У пострадавшего в больнице ничего не нашли, а затем оформили перелом

«Причем тут паводок, если у человека нога болела?!» Врачи не могли установить перелом у инвалида в течение трех месяцев 

У пострадавшего в больнице ничего не нашли, а затем оформили перелом

В ответ на обвинение в неоказании медпомощи врачи заявили, что больная о травме не сообщала. Суд согласился с утверждением. Между тем пострадавшая — инвалид I группы, перенесшая инсульт. Она не может говорить. 

Андрей Колодезников, когда рассказывает о гражданской супруге Галине, многократно повторяет: «У нее афазия». Волей-неволей мужчине сначала пришлось разбираться в медицинских терминах, позже  — в основах Гражданского кодекса, чтобы защитить права Галины. 

Андрей Колодезников и Галина Васильева познакомились в 2003 году. Через два года у Галины случился инсульт. Она потеряла речь и способность передвигаться самостоятельно. С того времени Андрей стал ей опорой в буквальном смысле и единственным источником связи с внешним миром. 

«Не нравится слово „сожитель“. Ну живем вместе и живем. Каждый день при хорошей погоде вывожу ее гулять, стараюсь заниматься с ней, чтобы слова не забыла совсем», — рассказывает Андрей. 

В последние три года мужчина скрупулезно собирает доказательства для искового заявления. Андрей считает, что врачи не выявили вовремя перелом бедренной кости у Галины, не оказали медицинскую помощь и должны компенсировать моральные страдания супруги. 

«Они мурыжили ее три месяца. Сколько я просил, требовал сделать рентген, направить к хирургу, писал министру здравоохранения. Бесполезно», — говорит Андрей.  

Якутск — Кангалассы — Марха — Якутск 

Галина впервые на боли в правой ноге пожаловалась 30 апреля 2014 года. Андрей говорит, что первомайские праздники для их маленькой семьи стали мучением. Бригада скорой помощи, дежурный врач из поликлиники №5 Якутска посещали больную, назначали обезболивающие препараты и уезжали. 

5 мая женщину направили в Кангаласскую больницу. Андрей категорически отказался госпитализировать Галину в паллиативное отделение Кангаласской больницы: «Мне терапевт сам сказал, что у них нет никаких лекарств, лечить нечем и что у них нелечебная больница». 

«Зачем ее туда отправили, ума не приложу. Позже суду они сказали, что якобы эвакуировали из-за паводка. Причем тут паводок, если у человека нога болела?» — недоумевает мужчина.  

Андрей говорит, что он все время просил медиков направить Галину в Республиканскую больницу №2 для полного обследования. Не добившись своего, 7 мая он обратился за помощью к Александру Горохову, занимавшему в то время пост министра здравоохранения Якутии.

«Ничего не предпринято для установления причины болезни, она не обследована, не проведена диагностика.

В любое время ей может стать хуже, может случиться инфаркт, инсульт, в дальнейшем она может остаться обездвиженной», — написал он в письме и попросил содействия. 

То ли так поручил министр, то ли исполнители не так его поняли, но Галину направили не на обследование, а перевезли из Кангаласской больницы в Мархинскую.  

8 мая Андрей добился приема в департаменте здравоохранения Якутска. «Помню в кабинете Лены Афанасьевой, руководителя горздрава, какое-то собрание шло. Я ворвался, потому что времени на то, чтобы соблюдать приличия, не было, попросил очень перевести Галину из Мархинской больницы в город», — рассказывает мужчина. 

В тот же день Галину доставили из Мархи в стационарное отделение Якутской городской больницы №2. На следующий день во время посещения супруги Андрей попросил дежурного врача вызвать невролога, хирурга. Ему ответили, что в праздничный выходной врачей не будут беспокоить. 

«Выписывается с улучшением состояния» 

Больная была на стационарном лечении две недели. Врачи не отрицают, что пациентка жаловалась на боли в правой ноге. Но при этом причина возникновения болей так и не была выяснена. Не была проведена консультация хирурга.

