебное расследование всегда менее емкое, чем расследование на уровне следователя или дознавателя. Мы считаем, что это опасная тенденция, когда сегодня можно привлечь к уголовной ответственности любого человека, обвинив его, скажем, в том, что он толкнул соседку по коммуналке.

Я сталкивался с подобным случаем. Один молодой человек, живя в коммуналке, поссорился с соседкой. Она пыталась его выжить и вместе с соседями оклеветала его. Парня пытались привлечь к уголовной ответственности в порядке частного обвинения.

К сожалению, наша правоохранительная система носит обвинительный характер.

РГ: Есть и другая сторона медали. Такой порядок позволяет привлекать бытовых хулиганов. А если тот человек действительно толкал и буквально терроризировал соседку по коммуналке? Милиция может и не принять заявление, ей нужны верные дела, так называемые палки. А тут разбираться надо, и не факт, что докажешь.

Груздев: Это правда. В принципе, когда дела частного обвинения передавались на уровень суда, мы предполагали, что суд сможет более детально разобраться. А у обычных людей появится механизм защиты от бытовых хулиганов. Но сегодня загрузка мировых судей не позволяет им полноценно разбираться в подобного рода делах.

Елена, Нижний Новогород: Владимир Сергеевич, здравствуйте. Я хотела бы узнать, есть какие-то поправки в законе по статье 105, убийство?

Груздев: Нет, по 105-й мы поправок не вносили. Она действует в этой редакции уже несколько лет.

Светлана Петровна: Мне хотелось бы задать вопрос в отношении несовершеннолетних, отбывающих наказание в колониях. Известно, что у подростков неустойчивая психика, им свойственно проявление жестокости. Многие из них сожалеют о содеянном.

Многие стали жертвой недобросовестного, некачественного следствия, особенно дети из детских домов. Пока эти дети остаются в колониях, у них меньше возможности войти в нормальную жизнь.

Учитываются ли эти обстоятельства при рассмотрении данного акта о помиловании? Каким образом амнистия отразится на подростках?

Груздев: В случае если амнистия состоится и будет принято решение о более широкой амнистии, то несовершеннолетние преступники под нее попадут тоже.

РГ: Многие люди из приславших письма по Интернету интересуются судьбой законопроекта о смягчении Уголовного кодекса. Часть статей планируется перевести в Кодекс об административных правонарушениях. Скажите, вы видели этот законопроект?

Груздев: Видел, он претерпел многие изменения. Заместитель министра, который вел этот законопроект, уже, к сожалению, не работает в минюсте. Видимо, поэтому есть некоторая задержка в работе над проектом. Хочу вас заверить,что “Единая Россия” уже много сделала для либерализации уголовного законодательства.

Однако, вместе с этим, мы видим задачу усилить уголовную ответственность по ряду статей УК. Речь идет о тяжких и особо тяжких преступлениях: терроризм, убийства, изнасилования, педофилия и т. д. Ряд законопроектов сейчас готовится нашими депутатами.

В то же время по инициативе депутатов нашей фракции были приняты изменения в уголовный закон, которые смягчили наказания для физических лиц и руководителей предприятий по статьям 198, 199 УК (неуплата налогов).

Валентина Николаевна, Воронеж: Меня интересует вопрос: сын сидит уже два года по статье 162 ч. 4 Уголовного кодекса. Она подлежит амнистии?

Груздев: Валентина Николаевна, а совершеннолетний сын?

Валентина Николаевна: Да.

Груздев: Валентина Николаевна, 162-я статья Уголовного кодекса “разбой” по части 4 не будет попадать под амнистию. Это преступление против собственности и относится к наиболее тяжким составам преступления. Вынужден вас огорчить, в каком бы виде амнистия ни будет принята, данный состав преступления под амнистию не попадет.

Валентина Николаевна: А условно-досрочно он может выйти по этой статье?

Груздев: Условно-досрочное освобождение предусмотрено по всем составам преступления. Так что да, может.

Но для этого необходимо, чтобы у него была положительная характеристика и чтобы он соответствовал тем требованиям, которые предъявляются к заключенным, которые хотят выйти по условно-досрочному освобождению.

В соответствии со статьей 79 УК осужденный должен отбыть две трети наказания, чтобы претендовать на УДО.

