Противоречие нового иска вступившему в законную силу решению суда

Закон о регистрации устанавливает несколько правил

Противоречие нового иска вступившему в законную силу решению суда

17.10.2016

  Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним – юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (ГК РФ).

Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

Государственная регистрация прав проводится на всей территории Российской Федерации по установленной законодательством системе записей о правах на каждый объект недвижимого имущества в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП).

Датой государственной регистрации прав является день внесения соответствующих записей о правах в ЕГРП.

Согласно ст. 17 Федерального закона № 122-ФЗ от 21.07.1997 «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (Закон о регистрации) основаниями для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода, ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним являются, в том числе и вступившие в законную силу судебные акты.

Вопрос о соотношении решения суда, устанавливающего право на недвижимость, и акта государственной регистрации права на недвижимое имущество относится к проблемным как в судебной практике, так и в практике органов, осуществляющих регистрацию прав.

ГК РФ в качестве самостоятельного основания возникновения гражданских прав и обязанностей называет судебное решение (пп. 3 п. 1 ст. 8 ГК РФ).

Закон о регистрации, определяя специфику государственной регистрации прав на недвижимость на основании решения суда, арбитражного суда или третейского суда, устанавливает несколько правил:

1. Государственный регистратор не вправе отказать в государственной регистрации права, установленного вступившим в силу решением суда, за исключением некоторых случаев:

– в случае если решение суда не содержит сведений, которые государственный регистратор обязан внести в ЕГРП;

– государственный регистратор или правообладатель при наличии в письменной форме заключения государственного регистратора вправе запросить суд о порядке исполнения данного решения;

2. Права на недвижимое имущество, установленные решением суда, подлежат государственной регистрации на общих основаниях.

Указанные положения нуждаются в подробном анализе.

И так, государственный регистратор не вправе отказать в государственной регистрации права, установленного вступившим в законную силу решением суда.

Данная норма, прежде всего, направлена на определение соотношения компетенции суда и регистрирующего органа. Она содержит указание на то, что регистратор не вправе анализировать решение суда с точки зрения его законности и обоснованности.

Пункт 1 ст. 13 Закона о регистрации предусматривает проведение регистратором правовой экспертизы документов. Очевидно, что решение суда является таким документом, «глубина» правовой экспертизы которого со стороны регистратора должна быть ограничена. Исходя из содержания ст. 28 Закона о регистрации при правовой экспертизе решения суда необходимо установить следующие обстоятельства:

– устанавливает ли это решение право на недвижимое имущество;

– подлежит ли это право государственной регистрации;

– содержит ли решение сведения, которые регистратор обязан внести в ЕГРП;

– вступило ли решение в законную силу.

При положительном ответе на все эти вопросы регистрация права на основании решения суда должна быть произведена. Разумеется, как лицо с юридическим образованием, регистратор может иметь суждение о том, соответствует ли закону представленное судебное решение. Но у него нет права положить это  суждение в основу принимаемого решения.

Особенностью регистрации прав на недвижимое имущество на основании судебных актов является то, что отказать в такой регистрации можно не по всем основаниям, установленным ст. 20 Закона о регистрации.

В соответствии с п. 1 ст.

28 Закона о регистрации права на недвижимое имущество, установленные решением суда, подлежат государственной регистрации, в которой государственный регистратор вправе отказать только по основаниям, указанным в абзацах четвертом, шестом, седьмом, девятом, десятом, одиннадцатом, двенадцатом, тринадцатом и четырнадцатом пункта 1 статьи 20 Закона о регистрации, а именно:

