Повторное преступление в местах лишения свободы

Повторно идут на преступление 60 процентов бывших заключенных ярославских колоний

Повторное преступление в местах лишения свободы

Ежедневно из колоний, расположенных на территории Ярославской области, выходят на свободу 4 – 6 человек, отбывших наказание. За год – около двух тысяч. Увы, через несколько месяцев возвращаются назад за решетку больше половины.

Сотрудники колоний признают: процент рецидива очень высок, давно назревшую проблему необходимо решать как на федеральном, так и на региональном уровнях.

Неслышные шаги

Всем жителям Ярославской области памятна трагедия, разыгравшаяся в Рыбинске прошлой осенью, – безработный мужчина изнасиловал и убил 11?летнюю школьницу. Ее тело нашли недалеко от дома, в лесопосадках. После того как извращенца задержали, выяснилось, что он всего полгода назад вышел из мест лишения свободы…

Случаев, когда заключенный, отсидев положенное, буквально через месяц-два после выхода на свободу совершает новое преступление, уже слишком много. По словам сотрудников УФСИН по Ярославской области, процент рецидива у их “подопечных” достигает шестидесяти. Иными словами, вновь попадает за решетку каждый второй.

Однако, несмотря на то, что вопрос о рецидивной преступности поднимается не один год, конкретных шагов по решению проблемы так пока и не последовало.

– Неоднократно на уровне областной администрации проводились совещания, где и мы, и представители УВД докладывали, что необходимо предпринимать какие-то действия. Но почти за десять лет серьезно к его решению так и не приступали, – говорят сотрудники УФСИН.

Без права на работу

Вновь встать на преступный путь бывших заключенных толкает само общество, которое неласково встречает освободившихся. Работы приличной им, как правило, не найти. А если нет жилья, то вопрос о возвращении за “колючку” поднимается уже через считанные месяцы.

– Согласно закону мы работаем со всеми без исключения гражданами, к нам обратившимися, в том числе и бывшими заключенными, – говорит ведущий специалист департамента государственной службы занятости населения Ярославской области Ольга Ершова.

– Более того, УФСИН заранее присылает нам информацию о тех, кто выходит на свободу в ближайшее время, а мы в свою очередь даем сведения об имеющихся вакансиях, которые могли бы подойти освободившимся из мест заключения.

Другое дело, что работодатель сам принимает решение о приеме на работу того или иного кандидата, и тут уже повлиять на него мы не можем. Конечно, просматривая объявления, мы часто видим пометки – “кроме лиц, имеющих судимость”.

В советское время такой категории лиц уделялось гораздо больше внимания, их контролировали участковые инспектора, проверяли, устроился ли человек на работу. Общество боролось за оступившихся.

Потеряли на просторах

– Бывшие заключенные не нужны никому – ни родственникам, ни государству, – констатирует начальник отдела по воспитательной работе УФСИН по Ярославской области Андрей Хайруллин. – Даже если человек не совершил тяжкого преступления и отсидел в тюрьме всего несколько лет, этого времени вполне достаточно, чтобы утратить все социальные связи.

Если и была семья – она распалась, ее члены бывшего заключенного знать не хотят, на работу он устроиться не может, жить негде. Хорошо, если документы оформлены, если связи какие-то остались, родственники куда-то пристроят, но это большая редкость. Какая у них жизнь? От бутылки до бутылки.

Вечером выпил, утром, чтобы купить еще спиртного, он может и ограбить, и украсть.

Есть у вышедшего на свободу и другой выход – уйти в преступные группировки. Там всегда посочувствуют, помогут, к делу приставят…

– Я не призываю с ними обниматься, отправлять их в санатории, – продолжает Андрей Хайруллин. – Но создать хотя бы минимальные условия для того, чтобы человек мог вернуться в нормальное общество, просто необходимо.

Мы ведь даже паспорта не всем можем выправить, потому что в исправительных учреждениях Ярославской области содержатся граждане, которые до того, как попасть в тюрьму, проживали в Казахстане, на Украине. Мы шлем туда запросы, но ответа, как правило, не получаем. В итоге человек освобождается без паспорта.

До родины ему не добраться – нет денег и документов, на работу не устроиться по той же причине. Замкнутый круг, сама ситуация подталкивает к тому, чтобы вновь совершить преступление. Некоторые, например, выходят на свободу, и для них самое главное – попасть обратно, чтобы элементарно поесть и выспаться. И они для этого что угодно сделают.

Если крысу загнать в угол – она на вас бросится, и с человеком происходит то же самое. Мы же ставим на них клеймо: отсидел – значит законченный человек. К сожалению, тем самым наше общество наказывает не только бывших заключенных, но и себя.