РГ: Кстати, часто приходится слышать мнение, мол, нельзя отменить право на условно-досрочное освобождение по некоторым, особо тяжким статьям Уголовного кодекса. Например, тот же разбой или убийство?

Груздев: Нельзя. Это конституционное право, которое предусмотрено в Основном законе.

У нас все составы подпадают под условно-досрочное освобождение, а по некоторым особо тяжким преступлениям, таким как организация преступного сообщества, претендовать на УДО можно только после отбытия определенного срока наказания.

Мы не можем лишить осужденного конституционных прав. Если человек исправился, встал на путь исправления, у него должна быть надежда.

Светлана Викторовна, Хабаровск: С 10 января в Уголовном кодексе появилось новое наказание: ограничение свободы. Скажите, пожалуйста, если в статье, по которой человек был раньше осужден, появилось такое наказание, он вправе потребовать пересмотра приговора?

Груздев: Теоретически он может обратиться в суд и попросить заменить наказание на ограничение свободы. Но вряд ли решение будет положительным.

Дело в том, что сами по себе статьи не были смягчены, максимальные санкции остались прежними. Просто появился новый вид наказания.

Если бы суд считал возможным наказать человека без лишения свободы, он мог бы вынести условный приговор, оштрафовать или осудить к обязательным работам. Эти виды наказания были и раньше.

РГ: А вообще – разве закон имеет обратную силу?

Груздев: Если улучшает положение человека, то имеет. Если ухудшает, то нет.

Допустим, если статья исключается из Уголовного кодекса или по ней сокращается наказание, то приговоры автоматически должны быть пересмотрены.

Что же касается ограничения свободы, то оно не изменило идеологию и тяжесть статей, в которые было внесено. Если бы, скажем, там совсем убрали лишение свободы, тогда в обязательном порядке приговоры были бы пересмотрены.

Владимир Литвинов: Будут ли внесены изменения по смягчению статьи 159 Уголовного кодекса: “мошенничество”?

Груздев: А у вас уже кто-то осужден?

Владимир Литвинов: Да: статья 159, часть 4. Пять лет общего режима.

Груздев: Часть 4 статьи “мошенничество” предусматривает лишение свободы до 10 лет. Речь идет о том, когда мошенничество организовано группой либо в особо крупном размере.

Государственная Дума уже приняла в первом чтении законопроект, внесенный президентом России, который смягчает уголовную политику по экономическим преступлениям.

Согласно проекту, по статье “мошенничество” нельзя будет арестовать человека до приговора суда, если мошенничество проистекает из хозяйственных правоотношений.

Елена, Москва: Я хотела бы у вас спросить по поводу амнистии: там будут предусмотрены какие-то послабления для ВИЧ-инфицированных заключенных?

Груздев: Пока, уважаемая Елена, никаких исключений для ВИЧ-инфицированных не предусмотрено. Спасибо, что вы об этом напомнили. У нас не только ВИЧ-инфицированные, есть еще больные туберкулезом. Но пока вопрос с амнистией еще до конца не решен и находится на политическом обсуждении.

Источник: https://rg.ru/2010/03/18/amnistia.html

Кто пробивает освобождение наркоманов по амнистии, приуроченной к 75-летию Победы

Попала ли я под амнистию? Можно ли передать дело в другой город?

Говорят, что Михаила Федотова, главу Совета по правам человека при президенте, спровадят с поста в сентябре, для порядка наградив чем-нибудь по случаю юбилея (ему вот-вот стукнет 70). В конце прошлого года в СПЧ провели «большую чистку», и положение у Федотова было не ахти, но он усидел. А теперь «наверху» решили: пора на выход! Что же послужило причиной?

А причиной послужили наркотики. Вернее, наркоманы. Дело в том, что Федотов неоднократно настаивал на том, чтобы любителей запрещённой дури амнистировали. Да что там настаивал – добивался. А можно, наверное, сказать и так: пробивал их освобождение, лоббировал.

В чём был его интерес? Только ли в гражданской позиции? Ежегодно в нашей стране попадают за решётку порядка сотни тысяч наркоманов, и это довольно много на общем фоне. По данным ФСИН, на 1 августа текущего года в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержалось 540657 человек . Из них чуть менее половины сидят за наркотики.

