Суд выйгран, как получить деньги теперь?

Киевлянин выиграл суд у банка, повесившего на него долг в 300 тысяч гривен

Суд выйгран, как получить деньги теперь?

В истории героя публикаций «ФАКТОВ» Николая Конюшенко, у которого из-за технического сбоя в банке образовалась задолженность в 300 тысяч гривен, наконец поставлена точка. Мужчина выиграл суды у финансового учреждения

— Когда три года назад я обратился в редакцию «ФАКТОВ», надежды на справедливость уже не оставалось, — говорит киевлянин Николай Конюшенко. — К тому времени проиграл суд и должен был выплатить банку 114 тысяч гривен.

При этом я не брал никаких кредитов, а всего лишь снял деньги со своей карточки. Произошел технический сбой, и появилась задолженность. Этот сбой, как было признано в банке, произошел по вине их сотрудника.

Но отдавать деньги все равно обязали… меня.

В банке решили, что недвижимости клиента и его сбережений как раз хватит, чтобы рассчитаться

В банке не стали отрицать, что технический сбой произошел по вине их оператора. Более того, представитель финансового учреждения сам сказал об этом на суде. При этом потребовал взыскать деньги не с провинившегося сотрудника, а с клиента.

Но самым удивительным было то, что Жовтневый районный суд Днепропетровска (именно в этом городе находится центральный офис банка) полностью удовлетворил требования финансового учреждения.

Имущество Николая Конюшенко арестовали и в любой момент могли отобрать в счет погашения задолженности.

— Самое обидное, что раньше я старался не связываться с банками, — рассказывал Николай Конюшенко. — Не брал кредитов и не имел никаких задолженностей. Но в 2009 году мне все-таки пришлось воспользоваться услугами одного из известных украинских банков — перед поездкой в Грузию нужно было перевести деньги на карточку.

Положил гривни на дебетовый счет, чтобы в Грузии в любой момент мог их снять. Нужную сумму снял за несколько раз. В результате на счету оставалось больше 11 тысяч гривен. С тех пор карточкой не пользовался.

А через несколько месяцев, когда уже вернулся домой, позвонили из банка: «Вы знаете, что должны нам деньги? Когда вы в Грузии снимали с карточки деньги, у вас образовался долг. Вы должны банку… 114 тысяч гривен».

Я пришел в банк, и клерки попытались объяснить, в чем дело: якобы я снял большую сумму, чем та, которая была у меня на счету. Но такого быть не могло — на моем счету, повторяю, оставалось одиннадцать тысяч. Вразумительного ответа так и не получил.

Николай Конюшенко сказал, что не будет выплачивать несуществующий долг. Из банка больше не звонили, и мужчина решил, что его оставили в покое. Однако через год он получил повестку из Жовтневого районного суда Днепропетровска. Оказалось, банк подал в суд на Николая Антоновича как на злостного неплательщика.

— Прочитав исковое заявление, я узнал, что обвинен в невыплате какого-то мифического долга, — продолжает Николай Конюшенко. — Якобы еще год назад в Грузии я одолжил у банка большую сумму, и возник «несанкционированный овердрафт». А этот овердрафт, как мне объяснили, может возникнуть автоматически. Что такое овердрафт, знают немногие.

Это краткосрочный кредит, который банк предоставляет клиенту в случае, если сумма операции превышает остаток денежных средств на его карточном счете или установленный лимит кредитования. Иными словами, овердрафт возникает, если банкомат дал сбой или если банк поменял курс валют именно в тот момент, когда вы снимали деньги.

Например, вы, думая, что курс остается прежним, запросили у банкомата определенную сумму, а курс в этот момент изменился, и получилось, что вы просите больше, чем у вас есть на счету. В таком случае вы получите запрошенную сумму, но у вас возникнет задолженность — овердрафт.

Как выяснилось, мне тоже вменили «несанкционированный овердрафт в результате изменившегося курса».

То есть якобы в то время, когда Николай Конюшенко снимал свои деньги, поменялся курс. Но у юристов, рассматривавших это дело, сразу возник вопрос: как могла возникнуть задолженность, если на счету у клиента оставалось 11 тысяч гривен? Ведь это противоречит самому понятию овердрафта!

— Объяснение этому парадоксу мои адвокаты нашли уже в суде, — говорит Николай Конюшенко. — Оказалось, в тот момент, когда я снимал деньги, курс не менялся. Более того, он был стабильным в течение трех месяцев! Но, по словам сотрудников банка, должен был измениться. «Это техническая ошибка, — объяснили представители банка.

— На самом деле курс давно должен был измениться, и Конюшенко должен был снимать деньги по новому курсу». Но что значит, должен? И при чем здесь клиент? На суде банк предоставил результаты внутреннего расследования, которое показало, что в техническом сбое виноват оператор — некий Козенко. Все это изложено в судебном решении.

Якобы этот оператор не проследил и не менял курс на протяжении трех месяцев, хотя должен был.

Получилось, банк официально признал, что овердрафт возник в результате технического сбоя и невнимательности оператора.

Но даже после этого Жовтневый районный суд стал на сторону банка и платить обязал Николая Антоновича. Все имущество и счета Николая Конюшенко (включая пенсионный) арестовали. Арестовали и квартиру.

В банке посчитали, что недвижимости Николая Антоновича и его сбережений как раз хватит, чтобы погасить «задолженность».

«Большинство обывателей наивно полагают, что условия везде одинаковые»

Николай Конюшенко подал апелляцию и одновременно иск в Святошинский районный суд Киева с просьбой защитить его как потребителя финансовых услуг. Днепропетровский апелляционный суд на время приостановил производство по делу — до тех пор, пока не решат вопрос киевские суды.

Когда о ситуации написали «ФАКТЫ», как раз начались судебные слушания по делу. Тогда же выяснилось, что несколько наших читателей попали в подобную ситуацию.

Позже из акта служебного расследования банка стало известно, что пострадавших аж 65 человек! Но, по неофициальным источникам, их более двухсот.

Все эти люди на протяжении тех трех месяцев, когда якобы должен был меняться курс, во время пребывания в Грузии снимали деньги со своих дебетовых счетов. И теперь из-за «технического сбоя и невнимательности оператора» они тоже оказались должны банку крупные суммы.

