Решение суда как вещественное доказательство

Статья 82. Хранение вещественных доказательств

Решение суда как вещественное доказательство

Новая редакция Ст. 82 УПК РФ

1.

Вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела и передаваться вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей. В случае, когда спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, вещественное доказательство хранится до вступления в силу решения суда.

2. Вещественные доказательства в виде:

1) предметов, которые в силу громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, в том числе большие партии товаров, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью:

а) фотографируются или снимаются на видео- или кинопленку, по возможности опечатываются и по решению дознавателя, следователя передаются на хранение в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. К материалам уголовного дела приобщается документ о месте нахождения такого вещественного доказательства, а также может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;

б) возвращаются их законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания;

в) в случае невозможности обеспечения их хранения способами, предусмотренными подпунктами “а” и “б” настоящего пункта, оцениваются и с согласия владельца либо по решению суда передаются для реализации в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Средства, вырученные от реализации вещественных доказательств, зачисляются в соответствии с настоящей частью на депозитный счет органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств, на срок, предусмотренный частью первой настоящей статьи.

К материалам уголовного дела может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;

1.

1) больших партий товаров, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью, могут быть переданы на ответственное хранение владельцу;

2) скоропортящихся товаров и продукции, а также подвергающегося быстрому моральному старению имущества, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью:

а) возвращаются их владельцам;

б) в случае невозможности возврата оцениваются и с согласия владельца либо по решению суда передаются для реализации в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Средства, вырученные от реализации вещественных доказательств, зачисляются в соответствии с настоящей частью на депозитный счет органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств, на срок, предусмотренный частью первой настоящей статьи.

К материалам уголовного дела может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;

в) с согласия владельца либо по решению суда уничтожаются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, если такие скоропортящиеся товары и продукция пришли в негодность. В этом случае составляется протокол в соответствии с требованиями статьи 166 настоящего Кодекса;

3) изъятых из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, или их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, а также предметов, длительное хранение которых опасно для жизни и здоровья людей или для окружающей среды, после проведения необходимых исследований передаются для их технологической переработки или уничтожаются по решению суда в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, о чем составляется протокол в соответствии с требованиями статьи 166 настоящего Кодекса. К материалам уголовного дела приобщается достаточный для сравнительного исследования образец изъятого из незаконного оборота наркотического средства, психотропного вещества, растения, содержащего наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, или его частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры;

3.1) денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступления, и доходов от этого имущества, обнаруженных при производстве следственных действий, подлежат аресту в порядке, установленном статьей 115 настоящего Кодекса;

4) ценностей после производства необходимых следственных действий:

а) сдаются на хранение в банк или иную кредитную организацию на срок, предусмотренный частью первой настоящей статьи, за исключением случая, предусмотренного подпунктом “б” настоящего пункта;

б) возвращаются их законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания;

4.1) денег после производства необходимых следственных действий фотографируются или снимаются на видео- или кинопленку и:

а) возвращаются их законному владельцу в порядке, установленном Правительством Российской Федерации;

б) при отсутствии или неустановлении законного владельца либо при невозможности возврата вещественных доказательств законному владельцу по иным причинам они сдаются на хранение в финансовое подразделение органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств, либо в банк или иную кредитную организацию на срок, предусмотренный частью первой настоящей статьи, либо хранятся при уголовном деле, если индивидуальные признаки денежных купюр имеют значение для доказывания;

5) электронных носителей информации:

а) хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность ознакомления посторонних лиц с содержащейся на них информацией и обеспечивающих их сохранность и сохранность указанной информации;

б) возвращаются их законному владельцу после осмотра и производства других необходимых следственных действий, если это возможно без ущерба для доказывания;

6) изъятых из незаконного оборота товаров легкой промышленности, перечень которых устанавливается Правительством Российской Федерации, передаются для уничтожения по решению суда в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, о чем составляется протокол в соответствии с требованиями статьи 166 настоящего Кодекса. К материалам уголовного дела приобщается достаточный для сравнительного исследования образец изъятого из незаконного оборота товара легкой промышленности;

