Последствия избиения мужчины, который оскорблял мою жену

Если мужчина поднял на жену руку – его уже не исправить

Последствия избиения мужчины, который оскорблял мою жену

63 минуты – ровно столько времени проходит в России от появления одной жертвы семейного насилия до другой. Около 14 тысяч женщин ежегодно гибнут от рук собственных мужей.

Сколько еще потенциальных жертв подвергается насилию – сосчитать невозможно, за помощью обращаются не все.

С просьбой поделиться историей о том, можно ли справиться с агрессией и сохранить семью после случаев домашнего насилия, я обратилась к пользователям соцсетей. Без особой надежды найти желающих поговорить.

Ирина Арская, волонтер, помогающая жертвам семейного насилия в Уфе, сразу предупредила, что раскаявшихся совсем нет или их ничтожно мало. «За свою двухлетнюю практику не могу припомнить случая, где абьюзер бы исправился, и где вообще стоило бы исправлять абьюзера», – призналась Ирина.

«Благоприятный исход возможен, если женщина сама сведуща в психологическом насилии (не как применять, а как замечать и пресекать) и исправит своего мужчину. Но, если произошло насилие физическое, увы, мужчину уже не исправить. Поэтому помощь женщине должна быть двойная: учить замечать психологический абьюз и помогать уходить от мужчин, которые позволяют себе бить жен.

Вероятность хорошего исхода зависит от степени запущенности. Избалованный властью над жертвой абьюзер уже не откажется от неё, а абьюзер, который только начал пользоваться манипуляциями, ещё может стать достойным мужем и отцом, если захочет измениться.

К сожалению, женщины не бьют тревогу, когда замечают, что ими манипулируют, даже когда им наносят побои, поэтому за свою практику я встречала лишь тех, кому мы помогали максимально безболезненно уйти от мужчины.

Сейчас недостаточно психологического образования у женщин, чтобы они могли замечать и пресекать начало абьюза над ними и выравнивать ситуацию. Поэтому единственный выход – это донести до женщин, где начинается абьюз и как он заканчивается, если не пресечь. Когда женщины будут более образованы, тогда и начнут появляться случаи, где абьюзера можно остановить, но не сейчас».

«Я больше не бью свою жену»

Тем не менее, одно письмо от мужчины, который сожалел о случае насилия в его семье, я все же получила. Он предпочел остаться анонимным. Ему было стыдно.

«Мои дети помнят этот кошмар»

Не разглашать имя попросил не только мужчина, ударивший жену. Остаться анонимной пожелала и женщина, которая с насилием в семье сталкивалась не один раз. По другой причине.

Уже два года Татьяна (Прим. ред. – имя изменено в интересах безопасности) скрывается в приюте «Китеж» при подворье Новоспасского монастыря. Татьяна – многодетная мама.

Один из ее детей до сих пор находится в больнице.

В приют я приехала в день новогодней елки для детей. Перед зданием убежища – детская площадка. Во дворе стоят коляски, велосипеды, самокаты. Если не знать, кто живет в этом доме, можно подумать, что передо мной – частный детский сад. Но даже «елка» тут необычная. Дед Мороз почему-то в костюме казака. На нем – настоящая папаха. Снегурочка – с маленьким помощником, эльфом.

«Нас подарки ждут дома, отдай мальчику его подарок», – убеждает Снегурочка сына-эльфа. Очевидно, волонтеры. Дети здесь видели страшные сцены и немного боятся незнакомых взрослых. Младшие прячутся за мам. Старшие – немного насторожены.

Я интересуюсь у Татьяны, почему ей помогли только здесь. Почему не помогла полиция?

«Полиция, конечно, приезжала, и мужа увозили, но через четыре часа мужчин выпускают, и куда они возвращаются? Я писала заявление, снимала побои, но это не помогло.

Когда я вызывала полицию, мне говорили “это ваши внутрисемейные разборки. Когда он вас убьет – напишете заявление”. Мой бывший муж даже не лишен родительских прав.

Соцзащита говорит “он тоже имеет право на воспитание детей”, но он бил всех. Периодически он разыскивает нас, пишет заявления на поиски.

health.nsw.gov.au

Вырвались мы после того, как муж на трое суток закрыл нас в подвале. Младшей дочке тогда было три месяца, у меня сел телефон. Спасли мои друзья. Забеспокоились. Приехали подруги со своими мужьями. Мой муж испугался большого количества людей. Мы забрали самые необходимые вещи и приехали из дома в квартиру, но туда муж привел уже свою “группу поддержки” друзей.

Сначала я быстро нашла работу, но из-за кризиса потеряла. Стало нечем платить за квартиру. У меня есть свой дом, но жить там просто опасно, да и мебели там теперь нет. Бывший муж забрал все, вплоть до толчка!

Мои старшие дети – от первого брака. В случае с младшими – на алименты подавать страшно, на старших просто не получаю. Я писала жалобы в приемную Павла Астахова (уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка – прим. ред). Он приезжал, и тогда все пытались решить наши проблемы, но стоило ему только уехать – все становилось как прежде. Идти куда-то за помощью бесполезно.

Конечно, бывают случаи, когда женщины не заботятся о детях, с ними сидит отец. Я сама знаю такую семью. Но ведь опека должна разбираться, должна видеть, кто и зачем пришел. У инспектора должна быть подготовка.

В случае, когда нам отказали в алиментах – муж-бизнесмен просто заплатил взятку. На суде звучали ложные показания. Сейчас он стал периодически помогать. Обратиться к адвокатам я не могу, они просят много денег. Мне проще махнуть рукой и самой обеспечивать детей.

Да и на работе говорят “либо судись, либо работай”.

Здесь нам помогают одеждой и едой. И только здесь не разлучают с детьми. В других центрах мне предлагали отдать детей в детский дом.

Даже не отрицали “на таких как ваша младшая у нас большой спрос от приемных родителей”.