Позже суду представили объяснительные рентген-лаборанта Гуляева и завотделением лучевой диагностики Исакова. Они сообщили, что сделана рентгенография только левого коленного сустава.

Правая нога не обследована из-за отсутствия технической возможности уложить правую ногу пациентки для  R-графии, поскольку у пациентки имеется контрактура правого коленного сустава. 

23 мая Галину из больницы выписали. В эпикризе за подписью лечащего врача Винокуровой указано, что больная выписывается из стационара  с улучшением состояния. 

В тот же день Андрей снова вызвал скорую помощь: Галина жаловалась на боль в ноге и плакала. Всего с мая по август пациентка вызывала скорую с жалобами на боли в ноге шесть раз. 

И только 7 августа компьютерная томография, сделанная по направлению консилиума Медцентра Якутска, выявила, что у Галины застарелый перелом правой бедренной кости.

Ее госпитализировали в травматологическое отделение Республиканской больницы №2. Позже, 14 октября 2014 года, диагноз подтвердится в Центре экстренной медпомощи РБ №2.

Но женщине откажут в операции по другим медицинским показаниям. 

3 сентября Андрей снова обратился с письмом к министру здравоохранения Александру Горохову. И попросил рассмотреть бездействие медработников «без корпоративной солидарности». «Улучшения не было. В горбольнице №2 врут. Васильева Г.Г. после выписки очень страдала», — написал он.  Ответа на его жалобу не последовало.

Право пациентки нарушено 

Андрей не захотел мириться с тем, что люди, не оказавшие своевременную и качественную медпомощь, остались безнаказанными. Он написал заявление в прокуратуру, следственное управление. По его обращению прокуратура направила запрос в Росздравнадзор и страховую медицинскую компанию «Сахамедстрах», клиентом которой является Галина.  

«Сахамедстрах» заключил, что врачи не оказали необходимые пациентке диагностические и лечебные мероприятия, что привело к ухудшению ее состояния. «Не уточнена причина возникновения онемения, болей правой нижней конечности.

Несмотря на ежедневные жалобы на боли в правой нижней конечности, не уточнены характер, локализация болей. Пациентка не осмотрена хирургом, не переведена в профильное отделение для дальнейшего лечения.

Выписана без установления перелома бедренной кости», — говорится в протоколе оценки качества медицинской помощи от 3 июля 2015 года.  

В итоге потраченные на лечение Галины Васильевой в стационаре 13,5 тысячи рублей страховая компания посчитала необоснованной выплатой.  

Территориальный фонд обязательного медицинского страхования в Якутии согласился с заключением «Сахамедстраха».

 Росздравнадзор провел внеплановую проверку документов и заключил, что персонал Якутской горбольницы №2 не учел жалобы пациентки на боли, ограничение движения, онемение, усиление боли при движении в правой нижней конечности, не собрал достаточный анамнез и не диагностировал перелом бедренной кости своевременно. «Таким образом, больницей нарушено право пациентки Васильевой на доступную и качественную медицинскую помощь», — заключил надзорный орган. 

Якутская горбольница №2 посчитала заключение Росздравнадзора необоснованным и провела служебную проверку.

Комиссия в составе замглавного врача Степановой, замглавного врача по лечебному делу Николаевой, врача-эксперта Васильевой, заведующей стационарным отделением №2 Кутуковой, заведующей поликлиникой №2 Доможаковой решила, что имеются только «дефекты по ведению первичной медицинской документации».   
Но при этом 28 августа 2015 года руководство больницы отчиталось о принятых мерах по устранению нарушений по предписанию надзорного органа. 

Состава преступления нет 

В сентябре 2015 года прокуратура Якутска проверила законность жалобы на некачественное оказание медпомощи Галине Васильевой и направила ее обращение в Следственный отдел по Якутску СК РФ по Якутии. Но следственный орган отказал в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления по статье 124 УК РФ. 

Такое же постановление вынесла следователь Данилова СЧ по РОПД Следственного управления МВД РФ «Якутское».  