7) изъятых в соответствии с законодательством о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции из незаконного оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также предметов, используемых для незаконных производства и (или) оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, после проведения необходимых исследований передаются для уничтожения, утилизации или реализации по решению суда в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, о чем составляется протокол в соответствии с требованиями статьи 166 настоящего Кодекса, либо передаются на хранение в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Средства, вырученные от реализации вещественных доказательств, зачисляются в соответствии с настоящей частью на депозитный счет органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств, на срок, предусмотренный частью первой настоящей статьи;

8) изъятого игрового оборудования, которое использовалось при незаконных организации и (или) проведении азартных игр, передаются для уничтожения по решению суда в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, о чем составляется протокол в соответствии с требованиями статьи 166 настоящего Кодекса. К материалам уголовного дела приобщаются материалы фото- и киносъемки, видеозаписи вещественных доказательств, а также может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования.

9) животных, физическое состояние которых не позволяет возвратить их в среду обитания:

а) фотографируются или снимаются на видео- или кинопленку, по решению дознавателя, следователя передаются на хранение в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. К материалам уголовного дела приобщается документ о месте нахождения такого вещественного доказательства;

б) возвращаются их законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания;

в) в случае невозможности обеспечения их хранения способами, предусмотренными подпунктами “а” и “б” настоящего пункта, с согласия законного владельца или по решению суда передаются безвозмездно для содержания и разведения в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, о чем составляется протокол в соответствии с требованиями статьи 166 настоящего Кодекса. К материалам уголовного дела приобщаются материалы фото- и видеофиксации изъятого животного, а также иные сведения и документы, содержащие видовые и индивидуальные признаки животного, позволяющие его идентифицировать (инвентарный номер, кличка, метки и другие, в случае необходимости также результаты исследований);

г) при невозможности передачи безвозмездно для содержания и разведения оцениваются и с согласия владельца либо по решению суда передаются для реализации в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Средства, вырученные от реализации вещественных доказательств, зачисляются в соответствии с настоящей частью на депозитный счет органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств, на срок, предусмотренный частью первой настоящей статьи.

2.1. После производства неотложных следственных действий в случае невозможности возврата изъятых в ходе производства следственных действий электронных носителей информации их законному владельцу содержащаяся на этих носителях информация копируется по ходатайству законного владельца изъятых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации.

Копирование указанной информации на другие электронные носители информации, предоставленные законным владельцем изъятых электронных носителей информации или обладателем содержащейся на них информации, осуществляется с участием законного владельца изъятых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации и (или) их представителей и специалиста в присутствии понятых в подразделении органа предварительного расследования или в суде. При копировании информации должны обеспечиваться условия, исключающие возможность ее утраты или изменения. Не допускается копирование информации, если это может воспрепятствовать расследованию преступления. Электронные носители информации, содержащие скопированную информацию, передаются законному владельцу изъятых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации. Об осуществлении копирования информации и о передаче электронных носителей информации, содержащих скопированную информацию, законному владельцу изъятых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации составляется протокол в соответствии с требованиями статьи 166 настоящего Кодекса.

3. Иные условия хранения, учета и передачи вещественных доказательств, в том числе их отдельных категорий, устанавливаются Правительством Российской Федерации.

4. В случаях, предусмотренных подпунктами “а” и “б” пункта 1, пунктом 1.1, подпунктом “а” пункта 2, пунктами 3.1, 4 и 4.1, подпунктом “б” пункта 5, подпунктами “а” и “б” пункта 9 части второй и частью второй.1 настоящей статьи, дознаватель, следователь или судья выносит постановление.

4.1.

В случаях, предусмотренных подпунктом “в” пункта 1, подпунктами “б” и “в” пункта 2 и пунктами 3 и 6 – 8 части второй настоящей статьи, следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом по месту производства расследования соответствующее ходатайство, если владелец не дал согласие на реализацию, утилизацию или уничтожение имущества.

4.2.

В случаях, предусмотренных подпунктами “в” и “г” пункта 9 части второй настоящей статьи, следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом по месту производства расследования соответствующее ходатайство, если владелец не дал согласие на передачу безвозмездно либо реализацию вещественных доказательств или владелец отсутствует либо не установлен.

5. При передаче уголовного дела органом дознания следователю или от одного органа дознания другому либо от одного следователя другому, а равно при направлении уголовного дела прокурору или в суд либо при передаче уголовного дела из одного суда в другой вещественные доказательства передаются вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей.