Платить их обязал все тот же Жовтневый районный суд Днепропетровска. Решения по всем пострадавшим выносил один и тот же судья. Например, клиентка банка Елена Прохорович, будучи в Грузии, тоже сняла с карточки деньги. А когда вернулась домой, узнала, что должна банку 193 тысячи гривен.

Николай Конюшенко тем временем продолжал судиться с банком. Но даже после того, как его историю рассказали несколько центральных телеканалов, Святошинский районный суд Киева вынес решение в пользу… банка. И Апелляционный суд Киева его поддержал.

Эти решения ничем не отличались от решения Жовтневого районного суда Днепропетровска: банк признал себя виновным в техническом сбое, отрапортовал о том, что некомпетентный сотрудник, допустивший сбой, уже уволен, и считает, что Николай Антонович все-таки обязан выплатить долг.

— Проиграв еще один суд, я даже не сразу в это поверил, — признается Николай Конюшенко. — Абсурдность ситуации очевидна, но банк все равно выигрывает. Как такое может быть? Когда мне начали звонить люди, оказавшиеся в схожей ситуации, я заподозрил, что случившееся могло быть не ошибкой, а хорошо продуманной банковской схемой.

Посудите сами, представители банка подтвердили, что курс 3,47 гривни за 1 лари (денежная единица Грузии. — Авт.), по которому я снимал деньги (и который сейчас называют ошибочным), держался не один день, а… три месяца. Три месяца банк не замечал, что теряет огромные деньги? В это очень сложно поверить.

Сначала мне заявили, что на момент, когда я снимал деньги, настоящий курс якобы был 4,44. Банк показал соответствующие документы. Но вскоре представители банка сказали, что они… опять ошиблись. Дескать, курс был даже не 4,44, а 5,75 гривни.

И вместо 114 тысяч гривен я оказался должен им уже триста тысяч гривен! Выходит, если завтра в банке скажут, что курс был 20 гривен за один лари, я буду должен банку миллион?

Высший специализированный суд Николай Конюшенко тоже проиграл. После этого у мужчины, казалось, не оставалось другого выхода, как выплатить банку 300 тысяч гривен. Но защитник Николая Антоновича Михаил Стрельников решился на нестандартный ход.

— По сути, причиной того, что Николай Антонович проиграл суд, был пункт номер 6.9, прописанный в типовых условиях банка, — рассказывает президент юридической компании, советник главы Госпотребинспекции Украины Михаил Стрельников.

— Этот пункт звучит так: «В случае возникновения задолженности в результате разницы в курсе, технических ошибок в работе техники и в других случаях клиент обязуется погасить задолженность на протяжении тридцати дней с момента ее возникновения».

Только вдумайтесь в формулировку! Из нее следует, что даже если у клиента возник долг из-за технического сбоя (а именно так было в случае с Николаем Антоновичем), он все равно должен отдавать банку долг. Пункт 6.9 в банке придумали не вчера — он существовал годами.

Сказать, что это незаконно, значит, ничего не сказать. Ведь, руководствуясь им, банк может «навесить» на клиента любую задолженность.

Но самое ужасное то, что на подобный пункт люди обычно не обращают внимания. И, открывая счет в банке, автоматически с ним соглашаются. К карточке, которую вам выдают в банке, прилагается листок с типовыми условиями. Большинство клиентов наивно полагают, что условия во всех банках одинаковые. И ошибаются. Банк, в котором обслуживался Николай Антонович, придумал свое типовое условие.

https://www.youtube.com/watch?v=TXAGpN8uRWM

В результате мы подали иск в Святошинский районный суд Киева с требованием признать пункт номер 6.9 незаконным. Мало кто из моих знакомых юристов верил в успех нашей затеи. «Вы не смогли ничего доказать в частном случае с Конюшенко, — говорили.

— Неужели думаете, что сможете через суд заставить банк исключить пункт, за счет которого это финансовое учреждение регулярно получает большие деньги?» Мой иск был предельно прост, и юрист, представлявший в суде интересы банка, не смог ничего возразить.

Святошинский суд признал пункт номер 6.9 незаконным.

«Этот суд всегда рассматривал дела финансового учреждения и всегда выносил решения в его пользу»

Иск Николая Конюшенко удовлетворили. Суд признал, что злополучный пункт «противоречит нормам законодательства и грубо нарушает права потребителя». Имея на руках решение Святошинского районного суда Киева, Николай Конюшенко обратился с заявлением в Жовтневый районный суд Днепропетровска, который в свое время первым обязал его выплатить банку 300 тысяч гривен.

— Не поверите, но даже после этого мы столкнулись с очередными препятствиями, — говорит Михаил Стрельников. — Жовтневый районный суд… не признал отмену пункта вновь открывшимся обстоятельством. Несложно догадаться почему.

Этот суд всегда рассматривал все дела банка, клиентом которого был Николай Конюшенко, и всегда выносил решения в пользу финансового учреждения. Но мы подали апелляцию и одновременно жалобу на имя председателя суда. К жалобе приложили публикацию в «ФАКТАХ».

Спасибо вашей газете — думаю, именно благодаря общественному резонансу Днепропетровский апелляционный суд нас поддержал и отправил дело на новое рассмотрение.

Наш иск опять-таки должен был рассматривать Жовтневый районный суд. Николай Антонович сильно волновался. Столько судов уже проиграл! Но в этот раз все происходило совсем по-другому.

Было видно, что судья действительно пытается вникнуть в суть нашего дела. Ее рабочее время уже закончилось, но она не прерывала заседания. Наш иск рассматривали до позднего вечера. И судья его удовлетворила.

Предыдущее решение, вынесенное в пользу банка, отменили.

— За эти годы «ФАКТЫ» не раз обращались в банк с письменными запросами, но ни разу не получили ответа. Что говорил на суде его представитель?

— Их юрист настаивала, что отмена пункта в типовых условиях договора не является вновь открывшимся обстоятельством. И когда наш иск удовлетворили, банк, как и следовало ожидать, подал апелляцию. Лично я этому даже обрадовался. Хотелось довести дело до конца.

«У человека есть задолженность, и он должен ее погасить, — говорила уже на заседании апелляционного суда представитель банка. — И решение об отмене пункта здесь ни при чем». Судья поинтересовался, читала ли она это решение. «Нет, — ответила юрист. — Я его не читала».

«Тогда зачем вы сюда пришли?» — парировал судья. Больше всех из присутствующих волновался Николай Антонович.

