Заявление для поручителя при лишении лицензии банка

О прекращении поручительства — pravo.ua

Заявление для поручителя при лишении лицензии банка

В соответствии с частью 4 статьи 559 Гражданского кодекса Украины поручительство прекращается по истечении срока, установленного в договоре поручительства. В случае если такой срок не установлен, поручительство прекращается, если кредитор в течение шести месяцев со дня наступления срока исполнения основного обязательства не предъявит требования к поручителю.

Наличие решения третейского суда не лишает поручителя возможности обратиться в суд за защитой своего права на основаниях, предусмотренных пунктом 1 части 2 статьи 16 Гражданского кодекса Украины

16 октября 2013 года Судебная палата по гражданским делам Верховного Суда Украины, рассмотрев в судебном заседании заявление гр-на Ш.

о пересмотре Верховным Судом Украины определения судьи Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 19 ноября 2012 года по делу по иску гр-на Ш.

к обществу с ограниченной ответственностью «В» (ООО «В»), публичному акционерному обществу «У» (Банк) о признании поручительства прекращенным, установила следующее.

В апреле 2012 года гр-н Ш. обратился в суд с иском к ООО «В», Банку о признании поручительства прекращенным.

Указал, что 16 марта 2007 года ООО «В» и Банк заключили договор об открытии невозобновляемой кредитной линии № *, по условиям которого Банк предоставил ООО «В» кредитные средства отдельными траншами, которые должник обязался вернуть до 13 марта 2009 года с уплатой 18,5 % годовых и комиссии в пределах максимального лимита задолженности до 7 млн грн.

С целью обеспечения исполнения ООО «В» обязательств по кредитному договору в тот же день гр-н Ш. и Банк заключили договор поручительства, согласно которому поручитель обязуется отвечать перед Банком за полное и своевременное исполнение ООО «В» обязательств по кредитному договору.

Ссылаясь на то, что с момента наступления срока исполнения основного обязательства — 13 марта 2009 года Банк не предъявил к нему как к поручителю требований в шестимесячный срок, истец просил на основании части 4 статьи 559 Гражданского кодекса (ГК) Украины признать поручительство прекращенным.

Решением Печерского районного суда г. Киева от 12 июля 2011 года, оставленным без изменений определением Апелляционного суда г. Киева от 25 октября 2012 года, в удовлетворении исковых требований гр-на Ш. отказано.

Определением судьи Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 19 ноября 2012 года отказано в открытии кассационного производства по кассационной жалобе гр-на Ш. на основании пункта 5 части 4 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) Украины.

В поданном в Верховный Суд Украины заявлении о пересмотре определения судьи Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 19 ноября 2012 года гр-н Ш.

поднимает вопрос об отмене указанного определения и направлении дела на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции на предусмотренном пунктом 1 части 1 статьи 355 ГПК Украины основании неодинакового применения судом кассационной инстанции одних и тех же норм материального права, повлекшего принятие различных по содержанию судебных решений в подобных правоотношениях, а именно: части 4 статьи 559 ГК Украины.

Для примера наличия указанного основания подачи заявления о пересмотре судебного решения гр-н Ш. ссылается на определение Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 12 апреля 2013 года.

Гр-н Ш.

указывает на то, что правовые выводы Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел о применении норм материального права, положенные в основу судебного решения по пересматриваемому делу, отличаются от выводов, сделанных судом кассационной инстанции в предоставленном для примера судебном решении, что повлекло принятие различных по содержанию судебных решений в подобных правоотношениях.

Заслушав доклад судьи, пояснения представителя Банка гр-на Л., проверив изложенные в заявлении доводы, Судебная палата по гражданским делам Верховного Суда Украины считает, что заявление о пересмотре обжалуемых судебных решений подлежит удовлетворению на таких основаниях.

В соответствии со статьей 353 ГПК Украины Верховный Суд Украины пересматривает судебные решения по гражданским делам исключительно на основаниях и в порядке, которые установлены настоящим Кодексом.

Согласно положениям пункта 1 части 1 статьи 355 ГПК Украины, основанием для подачи заявления о пересмотре судебных решений по гражданским делам является неодинаковое применение судом (судами) кассационной инстанции одних и тех же норм материального права, что повлекло принятие различных по содержанию судебных решений в подобных правоотношениях.

По смыслу статьи 3604 ГПК Украины суд удовлетворяет заявление о пересмотре дела и отменяет судебное решение по делу, которое пересматривается на основании, предусмотренном пунктом 1 части 1 статьи 355 ГПК Украины, если установит, что судебное решение является незаконным.

По пересматриваемому делу суд установил, что 16 марта 2007 года между ООО «В» и Банком был заключен договор об открытии невозобновляемой кредитной линии № *, по условиям которого Банк обязался предоставить ООО «В» кредит отдельными траншами, а ООО «В» — возвратить средства до 13 марта 2009 года с уплатой 18,5 % годовых и комиссии в пределах максимального лимита задолженности до 7 млн грн.

В тот же день между гр-ном Ш. и Банком был заключен договор поручительства, согласно которому поручитель обязуется отвечать перед Банком за полное и своевременное исполнение должником условий указанного кредитного договора.