Источник: http://upkodeksrf.ru/ch-1/rzd-3/gl-10/st-82-upk-rf

Каков порядок возврата изъятых в ходе следствия предметов? | Сайт прокуратуры Ульяновской области

Решение суда как вещественное доказательство
Ответ: 

Согласно ст.

82 УПК РФ, вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела и передаваться вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей. В случае, когда спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, вещественное доказательство хранится до вступления в силу решения суда.

Указанной статьей регламентируется порядок хранения изъятых в ходе проведения первоначальных следственных действий, в ходе производства предварительного следствия, предметов.

Данная норма подразумевает, что изъятые объекты, имеющие значение по уголовному делу и признанные вещественными доказательствами хранятся у лица, осуществляющего предварительное следствие, либо у судьи (председателя суда) до того момента, пока по уголовному делу не будет принято соответствующее решение.

В отдельных случаях, предусмотренных статьей 82 УПК РФ: предметы, которые в силу громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, в том числе большие партии товаров, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимость;

скоропортящиеся товары и продукции, а также подвергающиеся быстрому моральному старению имущество, хранение которого затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которого соизмеримы с их стоимостью;

деньги и ценности, изъятые при производстве следственных действий, после их осмотра и производства других необходимых следственных действий -возвращаются их законному владельцу после осмотра и производства других необходимых следственных действий, если это возможно без ущерба для доказывания.

Соответственно вещественные доказательства могут быть возвращены их владельцам и до завершения производства по уголовному делу.

Такое возвращение возможно в ситуациях, когда собственник вещественного доказательства очевиден, принадлежность вещи бесспорна, свою роль в доказывании она либо уже сыграла, либо тщательный осмотр и фотографирование делают ненужным дальнейшее удержание вещи в распоряжении органа расследования или суда.

Возвращение в подобных случаях, например, похищенных вещей или угнанного автомобиля потерпевшему является правильным. Если же принадлежность вещи спорна, ее возвращение до разрешения дела по существу исключено, поскольку речь идет о спорном праве собственности.

При этом возвращение владельцу изъятого органом расследования имущества, приобщенного к уголовному делу в качестве вещественного доказательства, означает, что получившее данное имущество лицо по отношению к нему восстанавливается во всех своих прежних правомочиях собственника, арендатора и т.п.

От возвращения вещественных доказательств следует отличать их передачу владельцу на ответственное хранение, когда владелец-хранитель не вправе ни пользоваться, ни распоряжаться принадлежащим ему хранимым имуществом, поскольку у него появляется дополнительная обязанность по обеспечению сохранности переданного ему на хранение имущества.

Срок возвращения предметов их владельцам не определен в уголовно-процессуальном законодательстве, однако исходя из смыла содержания статьи, лица, ответственные за вещественные доказательства, могут возвратить изъятые предметы их владельцам как только, сведения об указанных предметах будут закреплены в материалах уголовного дела, и необходимость нахождения предметов при деле будет исчерпана (то есть все действия, которые нужно было произвести с указанным предметом: опознание, экспертиза и т.д. будут проведены), что и подразумевается формулировкой законодателя без ущерба для доказывания.

Стоит обратить внимание на то, что ответственным за сохранность вещественных доказательств, приобщенных к делу, является лицо, ведущее следствие или дознание, а в суде – судья или председатель суда, соответственно только перечисленные лица правомочны решать вопрос о возвращении вещественных доказательств их владельцу.

Кроме того, статья 82 УПК РФ определяет обязательный для правоохранительных органов порядок передачи  вещественных доказательств из одного органа в другой, от органа дознания следователю, в прокуратуру, суд, заключающийся в том, что изъятые по делу предметы должны быть переданы вместе с материалами уголовного дела, при этом сведения о передаче должны отражаться в сопроводительном письме.

При возвращении предметов их владельцам, дознавателем, следователем, а также судьей приобщается к материалам уголовного дела документ, подтверждающий данный факт, таковым документом может являться расписка владельца, которому возвращены изъятые объекты. 

31.12.2014

Источник: http://www.ulproc.ru/node/29219

Судьба вещественных доказательств

Решение суда как вещественное доказательство

Как следует из апелляционного определения Верховного Суда, А., Б. и В.

были осуждены по обвинению в совершении в составе организованной преступной группы краж имущества и денег, хищения оружия и боеприпасов, мошенничества и разбойных нападений. Кроме того, В.