Конечно, это неприемлемо для матери! В некоторых центрах принимают только с грудными детьми, до трех месяцев, а куда идти дальше? В иных местах требуют московскую или подмосковную прописку.

Многие предприниматели не помогают таким центрам, потому что не знают, что, если оказать спонсорскую помощь – можно получить льготу по налогам. Я не из тех, кто живет только подаяниями и просьбами “дайте денег”, сама работаю и справляюсь, но иногда помощь нужна. Опека по месту жительства тоже предлагает мне отдать детей, никакой другой помощи нет.

По моему опыту такие люди всегда очень любезны с другими, пытаются услужить, помочь. Начинается все постепенно.

Очень много времени тратится на осознание того, как тот, кого ты любил, мог превратиться в монстра? Может быть, это – случайность? Страшный сон? Но случайность повторяется.

У меня включилось даже не чувство самосохранения – страх за детей. Когда в конфликтах стали участвовать дети, стало страшно.

Младшие дети до сих пор не пришли в себя, я думала, они ничего не помнят, но теперь вижу, что помнят всё. Они могли не понимать, что именно происходит, но саму обстановку чувствовали. Мои дети помнят этот кошмар».

Трагедию в Нижнем Новгороде мог предотвратить закон о семейном насилии

В Центре по предотвращению насилия «АННА» вопросами насилия занимаются уже 23 года. Это – старейший центр помощи женщинам, которых бьют.

По словам заместителя директора центра Андрея Синельникова, обращений в последнее время стало больше, но ничего плохого в этом он не видит. Чаще звонят – не потому, что чаще бьют.

«Сейчас происходят определенные сдвиги в сознании самих женщин. Появляется достаточно медийных историй про насилие в семье. Сама проблема стала более видимой.

Во многом благодаря женщинам, которые не молчат. Обращений на телефон доверия в последние годы все больше. Я не считаю, что это говорит об ухудшении ситуации.

Наоборот: женщины стали лучше знать свои права и понимать, что насилие – это ненормально.

Тем не менее, пока закон о семейном насилии не принят – юридически жертвы семейного насилия никак не защищены.

Если они выходят за пределы квартиры, и в полицию обращаются соседи, насилие еще можно квалифицировать как «Хулиганство», если же действия разворачиваются дома, полиция просто не может ничего сделать кроме того, чтобы забрать агрессора на профилактическую беседу. Поэтому протоиерей Димитрий Смирнов, с юридической точки зрения, не прав, утверждая, что насилие нельзя разделить на семейное и не семейное.

Если тебя ударил незнакомец на улице, ты увидишь его в худшем случае на суде. Супруг, даже бывший, будет знать, где живет женщина, и продолжать ее преследовать. Мне знакомы случаи, когда, уже находясь в новом браке, мужчина продолжал подстерегать бывшую жену.

Кроме того, сейчас жертва может просто забрать заявление. Однажды заявление хотела забрать женщина, у которой мужчина отрубил пальцы ноги на глазах у детей. В больнице она одумалась, но сейчас с двумя детьми вынуждена снимать комнату.

В то время как муж живет в их квартире.

Чудовищная история в Нижнем Новгороде, где отец убил жену и шестерых детей, могла не произойти, если бы понятие «семейное насилие» существовало в законодательстве. Тогда при первом обращении мужчину могли принудительно заставить посещать психологическую группу и были бы выявлены его проблемы.

Одна из ярких примет человека, склонного к насилию – это стратегия изоляции. «Не общайся с этой подругой», «что ты так часто с мамой по телефону болтаешь?». Так агрессор лишает жертву «группы поддержки». Запреты на внешнее общение – очень опасно. В насилии неважно, что делает пострадавшая сторона, причина найдется всегда.

Иногда термином «семейное насилие» злоупотребляют. Тут важно понимать, что насилие есть там, где есть власть и страх. Если пара вечером ставит друг другу синяки, утром мирится, и никто никого не боится – это их образ жизни».

theguardian.com

Конфликт – это не насилие

Координатор Всероссийского телефона доверия для женщин, пострадавших от домашнего насилия, Ирина Матвиенко законодательного термина «насилие в семье» тоже ждет с большим нетерпением, призывая при этом разделять термины «насилие» и «конфликт»:

«Семейное насилие и конфликты в семье – это разные вещи. В любой семье могут происходит ссоры.

В случае ссор муж и жена на равных решают какие-то вопросы, не всегда спокойным путем, но люди имеют предмет спора, решив который, можно исчерпать конфликт.

Кроме того, в конфликте обычно нет попытки продемонстрировать властное отношение. Насилие – это, в первую очередь, попытка установить контроль. Унижения, оскорбления, побои – просто инструмент для этой цели.

У насилия есть фазы и цикл, когда в семье нарастает напряжение, потом происходит разрядка и затем наступает так называемый «медовый месяц». Постепенно «медовый месяц» сокращается, а периоды разрядки становятся все длиннее. Часто именно тогда женщина понимает, что надо обратиться за помощью. Обращений после первичного случая насилия не так много – от 10 до 12%.

Иногда от первой пощечины до избиения может пройти пять лет. Или избиения не случится совсем.

Работа психолога при конфликте и насилии должна быть совершенно разной. Главное правило – свидетелем разговора не должно быть третье лицо, особенно – сам агрессор. Это может быть для женщины просто опасно. Так же женщине нельзя советовать менять стратегию поведения, так как неизвестно, как на это отреагирует ее обидчик.

Сейчас женщины больше информированы о своих правах, о том, что насилие – это ненормально. Но пока не будет принят закон о семейном насилии, не появятся и группы, где домашних тиранов будут учить контролировать агрессию. Немаловажную роль играет СМИ в формировании общественного мнения.