По словам начальника психологический службы УФСИН по Ярославской области Андрея Васищева, на сегодняшний день так и не создан орган, который осуществлял бы эффективный контроль за освободившимися:

– Если раньше этим занималась милиция, существовал жесткий административный надзор, то сейчас такой контроль осуществляется только за лицами, освобожденными условно-досрочно, и он, как правило, носит формальный характер. Участковому пришла бумага – освобождается Петров. Он пару раз в месяц зайдет к этому Петрову – и все.

Чем это грозит законопослушным гражданам, видно из криминальных сводок.

Подготовить к свободе

Попытки решить проблему на местах существуют. Например, во Владимире уже год действует центр социальной реабилитации в женской колонии. Его цель – подготовить заключенных к возвращению в нормальную жизнь на свободе.

Женщины попадают сюда за три месяца до условно-досрочного освобождения. В спокойной, почти домашней обстановке они заново учатся почти позабытым навыкам – готовить, стирать, создавать уют в доме. Женщинам оказывается психологическая помощь.

Но вот как в дальнейшем складывается судьба вышедших на свободу, не отслеживает никто.

Сергей Логинов, начальник пресс-службы УФСИН по Владимирской области:

– Служба, которая отслеживала бы судьбу вышедших на свободу заключенных, необходима. Чтобы мы могли передать освободившегося человека “с рук на руки”, а не выпускать его в пустоту.

Ведь в колонии, где кормят, поят, предоставляют работу, организуют досуг, заключенные отвыкают решать свои проблемы самостоятельно.

И кто-то должен их вести и после освобождения, помогать, направлять, иначе они снова неизбежно скатятся вниз.

Андрей Васищев, начальник психологический службы УФСИН по Ярославской области:

– Мы давно говорим о том, что пора создавать межведомственный центр по социальной реабилитации бывших заключенных. Его сотрудники – юристы, психологи, социальные работники – помогали бы людям, выходящим на свободу, адаптироваться к жизни вне стен тюрьмы.

Им должно предоставляться жилье на определенное время, им помогают оформить документы, устроиться на работу. Такие центры существуют во всем мире и в некоторых регионах России. В Кемеровской области, например, построена социальная гостиница на 1000 мест, где 300 мест предоставляется бывшим осужденным.

Там они получают медицинскую помощь, двухразовое питание, им подыскивают работу.

Александр Матвеев, консультант департамента административных органов и общественной безопасности администрации Владимирской области:

– В советское время существовали наблюдательные комиссии при городской и районных исполкомах, которые занимались вышедшими из мест лишения свободы. Кроме того, при освобождении человек попадал под административный надзор органов внутренних дел. Была система, которая работала достаточно эффективно, поэтому я считаю, что изобретать что-то новое не нужно.

Во Владимирской области три года назад были созданы комиссии при органах местного самоуправления, куда может обратиться вышедший из мест лишения свободы гражданин. Ему окажут помощь в трудоустройстве. Хотя, конечно, полномочий у таких комиссий не так много – они могут всего лишь уговаривать предприятия выделить места для бывших осужденных.

Как правило, руководство идет на это неохотно. В то же время я считаю, что необходим какой-то законодательный акт, который бы позволял органам внутренних дел привлекать к ответственности бывших заключенных, которые нигде не работают и ведут асоциальный образ жизни.

А то у нас получается: человек совершил преступление, отбыл наказание, вышел на свободу – и перед обществом он не имеет никаких обязательств.

Источник: https://rg.ru/2008/05/30/reg-vvolga/kolonii.html

ФСИН: на новые преступления в 20% случаях толкают долги

Повторное преступление в местах лишения свободы

Тюрьмы часто обвиняют в том, что они не в состоянии исправить человека, и что в России рецидивная преступность выше, чем в других странах, в этом тоже есть вина уголовно-исполнительной системы. В интервью ТАСС и.о.

руководителя управления воспитательной, социальной и психологической работы ФСИН России Федор Ушков развеял миф о высоком рецидиве преступности среди выходящих на свободу из колоний, объяснил причины повторных преступлений, признал ряд проблем в работе ФСИН и высказался за создание российского варианта службы пробации.

— В СМИ часто говорят о высоком уровне повторной преступности — человек выходит на свободу и совершает новые преступления. Есть ли здесь вина уголовно-исполнительной системы?

— Повторную преступность часто связывают с результатами работы уголовно-исполнительной системы (УИС) по ресоциализации осужденных.

Вместе с тем надо пояснить: если мы говорим о повторной преступности, составляющей более 53%, то к ней относятся все лица, которые совершили повторное преступление, независимо от того, отбывали они наказание в исправительных учреждениях или нет, к которым применялись меры уголовного характера, не связанные с лишением свободы, отсрочка отбывания наказания или назначался штраф.

Рассматривая вопрос совершения повторного преступления лицами, имеющими неснятую или непогашенную судимость, по официальной статистике МВД и Генеральной прокуратуры России за 2012–2017 годы, удельный вес лиц, совершивших преступления при рецидиве, от общего числа совершивших преступления не превышает 15%.
Из них доля лиц, совершивших преступления в период неотбытой части наказания после условно-досрочного освобождения, от общего числа совершенных преступлений составляет 0,9%, а совершивших преступления в первый год после освобождения от общего числа совершенных преступлений не превышает 4%.