был признан виновным в убийстве. По совокупности деяний А. была приговорена к 10 годам лишения свободы, Б. – к 15 годам лишения свободы, а В. – к 17 годам.

Суд первой инстанции за основу своих выводов о виновности всех троих взял показания В. и соответствующие им доказательства, а на показания других осужденных опирался лишь в части, не противоречащей фактам, сообщенным первым.

Такое решение было принято судом в силу того, что анализ показаний В.

не подтвердил доводы об оговоре им других осужденных: он не свидетельствовал об участии сообщников в наиболее тяжком преступлении – убийстве, поэтому суд посчитал нелогичным предположение о том, что он оговаривал подельников по менее тяжким преступлениям.

Осужденная А. в апелляционной жалобе просила назначить ей минимальное наказание, ссылаясь, в частности, на то, что основные показания по делу, которые суд принял во внимание, были даны В., имеющим к ней неприязнь, а сговора не было, как и веских доказательств ее причастности к ряду преступлений. Осужденный Б. поддержал ее доводы, а также просил оправдать его в некоторых преступлениях.

Их защитники в своих жалобах также высказали несогласие с оценкой судом показаний В. как достоверных, считая их оговором и единственным доказательством виновности осужденных, критиковали вывод суда о доказанности обвинения в совершении преступлений организованной группой, поскольку по материалам дела не усматривалось обстоятельств, подтверждавших такой вывод.

В частности, адвокат А. оспаривал причастность подзащитной по всем преступлениям за исключением мошенничества на сумму 1000 рублей и в этой части просил переквалифицировать обвинение с ч. 4 на ч. 1 ст. 159 УК РФ.

В остальной части осуждения подзащитную он просил оправдать, так как обвинение, по его мнению, было построено на основании показаний В., который ее оговорил. Также, выступая в защиту осужденной А.

, ее адвокат указал, что у суда имелись  все основания для признания за ней права собственности на автомобиль, признанный вещдоком, поэтому его следует вернуть владельцу.

Адвокат Б. настаивал, что судом неверно квалифицированы действия его подзащитного, поэтому по части преступлений его надо оправдать, а по другой части – назначить наказание с учетом смягчающих обстоятельств.

Адвокат В. настаивал на том, что у того не было намерения в совершении убийства, и в этой связи просил переквалифицировать обвинение.

Рассмотрев апелляционные жалобы и материалы дела, ВС РФ отклонил требования защитников, так как имелись веские свидетельства, противоречащие их доводам. Суд установил, что А.

осуществляла сбор информации о лицах, имеющих денежные средства и имущество, участвовала в поиске ценностей на месте преступлений, а ее сообщники непосредственно изымали имущество с применением насилия.

Это и легло в основу признания преступной группы организованной.

ВС РФ указал, что суд первой инстанции учел менее активную роль А. в совершении преступлений и активное способствование следствию, ее явку с повинной, наличие троих малолетних детей и состояние здоровья. В отношении Б.

суд учел его активную роль в совершении преступлений, в том числе и в состоянии алкогольного опьянения в эпизодах открытого хищения имущества, но также явку с повинной по двум эпизодам и наличие у него малолетнего сына. Относительно В.

суд определил его наиболее активную роль в совершении преступлений, в том числе в состоянии алкогольного опьянения в эпизодах открытого хищения имущества, наличие рецидива преступлений, но также учел явку с повинной и активное способствование в установлении всех обстоятельств совершенных им и его сообщниками преступлений.

На основании совокупности доказательств по делу ВС РФ пришел к выводу о доказанности виновности осужденных в инкриминируемых преступлениях и не усмотрел оснований для вынесения более мягкого приговора.

Однако Суд согласился с доводами относительно автомобиля, определив отменить уголовное дело в этой части, и направил на новое рассмотрение в порядке ст. 396, 397 УПК РФ.

Суд мотивировал свое решение тем, что автомобиль по решению суда был оставлен на автостоянке ОМВД России, и оставаться там он должен был до момента предъявления собственником документов на него.

Между тем в приговоре не было указано, какой нормой уголовно-процессуального закона суд руководствовался.