Причём подавляющее большинство – не за торговлю, а за употребление.

Слишком дорогие наркоманы

С одной стороны, кормить казёнными харчами такую ораву преступников – не слишком ли расточительно? одного заключённого обходится казне в 60 тыс. рублей в год. По самым скромным прикидкам, на содержание за решёткой наркоманов тратится примерно 12 млрд рублей. На волю они выходят такими же, какими попали в тюрьму: зависимыми от дозы. Только вдобавок с испорченной биографией.

Десятилетиями общественность неустанно спорит, стоит ли изолировать употребляющих дурь. Вроде бы и нет смысла, раз тюрьма не лечит. А представьте, если их оставлять на воле? Это же потенциальные преступники и угроза не только для вашего имущества, но и вашей жизни.

За дозу наркоман запросто способен даже убить, хоть большинство из них и выглядят хлипкими задохликами.

Но тут есть такой поворот. Да, отбывая наказание за решёткой, немалая часть наркоманов умудряются добывать себе дозу. Это, в общем-то, не секрет. Не секрет и то, что в «хаты» дозы не с неба падают. Но для наркоторговцев во сто крат выгоднее, чтобы наркоманы находились на воле и тратили деньги на дурь регулярно, обогащая своих продавцов.

Поэтому главные лоббисты послаблений для осуждённых наркоманов – торговцы наркотиками. Как правило, большинство законодательных инициатив не обходится без их участия и поощрения, а нередко и без активного продвижения. Есть мнение, что 200 тыс. наркоманов за решёткой – это слишком большие материальные потери. Средний российский наркоман тратит на вещества минимум 20 долларов в день.

Это сколько же прибыли недополучают торговцы! Миллиарды!

В общем, проблема ясна – нужно что-то предпринять, чтобы наркоманы вышли на свободу и «грели» как следует своих дилеров. Другими словами, нужна амнистия. Но фокус в том, что амнистии бывают нечасто. И даты всё больше такие, неподходящие.

Примерно пять лет назад Федотов уже попадал в эпицентр скандала, связанного с амнистией и его намерением освободить, пользуясь таким знатным поводом, не менее 50 тыс. наркоманов. Но повод для амнистии оказался уж слишком неподходящим – 70-летие Великой Победы.

Только представьте себе: такой праздник, а по его случаю выпускают наркоманов из тюрем! Некрасиво как-то выходит, не по-праздничному.

Совет вычистили, да не полностью?

А тут вдруг повезло с поводом. Прошлой осенью зашелестели слухи, что очередная амнистия будет приурочена к годовщине принятия Конституции. Повод – лучше и не придумать. И вот где-то с год назад в СПЧ предложили амнистировать заключённых, доказавших своё исправление, в том числе и тех, кого «закрыли» за употребление запрещённых препаратов.

И спустя небольшой срок член СПЧ Андрей Бабушкин предложил проект амнистии, с которым ознакомили, разумеется, и президента. Говорят, что глава государства, просмотрев бумаги, не скрывал своего удивления. А что такого, если наркоманов освободят? – риторически вопрошал в «сопроводиловке» Бабушкин.

– Они ведь ничего не украли, потому возмещать ущерб не должны, да и кому они нанесли этот ущерб? А доказательством исправления может быть избавление от постыдной зависимости. Так и спросить, глядя в глаза: употребляешь?! Ответит: нет – можно и на свободу с чистой совестью. Федотов своего коллегу тогда поддержал целиком и полностью.

Но президент не разделил восторгов правозащитников, хуже. Во-первых, он распорядился не проводить амнистию к Дню Конституции. А во-вторых, решил на всякий случай «перетряхнуть» СПЧ.

Напрасно Федотов доказывал, что-де «нынешний состав СПЧ – оптимальный». Уже в ноябре стало ясно, что «под нож» пустят не менее половины состава совета. Никто не говорил громких слов: «коррупция», «лоббизм» и т.п.

, но ведь всё было и так понятно, правда? В итоге сменилась хоть и не половина консультационного совета, но где-то треть.