Мужчины на «телефон доверия» тоже звонят, но обращений «я ударил свою жену» – считанные единицы. Не говоря уж о том, что даже тогда мужчина, понимая: бить жену – плохо, ищет причины в ее поведении. Иногда звонят третьи лица, которые рассказывают о друзьях семьи. Они хорошо относятся к мужчине и вдруг выясняется, что он бьет свою жену. В таких ситуациях люди часто не знают, что делать».

***

Из убежища «Китеж» я уезжала уже вечером. Прогулялась по территории подворья Новоспасского монастыря. Там было так тихо и спокойно… Сотрудница центра рассказала мне, что у беременной Юли, об которую муж тушил сигареты, там даже вырос живот. Стал, наконец, виден на седьмом месяце. Ее приезжала навещать мама. Обрадовалась «вот теперь видно, что ты ждешь малыша».

Юля здесь – не дома. За «насилие в семье» ее мужа пока не могут наказать по всей строгости закона, потому что и закона такого нет. Но зато, если не покидать пределы монастыря, она в безопасности.

Всероссийский анонимный бесплатный телефон доверия для женщин, пострадавших от домашнего насилия:

8 (800) 7000 600

Звонки принимаются с 07:00 до 21:00 по московскому времени.

Источник: https://www.pravmir.ru/ya-bolshe-ne-byu-svoyu-zhenu/

Он бил меня ремнем на глазах у детей. История Елены

Последствия избиения мужчины, который оскорблял мою жену

Елена пришла на пять минут раньше условленного времени. Она бегло бросила на меня взгляд и села рядом. После минутной паузы женщина тихо произнесла: «Я не видела своих детей несколько месяцев».

Со своим будущим мужем Елена познакомилась, когда еще училась в школе. Как положено, встречались, а потом и поженились.

Женщина была уверена, что с мужчиной ей очень повезло: не пьет, хорошее образование, правильные семейные ценности — вместе они мечтали о большой семье. Первые несколько лет жили хорошо.

А потом муж изменился: стал замкнутым и агрессивным. Елена винит во всем его работу — мужчина был оперуполномоченным уголовного розыска.

Поначалу ему удавалось не переносить на нее свою злость, но потом перестал сдерживаться. Ситуация в семье усугубилась с рождением первого ребенка. «Тогда он меня еще не бил, старался подавить и уничтожал морально.

Попрекал отсутствием заработка, напоминал, что он сейчас добытчик, а я никто, хотя все годы жили в моей квартире», — вспоминает Елена.

От мужа она только и слышала: «Перестань выносить мне мозг», «Да кому ты без меня нужна?».

Применять физическую силу во время ссор он начал не сразу, но со временем это стало происходить все чаще. Сначала были оскорбления и безобидные шлепки по любому поводу.

После чего он просил прощения, «валялся в ногах», обещал, что так больше не будет. Какое-то время отношения становились даже лучше, а потом все по новой — оскорбления, унижения, добавились побои.

«Бил он искусно, так, чтобы сильных следов не оставалось», — рассказывает женщина.

Елена

А потом в один день он взял кожаный толстый ремень и избил Елену так, что на ней не осталось живого места.

Тогда женщина не выдержала и обратилась в судмедэкспертизу, прошла медицинское освидетельствование, однако заявление в полицию так и не написала, о чем сейчас сильно жалеет.

«У нас были кредиты, на руках двое маленьких детей и мое заявление могло лишить Дениса работы», — объясняет она. Однако начальство узнало об освидетельствовании, и мужа все равно уволили через несколько недель.

Из-за того, что Елена ни разу не писала заявление в полицию, сейчас она не может доказать факты насилия.

Елена все же нашла в себе силы и подала на развод. Однако опять поверила обещаниям мужа. «Мои родственники мне советовали попытаться наладить отношения ради детей. Да и я хотела сохранить семью, вот и осталась», — с сожалением рассказывает она.

Елена замолчала. Было видно, как тяжело ей вспоминать последние годы их брака. Собравшись с силами, она продолжила.

Денис больше не поднимал на жену руку, он стал вымещать злость на старшем сыне, издевался над ним, бил его руками и ногами. Елена как могла закрывала мальчика собой, оттаскивала мужа, ей тоже доставалось. Тогда женщина забрала детей и сбежала с ними в Красноярск — оставаться в Иркутске было опасно. Но мужчина разыскал женщину, забрал детей, и ей пришлось вернуться в Иркутск.

— Я боялась его. Но и детей я не могла с ним оставить. К тому же наше законодательство таково, что место жительства детей определяется по их местонахождению. И я вернулась, — с горечью вспоминает Елена.

Домашнее насилие — это не только побои, но и постоянные унижения, оскорбления, психологическое давление и принуждение к сексу.

В Иркутске начался настоящий ад. Бывший муж обратился в полицию с заявлением, что Елена пьет и бьет детей, и заставил старшего сына дать против нее показания. Тогда Елена поняла, что одной ей не справиться. Она собрала последние силы и обратилась в кризисный центр «Мария». Там женщине оказали психологическую и юридическую помощь.

В апреле суд назначил психолого-педагогическую экспертизу детей, которая показала негативное влияние отца, их тяжелое моральное состояние. Елена выиграла дело и забрала младшего сына, старший решил остаться с отцом.

«Накануне бывший муж со старшим ребенком инсценировали побои, как будто я и моя мама избили ребенка. Денис подал на меня заявление в полицию. Там уже выяснилось, что это все неправда», — с дрожью в голосе вспоминает Елена.

«Я хочу вернуть детей. Отец каждый день внушает им, что я плохая, что я их бросила и не люблю. Но я не знаю, что будет дальше и хватит ли у меня сил бороться».

Однако на этом история не закончилась. Через месяц бывший муж выкрал младшего ребенка, когда Елена оставила сына в детской игровой комнате и пошла в магазин. Оказалось, он все это время следил за ними.

Елена уверена: он мстит ей, хочет уничтожить, а дети ему не нужны, он просто ими манипулирует. По последнему решению суда мужчина должен вернуть детей Елене. Однако он не торопится исполнять его.