Комментируя решения ВС РФ, адвокат АП г. Москвы Андрей Рагулин отметил, что решения вышестоящих судов об отмене приговоров по уголовным делам по причине неправильного определения судами первой инстанции судьбы вещественных доказательств известны российской судебной практике: они довольно многочисленны, и в них выявляются различные нарушения норм УПК РФ, допускаемые судами.

Адвокат обратил внимание на указание ВС РФ: отмена приговора в части разрешения судьбы вещественных доказательств обусловлена необходимостью получения дополнительных сведений о собственнике автомобиля, которого суд первой инстанции не установил, и, оставив автомобиль на стоянке на неопределенный срок, до наступления события, которое может и не наступить, фактически не разрешил его судьбу. Этот вывод в полной мере согласуется с положениями ч. 3 ст. 81 УПК РФ.

Андрей Рагулин считает, что таким образом ВС РФ ориентирует судебную практику на необходимость принятия мер, направленных на установление собственников предметов, признанных вещественными доказательствами по уголовному делу. Эксперт относит к  числу таких мер, в частности, направления запросов в ГИБДД, постановку перед подсудимыми и свидетелями по делу соответствующих вопросов в ходе их допросов.

«Согласно положениям п. 6 ч. 3 ст. 81 УПК РФ при неустановлении законных владельцев предметов, признанных по делу вещественными доказательствами, они переходят в собственность государства.

Это означает, что если предпринятые судом меры по установлению собственника вещественного доказательства не приведут к его установлению, то при новом рассмотрении дела в части разрешения судьбы автомобиля, вероятнее всего, будет принято решение об обращении вещественного доказательства в пользу государства», – резюмировал эксперт.

Однако адвокат АП г. Москвы Евгений Москаленко отметил, что предметом обжалования явился приговор суда относительно сроков наказания для нескольких подсудимых, а также убедительность доводов, изложенных заявителями.

«При том, что они достаточно убедительны, ни один из них не был принят во внимание.

Верховный Суд заинтересовало только отсутствие статьи в мотивировочной части приговора, на основании которой суд первой инстанции распорядился вещественным доказательством», – констатировал эксперт.

Евгений Москаленко добавил, что основанием для отмены приговора в апелляции может являться только существенное нарушение процессуального закона, т.е. верное по существу решение, пусть и принятое с нарушением УПК РФ, не может быть отменено по формальным признакам.

Согласно выработанному подходу, помимо перечисленных в ст. 318.17, существенными могут быть такие нарушения, которые способны повлечь изменение приговора. Правильность решения подтверждается ст. 82 УПК РФ и Постановлением от 8 мая 2015 г.

№ 449 «Об условиях хранения, учета и передачи вещественных доказательств по уголовным делам».

«Поскольку по формальным признакам отменяется по сути верный приговор, Верховный Суд сам становится источником противозаконных решений.

Мне кажется, эта тенденция усиливается: ВС РФ пропускает важнейшие нарушения УПК РФ, которые действительно могут повлечь изменение сроков наказаний или оправдание подсудимых, и, что называется, «засиливает» их, но при этом его волнует нарушение, не представляющее значения. Я это связываю с тем, что Верховный Суд руководствуется не законностью приговоров, а соблюдением статистики», – заключил эксперт.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/sudba-veshchestvennykh-dokazatelstv/

Верховный суд РФ: Суд вправе отказать в исследовании вещественных доказательств, даже если защита настаивает на этом

Решение суда как вещественное доказательство

Казалось бы, такой элементарный вопрос: обязательно ли исследовать вещественные доказательства в суде, если на этом настаивает одна из сторон процесса? Даже обыватель, далекий от юриспруденции, скажет, а как суд может осудить человека, не изучив вещественные доказательства?! Но наша судебная система в лице судьи Верховного суда Эрдыниева Э.Б. и ряда судей Мосгорсуда придерживается иного, неожиданного, мнения. 

Так, 12 ноября 2015 года судья Верховного суда Эрдыниев Эдуард Борисович отказал в удовлетворении кассационной жалобы бывшего начальника отдела Московской межрегиональной транспортной прокуратуры Дениса  Евдокимова, задержанного в 2013 году (ныне арестованными сотрудниками ГУЭБиПК МВД РФ: Муллаяровым, Боднаром, Назаровым, ныне покойным Колесниковым и др), признав тем самым законным отказ суда первой инстанции в исследовании вещественных доказательств, из чего следует, что вместо этого … достаточно огласить протоколы их осмотра, составленные следователем. 