Необходимо сказать, что уголовно-исполнительная система не снимает с себя ответственности за качество работы по ресоциализации осужденных и понимает всю ответственность. Ежегодно из мест лишения свободы освобождается более 200 тыс.

человек, и с каждым освободившимся проводилась работа, направленная на профилактику рецидива.

Много делается положительного в исправительных учреждениях, но есть недоработки и случаи, когда не все получается, в ФСИН России о них знают и работают над их недопущением.

— Что толкает человека, отбывшего наказание, на новое преступление?

— Такой анализ проводится постоянно, основных причины две: 65% лиц, совершивших преступления, не имели постоянного источника дохода, 36% граждан на момент совершения преступления находились в состоянии алкогольного опьянения. Если прибавить к ним преступления, совершенные в наркотическом опьянении, этот показатель значительно вырастает.

Преступивший закон судом признается преступником, но в работе сотрудников УИС он рассматривается как человек, оказавшийся в трудной жизненной ситуации.

С каждым осужденным, прибывающим в учреждение, сотрудниками проводятся беседы, выясняются причины и условия совершения преступления, вырабатываются необходимые мероприятия.

Именно эта работа позволила нам проанализировать и выделить несколько основных причин совершения повторного преступления.

Кстати, если более 65% лиц после освобождения сталкиваются с проблемой трудоустройства, то женщины еще более социально не защищены — из них более 80% после освобождения сталкиваются с проблемой найти работу. Многие не имеют постоянного места жительства.

Все вместе это приводит к тому, что люди после освобождения не могут планировать свои расходы, из-за этого почти 20% на момент совершения повторных преступлений испытывали финансовые трудности (кредит, ипотека, алименты, иск, другие долги и др.).

Связанная с этим безысходность в жизни, а также возвращение в среду до осуждения часто оказывает негативное влияние, в большинстве случаев приводит или возвращает человека к употреблению алкогольных напитков или наркотических веществ.

— В чем заключается работа ФСИН по оказанию помощи выходящим на свободу?

Если более 65% лиц после освобождения сталкиваются с проблемой трудоустройства, то женщины еще более социально не защищены — из них более 80% после освобождения сталкиваются с проблемой найти работу

— Во-первых, осужденные получают образование. Так, в учреждениях УИС действует более 280 общеобразовательных организаций и более 500 их филиалов. В 2017/18 учебном году в них зачислено и обучалось более 65 тыс. человек, из них более 45 тыс. подлежащих обязательному обучению.

Получают специальности: система среднего профессионального образования представлена более чем 300 учреждениями и почти 400 их структурными подразделениями, в которых проводится обучение по 200 рабочим профессиям.

Необходимо отметить, что количество осужденных, обученных в профессиональных образовательных учреждениях, ежегодно увеличивается и в 2017 году достигло 142 тыс. человек.

Основными направлениями обучения являются “технология легкой промышленности”, “машиностроение”, “техника и технология строительства”, “электро- и теплоэнергетика”, “сельское, лесное и рыбное хозяйство”.

Организована работа, направленная на привитие трудовых навыков, в этих целях функционирует 595 центров трудовой адаптации осужденных и 83 производственных мастерских.

В учреждениях начала реализовываться ведомственная программа социально-психологической работы в отношении лиц, имеющих алкогольную и наркотическую зависимость, содержащихся в следственных изоляторах и исправительных учреждениях.

Основными ее целями являются осознание существующей проблемы, связанной с зависимостью, и отказ от употребления психоактивных веществ.

С участниками программы проводится работа, направленная на физическое и духовно-нравственное оздоровление, они участвуют в занятиях на развитие мотивации к труду.

Во всех учреждениях организованы школы подготовки к освобождению, в которых с осужденным не позднее чем за шесть месяцев до окончания срока лишения свободы на занятиях рассматриваются вопросы бытового устройства после освобождения, различные жизненные ситуации, рассматриваются вопросы, связанные с финансовой грамотностью.

Проводится в рамках воспитательной работы комплекс мероприятий духовно-нравственной и спортивной направленности.

— А после выхода на свободу им помогают?

— Учреждения уголовно-исполнительной системы осуществляют взаимодействие с социальными службами субъектов РФ, традиционными религиозными конфессиями и общественными организациями, которые оказывают помощь в решении социальных проблем лицам, освобождающимся из мест лишения свободы.

Таких положительных примеров много. Например, в Республике Татарстан, Красноярском крае, Ростовской области действуют реабилитационные центры, которые помогают на первом этапе после освобождения лицам, не имеющим постоянного места жительства, оказывают им содействие в трудоустройстве.

В учреждениях установлен 721 терминал с электронной базой имеющихся вакансий на рынке труда с правовым навигатором. В 2017 году 35,7 тыс. освободившихся осужденных нуждались в трудовом и бытовом устройстве.