А приставы, по словам женщины, бездействуют.

— После всего, что было, вспоминаете ли вы о муже хоть что-то хорошее? — спрашиваю я Елену.

Елена задумалась. В ее глазах стоят слезы. Собравшись духом, она отвечает:

— Нет. Сейчас уже нет. Хорошие воспоминания однажды заставили меня вернуться к нему, сейчас я этого не хочу, не ради себя, а ради детей.

«Полиция не защищает женщину, когда та просит о помощи»

Кризисный центр «Мария», в который обратилась Елена, уже более девяти лет помогает пострадавшим от домашнего насилия. Там им предоставляют временное жилье и оказывают психологическую и юридическую помощь для возвращения к нормальной жизни. Руководит центром Наталья Кузнецова.

Наталья Кузнецова

С тех пор, как домашнее насилие декриминализировали, рассказывает она, случаи издевательств и побоев в семье участились и стали более жестокими. «Связано это с ощущением полной безнаказанности.

Многие женщины не заявляют в полицию, так как уверены, что там им не помогут и не защитят.

Даже если жертва написала заявление, ей предлагают забрать его под предлогом, что она все равно передумает», — отмечает Наталья.

17 января 2017 года приняли закон о декриминализации домашнего насилия по отношению к близким родственникам. За синяки, гематомы, ушибы, раны, не повлекших серьезных последствий для здоровья, предусмотрена административная ответственность.

Как правило, поясняет Наталья, в семье все начинается с эмоционального насилия, когда жертве внушают, что она не такая как все, некрасивая, глупая, толстая, никому не нужна кроме того, кто сейчас рядом. Постепенно женщина начинает испытывать чувство благодарности, а оскорбления воспринимает как то, что она заслужила.

— Это так называемый «стокгольмский синдром», когда жертва испытывает симпатию к своему мучителю. Потом уже начинается физическое насилие. Чем дольше женщина находится в таких отношениях, тем больше попадает в зависимость от него. И вот из этого состояния выходить очень тяжело. Некоторые, кто нашли в себе силы уйти, потом возвращаются.

«Я не люблю женские тренинги. На них женщинам внушают, что мужчина — свет в окошке, и она должна все для него делать. И если ударил — ничего страшного, так бывает».

Сами жертвы в центр приходят только в полном отчаянии. Чаще звонят их знакомые, родственники или соседи, которые стали свидетелями насилия или случайно о нем узнали. Запуганные женщины редко рассказывают об этом даже своим близким.

Например, на днях Наталье написала девушка, которая сообщила, что ее коллеге нужна помощь: женщину дома бьет муж, а чтобы она не сбежала от него, провожает и встречает с работы. Сейчас сотрудники центра пытаются с ней встретиться.

Анастасия Маркова

Насилие в семье крайне отрицательно влияет на формирование детской психики и может привести к психологическим травмам и расстройствам. Когда родители ругаются, поначалу они пугаются, плачут, а потом привыкают. Для них ссоры и драки в семье становятся нормой. Повзрослев, большинство мальчиков ведут себя, как и их отцы, а девочки выходят замуж за жестоких и агрессивных мужчин.

«Мать избила дочь проводом, и та ослепла на один глаз»

Однако нередки случаи, когда насилию подвергаются дети, их бьют и унижают в семье. Наталья тяжело вспоминает, как в центр обратилась 19-летняя девушка, которую вместе с 9-летним братом избивала собственная мать. Выяснилось, что мальчик не посещал школу, находился на домашнем обучении, а у девушки не было паспорта — мать забрала его сразу после получения, чтобы та не сбежала.

Если в семье вас бьют и унижают, надо обязательно обратиться в полицию. Важно писать заявления при каждом факте насилия. Если органы бездействуют, привлеките юриста, который поможет написать заявление так, что полиция обязана будет отреагировать.

— Девушка ослепла на один глаз после того, как мать избила ее проводом от фена. Мы отправили ее на обследование, но в больнице сказали, что время упущено, восстановить глаз нельзя.

У мальчика были отбиты внутренние органы. Нам удалось довести дело до суда. К сожалению, мать выследила дочь, поговорила с ней и та отказалась от своих слов.

В итоге женщина забрала детей и уехала с ними в Москву.

После этого случая, признается Наталья, она проплакала три дня. Ей было очень жаль детей, которым помочь она не смогла. Потом поняла, что не надо ждать результата, ни положительного, ни отрицательного.

Иногда люди даже не хотят вспоминать, что с ними было, и как в центре им помогли — просто пропадают.

Со временем она научилась не пропускать эти истории через себя, не ждать благодарностей и не давать оценку действиям сторон.

Но есть женщины, которые смогли выйти из отношений с насильниками или справиться с тяжелой жизненной ситуацией. Наталья рассказала, что несколько лет назад в центр обратилась девушка, которая три года отсидела за непреднамеренное убийство.

— Она с пяти лет жила в детском доме, — вспоминает Наталья ее историю. — В 18 лет, как только выпустилась, она разыскала свою мать, которая не работала и пила. Бедная девочка решила помочь, стала к ней приходить. И в один из визитов ее изнасиловал сожитель матери. Защищаясь, она убила его отверткой в шею.

Девушку приговорили к трем годам тюрьмы. После освобождения сошлась с мужчиной, который отсидел 15 лет. Они поженились, родили детей и сейчас помогают тем, кто оказался в сложной ситуации. «Истории разные бывают», — задумчиво произнесла Наталья.

О насилии надо говорить вслух

Проблема домашнего насилия для многих является закрытой темой, и жертвы зачастую не могут набраться смелости и обратиться в кризисный центр, в полицию или даже рассказать родным. «Людям стыдно и неудобно, — поясняет Александра Тунко, идеолог женской конференции „Всмысле“. — Вместе с декриминализацией насилия в семье это умалчивание развязывает руки многим людям».