Выступая в суде, он не смог сдержать эмоций: «Пять лет я не могу доказать очевидное! Пять лет судебных мытарств… Сколько еще должен это терпеть?!» Мы выиграли суд.

Радостную новость Николай Антонович сообщил корреспонденту «ФАКТОВ» сразу после окончания судебного заседания.

— До сих пор не могу поверить! — голос мужчины дрожал. — С моего имущества сняли арест. Впервые за пять лет я никому ничего не должен. Более того, теперь могу снять со своей карточки одиннадцать тысяч гривен, которые тогда, в Грузии, оставались у меня на счету. Конечно, по нынешнему курсу доллара это в два раза меньше. Но все равно это мои деньги, и я хочу их забрать.

— А я пойду с вами для подстраховки, — сказал Михаил Стрельников. — Важно убедиться, что Николай Антонович сможет получить эти деньги. Вот только здоровья, сил и расходов, которые за эти годы ушли на борьбу с системой, ему уже никто не вернет. Далеко не каждый выдержал бы все это.

Например, из 65 человек, попавших в подобную ситуацию, никто не стал так упорно бороться за свои права. Если бы эти люди тоже подали иски, Николай Антонович добился справедливости гораздо быстрее. В таких ситуациях массовость играет не последнюю роль.

Но другие пострадавшие решили подождать, пока Николай Антонович выиграет суды, и уже потом пойти по его следам. Вот и получилось, что Николай Конюшенко боролся с системой в одиночку.

— Но теперь у этих людей появился шанс доказать свою правоту?

— Конечно. Ведь есть решение суда об отмене незаконного пункта в договоре. На основании этого решения люди могут подавать иски. Надеюсь, у них тоже все получится.

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/187859-blagodarya-hitroj-sheme-zafiksirovannoj-v-tipovom-bankovskom-dogovore-na-klienta-mozhno-bylo-navesit-prakticheski-lyuboj-dolg

Суд с банком. Особенности судебной защиты в кредитных спорах

Суд выйгран, как получить деньги теперь?

Многие считают, что суд с банком выиграть нельзя, что банк носит деньги судьям, что если банк подал в суд, то все пропало и скоро отберут жилье, выселят из дома, продадут имущество и оставят ни с чем.

На самом деле не все так плохо, как может показаться на первый взгляд. Действительно, суд с банком имеет свои особенности. Действительно, банк и заемщик находятся «в разных весовых категориях». Лучшее, что вы можете сделать, получив повестку из суда – обратиться к хорошему практикующему юристу, специализирующемуся именно на банковских спорах.

Если же вы уверены в своих силах и готовы самостоятельно защищать свои интересы в суде – постарайтесь сделать все максимально правильно. Но важно понимать, что второго шанса у вас может не быть и, допустив ошибку в судебном споре с банком, вы можете упустить свой шанс на победу.

Если вы являетесь заемщиком и не платите по кредиту, не лишним будет периодически проводить мониторинг того, не подал ли банк на вас в суд. Сделать это может каждый, воспользовавшись общедоступной информацией на портале судебной власти — .

Для чего же нужно проводить такой мониторинг? Часто случается, что суд выносит решение без участия ответчика.

Может так случиться, что в один прекрасный день вас остановит полицейский и просто отберет у вас автомобиль.

Возможен вариант, когда вам просто запретят выезд за пределы страны, а узнаете вы об этом только при попытке пересечь границу. В общем, неприятных неожиданностей может быть масса.

Если вы узнали о том, что банк подал на вас в суд – «не прячьте голову в песок». Отрицание проблемы не решает ее, а только усугубляет.

Первое, что вам нужно сделать, если вы не готовы воспользоваться услугами юриста – внимательно изучить материалы, которые банк подал в суд. Эти материалы должны прийти к вам по почте из суда.

Если же по каким то причинам вы не получали иск с приложениями — вы всегда можете ознакомиться с материалами дела в суде.

Банк должен приложить к иску договор, на основании которого у вас с банком возникли правоотношения. Это, как правило, кредитный договор, договор поручительства, договор ипотеки, договор залога – в зависимости от предмета иска. Часто банки теряют оригиналы этих документов, поэтому не стесняйтесь воспользоваться своим правом на истребование оригиналов этих документов для осмотра их в суде.

Кроме того, банк должен приложить к иску документы, подтверждающие выдачу кредита, выполнение/невыполнение обязательств по кредитному договору со стороны должника (выписки по счетам). Обязательно требуйте предоставления этих документов в суд в оригинале.

Получив эти документы – внимательно исследуйте их на предмет соответствия номеров счетов тем, которые указаны в кредитном договоре, на предмет соответствия этих документов установленным нормативам, на предмет аутентичности вашей подписи и т.д.

Если банк не сможет подтвердить выдачу кредита, а заемщик будет стоять на том, что кредит он не получил – есть все шансы получить решение суда об отказе банку в удовлетворении иска.

Особенно это актуально, если банк или финансовая компания выкупила ваш кредит и теперь предъявляет к вам требования.

К иску банк также, обязательно, прикладывает расчет задолженности.

Особенностью банковских расчётов задолженности является либо то, что они ничего не подтверждают (три строчки в которых просто указана сумма), либо банковский юрист никогда не сможет дать пояснения – откуда взялась та или иная цифра. С расчетом можно работать в нескольких направлениях, в зависимости от ситуации и материалов дела.

Во-первых, можно подать свой, альтернативный расчет задолженности. И тут не важно, есть ли у вас на руках квитанции по оплате долга.

Если банк, кроме расчета задолженности никаких документов по сумме долга предоставить не может, получается ситуация при которой в материалах дела окажется два расчета задолженности с разными данными.

В такой ситуации суд не может отдать предпочтение банковскому расчету, так же, как и вашему. Суд попросту не может принять решение о взыскании долга и есть высокая степень вероятности отказа банку в удовлетворении исковых требований.

Во-вторых, можно ходатайствовать о проведении судебно-экономической экспертизы. По итогу экспертизы может оказаться, что сумма долга, заявленная в иске, не подтверждается первичными документами, и расчет задолженности не соответствует условиям, предусмотренным кредитным договором.

Важно «пройтись» по штрафам и пеням, проверить в какой валюте они посчитаны, какой их размер предусмотрен кредитным договором, и за какие нарушения банк выставляет штраф и пеню.

Не может банк насчитывать пеню в иностранной валюте, особенно если размер пени определен двойной учетной ставкой НБУ.