Недостаток есть, нарушений нет

В августе 2017 года Андрей Колодезников от имени Галины Васильевой обратился в Якутский городской суд с иском к Якутской горбольнице №2 о компенсации морального вреда, причиненного некачественным оказанием медицинской помощи. Моральные страдания истец оценила в 1,2 млн рублей. 

Суд изучил акты экспертизы «Сахамедстраха», заключение Росздравнадзора, но отказал принять документы в качестве надлежащего доказательства. Указал на то, что в них отсутствуют сведения о составивших экспертное заключение людях и их квалификации. 

По ходатайству ответчика суд назначил судебно-медицинскую экспертизу. Поручил провести ее специалистам «Бюро судебно-медицинской экспертизы» министерства здравоохранения Якутии.  

Экспертная комиссия установила единственный недостаток оказания медицинской помощи — отсутствие контроля за проведением консультации врача-хирурга. Эксперты сделали вывод, что последствия указанного недостатка отсутствуют. «Нет оснований считать, что действия врачей сами по себе причинили вред здоровью пациентки», — из постановления суда. 

Суд отмечает, что оснований не доверять заключению судебной экспертизы не имеется. 

Также суд принял во внимание пояснение ответчика о том, что больная о травме не сообщала, замечание об отсутствии причинно-следственной связи между действиями работников Якутской горбольницы №2 и несвоевременным диагностированием перелома.

Суд посчитал, что ни пациентка, ни ее представитель не указали на связь появления болей с падением, что вызовы с жалобой на боли в ноге обслужены бригадой скорой помощи, рентген-снимок, сделанный 23 июня 2014 года в РБ №2, не выявил перелома.

 

Источник: https://news.ykt.ru/article/79054

Возбуждение уголовного дела: пособие для «чайников»

У пострадавшего в больнице ничего не нашли, а затем оформили перелом

Любому расследованию – будь то дело о хищении миллиарда долларов или о простой карманной краже – предшествует этап, называемый стадией возбуждения уголовного дела. На первый взгляд, здесь нет ничего сложного: чтобы возбудили уголовное дело, достаточно сообщить «куда следует», а уж «компетентные органы» сами разберутся.

Но глубоко заблуждается тот, кто так считает – действительность далека от идеала. Причем реального представления о ней не получишь, сколько бы ни прочитал детективов или даже специальной литературы.

Визит к Минотавру

Не знаю, как вам, уважаемые читатели, а автору с большим трудом удается представить себе человека, радостно спешащего на прием к прокурору или на допрос к следователю. Да и профессиональные сутяжники – это явление, пока не характерное для нашей страны.

Остальные всеми правдами и неправдами стараются по возможности избегать общения с отечественной правоохранительной системой. Но, с одной стороны, это иногда просто невозможно, о чем прекрасно знают предприниматели, которых постоянно посещают незваные гости из ОБЭП и ему подобных подразделений.

А при осуществлении, например, охранно-детективной деятельности или внешнеторговых сделок постоянный контакт с правоохранительными органами подразумевается изначально.

С другой стороны, сплошь и рядом возникают ситуации, когда человеку самому приходится обращаться в правоохранительные органы за помощью и защитой.

Но гражданин, выстрадавший заявление и принесший его в ближайшее отделение милиции, не застрахован от неожиданностей.

Прежде всего будет удивлен тот, кто наивно полагает, что в милиции его с распростертыми объятиями встретят идеальные сотрудники образца советского телесериала «Следствие ведут знатоки».

Не в меньшей мере заблуждаются и те, кто надеется увидеть там «Робокопа» или, например, слегка нетрезвых суперменов из бесконечных сериалов про «Ментов».

Нет, уважаемые, в «дежурке» вы увидите обычных людей, для которых вы сами, как и принесенное вами заявление, – это дополнительная работа, от выполнения или невыполнения которой размер зарплаты не зависит.

А потому бурной радости приход очередного заявителя обычно не вызывает.

Дальнейшие же события развиваются по сценарию, зависящему от порядочности и исполнительности сотрудника, к которому вы обращаетесь, а также от организации работы в данном конкретном подразделении.