Тем самым Верховный суд признал законным решение судьи Мещанского суда Москвы Гудошниковой Е.А.

, которая во время рассмотрения уголовного дела отказала защите в прослушивании ВСЕХ аудиозаписей, приобщенных следствием в качестве вещественных доказательств, по мотиву: в суде были оглашены протоколы их осмотра.

При этом учтено мнение обвинения: удовлетворение ходатайства защиты приведет к затягиванию процесса и нарушению сроков рассмотрения дела. 

 И это не единичное мнение судьи Верховного суда, так как аналогичная позиция была ранее высказана судьями апелляционной (Панарина Е.В., Андреева С.В., Коновалова Н.В.) и кассационной (Амплеева Л.А.) инстанций Московского городского суда. 

Парадоксальность ситуации заключается в том, что, отказав в прослушивании аудиозаписей, в приговоре, в обоснование вины суд сослался на эти аудиозаписи, указав, что они были исследованы в суде… 

Почему в Мещанском суде было грубо нарушено право на защиту и отказано в исследовании вещественных доказательств? Кратко поясню:  следователь ГСУ СК по Москве Лопаткин во время расследования фактически скрыл и не указал в протоколе осмотра вещественного доказательства — аудиозаписи от 6 марта 2013 года: факт разговора адвоката Кидяева (взяткодателя) по телефону с неизвестными лицами (предположительно, оперативниками ГУЭБиПК). Данный разговор Кидяев, направляясь на встречу, случайно записал на диктофон (включив его по неосторожности за 5 минут до встречи). В то же время, по его показаниям, впервые в ГУЭБиПК он обратился только 11 марта 2013 года, до этого с полицией  не сотрудничал, знаком с ними не был. 

Также следователь Лопаткин не указал в протоколе осмотра аудиофайлов, выданных Кидяевым, что часть из них записана на CD диски поздно вечером 11 марта 2013 года (что следовало из «свойств файлов»), в то время как Кидяев утверждал, что пришёл в ГУЭБиПК около 10 часов утра с уже заранее записанными CD дисками. 

Кроме того, из приобщенного в суде заключения специалиста-лингвиста Ивановой и ее показаний в суде  следовало,  что тональность всех разговоров на аудиозаписях носила дружеский характер (ПСЗ от 11.11.13, стр.

14), что нехарактерно для переговоров, на которых одна сторона незаконно требует от другой крупные денежные суммы.

Как показала специалист, требований о передаче денег не было, а наоборот, адвокат Кидяев (взяткодатель) был заинтересован в передаче денег и склонял к этому другую сторону. 

Данные факты требовали проверки и наряду с другими доказательствами подтверждали доводы подсудимых, что адвокат Кидяев фактически был негласным агентом ГУЭБиПК, проводил совместно с полицией негласные ОРМ до “официальной явки”, направленные на подстрекательство взятки и даёт в суде заведомо ложные показания.  

Конечно же, Евдокимов Д.В.

, заявляя ходатайство о прослушивании аудиозаписей в Мещанском суде и в последующих жалобах, сообщал об этом и о несоответствии протоколов осмотров фактическому содержанию аудиозаписей, и апеллировал к закону – к ч.1 ст. 284, ст. 240 УПК РФ и п.2 постановления Пленума Верховного суда РФ «О судебном приговоре», ОБЯЗЫВАЮЩЕМУ исследовать вещественные доказательства в суде. 

Сам Верховный суд РФ ещё в 2005 году указывал в своем Бюллетене № 8: в законе не содержатся основания, исключающие возможность непосредственного исследования доказательств, признанных допустимыми. Так, отказ от прослушивания аудиокассет, т.е. от исследования вещественных доказательств, повлек отмену Верховным судом РФ приговора, вынесенного Ярославским областным судом.

Однако судья Верховного суда Эрдыниев придерживается иного мнения, указав в своём постановлении (стр.5) следующее: «у суда отсутствовали основания сомневаться в достоверности изложенных в протоколах осмотра распечаток разговоров и встреч, а также отсутствовали основания предполагать возможность монтажа аудио и видеозаписей». 

Довод апелляционной, кассационной жалоб о том, что протоколы осмотра вещественных  доказательств не могут подменять собой вещественные доказательства, остался… проигнорированным и без оценки. 