Так же, как и не может банк взыскивать и пеню, и штраф за одно и то же нарушение условий кредитного договора.

После этого – изучайте сроки. Пропуск банком срока исковой давности – «железный» аргумент в суде. Если банк пропустил срок исковой давности, выиграть суд с банком не составить особого труда.

Важно, чтоб у банка не нашлось аргументов и оснований для его возобновления. Тут иногда можно схитрить, не признавая совершенные вами в определенный период платежи.

Ведь основанием для возобновления срока исковой давности является признание долга должником, и платеж по кредиту может быть расценен как такое признание.

Помните, суд не применит срок исковой давности, если вы о нем не заявите. Желательно сделать это отдельным письменным заявлением с соответствующим обоснованием.

Если вы поручитель – проверьте, не заключались ли без вашего согласия дополнительные соглашения к кредитному договору. Если заключались – то не увеличило ли это ваш объем ответственности. Ведь изменение условий кредитного договора без согласия поручителя, вследствие чего увеличился объем ответственности поручителя — является основанием для прекращения поручительства.

И не забывайте о том, что суд самостоятельно не будет ковыряться в материалах дела, выискивая несостыковки и недостатки в банковских документах. Суду проще всего просто удовлетворить иск банка, как он это делал уже сотни раз. Только вы, путем активного сопротивления, можете изменить ход судебного процесса и выиграть суд с банком.

Вместе с тем нужно знать, что в судебных заседаниях судья и банковский юрист будут задавать различные вопросы, неправильный ответ на которые может перечеркнуть все усилия, приложенные ранее и испортить вполне выигрышную стратегию. И наоборот, важно задать правильные вопросы банковскому юристу, чтоб у суда сложилось правильное мнение о споре.

Это всего лишь мизерная часть того, что важно знать, если банк подал на вас в суд. Всего описать невозможно. Нет стандартных решений и инструментов, при помощи которых можно выиграть суд с банком. В споре с банком нет мелочей, важна внимательность, скрупулёзность, настойчивость и профессионализм.

Помните, если банк подал на вас в суд, лучшее, что вы можете сделать — обратиться к профессионалу, специализирующемуся на банковских спорах.

Источник: https://ilf.com.ua/sud-s-bankom/

«Траст» выиграл спор в Лондоне на $900 млн у бывших собственников

Суд выйгран, как получить деньги теперь?

«Фамильный замок Юровых» – Oxney Court в графстве Кент

Высокий суд Лондона удовлетворил иск «Траста» к бывшим владельцам Илье Юрову, Сергею Беляеву и Николаю Фетисову и их женам, говорится в решении суда.

Они должны выплатить банку $900 млн, уточнил представитель «Траста».

По его словам, суд решил, что все трое банкиров были вовлечены в мошенническую схему и несут ответственность за крах банка в декабре 2014 г. ЦБ тогда выделил на санацию «Траста» 127 млрд руб.

Один судебный приказ уже согласован: он подтверждает решение суда и сумму долга, а также продлевает срок заморозки активов бывших собственников «Траста», перечисляет представитель «Траста».

Кроме того, в приказе подтверждается возврат «Трасту» депозита в размере 8,3 млн фунтов, который обеспечивал возврат издержек ответчиков в случае их выигрыша.

27 февраля стороны обсудят еще ряд вопросов – например, судье нужно будет принять решение об ограничении расходов ответчиков на жизненные нужды и юридическое сопровождение, указывает представитель банка. На этом же заседании будет решаться вопрос о покрытии ответчиками судебных издержек «Траста».

Процесс длился четыре года. «Траст» подал иск в начале 2016 г., он требовал вернуть $830 млн, утверждая, что именно такую сумму его бывшие владельцы должны компенсировать за выданные подконтрольным им офшорам необслуживаемые кредиты.

Жены ответчиков Наталья Юрова, Ирина Беляева и Елена Пищулина не участвовали в операциях банка, говорится в материалах дела, но, по мнению «Траста», на них записаны активы, на которые также можно наложить арест.

В России против Юрова, Беляева и Фетисова заведено уголовное дело по обвинению в растрате в особо крупном размере.

В течение долгого времени акционеры использовали средства банка, в основном привлеченные от вкладчиков, для финансирования бизнес проектов, прибыль от которых забирали себе, а в случае убытков — оставляли их банку, говорится в материалах дела.

Банк утверждал, что акционеры скрывали свою заинтересованность в сделках, для чего использовали сеть офшоров, управляемых Бенедиктом Уорсли. В ноябре 2015 г. «Траст» заключил с ним соглашение об отказе от судебного и уголовного преследования в обмен на сотрудничество.

Уорсли рассказал, что управлял офшорами в интересах акционеров, кроме того, офшоры использовались не только для финансирования проектов, иногда через них переводились деньги напрямую акционерам «Траста».

«Траст» долго скрывал свое реальное финансовое положение: он выдавал новые кредиты для выплаты процентов по старым, говорилось в одном из решений суда. Юров в своих показаниях указывал, что подобные сделки были широко распространены в России, и называл это «управлением балансом».

А судья Стивен Мейлс, отказавшийся снять арест с активов ответчиков в 2016 г., назвал это финансовой пирамидой. Схема зависела в том числе от привлечения депозитов с помощью дорогостоящих кампаний с участием звезды «Крепкого орешка» Брюса Уиллиса, говорит представитель «Траста».

Высокий суд Лондона счел Юрова «нечестным и лживым свидетелем», сказано в его решении, что также отражает его подход к деловым отношениям, в том числе к «Трасту». По мнению суда, Юров намеренно обманывает, о чем свидетельствует его причастность к документам, подписанным задним числом. Лживыми счел суд и показания Беляева с Фетисовым.

Центробанк не знал, кому принадлежали компании – заемщики «Траста», и не мог доказать, что банк осуществлял незаконное, мошенническое управление структурой баланса, – к такому выводу пришел суд.

«Это неудивительно, учитывая согласованные усилия по сокрытию от ЦБ конечных бенефициаров и прямой лжи», – говорится в его решении.

ЦБ также не смог установить, что банк нарушал нормативы, а активы банка в основном составляли безвозвратные безнадежные долги, счел суд.