Александра Тунко

— Есть мнение, что такие истории происходят только в неблагополучных семьях, — отмечает Александра. — Это не так. Часто доход у семьи высокий. Женщины терпят побои, унижения оскорбления только потому, что они материально зависимы от мужчин. Это нормально — быть самостоятельной, так как в жизни может случиться все, что угодно, и важно быть к этому готовой.

Пострадавшие от домашнего насилия могут обратиться в кризисный центр «Мария» по адресу: улица Шахтерская, 24 в будние дни с 10.00 до 18.00 часов или позвонить на телефон 8 (901) 674-87-13

История записана со слов Елены и является мнением одной стороны конфликта.

Изображения Семена Степанова

Фото Анастасии Влади

Источник: https://www.irk.ru/news/articles/20191121/violence/

Каких женщин бьют мужья?

Последствия избиения мужчины, который оскорблял мою жену
?

Category: Регулярно имеется в виду, а не первый и последний раз. Не тот героический случай, когда жили в любви, но однажды он поднял руку и она тут же попрощалась с ним, и далее вела переговоры только через адвоката. Такие героические истории некоторые рассказывают, но в жизни я их не встречала.

Бывает, что попрощалась и ушла сразу, после первого же рукоприкладства, но до этого все уже было плохо, никакой любви.Зато других случаев видела много. То есть да, жили именно что отлично, а потом случился конфликт и муж поднял руку, и уйти она не смогла, именно потому, что до этого жили в любви. Такое как раз бывает.

Причем чаще всего насилие, к сожалению, повторяется, но иногда – нет. Мысль, что если мужчина поднял руку, это обязательно будет регулярно, основана на представлении, что насилие у некоторых мужчин – “в крови”, а у некоторых – нет. На самом деле, насилие есть “в крови” у всех людей, даже у женщин.

А вот порог, при котором насилие становится возможным, очень разный у разных людей и у каждого человека тоже разный, потому что зависит от многих обстоятельств. Есть люди, порог агрессивной экспансии которых очень низок почти при любых обстоятельствах. С такими людьми близких отношений лучше не иметь.

Все остальные ведут себя лучше или хуже в зависимости от внутренней устойчивости и внешнего давления. Когда спрашиваешь людей: какие женщины терпят насилие регулярно и не хотят никуда уходить, как вы думаете? – ответы примерно следующие:

1. Не уважающие себя, не ценящие

2. Запуганные, затравленные, зависимые3. Те, которым некуда уйти или не на что3. Имеющие травматический детский опыт, насилие в семье или прошлых отношениях (адаптированные к насилию, мазохистки и т.д.) 4. Рассчитывающие на большие бонусы как компенсациюКогда спрашиваешь женщин, никогда не переживавших физическое насилие со стороны партнера, а как бы они среагировали, в 99% случаев получаешь ответ “сразу уйду!” В реальности “сразуушедших” не так много, и как я уже писала выше, обычно они и до этого уже думали уходить. Очень много исследований проведенных, согласно которым каждое 4-ое зарегистрированное убийство в мире – это убийство полового партнера, и 6-ть из 7-ми совершают мужчины. Эти цифры, или примерно такие, известны всем почти, кто интересовался этим вопросом. То есть проблема насилия в парах довольно актуальна. Особенно актуальна проблема не убийства, а нанесения побоев, поскольку касается намного большего количества пар. Насколько мне известно, женщины тоже охотно наносят побои постоянным партнерам: инициатива им принадлежит в 6 из 10 случаев примерно (это не научная статья, источники приводить не буду, если цифры кажутся вам надуманными, соглашусь). Однако, тяжесть побоев несравнима. Женщины охотно дают мужчинам пощечины, толкают их, плюют в них, швыряют в них небольшие предметы, а ответный удар мужского кулака или ноги – совсем другой случай. Также женщины лидируют по количеству, но не тяжести нанесенных оскорблений. Женщины чаще и продолжительнее способны оскорблять мужчин, а вот по оскорбительному поведению и силе оскорблений лидируют опять мужчины. То есть мужчины действуют намного более разрушительно, во много раз более ощутимо. Это либо очень пугающие или унижающие поступки, либо побои. Это бывает с их стороны значительно реже, чем мелкие пинки и обидные слова со стороны женщин, но урона за раз приносит намного больше. В общем, “она – часто, но слабо, он – редко, но сильно” – картина примерно такая. И верно то, что женщины, чаще всего, совершенно не могут контролировать свои истерические выплески, они чувствуют, что их до этого “доводят”, а мужчины чувствуют, что “доводят” их и они не могут контролировать свой агрессивный аффект. В целом же, если избавиться от предвзятости, насилием в меру возможностей занимаются обе стороны. Женщины, чаще всего, намного более зависимы экономически и физически намного слабей, а также боязливей, поэтому насилия с их стороны куда меньше, а то, что есть, не так заметно. Однако оно, во-первых, тоже есть, во-вторых, участвует в образовании снежного кома. И это – самое важное. Да, мужчины, в среднем, смелей, сильней и амбициозней, поэтому их агрессия наиболее заметна и наиболее разрушительна. Основная вина – на них. Но влиять на ситуацию, когда начался аффект, уже почти невозможно. Влиять нужно раньше. Причем, обоим. Снежный ком из оскорблений, взаимных обид и мелкого насилия, очень часто превращается в большое насилие. Чаще всего, почти всегда, исполнитель последнего акта – мужчина. Но так как ком образовался не мгновенно, а вырос постепенно (иногда очень быстро, но именно катался с маленького кома совместными усилиями) и женщина принимала участие тоже, она и не может уйти. В этом ловушка (!). То есть главная причина того, что женщины не уходят после ситуации насилия, это то, что они сами участвовали в формировании этого снежного кома и они ощущают свою вину. И правильный ответ на вопрос поста (какие женщины терпят насилие?) будет таким:

1. Те, которые считают себя виноватыми в конфликтах, повлекших насилие

Ключевое “считают”, то есть это может быть и субъективно (иллюзия вины при сильной зависимости), но чаще всего – какие-то основания есть.