Совет недосчитался нескольких приметных персонажей – члена правления «Мемориала» Сергея Кривенко, бывшего судьи Сергея Пашина, основателя движения «Голос» Лилии Шибановой и вожака питерских «Солдатских матерей» Эллы Поляковой. А Федотов усидел, хотя злые языки уже тогда прочили ему отставку.

Выступать в интересах наркоманов небезопасно для карьеры

Даже не сомневайтесь, что послужило первопричиной ротации в СПЧ. Говорят, президент крайне подозрительно относится к любым попыткам подыграть наркоманам, в том числе и подвести их под амнистию. В этой связи примечательна не совсем ещё забытая история, которую, впрочем, самое время вспомнить.

Летом 2013 года глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов (человек, надо понимать, из ближайшего окружения первого лица) озвучил на пресс-конференции намерение амнистировать сидящих по тюрьмам наркоманов. Их тогда насчитали 147 тысяч.

Позже выяснилось, что застрельщиком выступило вовсе не ведомство Иванова, а Общественная палата (в лице Олега Зыкова со товарищи). А в ФСКН поддержали, как им показалось, здравую идею. Как видно, поторопились.

Зыков тем временем вещал: «Я обязан поставить вопрос об амнистии по наркотическим статьям! Мы знаем: чем больше наркоман просидел в тюрьме, тем хуже он контролирует свою дозу. Основная смертность наркоманов, выходящих из тюрем, связана с передозировкой».

Мрут, понимаешь, как мухи, так что им сподручнее будет на воле – о как! И тут Иванов допустил ещё одну ошибку, заявив: «Мы уже внесли законопроект, связанный с тем, чтобы освобождать наркопотребителей, которые совершили преступления незначительной социальной опасности, в обмен на прохождение программы реабилитации».

В общем, с Ивановым поговорили. И когда дело подошло к дате – 70-летию Победы в Великой Отечественной войне, – его речи были уже совершенно иными. «Амнистия наркоманов не коснётся!» Вместе с тем Иванов, вероятно, не до конца прочувствовал мысль, которую ему пытались донести во время конфиденциальной беседы.

Глава ФСКН продолжал настаивать: мол, хорошо бы «в будущем не отправлять наркозависимых за решётку», «наркопотребители, имеющие одну или две дозы в кармане, не совершают тяжкие преступления», «их следует отправлять на реабилитацию» и т.п. Конец известен – в апреле 2016-го ФСКН упразднили президентским указом. Иванова исключили из состава Совбеза и отправили на пенсию.

Наверняка Федотов об этой печальной истории знал. Но тем не менее продолжал последовательно настаивать на амнистии для наркоманов и тем самым испытывать судьбу. Остаётся только гадать, кто сменит его в СПЧ. Поговаривают, что Александр Брод.

Источник: https://versia.ru/kto-probivaet-osvobozhdenie-narkomanov-po-amnistii-priurochennoj-k-75-letiyu-pobedy

Бизнесмены, пенсионеры и чернобыльцы :: Национальные проекты :: РБК

Попала ли я под амнистию? Можно ли передать дело в другой город?

б) награжденных госнаградами СССР или России;

в) несовершеннолетних, а также мужчин старше 55 лет и женщин старше 50 лет;

г) женщин, имеющих несовершеннолетних детей или детей-инвалидов и беременных, одиноких мужчин, имеющих несовершеннолетних детей или детей-инвалидов.

  • Освободить впервые осужденных за экономические преступления небольшой и средней тяжести (некоторые виды мошенничества, некрупную растрату и злоупотребление полномочиями) индивидуальных предпринимателей и членов органа управления коммерческих организаций, совершивших преступления в рамках предпринимательской деятельности. Всего по составам УК, перечисленным в документе, за 2017 и 2018 годы были осуждены почти 29 тыс. человек, подсчитал РБК по данным судебного департамента Верховного суда.
     
  • Освободить впервые осужденных по предпринимательским статьям УК. Титов включает в них 19 статей УК, в том числе различные виды незаконного предпринимательства. Всего за 2017 и 2018 годы по этим статьям были осуждены около 8 тыс. человек, подсчитал РБК.
  • Освободить осужденных за преступления в сфере экономики (21-я и 22-я главы УК) ненасильственного характера, которые отбыли срок, достаточный для применения УДО.