«Это неправильно, – возможно, подумает читатель, которого Бог миловал от общения с нашими правоохранителями. – Не должно быть так, чтобы в каждом отделении к гражданам относились одинаково неприветливо. Ведь правоохранительные органы не частная лавочка, а существующая на средства налогоплательщиков государственная структура».

И хотя такое мнение вполне обоснованно, проблема приема обращений от граждан сотрудниками правоохранительных органов все же имеет место.

Причем ситуация настолько серьезна, что, несмотря на регулярно проводимые проверки и наказания нарушителей, факты «отфутболивания» заявителей или непринятия должных мер по обращениям граждан и организаций остаются обычным и широко распространенным явлением.

Общение с людьми, обращения которых в компетентные органы были проигнорированы адресатом, показывает, что многие из них убеждены в несовершенстве закона, регламентирующего процедуру разбирательства по обращениям граждан.

Но они заблуждаются – процедура прохождения обращения гражданина в любой правоохранительный орган и принятия по нему решения регламентированы законом довольно четко (имеется в виду заявление о преступлении и ином правонарушении).

Однако так уж повелось, что для любого чиновника, к числу которых относятся и сотрудники правоохранительных органов, на первом месте не закон, а инструкция, приказ.

Понимая эту российскую (и не только) специфику, руководители ряда правоохранительных органов в последнее время провели важную работу – издали соответствующие инструкции, регламентирующие каждый шаг чиновника, к которому с соответствующим заявлением обратился гражданин.

Ниже мы проанализируем некоторые из положений упомянутых инст­рукций и, поскольку читателям на практике может понадобиться более подробная информация, перечислим документы такого рода. Это:

  • приказ Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, МЧС РФ, Минюста РФ, ФСБ РФ, Минэкономразвития РФ и Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков от 29.12.2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений»;

Источник: http://www.delo-press.ru/articles.php?n=6371

«Перелом? Приходите через два месяца»: сколько времени челябинцы ждут бесплатной медпомощи

У пострадавшего в больнице ничего не нашли, а затем оформили перелом

В Челябинске лучше смотреть под ноги, чем потом ждать операции

Олег Каргаполов

Когда у нас что-то болит, каждый надеется получить помощь врача максимально оперативно. Но, к сожалению, очень часто эти ожидания разбиваются о реальность.

В Челябинске после перелома можно ждать операцию два месяца, а талон к лору ребёнку с отитом выдадут только через две недели.

Мы собрали несколько свежих историй, которые, к сожалению, — лишь верхушка айсберга, и попытались узнать, как в некоторых случаях получить помощь быстрее.

МРТ и УЗИ — за свой счёт, консультация — через месяц

В конце января на 74.ru обратился челябинец Дмитрий Рыжков. Мужчина неудачно упал и обратился в травмпункт с острой болью в правом плече.

— Сделали рентген. Врач сказал: «Кости целы, обращайтесь по месту жительства. И пройдите УЗИ или МРТ, чтобы посмотреть сустав», — рассказывает Дмитрий. — Это было воскресенье.

Рука болела и не работала, поэтому я записался к хирургу в поликлинику горбольницы № 5, талон дали на вторник, пришёл, а он: «Это не к нам — идите в травмпункт на Российскую, 15а». На следующий день отправился туда. Меня приняли в кабинете первичного осмотра.

Врач на меня даже не глянула, посмотрела заключение из первого травмпункта, сказала: «Идите на УЗИ или МРТ платно, если хотите». Выяснилось, что в больнице на УЗИ могут посмотреть только внутренние органы, но не сустав.

Челябинцу пришлось сделать МРТ в частном медцентре. Обследование показало перелом большого бугорка головки плечевой кости, отёк в суставе. С результатом мужчина снова вернулся в травмпункт по месту жительства.

— Врач сказала, что нужна операция, — говорит Дмитрий. — Дала телефон больницы № 9, сказала фамилию доктора, к которому нужно записаться на консультацию.