«К сожалению, по большинству коррумпированных кредитов, выданных компаниям, принадлежащим Юрову, Беляеву и Фетисову, нарушены обязательства, и средства не подлежат возврату, – говорит директор департамента специальных проектов банка непрофильных активов «Траст» Дмитрий Попков, который вел дело. – Однако мы намерены принять незамедлительные меры по возвращению активов, принадлежащих ЮБФ (так он называет трех ответчиков), включая их дорогие дома и миллионы долларов на их счетах в швейцарских банках».

Юров разочарован решением суда, следует из ответа его юристов. «Мы подготавливаем нашу позицию и определенно будем искать основания для подачи апелляции», – указывают они. Поэтому Юров сейчас не намерен давать комментарии. Фетисов передал через представителя, что изучает решение и рассматривает свою дальнейшую позицию, в том числе по апелляции. Связаться с Беляевым не удалось.

У ответчиков есть 21 день на обжалование решения, но сначала они должны получить у судьи разрешение на то, чтобы подать апелляцию, рассказывает партнер NSP Илья Рачков (выступал в этом деле экспертом по российскому праву со стороны «Траста»). Судья может отказать в апелляции, если считает, что у дела нет перспектив, исходя из английской судебной практики. В этом случае ответчики могут обжаловать сразу оба решения.

Другая сторона, скорее всего, будет просить суд дать разрешение на обжалование решения и просить, чтобы оно вступило в силу только после решения апелляционного суда, говорит управляющий партнер А1 Андрей Елинсон, но, учитывая, что суд посчитал ответчиков недобросовестными, он вряд ли даст разрешение на обжалование и отсрочку на вступление в силу решения. Как вариант, суд может разрешить обжаловать решение при условии, что ответчики уплатят полную сумму решения на депозитный счет суда, говорит Елинсон, ответчики вряд ли это сделают.

Активы ответчиков и сам Юров, и «Траст» оценивали в $60 млн.

Теперь «Траст» вправе обращать взыскание и реализовывать все активы ответчиков на территории Великобритании через приставов, объясняет Елинсон: они вправе получить исполнительный лист и смогут взыскивать все активы ответчиков – как недвижимость, так и все ее содержимое.

Ответчиков будут выселять – это отдельный процесс, но в итоге они будут вынуждены покинуть дома, если на них может быть обращено взыскание, отмечает Елинсон.

«Траст» также вправе банкротить ответчиков в Англии, и тогда конкурсный управляющий будет вправе обращать взыскание на другие активы ответчиков по всему миру: в ЕС, например, полномочия английского конкурсного управляющего признаются практически автоматически.

В феврале 2016 г. Высокий суд Лондона заморозил активы Юрова, Беляева, Фетисова и их жен, среди которых недвижимость в Великобритании, России и на Кипре, а также счета в банках в этих странах и Швейцарии. «Траст» планирует взыскать как минимум сумму арестованных активов, а также все, что будет дополнительно идентифицировано в рамках процедуры взыскания, грозит представитель банка.

Высокий суд Лондона в 2014 г. арестовал по иску АСВ активы владельца рухнувшего Межпромбанка Сергея Пугачева: их суммарная стоимость составляла 1,17 млрд фунтов стерлингов ($2 млрд). В октябре 2017 г.

английский суд признал Пугачева владельцем нескольких трастов, смысл которых был скрыть контроль экс-банкира над трастовыми активами, и разрешил АСВ обращать на них взыскание.

В активах трастов общей стоимостью, по оценкам АСВ, десятки миллионов долларов – дорогостоящие объекты недвижимости в Англии, Франции, Швейцарии, России и США, а также средства на банковских счетах.В апреле 2019 г.

Высокий суд Лондона по иску банкротящегося Внешпромбанка арестовал активы и имущество по всему миру совладельца банка Георгия Беджамова на 1,34 млрд фунтов ($1,75 млрд).

Среди арестованных активов – виллы в итальянском Сант-Аньелло и французском Кап-д’Ай, 33% 5-звездочного Badrutt’s Palace Hotel в швейцарском Санкт-Морице, недвижимость в лондонской Белгравии, земля в Подмосковье.

В июне 2019 г. банки «Траст» и «ФК Открытие» подали иск в Высокий суд Лондона против бывшего владельца O1 Properties Бориса Минца и трех его сыновей: банки обвиняют их в участии в сделке по замене качественных кредитов на низколиквидные облигации О1. В июле стало известно, что суд заблокировал активы ответчиков на $572 млн. Мотивируя решение о блокировке, судья писал о том, что ответчики могут «скрыть» свои активы во время судебного процесса.

«За время, которое прошло с момента возникновения у банка проблем до подачи иска, акционеры перевели миллионы своим женам и другим членам семьи, оформив их как подарки», – говорил «Ведомостям» представитель «Траста» в феврале 2017 г.

В иске «Траста» говорилось, что Юров, Беляев и Фетисов получили на счета в швейцарском банке Bordier & Cie $68 млн от офшора, связанного с заемщиками «Траста». А затем перевели крупные суммы на счета своих жен. Кроме того, жены получали переводы со счетов мужей в «Трасте».

Например, по данным истцов, Юров перевел со своего счета на счет жены Натальи около $8,3 млн и 7,3 млн руб., следует из иска, Юров называл эту информацию «не соответствующей действительности».

За последние годы Юрова приобрела, например, за 4,11 млн фунтов стерлингов «фамильный замок Юровых» – Oxney Court в графстве Кент, построенный в XVI в., говорится в иске «Траста». Она также купила три квартиры в Лондоне, недвижимость на Кипре.

А жена Фетисова Пищулина стала единственной владелицей домов и квартир, приобретенных супругами с 2012 г. в разных странах. Самая дорогая их недвижимость – загородный дом в Суррее.

Кроме того, Пищулина на тот момент владела квартирами в лондонском Челси за 1,6 млн фунтов, загородным домом стоимостью $4,25 млн, с совместного счета супругов был оплачен дом на Бали за $870 000, отмечается в иске.

В феврале 2017 г. представитель «Траста» говорил «Ведомостям», что ответчики раскрыли суду свои активы стоимостью лишь в $100 млн.

В ноябре прошлого года предправления «Траста» Александр Соколов рассказывал, что итоговая стоимость активов, на которые претендует банк, не превышает $60 млн: «Когда ты сталкиваешься с санированными банками, там на каждый украденный рубль приходится от 10 до 20 рублей просто потерянных – неэффективный бизнес, содержание финансовых схем».