Таким образом, отныне, чтобы добиться исследования в судах вещественных доказательств, защите и подсудимым необходимо не просто заявить ходатайство об этом, а еще представить доводы и доказательства, которые могли бы зародить сомнения у судей в достоверности протоколов их осмотров, составленных следователями. То есть следователям – стороне не участвующей в процессах, судьи доверяют больше, чем подсудимым или их адвокатам. 

Что это? Субъективное и незаконное мнение судьи Верховного суда?! Но, не забывайте, что аналогичная позиция  была высказана иными московскими судьями: Гудошниковой, Панариной, Андреевой, Коноваловой, Амплеевой… 

В условиях подобного «правосудия» особо цинично звучат заявления отдельных чиновников, что решения Европейского суда по правам человека зачастую противоречат Конституции России, в то время как в реальности… деятельность подобных судей противоречит Конституции России.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/verhovnyj_sud_rf_sud_vprave_otkazat_v_issledovanii_veschestvennyh_dokazatelstv_dazhe_esli_zaschita_n/41903

Доказательства и правила доказывания в новых процессуальных кодексах (инфографика) | ЮРЛІГА

Решение суда как вещественное доказательство

Прежде чем детально рассказать о нововведениях, отметим, что такие «классические» виды доказательств как письменные и вещественные не претерпели существенных изменений в новых кодексах. Основные изменения касаются свидетельских показаний, заключений экспертов, а также введения электронных доказательств как нового вида доказательств.

Согласно кодексам, электронные доказательства – это информация в электронной (цифровой) форме, которая содержит данные об обстоятельствах, имеющих значение для дела, в частности, электронные документы (в том числе текстовые документы, графические изображения, планы, фотографии, видео- и звукозаписи и т.д.

), веб сайты (страницы), текстовые, мультимедийные и ые сообщения, метаданные, базы данных и другие данные в электронной форме. Такие данные могут храниться, в частности, на портативных устройствах (картах памяти, мобильных телефонах и т.п.

), серверах, других местах хранения данных в электронной форме (в том числе в сети Интернет).

Предусматривается, что в суд электронные доказательства подаются в оригинале (на флэшке, компакт-диске и т.д.) или в электронной копии, удостоверенной электронной цифровой подписью согласно ЗУ «Об электронной цифровой подписи». Помимо этого, участники дела имеют право подавать электронные доказательства в бумажных копиях, заверенных в порядке, предусмотренном законом.

До принятия новых кодексов, вопрос подачи электронных доказательств, например, в хозяйственные суды (тех же переписок о заключении договора или самих электронных договоров, которые подписаны с помощью ЭЦП) регулировался судебной практикой.

Новым ХПК Украины предусмотрено, что показания свидетеля излагаются им письменно в заявлении свидетеля. Подпись свидетеля на заявлении должна быть заверена нотариусом.

Стороны, третьи лица и их представители, при условии их согласия, в том числе по собственной инициативе, могут быть допрошены в качестве свидетелей об известных им обстоятельствах, которые имеют значение для дела.

При этом важно отметить, что при письменном опросе участников дела в качестве свидетелей, другой участник в своем заявлении вправе поставить участнику дела, который опрашивается как свидетель, не более десяти вопросов об обстоятельствах, имеющих значение для дела. Ответы на такие вопросы должны быть так же изложены в письменной форме.

Новыми процессуальными кодексами детализировано процедуру и условия назначения экспертизы судом, а также порядок подачи участниками дела в суд заключений экспертов. В частности, заключение эксперта может быть подано участником дела либо приобщено судом в результате проведения судебной экспертизы.

Важно отметить, что теперь суд по ходатайству участника дела или по собственной инициативе назначает экспертизу по делу только при одновременном наступлении следующих условий: 1) для выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела, необходимы специальные знания в сфере иной, чем право, без которых установить соответствующие обстоятельства невозможно; 2) ни одной из сторон не подано заключение эксперта по этим же вопросам или заключения экспертов, поданные сторонами, вызывают обоснованные сомнения в их правильности. Дополнительно предусмотрено, что эксперт или экспертное учреждение избирается сторонами по взаимному согласию, а если такого согласия не достигнуто в установленный судом срок, эксперта или экспертное учреждение определяет суд.