Я при ней набрал номер, консультацию мне предложили только на 13 марта! Платно оказалось быстрее, но лишь немного — 15 февраля.

У меня перелом в руке — как это может ждать почти месяц? У нас военное время, и нет специалистов? Я первый раз с этим столкнулся, даже не подозревал, что всё так долго может быть.

МРТ пациенту пришлось делать за свой счёт

Дмитрий Рыжков

Дмитрий ушёл из травмпункта, чтобы ждать платной консультации, без фиксирующей повязки, с одной лишь рекомендацией — принимать обезболивающее.

В челябинском горздраве объяснили, что ускорить бесплатную артроскопическую операцию на плечевом суставе не получится.

Такое вмешательство, даже если повреждение возникло в результате травмы, считается плановым.

При этом в ведомстве добавляют, что двухмесячная очередь в горбольницу № 9, где проводят такие операции жителям Ленинского, Калининского и Курчатовского районов, — явление временное.

— В связи с ростом числа пациентов, направленных на консультацию, и длительными выходными и праздничными днями в январе 2019 года сформировалась очередь, составляющая пять-шесть недель, — объяснили в горздраве.

— До января 2019 года осуществить артроскопию можно было в течение недели после обращения пациента за консультацией, очередь на данный вид лечения отсутствовала.

В настоящее время администрацией больницы отрабатываются меры по улучшению доступности данного вида помощи.

Остаётся надеяться, что проблемы с очередью для жителей трёх районов города действительно временные, и после месяца-двух ожидания консультации челябинцам не придётся ещё два месяца ждать саму операцию или вовсе обращаться в платные медцентры.

«Просто обхаяли и выпнули из кабинета»

Но если боль в повреждённом суставе ещё можно какое-то время потерпеть, то некоторые заболевания требуют незамедлительной помощи, но и здесь челябинцы натыкаются на преграды.

— Моей жене 32 года, и она недавно перенесла инсульт. На днях ей стало хуже, — рассказывает Роман Юрко. — Утром мы позвонили в свою поликлинику «Полимедика», нам сказали: «Невролог принимает с 8:00, приезжайте». Приехали к восьми, но невролог только к девяти часам появилась.

Когда врач пришла, мы зашли в кабинет, постарались объяснить, что мы без талончика, но нам необходима её помощь… Нас просто обхаяли и выпнули из кабинета. Жена понервничала, у неё давление подскочило, а ей переживать нельзя, у неё тромб в голове сидит.

Мы обратились к заведующей отделением, она пообещала, что врач нас примет, но мы простояли около кабинета ещё полчаса, невролог так и не вышла.

Невролог выставила пациентку в коридор и отказала в приёме

Олег Каргаполов

По словам Романа, они с женой пытались взять талон к неврологу, но это оказалось непросто.

— Талончики нереально взять, их на две недели вперёд распределяют, но когда звонишь утром, ни одного уже нет. Мы 10 дней звонили, пытались попасть на плановый приём, а тут хуже стало, тянуть уже было некуда, — объясняет Роман.

В поликлинике инцидент подтвердили и пообещали наказать сотрудницу, которая обхамила пациентку и её мужа.

— Юридически за то, что доктор не приняла пациента без талона, у которого не было острой неврологической патологии, мы наказать её не можем, но мы её обязательно накажем за хамское поведение, — пообещала главный врач ООО «Полимедика-Челябинск» Лариса Березюк. — Мы уже поговорили с мужем пациентки, посмотрели видео (у нас камеры в коридорах висят), взяли объяснительную с доктора. В этот же день пациентку на дому осмотрел доктор, назначил лечение, конфликт был исчерпан.

По словам руководителя клиники, конфликта можно было избежать, если бы пациентка сразу обратилась к дежурному терапевту, который может помочь в большинстве случаев.

— У пациентки была терапевтическая патология, гипертонический криз, и ей нужно было идти не к неврологу, а к терапевту. Просто супруги первый раз столкнулись с этим и не знали, — объяснила Лариса Березюк. — У нас есть дежурный терапевт, который принимает ежедневно всех обратившихся и, если необходимо, направляет к узкому специалисту.