Юров отвечал, что за четыре года написал десяток обращений в ЦБ, Генпрокуратуру и самому Соколову, в которых подробно расписывал, что никакого миллиарда у него и его партнеров нет, а «все честно заработанные за 20 лет активы не превышают $60 млн».

Суд пришел к выводу, что Юров, Беляев и Фетисов передавали женам активы, чтобы скрыть свое имущество от кредиторов, указывает Рачков.

В 2014 г. в «Трасте» обнаружилась дыра в 114 млрд руб. У банка снизилось качество активов и он предоставлял недостоверную отчетность, указывал ЦБ, объявляя о его санации силами банка «ФК Открытие» (потом эта обязанность перешла к материнскому «Открытие холдингу»). Сначала ЦБ оценивал размер помощи банку в 30 млрд руб.

, но уже через несколько дней эта сумма выросла до 127 млрд. Но и этого, по мнению санатора, было недостаточно: «Открытие холдинг» просил еще 47 млрд руб., которые, впрочем, не получил. В 2017 г. финансовым оздоровлением «Траста» занялся уже ЦБ через свой Фонд консолидации банковского сектора (туда попал и сам «ФК Открытие»).

На базе «Траста» регулятор создал банк непрофильных активов.

такую сумму хотел взыскать Юров в нью-йоркском суде с «Открытие холдинга» и его акционеров Вадима Беляева и Рубена Аганбегяна.

Юров утверждал, что Беляев и Аганбегян согласились заплатить ему и его партнерам $50 млн за то, чтобы «Открытие» стало санатором банка «Траст».

Но судья рассматривать иск отказался и прокомментировал это так: «50 млн баксов по устному соглашению? Елки-палки (англ. holy moly. – «Ведомости»). Почему я должен утруждать себя этим делом?»

Юров и команда менеджеров в середине 2000-х гг. купили у группы «Менатеп» Михаила Ходорковского и его партнеров банк «Менатеп Санкт-Петербург» и Доверительный инвестиционный банк, впоследствии объединенные в национальный банк «Траст».

В «Трасте» еще с момента его появления начала формироваться дыра, так как банки достались своим владельцам с «ворохом проблем», говорил «Ведомостям» Попков. Fitch после кризиса 2008 г.

отмечало большой уровень реструктуризации крупных кредитов с сомнительными перспективами возвратности, искусственное занижение масштабов связанного кредитования и его низкое качество. В 2010 г. Fitch понизило рейтинг «Траста» до CCC – «возможен дефолт» – и впоследствии отозвало его.

Решение суда дает надежду на формирование устойчивой практики привлечения к имущественной ответственности лиц, которые своими действиями довели банк до банкротства, независимо от страны их пребывания, радуется представитель ЦБ.

В 2009–2014 гг. клиенты «Траста» по совету его сотрудников переводили средства из вкладов в кредитные ноты – ценные бумаги двух голландских компаний. Эти компании выдавали «Трасту» субординированные кредиты, и банк таким образом пополнял капитал.

После начала санации «Траст» списал все субординированные кредиты, обеспечивавшие выплаты по нотам и их держатели потеряли деньги. Они с 2015 г. пытались вернуть свои деньги в российских судах, однако получили отказ.

По оценкам самих держателей нот, эти бумаги у «Траста» могли купить до 2000 человек на сумму до 20 млрд руб.

В решении суда раскрыты и установлены серьезнейшие нарушения бывших акционеров банка «Траст», говорит представитель инициативной группы держателей кредитных нот «Траста» Александр Очков.

Эти же акционеры, как представители банка, организовали схему по введению в заблуждение своих клиентов и продали им «фантики» в виде кредитных нот иностранных компаний, указывает он. «Российские суды, к сожалению, не увидели нарушений прав держателей кредитных нот. Возможно, Высокий суд Англии может иметь другую точку зрения.

Держатели кредитных нот организуют совместную встречу и по результатам анализа решения суда, сформируют возможные дальнейшие действия по защите своих прав», — заключил Очков.

Источник: https://www.vedomosti.ru/finance/articles/2020/01/23/821308-trast-viigral

Вс разъяснил, как вести себя, если банк слишком поздно вспомнил о долге

Суд выйгран, как получить деньги теперь?

Коммерческий банк выдал кредит своему клиенту и… забыл о нем. Вероятно, так выглядит мечта любого должника по кредитному договору. Но подобная ситуация, какой бы не казалась фантастической, в реальности встречается не так уж и редко, что подтверждает судебная статистика.

Известно, что любые банки всегда потребуют назад свои кредитные деньги с процентами, но могут по разным причинам сделать это слишком поздно. Говоря юридическим языком, банки могут начать требовать вернуть деньги, когда пропущен срок исковой давности. Он у нас в стране, как известно, составляет три года, и в случае его пропуска никто никому ничего не должен.

Вот с таким случаем и разбиралась Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ.

История началась с того, что в прошлом году некий коммерческий банк обратился в Кировский районный суд Волгограда с иском к своей бывшей клиентке и потребовал вернуть кредит и накопившиеся пени.

В суде представитель банка рассказал, что в марте 2009 года ответчица заключила с ним кредитный договор на 70 тысяч рублей сроком на 18 месяцев. Ежемесячный платеж составил почти шесть тысяч рублей. Но уже в июне того же года платежи по кредиту прекратились.

По подсчетам банка к 2017 году долг гражданки составил больше 86 тысяч рублей.

ВС объяснил, кто решает судьбу заграничного имущества при разводе

В районном суде банк выиграл быстро и легко. Областной суд это решение оставил без изменения.

В Верховный суд пошла ответчица, она же должница, и попросила отменить все местные решения как незаконные – ведь прошли сроки что-то требовать.

Проверив материалы дела, в Верховном суде заявили, что “имеются основания” для отмены принятого решения.

Из материалов дела следовало, что банк впервые обратился к мировому судье в 2010 году и попросил выдать ему судебный приказ о взыскании с клиентки долга. Такой приказ был выдан буквально спустя три дня. Но гражданка в 2015 году потребовала приказ отменить, и его отменили.

Спустя два года банк пошел уже в районный суд с тем же требованием – вернуть долг и проценты по нему, которые были уже больше долга.

В суде ответчица заявила, что в ее случае надо применить срок исковой давности. То есть банк пропустил сроки, когда можно требовать возврат долга. Но райсуд с ответчицей не согласился.