Обычно окружающие формулируют свои лозунги, обращенные к женщинам так:”Какой бы ни была вина женщины, мужчина не смеет поднимать на нее руку!”Но такие лозунги для любящей женщины, которая считает, что “сама довела” (и иногда действительно – довела) и хочет сохранить брак, – пустой звук. Что значит не смеет? Посмел же.

Уходить? Нет, она не может уходить, потому что считает и себя тоже виноватой. А значит ситуацию – исправимой. На свое-то поведение она ведь может влиять (самонадеянно думает женщина).

Большая часть типичной работы с жертвами насилия строится на внушении жертвам чувства невиновности, но это не совсем правильный путь, если речь не идет о разложившемся психопате или алкоголике (в этом случае жертва считает, что виновата болезнь, та или другая).

В обычных случаях женщина чувствует вину неслучайно, она либо сама начала драку, либо оскорбляла мужчину, либо изменила или вызвала сильную ревность, либо предложила развод, либо сказала что-то из того, что является для него табу и она была в курсе, и так далее.

Окружающих такие доводы бесят, потому что ни один из них не кажется оправданием для побоев, однако любящая женщина рассуждает не так. Она нанесла близкому человеку травму, когда тот был уязвим и распахнут для нее, поскольку любил, и тот от резкой душевной боли не сдержался и проявил агрессию, в аффекте, теперь он раскаивается, и она готова простить.

Дальше, как водится, замкнутый круг: примирение – нарастание нового конфликта – насилие – раскаяние – примирение. Изнутри ситуация выглядит совсем не так, как снаружи. Снаружи окружающие видят агрессора, а изнутри женщина видит свою родную половинку, которая обезумела, потому что она же ее сама и довела.

Более правильный путь – согласиться с собственной виной (не преувеличивая), но понять, что оскорбления или драка были начаты ею, потому что она тоже была “доведена”. То есть да, она “довела” мужчину, но он перед этим “довел” ее, а она, перед этим, его, и это – Снежный ком. Не важно, кто и кого “доводил” с самого начала, важно, что люди погрузились в ком противоречий, когда они раз за разом доводили друг друга и привели отношения к краху.

Это первое. И второе. Откатить снежный ком назад, слой за слоем, невозможно. Он – монолитен и покрыт коркой твердого льда. Его можно только растоптать, вместе с отношениями. И скорее всего, это сделать придется.

Ком, который привел к физическому насилию, означает, что, увы, отношения подошли к концу (даже если все обошлось без тюрьмы и больницы, отделались просто синяками). На этапе начавшихся оскорблений что-то можно было бы поправить, если работать взаимно и всерьез. На этапе серьезного физического насилия – вряд ли.

Единственный способ дать отношениям шанс после физического насилия – это полностью их перестроить.

Не поговорить и забыть “плохое”, не выслушать раскаяния и обещания, не получить компенсацию-шубу, а кардинальным образом перестроить сами отношения, изменить их настолько, чтобы полностью исключить те конфликты, которые привели к образованию снежного кома. Обольщаться, конечно, не стоит. Это возможно редко.

Вы можете привести примеры из жизни? Когда это получилось или, наоборот, не получилось. Или могло бы получиться, теоретически. Гендер, Границы, Снежный ком

  • Немного об этом типе. Я могу о нем бесконечно писать. О рапунцелях то есть. Вот в последнем письме – настоящая рапунцель. Для мужчин, которые…
  • У подавляющего большинства животных видов самцы проявляют значительно большую половую активность, чем самки. Большую активность – это значит:…
  • Каждый раз когда меня упоминает какая-нибудь звезда Инстаграма, ко мне в блог набегает стая куриц. Я никак иначе не могу назвать девушек, у которых…

Источник: https://evo-lutio.livejournal.com/107869.html

Можно ли простить мужа-тирана?

Последствия избиения мужчины, который оскорблял мою жену

Мужчина – глава семьи, поэтому Шариат на него и возлагает бремя содержания семьи, а для этого Всевышний дал ему больше физической силы и ума, нежели женщине. И вместе с этим, Аллах вменил ему в доверие (аманат) женщину, следить за её благополучием и тем, чтобы она не отклонялась от правильной стези. Аллах в Коране говорит: 

(смысл) «Мужчины являются попечителями женщин, потому что Аллах дал одним из них преимущество над другими (умом, знаниями и главенством) и потому, что они расходуют из своего имущества» (сура «Ан-Ниса», аят 34).

الرِّجَالُ قَوَّامُونَ عَلَى النِّسَاءِ بِمَا فَضَّلَ اللَّهُ بَعْضَهُمْ عَلَى بَعْضٍ وَبِمَا أَنْفَقُوا مِنْ أَمْوَالِهِمْ

Посланник Аллаха (мир ему и благословение) сказал: «Каждый из вас пастырь, и с каждого из вас спросят за его паству, правитель – пастырь и ответственен за свою паству, мужчина – пастырь своей семьи (жены и детей) и в ответе за неё» (Сахих аль-Бухари, 844).

كُلُّكُمْ رَاعٍ وَكُلُّكُمْ مَسْئُولٌ عَنْ رَعِيَّتِهِ الْإِمَامُ رَاعٍ وَمَسْئُولٌ عَنْ رَعِيَّتِهِ وَالرَّجُلُ رَاعٍ فِي أَهْلِهِ وَهُوَ مَسْئُولٌ عَنْ رَعِيَّتِهِ

По этой причине Шариат разрешает мужчине направлять, воспитывать свою супругу. Однако мера, к которой прибегнул Ваш муж, может быть оправдана, т.е. она дозволена, только, если :

1.     Жена проявляет неуважение по отношению к своему мужу, нарушая нормы отношения к супругу. Например, если жена не соблюдает каноны Ислама (не молится, не постится, не закрывается…) поднимать руку на неё нельзя!