Поскольку кредит вовремя не был возвращен, то в апреле 2011 года Банк обратился в Третейский суд при Ассоциации украинских банков о взыскании задолженности по кредитному договору солидарно с должника и поручителя, решением этого суда от 12 мая 2011 года взыскано в пользу банка солидарно с должника и поручителя 12 220 671,14 грн задолженности.

Отказывая в удовлетворении исковых требований гр-на Ш., суд первой инстанции исходил из того, что действующим законодательством не предусмотрен избранный истцом способ защиты своего права.

Апелляционный суд не согласился с таким выводом суда первой инстанции, однако, оставляя без изменений решение суда первой инстанции, исходил из того, что отсутствуют основания для удовлетворения требований истца, поскольку спор о возложении ответственности за неисполнение условий кредитного договора на гр-на Ш. как поручителя ООО «В» уже решен третейским судом, сумма задолженности по кредитному договору взыскана солидарно с должника и поручителя, а потому отсутствуют основания считать правоотношения по договору поручительства прекращенными.

С такими выводами согласился и суд кассационной инстанции, отказав гр-ну Ш. в открытии кассационного производства по делу.

Однако по другому делу, возникшему из аналогичных правоотношений, в предоставленном для сравнения определении от 12 апреля 2013 года Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел согласился с решением апелляционного суда в части признания поручительства прекращенным, который исходил из того, что договором поручительства не определен срок прекращения поручительства, но в кредитном договоре четко определен срок исполнения обязательства, и право требования Банка к поручителю возникло начиная с этого дня в течение следующих шести месяцев, а Банк обратился в третейский суд в апреле 2011 года, то есть с пропуском срока, установленного частью 4 статьи 559 ГК Украины.

Кроме того, суд исходил из того, что право на признание прекращенным обязательства по договору поручительства подлежит защите на основании пункта 1 части 2 статьи 16 ГК Украины.

Указанное свидетельствует о том, что имеет место неодинаковое применение судом кассационной инстанции одних и тех же норм материального права и принятие им различных по содержанию судебных решений в подобных правоотношениях.

Решая вопрос об устранении разногласий в применении судом кассационной инстанции норм материального права, регулирующих спорные правоотношения, Судебная палата по гражданским делам Верховного Суда Украины исходит из следующего.

Согласно части 1 статьи 553 ГК Украины, по договору поручительства поручитель поручается перед кредитором должника за исполнение им своего долга. Поручитель отвечает перед кредитором за нарушение обязательства должником.

В соответствии с частью 4 статьи 559 ГК Украины поручительство прекращается по истечении срока, установленного в договоре поручительства. В случае если такой срок не установлен, поручительство прекращается, если кредитор в течение шести месяцев со дня наступления срока исполнения основного обязательства не предъявит требования к поручителю.

В договоре поручительства, заключенном сторонами, не установлен срок, после которого поручительство прекращается.

В кредитном договоре срок исполнения обязательства четко определен — срок полного погашения кредита 13 марта 2009 года.

При таких обстоятельствах право предъявить требование к поручителю гр-ну Ш. об исполнении нарушенного должником обязательства по возврату кредита у Банка возникло начиная с 14 марта 2009 года в течение следующих шести месяцев.

Такое требование к поручителю Банк предъявил лишь в апреле 2011 года, обратившись в третейский суд, то есть уже после истечения установленного частью 4 статьи 559 ГК Украины шестимесячного срока.

Наличие решения третейского суда не лишает поручителя возможности обратиться в суд за защитой своего права на основаниях, предусмотренных пунктом 1 части 2 статьи 16 ГК Украины.

Следовательно, выводы суда по пересматриваемому делу противоречат вышеуказанным требованиям закона.

Учитывая изложенное, определение судьи Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 19 ноября 2012 года подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 355, пунктом 1 части 1 статьи 3603, частью 1 статьи 3604 ГПК Украины, Судебная палата по гражданским делам Верховного Суда Украины постановила:

— заявление гр-на Ш. удовлетворить;

— определение судьи Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 19 ноября 2012 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.

Постановление Верховного Суда Украины является окончательным и может быть обжаловано только на основании, установленном пунктом 2 части 1 статьи 355 ГПК Украины.

(Постановление Верховного Суда Украины от 16 октября 2013 года. Дело № 6-107цс13. Председательствующий — Ярема А.Г. Судьи — Григорьева Л.И., ­Гуменюк В.И., Лященко Н.П., Патрюк Н.В., Романюк Я.М., Сенин Ю.Л.)

Источник: https://pravo.ua/articles/o-prekrashhenii-poruchitelstva-2/

Арбитражный суд Республики Северная Осетия – Алания

Заявление для поручителя при лишении лицензии банка

«Проблемные вопросы, возникающие при рассмотрении сделок в делах о банкротстве»

(обобщение судебной практики за 2017г.)

Целью обобщения судебной практики, сложившейся в суде при рассмотрении споров, связанных с обжалованием сделок в рамках дел о банкротстве, является выявление и анализ теоретических  проблем правоприменительной практики суда, выделение и устранение ошибок и различий применения судом законодательства, выявление причин и условий, способствовавших этому.