Там посчитали, что банк попросил выдать ему судебный приказ в 2010 году, значит, течение срока исковой давности было прервано. И с этого момента три года не получается, а получается – два года, одиннадцать месяцев и 23 дня.

До срока исковой давности не хватило недели.

Областной суд с такими подсчетами был согласен. Апелляция заявила, что срок пользования кредитом прописан в договоре – 18 месяцев. Последний день возврата кредита – 15 сентября 2010 года. Поскольку срок исковой давности был прерван из-за подачи банком заявления о выдаче судебного приказа, то выходит, что срок исковой давности не пропущен. Но Верховный суд с таким заявлением не согласился.

Срок исковой давности составляет три года, в случае его пропуска никто никому не должен

Вот доводы Верховного суда РФ. В Гражданском кодексе есть статья 196, в которой сказано, что срок исковой давности составляет три года. В 199-й статье того же кодекса сказано, что исковая давность применяется судом только по заявлению одной из сторон спора и до того, как суд вынесет решение. Пропуск срока исковой давности по заявлению одной из сторон – это основание для отказа в иске.

Верховный суд подчеркнул – из Гражданского кодекса и по разъяснениям двух пленумов Верховного суда об исках по срокам давности следует вот что.

Течение срока давности по иску, вытекающему из нарушений одной из сторон договора об оплате товара (работ или услуг) по частям, начинается по каждой отдельной части. И идет со дня, когда гражданин узнал или должен был узнать о нарушении своих прав.

Срок давности по искам о просроченных повременных платежах (это проценты за пользование займами, аренда и подобное) начисляются отдельно по каждому просроченному платежу.

Такие же положения есть в материалах другого пленума Верховного суда (от 29 сентября 2015 года № 43). Этот пленум изучал применение норм об исковой давности.

Высокий суд подчеркнул – поскольку срок давности по искам о просроченных повременных платежах исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, то для правильного решения подобного спора местные суды должны были выяснить – по каким из повременных платежей был пропущен срок исковой давности.

ВС РФ разъяснил, как вернуть залог, если покупка не состоялась

Это важные обстоятельства, но волгоградские суды почему-то их вообще не устанавливали.

А еще Верховный суд напомнил про 203-ю статью Гражданского кодекса. В ней сказано, что течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска или совершением должником каких-то действий, свидетельствующих, что долг признается.

А после перерыва течение срока исковой давности начинается заново. Время, прошедшее до перерыва, в новый срок не засчитывается.

Из всех перечисленных норм Верховный суд делает такой вывод.

Учитывая, что мировой судья принял судебный приказ в 2010 году, а отменил по заявлению должницы его в 2015-м, то этот период прерывает срок исковой давности. И с момента отмены судебного приказа срок давности начинает считаться заново. При этом районный суд ошибочно посчитал период перерыва срок давности.

По Гражданскому кодексу (статья 204) срок исковой давности не течет со дня обращения в суд за защитой нарушенных прав на протяжении всего времени, пока идет судебная защита.

Местные суды не дали никакой оценки и тому, что в 2016 году банк повторно обратился к мировому судье о выдаче судебного приказа.

Вывод Верховного суда – дело надо пересмотреть заново и “разрешить спор в соответствии с нормами закона”.

Источник: https://rg.ru/2018/11/07/vs-raziasnil-kak-vesti-sebia-esli-bank-slishkom-pozdno-vspomnil-o-dolge.html

Расплатились, а с вас снова требуют деньги? Юристы рассказывают, что с этим делать

Суд выйгран, как получить деньги теперь?
Кадр из фильма «Шпионский мост», реж. Стивен Спилберг

Представьте, что директор одной компании считает, что полностью рассчитался за поставленный товар наличными по расписке и по безналу, но компания-кредитор думает иначе.

Или собственник бизнеса утверждает, что вернул деньги, взятые в долг у своего партнера, и не понимает, почему его партнер пошел в суд взыскивать деньги «второй» раз.

Как защитить себя в таких ситуациях — рассказывают Антон Карпекин, старший юрист, и Антон Бигель, помощник юриста компании Clever Consult.

— Мы разберем два кейса из нашей практики и на их примере поясним, как можно было бы избежать тех ситуаций, которые все-таки случились, и противостоять недобросовестным контрагентам.

Антон Карпекин Старший юрист

Clever Consult

Антон Бигель Помощник юриста

Clever Consult

Кейс «двойного» взыскания долга между компаниями

Представим такую ситуацию, ООО «А» (продавец, истец) и ООО «Б» (покупатель, ответчик) заключили договор поставки. Согласно этому документу платежи осуществлялись в несколько этапов. Но продавец обратился с иском в суд к покупателю, чтобы взыскать основной долг и штрафные санкции (пеню и проценты).

Ответчик утверждал, что передавал деньги частично наличными, а частично — в безналичном порядке. Истец же говорил, что ту часть, которую ему отдали наличными, он на самом деле не получал. И на эту сумму были предъявлены требования.

Во время судебного разбирательства ответчик, чтобы доказать передачу наличных денег, ссылался на показания свидетелей со своей стороны, а также предоставил копию договора займа (расписки) между директором ООО «Б» и ООО «А». Правда, оригинала документа у него не было.

Истец наличие договора и его юридическую силу отрицал (суду должны предоставляться подлинники документов, которых не было). И, кроме того, указывал, что в расписке в качестве сторон указаны физические лица, директора истца и ответчика.

Соответственно, такая «спорная» расписка могла бы стать предметом отдельного дела в «общем» суде. Для этого уже директору должника нужно подавать отдельный иск в «общий» суд, рассматривающий дела между гражданами.

А к делу о взыскании долга между юридическими лицами по договору поставки в экономическом суде это не имеет отношения.

Ответчик подавал заявление в милицию по факту мошенничества и просил отложить рассмотрение дела, что существенно затянуло бы время. Тем не менее суд с учетом возражений истца не удовлетворил ходатайство и пришел к выводу, что требования истца обоснованы и нужно удовлетворить их в полном объеме, включая пеню и проценты. Факт передачи денег наличными суд не установил.

Ответчику отказали в возбуждении уголовного дела. Во-первых, невозможно было изучить подлинность расписки, поскольку оригинала не было.

Во-вторых, ответчик называл адрес, где проходила передача денег, но милиция установила, что абонентский номер истца в тот момент там не находился.