  • если документы, представленные на государственную регистрацию прав, по форме или содержанию не соответствуют требованиям действующего законодательства (абз. 4 п.1 ст. 20 Закона о регистрации);
  • если лицо, выдавшее правоустанавливающий документ, не уполномочено распоряжаться правом на данный объект недвижимого имущества (абз. 6 п. 1 ст. 20 Закона о регистрации);
  • если лицо, которое имеет права, ограниченные определенными условиями, составило документ без указания этих условий (абз. 7 п. 1 ст. 20 Закона о регистрации);
  • если правообладатель не представил заявление и иные необходимые документы на государственную регистрацию ранее возникшего права на объект недвижимого имущества, наличие которых необходимо для государственной регистрации возникших после введения в действие настоящего Федерального закона перехода данного права, его ограничения (обременения) или совершенной после введения в действие настоящего Федерального закона сделки с объектом недвижимого имущества (абз. 9 п. 1 ст. 20 Закона о регистрации);
  • если заявителем не представлены документы, необходимые в соответствии с настоящим Федеральным законом для государственной регистрации прав (абз. 10 п. 1. ст. 20 Закона о регистрации);
  • имеются противоречия между заявленными правами и уже зарегистрированными правами (абз. 11 п. 1. ст. 20 Закона о регистрации);
  • ответ органа государственной власти или органа местного самоуправления на межведомственный запрос свидетельствует об отсутствии документа и (или) информации, необходимых для государственной регистрации прав, если соответствующий документ не представлен заявителем по собственной инициативе  (абз. 13 п. 1. ст. 20 Закона о регистрации);
  • в государственном кадастре недвижимости в отношении земельного участка, на государственную регистрацию права на который представлены документы, отсутствуют сведения о координатах характерных точек границ такого земельного участка или одна из границ такого земельного участка пересекает одну из границ другого земельного участка в соответствии с внесенными в государственный кадастр недвижимости сведениями о последнем, за исключением случаев, установленных в пункте 1 статьи 19 настоящего Федерального закона (абз. 14 п. 1. ст. 20 Закона о регистрации).

            Таким образом, следует признать, что при представлении в качестве правоустанавливающего документа решения суда в регистрации права на недвижимое имущество может быть отказано, если решение не отвечает признакам, установленным ст. 28 Закона о регистрации.
            Для тех случаев, когда решение суда отвечает всем признакам, указанным в этой статье, однако не содержит сведений, которые регистратор обязан внести в ЕГРП, в этом случае государственный регистратор или правообладатель при наличии в письменной форме заключения государственного регистратора вправе запросить суд о порядке исполнения данного решения.
             Признанное судом право подлежит регистрации на общих основаниях.

Принятие судом решения в пользу заинтересованного лица не избавляет его от дальнейшей необходимости обратиться в регистрационную службу. Так, в ст. 268 Гражданского процессуального кодекса РФ указано, что решение суда в отношении юридического факта, подлежащего регистрации, служит основанием для регистрации, но не заменяет документы, выдаваемые регистрирующими органами. Поэтому правообладателю необходимо обратиться в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, с соответствующим заявлением и иными необходимыми для регистрации документами, установленными действующим законодательством.
            Момент возникновения права по решению суда.