Главный врач «Полимедики» посоветовала пациентам поликлиники в спорных ситуациях обращаться к сервис-менеджеру по телефону 20–20–422. Пациентам же других поликлиник стоит помнить, что в каждой из них есть дежурный регистратор, а если он не помог, то есть руководитель. Кроме того, решить спорные вопросы в поликлиниках и больницах помогают страховые представители.

В поликлинике к лор-врачу можно попасть только планово

Людмила Ковалёва

Боль в ухе? Подождите две недели

Ещё один случай, который не укладывается в голове у взрослых челябинцев, произошёл с ребёнком. Родителям девочки, у которой развился отит, предложили подойти на приём к отоларингологу через две недели.

— Дочка простыла. Температура +38,4 °C. Пришел педиатр… Рыхлое горло, заложенность носа, болят уши. Назначил курс лечения, выписал направление к лору, — рассказал на своей странице в социальной сети 31 января челябинец Сергей Жеребин.

— Позвонили в регистратуру, чтобы оформить талон. И теперь внимание — вопрос! Уважаемые знатоки, как думаете, когда мы попадём на приём к лору? Может быть, 1 февраля? 4 февраля? Нет. Даже не 10-го, не 12-го и не 13-го.

На приём нам 14-го числа! До этого момента нет свободного времени!

В челябинском горздраве прокомментировали, что 14 дней — это тот срок, в который обязаны оказать помощь в поликлинике, если помощь нужна быстрее, пациент может обратиться в дежурное лор-отделение.

— Лечащий врач, на основании жалоб, анамнеза заболевания и данных объективного осмотра, оценивает состояние пациента и принимает решение о необходимости консультации врача-специалиста или оказания экстренной медицинской помощи.

При наличии показаний (например, отделяемого из наружного слухового прохода) пациент направляется к узкому специалисту в часы его приема. В случае его отсутствия, в соответствии с утвержденной маршрутизацией, пациент направляется в дежурное оториноларингологическое отделение ГКБ № 1 или ГКБ № 6, — отметили в ведомстве.

— Если показаний для экстренной специализированной медицинской помощи нет, то срок её оказания в условиях поликлиники составляет до 14 дней.

Конечно, ситуация спорная. Боль у ребёнка — это всегда паника у родителей, и если девочке нужна была срочная консультация специалиста, педиатр должна была объяснить, как и где её получить.

Если же повода для экстренного обращения к лору не было, врач могла самостоятельно назначить лечение и не нагнетать ситуацию, ведь педиатр, как и терапевт, — специалист широкого профиля, и он вполне может полечить не только больное горло.

Один важный совет родителям! Если у ребёнка острая боль, не нужно ждать педиатра, это всегда повод для вызова неотложной или скорой помощи. Кстати, по телефонам 03 или 103 могут подсказать и информацию о дежурном лор-отделении.

С острой болью специалисты советуют сразу обращаться в скорую помощь или неотложку

Полина Авдошина (инфографика)

Ситуации, когда пациенты не могут добиться медицинской помощи, в Челябинске нередки. Летом минувшего года челябинке Елене Горбуновой пришлось несколько недель обивать пороги больниц, чтобы ей поставили диагноз и назначили эффективное лечение разболевшегося горла.

Осложнило ситуацию то, что проблемы со здоровьем у женщины начались перед праздниками, когда в поликлинике был выходной. В итоге лечение превратилось в настоящий квест, во время которого пациентку с приступом дважды выставили из отделения горбольницы № 8.

Позже в челябинском горздраве не нашли дефектов в оказании помощи пациентке.

В октябре прошлого года мама четырёхлетнего Егора Коротенко, у которого развилось гнойное воспаление века, рассказала, как три дня пыталась добиться госпитализации сына, ребёнка не принимали ни в одном из офтальмологических отделений города. Мальчика прооперировали только после публикации 74.ru.

Источник: https://74.ru/text/health/65936051/

Право-online
Добавить комментарий