В результате проведенной работы в отношении 34,7 тыс. осужденных, или 97% от нуждающихся, вопрос трудового и бытового устройства был решен, в том числе в отношении 3,6 тыс.

лиц, не имевших до осуждения постоянного места жительства.

— Но разве этого достаточно?

— Несмотря на большую работу, проводимую социальными службами субъектов Российской Федерации, традиционными религиозными конфессиями и общественными организациями, у учреждений и органов УИС нет полномочий продолжить работу по поддержке людей, освободившихся из мест лишения свободы.

Понятно, что им требуется серьезное постпенитенциарное сопровождение, с ними должны работать профессиональные психологи, юристы, социальные работники и многие другие специалисты, которые помогут им в решении возникающих вопросов, окажут социально-психологическую, юридическую и иную помощь.

В настоящее время можно говорить, что существует необходимость создания государственной службы по постпенитенциарному сопровождению лиц, освобождаемых из мест лишения свободы.

Где именно — в системе ФСИН или отдельно, — это вопрос дальнейших дискуссий, но так как речь идет о дальнейшем благополучии наших граждан, его однозначно надо решать.

Беседовал Александр Шашков

Источник: https://tass.ru/interviews/5460142

К различным видам наказания в 2018 году осуждено 686 тысяч человек, в местах лишения свободы содержалось 563 тысячи человек

Повторное преступление в местах лишения свободы

Преступность в России, 2018
Рубрику ведет
Екатерина ЩЕРБАКОВА

К различным видам наказания в 2018 году осуждено 686 тысяч человек, в местах лишения свободы содержалось 563 тысячи человек

Число осужденных по приговорам судов, вступившим в законную силу, увеличивалось и снижалось пропорционально росту преступности – от 427 тысяч человек в 1987 году (на территории РСФСР) до 1111 тысяч человек в 1996 году и – после небольшого спада – до 1244 тысяч человек в 2001 году.

Введение в действие нового Уголовно-процессуального кодекса 1 июля 2002 года вместе с общей либерализацией российского уголовного законодательства заметно отразилось на динамике численности осужденных: она резко (почти на четверть) сократилась по сравнению с 2000 годом (рис. 16).

Снизившись до минимального значения в 2003 году – менее 774 тысячи человек, – число осужденных вновь стало возрастать, увеличившись до 929 тысяч человек в 2007 году [8]. В 2008 году наметилось небольшое снижение, а в 2009-2014 годах тенденция снижения укрепилась – в 2014 году было осуждено 719,3 тысячи человек.

В 2015-2016 годах число осужденных по приговорам, вступившим в законную силу, вновь несколько увеличилось – до 741,3 тысячи человек в 2016 году, – но в 2017 году уменьшилось до 697,5 тысячи человек, что на 5,9% меньше, чем в 2016 году.

По оперативной информации Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, в 2018 году в федеральные суды общей юрисдикции и мировым судьям поступило 889,5 тысячи уголовных дел (на 5,6% меньше, чем в 2017 году).

С учетом остатка нерассмотренных дел на начало года, судебным производством окончено 889,9 тысячи уголовных дел (-5,2%). К различным видам наказания осуждено 685,6 тысячи человек (-7,8%), оправдано 2,2 тысячи человек (-2,4%).

Судами общей юрисдикции и мировыми судьями окончено производством 21,7 миллиона гражданских и административных дел, из них с вынесением решения рассмотрено 20,8 миллиона дел.

Кроме того, рассмотрено 7,0 миллиона дел об административных правонарушениях (по числу лиц), 6,0 миллиона человек подвергнуты наказаниям по делам об административных правонарушениях.

Рисунок 16. Число осужденных в России, 1990-2018 годы, тысяч человек

Источники: Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации. Основные статистические показатели состояния судимости в Российской Федерации за 2003-2007 годы. М.: 2008; Основные статистические показатели состояния судимости в Российской Федерации за 2008-2017 годы. М.: 2018; Социально-экономическое положение России. Январь-февраль 2019 года. /Ежемесячный доклад Росстата.

В определенном соответствии с изменением числа осужденных изменялось число лиц, содержавшихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы (в исправительных и воспитательных колониях, следственных изоляторах, тюрьмах, а также в помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов и тюрем). Так, оно увеличивалось с ростом числа осужденных в 2005-2008 годах.

В 2004 году было зарегистрировано наименьшее за период статистического наблюдения с 1991 года число содержавшихся в местах лишения свободы – 764 тысячи человек, к началу 2009 года оно поднялось до 888 тысяч.

Это на 16,2% больше, чем в 2004 году, хотя и заметно меньше числа содержавшихся в местах лишения свободы во второй половине 1990-х годов, когда оно превышало миллион человек (рис. 17).