Существует мнение, что право у заинтересованного лица возникает с момента вступления решения в законную силу. На самом деле если момент возникновения права специально не указан в решении, то признанное судом право возникает по общему для недвижимости правилу – с момента его государственной регистрации. Момент возникновения права также может быть определен судом, в таком случае право возникает в соответствии с судебным решением.
           Государственная регистрация прав на основании судебного акта может приостанавливаться государственным регистратором только при возникновении у него сомнений в подлинности представленных документов (п. 1 ст. 19 Закона о регистрации). Это положение Закона означает, что если в судебном решении допущена ошибка, опечатка, если по каким-либо причинам представлены не все документы, необходимые для проведения государственной регистрации, то у регистратора нет возможности приостановить дело и попытаться самому устранить возникшие препятствия. В соответствии с  Законом у регистратора есть десять рабочих дней для принятия решения. Если по истечении указанного срока документы не будут приведены в порядок, в государственной регистрации будет отказано. В такой ситуации гражданин сам может приостановить регистрацию на срок до трех месяцев и обратиться в суд для разъяснения вынесенного решения, исправления технической ошибки и т.д. Причем следует учитывать, что судья не может просто написать на тексте решения «исправленному верить» или приложить письмо с разъяснениями. Суд назначает новое заседание, в результате которого выносится специальное определение.
           Судебный акт является самостоятельным основанием как для государственной регистрации права на недвижимое имущество, так и для погашения регистратором соответствующей записи. Однако по смыслу пункта 1 статьи 20 Закона о регистрации при наличии в реестре записи о праве какого-либо лица на недвижимое имущество судебный акт о признании аналогичного права на данное имущество за иным лицом имеет юридическую силу в отношении первого лица только при условии его участия в деле в качестве ответчика. Если судебный акт принят в отношении иного лица, отказ регистратора в государственной регистрации права на недвижимое имущество является законным.
           В связи с изложенным при обращении в суд с требованием о признании права на недвижимое имущество истец представляет выписку из реестра, выданную в соответствии с правилами статьи 7 Закона о регистрации, или справку (иной документ) регистратора об отсутствии зарегистрированного права на спорный объект недвижимости. Если названные документы не были представлены истцом, суд согласно части 2 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предлагает истцу представить необходимые документы.
            В период рассмотрения дела о праве на это имущество суд по ходатайству истца может принять обеспечительные меры, в частности, запретить ответчику распоряжаться и/или пользоваться спорным имуществом (арест), запретить регистратору изменять запись о праве на это имущество в реестре, передать спорное имущество на хранение другому лицу в соответствии с пунктом 2 статьи 926 Гражданского кодекса Российской Федерации (судебный секвестр). При удовлетворении иска о праве на недвижимое имущество суд на основании части 7 статьи 182 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по ходатайству лица, участвующего в деле, принимает аналогичные меры по обеспечению исполнения решения.

Кристина Дуденко,

ведущий специалист-эксперт

отдела регистрации прав

Управления Росреестра

по Омской области,

государственный регистратор.

Источник: https://rosreestr.ru/site/press/news/zakon-o-registratsii-ustanavlivaet-neskolko-pravil/

Как устранить коллизию судебных актов

Противоречие нового иска вступившему в законную силу решению суда

ПРЕДЫСТОРИЯ ДАННОГО ВОПРОСА ТАКОВА:

В 2011 году на основании заявления ООО «ДОМ», в лице директора Петрова, органом местного самоуправления было принято постановление «о предварительном согласовании места размещения объекта строительства», которым была утверждена схема расположения земельного участка на территории кадастрового плана, а также предписано Обществу  предусмотреть на договорной основе расселение жителей снос жилых домов, которые были расположены на муниципальной земле.

Ввиду того, что расселение и снос жилых домов предполагали несение существенных финансовых затрат, Петров привлек в инвестиционный проект Сидорова и Иванова.

В 2014  года между  указанными тремя физическими лицами был заключен договор о намерениях, в соответствии с которым стороны намеривались совместным участием в  ООО «ДОМ» определять направления и управлять делами в процессе реализации инвестиционного проекта, а также   договорились осуществить ряд мероприятий по организации строительства, снос и расселение  жилых домов , и строительству  объекта.

Петров выступил в договоре о намерениях как Сторона 1, Сидров и Иванов как Сторона 2.

По условиям договора о намерениях Сторона  2, в лице Сидорова и Иванова, обязалась предоставить Стороне 1, в лице Петрова, денежные средства,  для передачи собственникам индивидуальных жилых домов (которые предполагались к расселению), расположенных на муниципальной земле, в целях выкупа.

Сторона 1, в свою очередь обязалась денежные средства передать, расселить  собственников домов, а также осуществить продажу части своей 100% доли в ООО «Дом»  в равных долях Сидорову и Иванову.

Также в данном договоре о намерении был прописан порядок распределения долей между Стороной 1 и Стороной 2 в будущем объекте строительства.

Сторона 2 свои обязательства по передаче денежных средств для расселения передала Стороне 1 частично, Сторона 1 в свою очередь заключила с собственниками домов предварительные договоры о выкупе, передав им в качестве задатков денежные средства, полученные от Стороны 2. Денежные средства передавались по распискам. А также Петров продал часть своей доли в ООО «ДОМ» Петрову и Сидорову. Однако денежных средств, переданных Стороной 2, было не достаточно для того, чтобы осуществить выкуп домов.