    То есть не менее одной трети срока, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести, не менее половины срока за тяжкое преступление, не менее двух третей срока наказания — за особо тяжкое преступление, а также двух третей срока наказания для ранее условно-досрочно освобождавшихся.

  • Сократить на четверть неотбытую часть наказания для осужденных на срок свыше пяти лет за умышленные преступления в сфере экономики, совершенные без применения насилия.
  • Освободить от наказания условно осужденных и тех, кому неотбытая часть наказания заменена более мягким видом наказания или отбывание наказания отсрочено, а также осужденных к наказанию, не связанному с лишением свободы.

  • Прекратить уголовные дела о преступлениях, совершенных до начала действия амнистии, в отношении подозреваемых и обвиняемых по экономическим статьям в совершении преступлений небольшой и средней тяжести.

  • Прекратить уголовные дела в отношении подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений по неосторожности, за которые предусмотрено максимальное наказание, не превышающее пяти лет лишения свободы.

  • Прекратить уголовные дела в отношении подозреваемых и обвиняемых в преступлениях, за которые не предусмотрено наказание, связанное с лишением свободы.

Перечень экономических статей в предложениях Титова — «достаточно очевидный», эти составы часто применяют именно в отношении бизнеса, говорит эксперт юридической компании «Пепеляев групп» Сергей Таут.

Следствие «с большим трудом» официально признает, что преступления, вменяемые бизнесменам, совершены в сфере предпринимательской деятельности, отметил Таут.

Поэтому число тех, кто подпадает под амнистию, может быть гораздо меньше числа осужденных по указанным составам.

Во время предыдущих экономических амнистий условием прекращения преследования являлось полное погашение ущерба, «который зачастую определялся весьма произвольным образом и был непосильным для обвиняемого», — отметил также Таут. По его мнению, при подготовке грядущей амнистии «важно не попасть в эту ловушку».

Широкая амнистия с акцентом на экономику может быть полезна для российского инвестиционного климата, считает эксперт.

Он отмечает, что заявленную властями ставку на свободу предпринимательства как ответ внешним ограничениям статистика уголовного преследования в экономической сфере не подтверждает. Ежегодно в России возбуждается порядка 200 тыс.

дел в сфере экономики, и наказания по ним сопоставимы с насильственными преступлениями вроде убийства или разбоя, указал Таут.

Какова практика крупных амнистий

Предыдущая крупная амнистия прошла в России в 2015 году и была приурочена к 70-летию Победы. Тогда под амнистию попали более 220 тыс. человек, большая часть из которых были осуждены условно.

«Очень важно, чтобы в перечень статей, на которые действие амнистии не распространяется, не включили экономические статьи», — заявил РБК Борис Титов.

Он напомнил, что ряд тяжких экономических преступлений был исключен из амнистии к 70-летию Победы.

СПЧ продолжает собирать различные варианты списков на амнистию, сказала РБК член совета Екатерина Винокурова. По ее мнению, Титов как бизнес-обмудсмен представил «логичный список». Свои предложения готовят также омбудсмен Татьяна Москалькова, уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова и другие правозащитники.

Винокурова добавила, что в СПЧ намерены добиться включения в списки на амнистию фигурантов дел по ст. 212 УК (массовые беспорядки). Она предложила рассмотреть варианты включения в амнистию осужденных по ст. 280 УК (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) и впервые осужденным по «наркостатье» 228.1 УК.

Для утверждения списка амнистированных Госдума должна успеть принять соответствующее постановление в весеннюю сессию.

Под амнистию 2015 года подпали пенсионеры, инвалиды, беременные, женщины с детьми, несовершеннолетние, чернобыльцы, а также полицейские и военные, принимавшие участие в боевых действиях.

Освобождали от наказания впервые осужденных, чей срок лишения свободы не превышал пять лет. Тогда, по оценкам Кремля, амнистия коснулась примерно 260 тыс. человек.

При этом депутаты отклонили поправки, распространяющие ее на фигурантов «болотного дела».

Авторы: Владимир Дергачев, Маргарита Алехина

При участии: Дмитрий Алексеев, Кирилл Сироткин

Источник: https://www.rbc.ru/society/04/09/2019/5d6e786d9a79470c4217655f

Право-online
Добавить комментарий