2.     Только при условии, что это может повлиять на неё, и она исправится. Если муж знает упрямство своей жены и уверен или предполагает, что такой метод воспитания не поможет – прибегать к нему нельзя.

3.     Ни в коем случае не должно быть насилия, побоев, как в Вашем случае, удары со всего размаха.

Супруге грешно даже причитать или дерзить своему мужу, не говоря о том, чтобы давать пощечину! Побои в тот раз были скорее обоснованными, поскольку именно Вы спровоцировали  мужа. Что же касается того, что было после, спустя время, когда он ни с того ни с сего избил Вас, то тут не прав он, конечно же, если Вы ничего не упустили из виду.  

Если права супруги нарушаются необоснованно, по нормам Ислама она вправе обратиться к имаму. А имам, выслушав обе стороны и обнаружив обоснования для развода, может развести Вас с супругом. Без вмешательства имама, самостоятельно прервать брак с мужем Вы не можете. 

К сожалению, Ваши слова о том, что поднявший руку один раз может сделать это ещё, подкрепляются и практикой.

Извинения его тоже могут быть неискренними, поскольку он, разведясь с Вами, может остаться не только без жены и детей, но и без крыши над головой. Всё же, не стоит спешить с разводом, развестись успеете всегда.

Среди всех грехов, к совершению которых сатана подстрекает человека, развод самый любимый, тогда как перед Всевышним – это самый ненавистный поступок из дозволенного. 

Тот факт, что Вы ничего не рассказали о событиях и отношениях  с мужем до первого инцидента, в принципе, у вас всё было хорошо, причем на протяжении как минимум нескольких лет (поскольку есть сын  не грудного возраста).

Руку же он поднял на Вас по Вашей же вине, дав оплеуху собственному мужу, Вы согрешили и уронили его достоинство. Возможно, то, что было после этого, явилось  следствием осадка, оставшегося после  первого случая (хоть это и не оправдывает его).

Поговорите  с ним, скажите, что у Вас на душе и попросите высказаться его, не держите в себе то, что хотели бы сказать друг другу. Обязательно подключите  к разговору родителей с обеих сторон.

С точки зрения психологии:

Любого человека, прежде всего, определяют его поступки, а  не слова, которые он может говорить. Этот подход позволяет нам определить более объективную картину Вашего мужа. Основная трудность состоит в том, что в подобных ситуациях всегда стараешься сделать всё возможное для того, чтобы сохранить семью. Иногда случается так, что вопреки желаниям приходится выбирать из двух зол меньшее.

Мы можем долго рассуждать по поводу того, что именно заставило Вашего мужа поднять на Вас руку, но факт остаётся фактом, и ясно то, что самодостаточный и уважающий себя мужчина не станет вести себя так.

Да, бывают иногда случаи, когда человек настолько поддаётся своему гневу, что не в состоянии его контролировать, именно тогда  муж и  поднимает на жену руку. Однако, это, как правило, носит разовый характер и чаще всего, такой мужчина сожалеет о случившемся и больше не практикует такую форму взаимодействия.

Это его не оправдывает, поскольку  доказывает, что в сложной ситуации такому мужчине не хватило выдержки и благородства.

В Вашем же случае мы наблюдаем то, что для Вашего мужа  это стало чуть ли не правилом. Видимо, он переступил тот  психологический барьер, который не позволяет большинству мужчин ударить женщину, и теперь он прогрессирует в этом направлении. Основная беда в том, что  раз переступив его, многие мужчина  и не стремятся искать другие формы воздействия на жену.

Конечно, окончательное решение принадлежит Вам. Наверняка, в Вашем муже есть и хорошие стороны, их не может не быть, вопрос лишь в том, что преобладает. Вполне вероятно, что он искренне раскается в собственном поступке и пожелает исправить ситуацию.

Тут Ваша интуиция должна подсказать Вам, насколько он искренен в своих извинениях. Вы с ним прожили не один год и должны понимать особенности его характера.

Мы знаем, что для того, чтобы человек искренне пожалел о случившемся, он должен объективно оценить ущерб от своих действий, понять причинно-следственные связи, разобраться в том, как его действия отражаются на других.

Главное,  дети  не должны видеть и ощущать  проявление насилия в отношениях родителей. Это чревато   перенесением   модели  семейных отношений  своих родителей на свою  собственную в будущем.  Как правило, те люди проявляют насилие,   для которых  оно  с  детства  стало нормой.

Иногда в таких ситуациях помогает обращение к третьему, авторитетному человеку, способному не только трезво и объективно оценить ситуацию, но и повлиять на поведение Вашего мужа. Мы знаем примеры, когда такое вмешательство имело положительные последствия и семью удавалось не только сохранить, но и вывести на новый позитивный уровень.

Как бы не сложились ваши дальнейшие действия, Вам всё же не стоит настраивать детей против их отца и говорить о том, что их папа тиран. Не нужно расти детям с мыслью, что их родитель не был примерным человеком. Для детей всегда тяжело осознание того, что их родители отличались не самым лучшим нравом.

Мухаммад-Амин Магомедрасулов

теолог

Алиасхаб Анатольевич Мурзаев

психолог-консультант Центра социальной помощи семье и детям

Источник: http://islam.ru/content/liniya-doveriya/42691

Бить мужчину или не бить

Последствия избиения мужчины, который оскорблял мою жену

Нетрадиционный взгляд на домашнее насилие предлагает вашему вниманию Марина Фролова.

Несмотря на то, что печальная статистика и криминальные сводки говорят о том, что регулярно мужчины избивают своих жен или подруг, на самом деле все не совсем так. На деле чаще женщины бьют мужчин, чем наоборот. Хотя они, конечно, мельче размерами и не такие сильные.