После заключения договора о намерениях и передаче полученных от Стороны 2 денежных средств собственникам индивидуальных жилых домов, ООО «ДОМ» обратилось в ОМС с заявлением о предоставлении земельного участка для строительства под аренду. ОМС отказал предоставлении земельного участка, мотивировав тем, что расселение жильцов и выкуп домов не произведен. Отказ ОМС оспорить не удалось.

После этого, в рамках договора о намерениях Стороны никакие действия не осуществляли.

СУДЕБНЫЙ АКТ № 1 (РЕШЕНИЕ № 1)

В 2016 году один из участников Стороны 2 – Сидоров обратился в районный суд к Петрову с иском о взыскании неосновательного обогащения.

 Требования были мотивированы тем, что Договор о намерениях от 2014 года является предварительной сделкой, основной договор стороны не заключили, следовательно, переданные денежные средства Петрову являются его неосновательным обогащением.

Суд в перовом судебном заседание вынес решение об удовлетворении требований Сидорова, подкрепив свое решение нормами п. 6 ст. 429, п. 1 ст. 432, п. 1 ст. 408,  п.1 ст. 1102, п. 1 ст. 1104 ГК РФ (Судебный акт № 1).

Судебный акт не был обжалован.

Сидоров получил исполнительный лист, приставы возбудили исполнительное производство, производят взыскание с доходов Петрова.

СУДЕБНЫЙ АКТ № 2 (РЕШЕНИЕ № 2)

Следом за Сидоровым, с иском к Петрову обратился Иванов с аналогичными требованиями (о взыскании неосновательного обогащения по предварительной сделке). Сидоров был привлечен к участию в деле в качестве третьего лица. Районный суд требование Иванова удовлетворил со ссылками на те же нормы права, а также указал на преюдицальность Решения № 1.

В этот раз Петров обжаловал судебный акт в апелляцию.

Апелляционный суд отменил судебный акт, отказал в иске Иванову, указал, что Решение № 1 не является преюдициальным (состав лиц иной), а также (и это важно), то, что договор о намерениях не является предварительным договором, а является основным (Судебный акт №2). Апелляция пришла к выводу, что договор о намерениях является договором простого товарищества (гл. 55 ГК РФ), а, следовательно, положения ст. 429,  1102 ГК РФ применению не подлежат.

КОЛЛИЗИЯ СУДЕБНЫХ АКТОВ

Таким образом, на сегодняшний день сложилась ситуация, при которой один и тот же договор квалифицирован как предварительный договор, так и договор простого товарищества.

Таким образом, сложилась недопустимая правовая ситуация, при которой существуют два вступивших в законную силу судебных акта, по одному из которых, договор о намерениях признан предварительным, а, следовательно, имеются основания для взыскания неосновательного обогащения, по другому – договор о намерениях является договором простого товарищества, а значит оснований для взыскания неосновательного обогащения нет. 

КАКИЕ ЕСТЬ ПРАВОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ ДЛЯ УСТРАНЕНИЯ КОЛЛИЗИИ (КОНКУРЕНЦИИ) СУДЕБНЫХ АКТОВ?

Явно, что при вынесении одного из судебных актов была допущена судебная ошибка.

– Можно ли говорить о том, что квалификация судом апелляционной инстанции договора о намерениях в качестве договора простого товарищества является новым фактическим обстоятельствам (ч. 1 и п. 1 ч. 2 ст. 392 ГПК РФ)?

– Можно ли отдать большее предпочтение данной квалификации хотя бы потому, что решение районного суда по второму делу прошло проверку апелляционной инстанцией, а Судебный акт № 1 нет?

– Можно ли применить п. 1 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ для пересмотра Судебного акта № 1 в отсутствии иных правовых инструментов?

Источник: https://zakon.ru/Discussions/kak_ustranit_kolliziyu_sudebnyh_aktov/73681

Право-online
Добавить комментарий