В 2009-2018 годы число лиц, содержавшихся в местах лишения свободы, уменьшалось, особенно быстро ? в 2011-2012 годах, когда оно опустилось ниже уровня 2004 года. К началу 2019 года число содержавшихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы снизилось до 563,2 тысячи человек (на 6,5% меньше, чем годом ранее), а к 1 апреля 2019 года – до 555,0 тысячи человек.

Основная часть лиц, содержащихся в местах лишения свободы, отбывает наказание в исправительных колониях для взрослых. В 2010-2011 годах доля лиц, содержавшихся в исправительных колониях, составляла почти 85%, в 2012-2014 годы – 83%, в 2015-2018 годы – 82%, тогда как в 1990-е годы – около 70%.

По данным Федеральной службы исполнения наказаний[9], на 1 апреля 2019 года в 705 исправительных колониях отбывали наказание 450,8 тысячи человек, в том числе 33,3 тысячи человек в 123 колониях-поселениях и 2008 человек в 7 исправительных колониях для осужденных к пожизненному лишению свободы (включая лиц, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы). Среди отбывающих наказание в исправительных колониях понемногу увеличивается доля женщин – с 4,6% в 1995 году до 8% в 2012-2018 годах (35,3 тысячи на 1 апреля 2019 года). При женских колониях имеется 13 домов ребенка, в которых проживает 474 ребенка.

Довольно устойчиво сокращается доля содержащихся в следственных изоляторах (СИЗО и тюрьмах), а также в помещениях, функционирующих в режиме СИЗО и тюрем. В 1995 году она составляла 29,0% от общего числа содержавшихся в местах лишения свободы, в 2000 году – 25,6%, а к концу 2002 года снизилась до 16,6%.

После непродолжительного периода умеренного роста (до 19,9% в 2005 году), доля содержащихся в следственных изоляторах и тюрьмах продолжала снижаться в 2006-2010 годах. К началу 2011 года она опустилась до 14,7%, но затем вновь стала повышаться – до 18,5% на начало 2015 года.

На конец 2018 года доля содержащихся в следственных изоляторах и тюрьмах составила 17,9% (100,9 тысячи человек), на 1 апреля 2019 года – 22,8% (102,8 тысячи человек).

Быстро уменьшается число несовершеннолетних (в возрасте до 18 лет), отбывающих наказание в местах лишения свободы. На конец 2018 года в воспитательных колониях для несовершеннолетних отбывали наказание 1310 подростков. В следственных изоляторах и тюрьмах, а также в помещениях, функционирующих в режиме СИЗО и тюрем, содержалась еще 982 подростка.

Между тем, еще недавно численность несовершеннолетних, содержавшихся в местах лишения свободы, была в несколько раз выше.

Так, в 1995 году число подростков, содержавшихся в воспитательных колониях, составляло 20,8 тысячи, в следственных изоляторах и тюрьмах – 19,7 тысячи, в 2000 году – соответственно, 17,2 и 11,1 тысячи, в 2005 году – 14,5 и 8,2 тысячи.

Рисунок 17. Число лиц, содержавшихся в местах лишения свободы, 1991-2018 годы,
тысяч человек на конец года

* в СИЗО и тюрьмах, а также в помещениях исправительных колоний, работающих в режиме СИЗО;
** 1991-1994 годы – всего в местах лишения свободы

Среди лиц, содержащихся в исправительных колониях, большую часть составляют люди в возрасте наиболее высокой потенциальной трудовой активности – 26-55 лет на момент совершения преступления (рис. 18).

Их доля довольно быстро возрастает: в 1995 году она составляла менее половины (47), в начале 2000-х годов превысила две трети, в 2010-2013 годах поднялась до 73%, а в 2016-2018 годах составляла около 80%.

Доля молодежи в возрасте от 18 до 25 лет на момент совершения преступления, напротив, постепенно снижается, опустившись с 49% в 1995 году до 30% в 2002 году и 14% в 2017-2018 годах.

Доля представителей старших возрастных групп невысока, но она растет. Так доля лиц в возрасте старше 55 лет на момент совершения преступления среди содержавшихся в исправительных колониях увеличилась с 2,2% в 2002 году до 8,6% в 2018 году.

Рисунок 18. Число лиц, содержавшихся в исправительных колониях России, по возрасту на момент совершения преступления, 1995, 2000-2018 годы (на конец года), тысяч человек

Большая часть лиц, содержавшихся в исправительных колониях России, отбывает сроки наказания, не превышающие 10 лет, – более 80%. Правда, в последние годы отмечается тенденция снижения – эта доля сократилась с 88% в 2002 году до 81% в 2018 году (рис. 19).

Почти половина содержавшихся в исправительных колониях отбывали сроки, не превышающие 5 лет (от 43% в 2003 году до 50% в 2007-2008 годах, 47% в 2016-2017 годах и 46% в 2018 году).