В-третьих, не было выявлено компрометирующей информации о материальном и имущественном состоянии директора истца. Повторная проверка милиции по жалобе ответчика тоже не принесла новых результатов.

Затем решение суда первой инстанции также устояло в апелляции, его оставили без изменений, а долг взыскивается в принудительном порядке с вытекающими арестами счетов, конфискацией имущества и так далее.

Фото с сайта jaxxmoving.com

Дело в итоге рассматривали около года, но истцу все равно удалось отстоять свою позицию.

Что делать в такой ситуации. В данном случае сумма договора займа (расписки) превышала 10 базовых величин, и он должен был быть сделан в письменной форме. А копия договора не является письменной формой. Соответственно, в суд в таких спорных ситуациях нужно представлять подлинник расписки — только он позволит доказать свою правоту.

Кроме того, расчеты между индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами проводятся в безналичном порядке. А прием и выдача наличных белорусских рублей кассами ЮЛ и ИП обязательно оформляются приходно-кассовым или расходно-кассовым ордером соответственно.

Нужно обратить внимание и на то, что физические и юридические лица являются самостоятельными субъектами права. Передавать деньги по договору нужно было надлежащему лицу — то есть юридическому. Физическое же лицо, которое было обозначено в расписке, надлежащим лицом не является.

В нашем случае, даже если предположить, что ответчик действительно вернул все деньги истцу, подтвердить это оказалось невозможно. Потому что документы не были оформлены так, как нужно по закону.

Фото с сайта 2krota.ru

Чтобы избегать споров в факте передачи денег по какому-либо договору, нужно соблюдать следующие правила осуществления расчетов:

  • Самый надежный способ — платежным поручением с указанием назначения платежа. Можно оплачивать в том числе наличными, но через кассу на расчетный счет компании-кредитора.
  • Если так выходит, что платеж осуществляется не по безналу, нужно соблюсти установленные условия законодательства. В самой расписке нужно сделать отсылку на то, что указанные денежные средства передаются в счет исполнения обязательства по конкретному договору между компаниями (поставки, подряда и т.д.), а также предельно точно оформить переход денег соответствующими документами. Выход денег из вашей кассы оформляется расходно-кассовым ордером, приход денег контрагенту — приходно-кассовым ордером.

Иначе есть риск того, что деньги могут не прийти в кассу контрагенту и будут нужным образом оформленными, поскольку за руку держать контрагента никто не будет.

Снизить риск позволит сопроводительное письмо, на котором распишутся обе стороны при передаче наличных денег. Сопроводительное письмо должно содержать следующую формулировку:

«ООО „А“ (продавец) приняло наличные денежные средства в размере ____ от ООО „Б“ (покупатель) в счет оплаты по договору поставки № ____ от ______, выписанные из кассы покупателя по расходно-кассовому ордеру „№___ от___“, и обязуется внести в свою кассу по приходно-кассовому ордеру».

В реквизитах к сопроводительному письму должны быть подписи сторон и их печати (при наличии). В данном случае риск значительно снижается, однако мы рекомендуем не прибегать к наличной форме расчетов между ЮЛ и ИП.

Кейс «двойного» взыскания долга между партнерами по бизнесу

Учредители одной и той же компании, граждане «А» (заимодавец, истец) и «Б» (заемщик, ответчик), заключили договор беспроцентного займа.

В исковом заявлении истец указывал, что состоялась передача денежных средств по договору беспроцентного займа (что подтверждается отметкой в договоре), которые он не получил обратно в срок. До суда ответчик утверждал, что деньги в полном объеме вернул партнеру. Но фактически отметки о возврате денег в договоре сделано не было. Свой экземпляр договора ответчик не сохранил.

Фото с сайта kindness.sg

Истец говорил, что передавал деньги наличными, хотя в договоре и содержалось положение о том, что сумму нужно было перечислять в безналичном порядке. В процессе судебного разбирательства это вызвало определенные вопросы.

Но пояснения истца о том, что у физических лиц в принципе не может быть расчетных счетов, а указанное положение было в договоре, поскольку у сторон не было достаточных правовых знаний, и они составляли договор на основе стандартного образца между компаниями, были восприняты судом.

Ответчик же в суде ссылался на незаключенность договора и оспаривал факт получения денег в принципе, поскольку по закону договор займа считается заключенным с момента передачи денег, а ее в данном случае не происходило.

В качестве контраргумента истец предоставил оригинал своего договора, в конце которого была отметка о передаче денег в формате: «____ получил денежные средства в размере ___ от _____». Ответчик заявил о фальсификации и допечатывании этой отметки.

В итоге суд выиграл ответчик. Но, несмотря на это, подал заявление в милицию по факту фальсификации доказательства. После проведения экспертизы установили, что в договоре истца действительно присутствует допечатка отметки о передаче денег, которой не было при заключении договора. Хотя в остальном договор был подлинным.

Правда, результата ответчику это никакого не принесло. Состав преступления помимо факта фальсификации предполагает наличие субъекта преступления (лица, которое произвело допечатывание). И хотя сам факт допечатывания был установлен, определить лицо не удалось.

Ответчик получил отказ в возбуждении уголовного дела. Общая длительность спора составила более полугода, и в каком-то смысле можно сказать, что в отличие от прошлого дела никто из участников от спора не выиграл и не проиграл.

Выводы

Какими бы разными ни были приведенные примеры судебной практики, стоит еще раз акцентировать внимание на том, что необходимо правильно оформлять передачу денег как между компаниями, так и партнерами.

Судебная практика показывает: уверенность собственников и управленцев в том, что «если правда на нашей стороне — суд получится выиграть в любом случае», ошибочна. И это оборачивается, скорее, собственной уязвимостью, когда эту правду невозможно доказать, а не недобросовестностью контрагентов.

При изначальной уязвимости в доказательствах далеко не факт, что удастся защититься от суда (первый кейс). Но даже если кредитору повезет — привлечь к ответственности якобы «недобросовестного» партнера/контрагента не так просто (второй кейс).

Дешевле заранее подготовиться к рискам, чем бороться с их последствиями, изначально подбирая подходящий правовой инструмент «страховки», детально «кастомизируя» их под конкретную ситуацию.

Источник: https://probusiness.io/law/6223-rasplatilis-a-s-vas-snova-trebuyut-dengi-yuristy-rasskazyvayut-chto-delat.html

Право-online
Добавить комментарий