Новые кодексы предусматривают новый порядок подачи доказательств участниками дела.

В частности, истец должен представить доказательства вместе с подачей искового заявления, а ответчик, третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, должны представить суду доказательства вместе с представлением отзыва или письменных объяснений третьего лица.

Примечательно, что если доказательство не может быть подано в установленный законом срок по объективным причинам, участник дела должен об этом письменно уведомить суд. В случае признания причин непредставления участником дела доказательств в установленный законом срок уважительными, суд может установить дополнительный срок для подачи указанных доказательств.

Кроме этого, кодексами теперь предусмотрено, что копии доказательств (кроме вещественных доказательств), которые подаются в суд, должны быть заранее отправлены другим участникам дела. Суд не принимает во внимание соответствующие доказательства в случае отсутствия подтверждения отправки (предоставления) их копий другим участникам дела.

Наряду с изменениями порядка подачи доказательств участниками дела, новые процессуальные кодексы предусматривают изменения и в полномочия суда в работе с доказательствами.

Положениями новых кодексов предусмотрено, что суд не вправе собирать доказательства, касающиеся предмета спора, по собственной инициативе. То есть суд выполняет роль независимого арбитра.

Кроме этого, теперь суд должен оценивать доказательства не только на предмет их допустимости или относимости, но и на предмет их достоверности и достаточности. Достоверность и достаточность доказательств являются новыми категориями в процессуальном законодательстве Украины.

Под достоверными доказательствами следует понимать доказательства, на основании которых можно установить действительные обстоятельства дела.

Достаточными являются доказательства, которые в своей совокупности позволяют сделать вывод о наличии или отсутствии обстоятельств дела, входящие в предмет доказывания. Таким образом, новыми кодексами устанавливаются новые требования к доказательствам.

Помимо этого стоит сказать, что в делах, где участник дела ссылается на не совершение другим участником дела определенных действий или отсутствие определенного события, новые процессуальные кодексы дают суду полномочия обязать такого другого участника дела предоставить соответствующие доказательства совершения этих действий или наличия определенного события. В случае не предоставления таких доказательств, суд может признать обстоятельство не совершения соответствующих действий или отсутствия события установленными.

При разработке процессуальных кодексов, законодатель также не обошел вниманием и институт освобождения от доказывания (преюдиции). Нововведением является расширение перечня процессуальных документов, которыми устанавливается преюдиция.

Так, теперь не только приговор суда в уголовном производстве или постановление суда по делу об административном правонарушении, а и постановление суда о закрытии уголовного производства и освобождения лица от уголовной ответственности, вступившие в законную силу, являются обязательными для суда, рассматривающего дело о правовых последствиях действий или бездействия лица, в отношении которого вынесен приговор, определение или постановление суда, но только в вопросах, имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они этим лицом.

Кроме этого, кодексами теперь прямо предусмотрено, что правовая оценка, которая предоставлена судом в отношении определенного факта при рассмотрении другого дела, не является обязательной для суда.

Как и ранее, новый КАС Украины предусматривает, что в административных делах о противоправности решений, действий или бездеятельности субъекта властных полномочий обязанность по доказыванию правомерности решения, действия или бездействия возлагается именно на такой субъект властных полномочий.

Нововведением является то, что теперь в таких делах субъект властных полномочий не сможет ссылаться на доказательства, которые не были положены в основу обжалуемого решения, за исключением случаев, когда он докажет, что им были приняты все возможные меры для их получения до принятия обжалуемого решения, но они не были полученные по независящим от него причинам.

В связи с этим, если, например, налоговый орган вынес в отношении какого-либо предприятия налоговое уведомление-решение, и в последствии это решение обжалуется предприятием в административном суде, то теперь этот орган, доказывая в суде правомерность такого налогового уведомления-решения, не сможет ссылаться на доказательства, которые не были положены в основу обжалуемого налогового уведомления-решения.

Также читайте: Судебные юрисдикции в новом процессуальном законодательстве (инфографика)

Подготовлено специально для Платформы ЛІГА:ЗАКОН Связаться с редактором

Источник: https://jurliga.ligazakon.net/analitycs/167114_dokazatelstva-i-pravila-dokazyvaniya-v-novykh-protsessualnykh-kodeksakh-infografika

Право-online
Добавить комментарий