В последние годы отмечался рост доли лиц, отбывающих в исправительных колониях более длительные сроки наказания. Доля отбывающих сроки наказания свыше 10 лет возросла с 12% в 2002 году до 19,4% в 2018 годах. В 2018 году доля отбывающих сроки наказания от 10 до 15 лет повысилась до 13,%, а доля отбывающих сроки наказания свыше 15 лет – до 6,3%.

Рисунок 19. Число лиц, содержавшихся в исправительных колониях России, по сроку заключения (наказания), 2002-2018 годы (на конец года), тысяч человек

В 2002-2009 годах примерно половину всех содержавшихся в исправительных колониях для взрослых составляли лица, осужденные к лишению свободы впервые. Их доля умеренно возрастала до 2008 года (от 49% в 2002-2003 годах до 54% к началу 2008 года), а затем стала снижаться, опустившись до 44% в 2013 году (рис. 20). В 2016-2018 годы она поднялась до 46%.

Доля осужденных второй раз также умеренно снижалась, сократившись с 29% в 2003-2004 годы до 23-24% в 2010-2013 годы, а затем до 18% в 2017-2018 годы.

Доля осужденных третий раз и более, напротив, увеличивалась в последние годы – с 20-21% в 2004-2008 годы до 36% в 2018 году.

Рисунок 20. Число лиц, содержавшихся в исправительных колониях России, осужденных впервые и повторно, 2002-2018 годы (на конец года), тысяч человек

Среди лиц, содержащихся в исправительных колониях, преобладают осужденные за убийства и за преступления, связанные с наркотиками (рис. 21). Число осужденных за убийство достигло в 2010 году наибольшей величины – 146 тысяч человек.

К началу 2019 года оно снизилось до 91 тысяч человек.

Доля лиц, содержащихся в исправительных колониях за убийство, достигла наибольшей величины в 2012 года – 22,8%, в 2017-2018 годах она составляла 19,8% содержащихся в исправительных колониях.

Число лиц, содержащихся в исправительных колониях за преступления, связанные с наркотиками, устойчиво возрастало до недавних пор, увеличившись с 43 тысяч в 2004 года до 138 тысяч человек в 2016 году.

В последние два года оно уменьшалось, составив к концу 2018 года 129,4 тысячи человек.

Их доля в общей численности контингента содержащихся в исправительных колониях возросла с 7,1% до 26,6% в 2016 году и 28,1 в 2018 году.

Число содержащихся в исправительных колониях за кражу, напротив, довольно устойчиво сокращается.

На конец 2018 года она составила 69 тысяч человек, в то время как еще в начале 2000-х годов она была почти втрое выше (226 тысячи человек в 2002 году), вдвое превышая число осужденных за убийство (104 тысячи человек).

Доля осужденных за кражу среди лиц, содержащихся в исправительных колониях, снизалась с 31,4% в 2002 году до 14,3% в 2015 году. В 2016-2018 годах она составляла около 15%.

Среди содержащихся в исправительных колониях снижается также число осужденных за грабеж, разбой, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Относительно стабильно число осужденных за изнасилование и насильственные действия сексуального характера, но их относительное число понемногу возрастает, увеличившись с 3,1% содержащихся в исправительных колониях в 2007 году до 4,7% в 2018 году.

Рисунок 21. Число лиц, содержавшихся в исправительных колониях России, осужденных по отдельным видам преступлений, 2002-2018 годы (на конец года), тысяч человек

* изнасилование, насильственные действия сексуального характера (ст. 131 УК РФ)
** преступления, связанные с наркотиками (ст. 228-234 УК РФ)

Источники:

Федеральная служба государственной статистики (Росстат) – www.gks.ru,

Социально-экономическое положение России. Январь-февраль 2019 года и предшествующие выпуски ежемесячного доклада – http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1140086922125;

Социально-экономическое положение федеральных округов в 2018 году / Ежеквартальный бюллетень – http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1140086420641;

Российский статистический ежегодник, 2018 и предшествующие годы – http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1135087342078;

Регионы России. Социально-экономические показатели. 2018 – http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1138623506156;

Транспорт и связь в России. 2018 и предшествующие годы – http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1136983505312.

Министерство внутренних дел Российской Федерации.

Состояние преступности в России за январь-декабрь 2018 года. – https://мвд.рф/reports/item/16053092/;

Федеральная служба исполнения наказаний.

Статистические данные – http://фсин.рф/statistics/

[8] С 2007 года в число осужденных по приговорам, вступившим в законную силу, стали включать осужденных военными судами Российской Федерации.
[9] Федеральная служба исполнения наказаний. Краткая характеристика уголовно-исполнительной системы – http://фсин.рф/structure/inspector/iao/statistika/Kratkaya%20har-ka%20UIS/ (дата обращения: 12 апреля 2019).

Источник: http://www.demoscope.ru/weekly/2019/0809/barom06.php

О проблематике предупреждения повторной преступности

Повторное преступление в местах лишения свободы

Профилактика рецидивной преступности так же многоаспектна, как и ее причины. Первостепенное значение имеет общее оздоровление обстановки в стране, успешное проведение экономических реформ, устранение межнациональной напряженности, улучшение нравственно-психологического климата и другие факторы, способные благоприятно воздействовать на криминологическую ситуацию. 