Может, вам и случалось наблюдать собственными глазами случаи избиения мужчинами женщин в реальности, в моем же детстве все было совсем наоборот. Наша соседка Марья Ивановна жила с мужем шахтером. Звали его Михалыч. Именно так его все и называли.

Были они родом из небольшого городка в Луганской области, потом семья перебралась в областной центр. Жена работала буфетчицей, а он – шахтером. Пара была неординарной еще в том смысле, что Марья Ивановна была ростом минимум  метр восемьдесят и крупного телосложения. Ее супруг был пониже сантиметров на десять.

Учитывая его профессию, он часто пил. Иногда я наблюдала, как супруга, найдя благоверного где-то в луже под домом в совсем невменяемом состоянии, доносила его домой и “воспитывала” прямо в коридоре. “Воспитывала” физически прямо на глазах у соседей.

Та же самая картина наблюдалась у нас на пару этажей выше, где жила семья пожарника. Тот так же регулярно сходился в рукопашную на глазах у всех с супругой весьма немаленького размера. Надежда Ивановна заведовала магазином, а муж, как водится, пил.

По данным исследователей, насилие чаще встречается в семьях наркоманов или лиц, злоупотребляющих алкоголем. Но даже в благополучных семьях без него не обходится. Хотя еще утверждают, что конфликты – это замещение секса в отношениях. То есть, нет секса – начинаются скандалы. А если посмотреть на женщину в гневе, то можно понять, какова женщина в постели.

Как пример, жизнь моей школьной подружки. После окончания школы она вместе с родителями переехала жить в Англию. Там окончила университет и встретила мужчину своей мечты.

Прекрасный парень с красивым лицом, хоть и имел вредные привычки (кокаин и немного алкоголя), но все же регулярно ходил на работу и хорошо зарабатывал. Я бы сказала, что даже очень хорошо.

Когда они стали жить вместе, а точнее, моя знакомая переехала к нему жить, то работу она бросила. Она, конечно же, ее искала, но почему-то не находила целый год. Впрочем, ее парня это не особо огорчало, ведь девушка отлично готовила, и больше всего он любил ее борщ.

Правда, при этом она еще любила ругаться матом и колотить его. Со стороны это могло бы показаться странным: она метр шестьдесят, он – под метр девяносто. Вроде бы, силы были не равны, но нет.

– Знаешь, когда я ему говорю “хороший мой”, он отвечает: “Сладкий мой, вот ты сейчас это говоришь, и я даже не могу представить, как ты тогда била меня цепью”, – рассказывала мне она.

Русского он не знал, но я была немало удивлена, когда в один из их приездов в Киев зашла навестить их в гостинице в центре. Закрывая номер на ключ, английский парень с невинным видом произнес в сторону своей герлфренд: “Мой маленький пидор”. По ее признанию, он понимал, что говорит.

Как после признавалась она, поколачивала бойфренда также палкой. Он ее в ответ не ударил ни разу. То ли ему нравилось, потому что, как это часто бывает, его могла бить в детстве мама, а девушка просто ее сильно напоминала и так же хорошо готовила, но расстались они через год.

Он разбил всю технику, что подарил ей. Отношения их сами по себе были бурными. И битье тел и предметов могло быть просто продолжением БДСМ-линии в сексе. Но если быть честной, то они часто пили и нюхали вместе кокаин.

Возможно, если бы они увлекались боксом, то сбрасывали бы напряжение в спортзале.

– Ты знаешь, я вот всегда кидалась на своих парней, говорит другая моя подруга. Чуть что, сразу бью или за волосы хватаю. Как-то и мне клок волос выдрали. Не била я лишь последнего. Я вешу 60 кг, а он – 130. Опасно.

Уже было пара случаев, когда он действительно по неосторожности дернул головой, она у него большая, а она как раз лежала у меня на груди, и у меня случился вывих челюсти. Он долго извинялся.

А вообще, мне как-то один знакомый объяснил, что даже если парень худой, даже очень худой, он все равно физически тебя сильнее, – рассказывает мне подружка Катя.

И если брать пары известные, то есть совсем свежий пример из оперы “Бить мужчину или не бить”. Гражданская жена нынешнего президента Франции – женщина довольно-таки спортивного телосложения.

СМИ перед выборами массово растиражировали случай, когда она ударила коллегу в редакции, потому что сочла его высказывание в свой адрес сексистским.

До сих пор вся страна гадает, бьет она президента или нет.

И каждый раз, когда я слышу истории о том, что, мол, любящий супруг избивал свою жену, а она при этом показывает на всю страну или всем знакомым свои синяки и ссадины, я каждый раз верю, но не до конца. Если мужчина вполне адекватный человек и знаете вы его не первый год, и вдруг такой срыв, то явно тут дело не в нем.

99 % (пускай 1 % будет исключением из общего правила) тут виновата женщина. И скорее всего, она его провоцировала, кричала и кидалась первая. Вполне возможно, что кидалась тяжелыми предметами. И если он и дал сдачи, то все равно виноват он.

  Поэтому, кроме развода, у мужчины фактически нет законных мер бороться с разбушевавшейся супругой. Если он терпит, это означает, что он поощряет  женское насилие, а если будет обороняться, это как раз и будет то самое пресловутое “мужское насилие”. И супруга может заявить в правоохранительные органы, предъявив синяки.

И она в любом случае окажется жертвой. Вы же никогда не докажете, что нанесли их, защищаясь.

Мой совет: женщины, конечно, существа эмоциональные, но все же стоит проверить ее на наличие вредных привычек или проверить психологическую устойчивость. Вначале все “косят” под белых и пушистых. Некоторые так даже первый год-два. Устройте ей стресс-тест и посмотрите. Ведь совместная жизнь в будущем сама устроит вам такой, и не один, а вы будете уже подготовлены.

Источник: https://tsn.ua/ru/lady/zdorovye/aktualnaya-tema/bit-muzhchinu-ili-ne-bit-347508.html

Право-online
Добавить комментарий