Статистические данные ГИАЦ МВД России свидетельствуют о неоднозначном состоянии и динамике рецидивной преступности в различных ее сегментах в зависимости от криминологических критериев, а также от социально-демографических данных о носителях повторной преступности.

Состояние рецидивной преступности всегда показывает, насколько эффективна деятельность государства в сфере борьбы с преступностью, насколько само общество страдает от самых различных проблем. Вопросам борьбы с рецидивом и рецидивной преступностью уделяли и уделяют много внимания уголовное и уголовно-исполнительное законодательство, науки уголовного права и криминологии.  

Рецидивная преступность обладает следующими специфическими характеристиками, выделяющими ее из числа других разновидностей преступной деятельности:

1) кратность рецидива – количество преступлений, с применением соответствующих мер уголовно-правового воздействия, предшествующих последнему преступлению;

2) степень общественной опасности рецидива, определяемая количеством и «качеством» (категориями) преступлений;

3) интенсивность преступности рецидивистов, демонстрирующая частоту совершения преступлений, – период времени между предыдущим и последующим преступлением;

4) характер динамики криминальной активности рецидивистов – переход от совершения преступлений одной тяжести к преступлениям иной тяжести.

У преступников-рецидивистов система мотивов беднее и уже, чем система социальной мотивации поведения законопослушных граждан и лиц, совершивших преступление впервые. Доминирующие мотивы сдвинуты к эгоистическим, материально-потребительским, эмоционально-сиюминутным. У большинства рецидивистов отсутствует потребность в систематическом труде.

Так, к моменту осуждения одна четверть всех осужденных трудоспособных рецидивистов не осуществляла никакую социально-полезную деятельность.

Особо показательно то, что в большинстве случаев это были люди, относимые к зрелому возрасту или даже – к молодежи (23-45 лет).

Рецидивисты зрелого возраста, длительно ведущие антиобщественный образ жизни, обнаруживают стойкие деформации личности, которые проявляются в пренебрежительном отношении к общественно-полезной деятельности. 

С уклонением от труда связана деформация потребностей, заключающаяся в преобладании материальных интересов над духовными: потребностями в общении, творчестве, образовании. Антисоциальным потребностям соответствует антисоциальная система мотивации преступлений.

Исследования показывают, что преобладающими мотивами совершенных рецидивистами преступлений выступают корысть – 25%, хулиганские побуждения – 26%, месть, ревность, зависть – 13%, эмоциональные мотивы (озлобление, аффективная вспышка) – 5%, влияние других лиц – 8%, устранение препятствия или сокрытие другого преступления – 0,7%.

Существует тесная связь рецидивной преступности с алкоголизмом.

В ряде случаев потребность к злоупотреблению спиртными напитками выступает как сопутствующий мотив, дополнительный стимул для иной криминогенной мотивации: агрессивность, корысть, насилие.

Показательно, что больше трети корыстных преступлений и преступлений, совершенных рецидивистами под чьим-либо влиянием, связаны со злоупотреблением алкоголем.

Нравственное и правовое сознание. Дефекты нравственного сознания рецидивиста выражаются, прежде всего в его индивидуализме, в замене нравственных принципов низменными моральными качествами. Таким преступникам присуща алчность, стяжательство, жадность, эгоизм, жестокость, озлобленность, месть, зависть и т. д.

Рецидивисту свойственны несамокритичность, самооправдание содеянного, вера в безнаказанность, удачливость, умение избегать разоблачения, циничное пренебрежение общественными благами в угоду эгоистическим интересам.

Об устойчивости деформации нравственного сознания рецидивистов свидетельствует и тот факт, что многие из них (20%) совершили новое преступление, уже находясь непосредственно в местах лишения свободы.

Преступления, в том числе и повторные, обусловливаются не только дефектами нравственного сознания, но и пренебрежением к праву, утратой страха перед наказанием.

Дефектность правосознания часто выражается в его несформированности, противоречивости, в безответственном к нему отношении, а также в активном непринятии правовых запретов. Так, большинство рецидивистов признают, что достичь своей цели сумели бы и правомерным путем.

Тех, кто счел единственно возможным способом осуществить задуманное посредством преступления, почти в четыре раза меньше.

Важнейшим критерием в аспекте деформации правосознания рецидивистов является оценка ими справедливости судебного приговора и назначенного им наказания. Не все рецидивисты признают справедливость назначенного наказания: чем больше у рецидивистов судимостей, тем реже они считают наказание справедливым, соразмерным преступлению.

Культурный и образовательный уровень повторно осужденных по сравнению с лицами, не совершившими преступления, не высок, в то же время современный рецидивист – человек не малограмотный, имеет среднее (чаще неполное) образование. 

Бездуховность, антисоциальность общения и проведения досуга рецидивистов, как правило, связаны с пьянством и алкоголизмом, порождают склонность к хулиганству, к распущенности в половых контактах. Для таких преступников характерно противоправное и аморальное поведение, которое является выражением предпреступной позиции личности.

Количество правонарушений и аморальных актов поведения рецидивистов в два-три раза превышает количество совершенных ими преступлений. При этом подавляющее большинство правонарушений непреступного характера и аморальных поступков связано с пьянством и алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией.

Распространенность противоправных и аморальных актов поведения среди рецидивистов гораздо выше, чем среди всех преступников. Рецидивисты посещают притоны, поддерживают связи с ранее судимыми и иными лицами, характеризующимися антиобщественным поведением, чаще, чем другие преступники, являются членами криминогенных или преступных групп.

Преступное прошлое во многих случаях предопределяет выбор друзей, при этом предпочтение отдается людям со сходной биографией.

Существенное искажение социальных позиций отмечается и в сфере семейных отношений. Для рецидивистов характерно отсутствие или разрушение семейных связей, примитивные, уродливые взаимоотношения между членами семьи, вступление в брак с лицами, имеющими аналогичные взгляды и привычки.

Деформация поведения рецидивистов в сфере семейных отношений проявляется и в том, что они игнорируют свои родительские обязанности по оказанию помощи несовершеннолетним и престарелым (нетрудоспособным) родственникам. Рецидивисты в семье систематически пьянствуют, хулиганят, избивают членов семьи, вовлекают младших членов семьи в пьянство, в занятие азартными играми, в противоправную и преступную деятельность.

Причины неоднократного совершения преступлений лицами, чья преступная деятельность оставалась без надлежащего реагирования правоохранительных органов, группируются вокруг такого мощнейшего криминогенного фактора, как безнаказанность.

Повторное совершение преступлений лицами, которым за совершение преступления назначено наказание, не связанное с лишением свободы, результат выбора судом неэффективной меры наказания.

Условное осуждение или отсрочка исполнения приговора, если эти уголовно-правовые меры применяется к опасным преступникам, воспринимаются ими как безнаказанность. Так называемый ложный гуманизм судьи может обернуться усилением нравственной деградации осужденного, совершением им опасных преступлений, которые окажутся трагедией и для потерпевших, и для преступника.

Первостепенное значение в деле предупреждения рецидивной преступности имеет общесоциальное предупреждение, а также усилия по устранению причин и условий преступности в целом.

К мерам общей профилактики рецидивной преступности относятся:

– оздоровление социально-экономической ситуации в стране, повышение уровня жизни;

– формирование здоровой идеологии и повышение авторитета властных структур;

– укрепление системы социального контроля (привлечение общественности, трудовых коллективов, средств массовой информации к предупреждению преступности, в том числе профессиональной);

– возрождение отечественной системы правового воспитания, совершенствование практики школьного и семейного воспитания.

Меры специально-криминологической профилактики рецидивной преступности:

– Совершенствование правоприменительной деятельности, методик расследования преступлений, сведение к минимуму безнаказанности лиц, совершивших преступления. 

– Реформирование уголовно-исполнительной системы в направлении дифференциации осужденных и гуманизации условий жизни в местах лишения свободы.

– Совершенствование уголовного законодательства и судебной практики, повышение эффективности уголовных наказаний.

– Профилактика психических заболеваний, алкоголизации и наркотизации населения страны.

– Совершенствование деятельности государственных органов (федеральных и местного самоуправления) по вторичной социализации лиц, освобожденных из мест лишения свободы. Обеспечение их минимальными условиями нормальной жизни (место жительства, честный заработок). Государственная поддержка общественных инициатив в этой области.

– Координация усилий органов уголовно-исполнительной системы и органов местного самоуправления, государственных и общественных органов в социальной реабилитации осужденных. Взаимодействие государственных органов с представителями различных конфессий в организации религиозного воспитания осужденных.

Индивидуальное предупреждение рецидивной преступности – меры, непосредственно направленные на личность преступника и на обстоятельства, формирующие ее антиобщественную жизненную позицию. 

Данный уровень предупреждения применительно к рецидивной преступности подразделяется на два этапа:

1.  Пенитенциарное предупреждение: Данный этап профилактики входит в компетенцию федеральной службы по исполнению наказаний Министерства Юстиции России.

2. Постпенитенциарное предупреждение:

– учет ранее судимых лиц, а также лиц, склонных к совершению преступлений (контрольно-наблюдательное дело);

– взаимодействие с исправительными учреждениями, в которых отбывали наказание освобожденные лица;

– составление индивидуальных планов профилактических мероприятий для недопущения рецидива;

– меры по устранению отрицательного влияния со стороны ближайшего окружения.

Источник: https://70.xn--b1aew.xn--p1ai/news/item/15186489

Право-online
Добавить комментарий