Об актуальности темы свидетельствует тот факт, что только за 2017г. в суд поступило 138 заявлений об оспаривании сделок в рамках дел о банкротстве.

Добросовестные кредиторы, в интересах которых выступают конкурсные управляющие, обжалуя в рамках дел о банкротстве  сделки, ранее заключенные между должником и его отдельными контрагентами с целью незаконного выведения имущества должника из конкурсной массы, имеют возможность реально пополнить конкурсную массу и получить удовлетворение своих имущественных требований.

Правовым инструментом по борьбе с недобросовестным поведением должника является оспаривание совершенных им сделок в порядке главы III.1 Закона о банкротстве с учетом разъяснений, данных в  постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”

Следует отметить, что сделками, которые оспариваются в рамках дел о банкротстве чаще остальных, являются договоры поручительства, залога, купли-продажи, цессии.

В настоящем обобщении приведены отдельные вопросы, вызвавшие затруднения при разрешении споров указанной категории.

  1. При признании недействительной сделкой соглашения об отступном, права требования одной из сторон по которому было обеспечено залогом, применении последствий его недействительности необходимо проверить наличие залогового имущества, установить его стоимость, разницу между стоимостью имущества и размером обязательств кредитора, погашенных с предпочтением, учесть размер требований кредиторов первой и второй очереди при установлении разницы между общей стоимостью недвижимого имущества и размером обязательств кредитора, погашенных с предпочтением.

В рамках дела о банкротстве Общества – застройщика конкурсный управляющий должника обратился в суд со следующими требованиями: признать недействительной сделкой соглашение об отступном, заключенным между Должником и Банком ( ст. 61.2,61.3 Закона о банкротстве) ; применить последствия недействительности сделок в виде возврата Обществу нежилых помещений.

Из материалов дела усматривается, что в результате заключения соглашения об отступном Общество взамен исполнения обязательств, вытекающих из договоров о кредитной линии, передало Банку спорное недвижимое имущество ( несколько объектов недвижимости), находившееся у Банка в ипотеке.

Определением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены.

Суды, признав отсутствие оснований для применения статьи 61.2 Закона о банкротстве и, удовлетворили заявленные требования по статье 61.3 Закона о банкротстве.

В качестве последствий признания сделки недействительной применена двусторонняя реституция в виде  возврата Обществу спорного недвижимого имущества; восстановления задолженность Общества перед Банком по кредитным договорам.

Постановлением арбитражного суда округа названные судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Отменяя судебные акты, суд округа указал на неправильное применение последствий недействительности сделки.

В соответствии с пунктом 29.3 постановления N 63 при оспаривании на основании статьи 61.

3 Закона о банкротстве сделок по удовлетворению требования, обеспеченного залогом имущества должника, уплаты денег (в том числе вырученных посредством продажи предмета залога залогодателем с согласия залогодержателя или при обращении взыскания на предмет залога в исполнительном производстве) либо передачи предмета залога в качестве отступного (в том числе при оставлении его за собой в ходе исполнительного производства) – необходимо учитывать следующее.

Такая сделка может быть признана недействительной на основании абзаца пятого пункта 1 и пункта 3 статьи 61.

3 Закона о банкротстве, лишь если залогодержателю было либо должно было быть известно не только о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества заемщика, но и о том, что вследствие этой сделки залогодержатель получил удовлетворение большее, чем он получил бы при банкротстве по правилам статьи 138 Закона о банкротстве, а именно хотя бы об одном из следующих условий, указывающих на наличие признаков предпочтительности: а) после совершения оспариваемой сделки у должника не останется имущества, достаточного для полного погашения имеющихся у него обязательств, относящихся при банкротстве к первой и второй очереди, и (или) для финансирования процедуры банкротства за счет текущих платежей, указанных в статье 138 Закона о банкротстве; б) оспариваемой сделкой прекращено, в том числе обеспеченное залогом обязательство по уплате неустоек или иных финансовых санкций, и после совершения оспариваемой сделки у должника не останется имущества, достаточного для полного погашения имеющихся у должника обязательств перед другими кредиторами в части основного долга и причитающихся процентов.

Принимая решения, которые были в дальнейшем отменены, судебные инстанции не учли следующее.

Из материалов дела следует, что обязательства должника перед Банком по кредитным договорам обеспечены залогом имущества должника.

В соответствии пунктом 29.3 постановления N 63 последствия признания недействительной сделки по передаче предмета залога в качестве отступного, согласно пункту 1 статьи 61.

6 Закона о банкротстве, заключаются в возложении на залогодержателя обязанности по возврату его в конкурсную массу и восстановлении задолженности перед ним; также восстанавливается право залога по смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Применяя последствия недействительности оспариваемых сделок, в нарушение положений указанного пункта постановления N 63, суды  не восстановили банку право залога по смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кроме того, согласно пункту 1 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) требования залогового кредитора в части, обеспеченной залогом, погашаются в приоритетном порядке перед остальными кредиторами, за изъятиями, установленными законом. Такие изъятия предусмотрены законодательством о банкротстве.

В силу статьи 131 Закона о банкротстве после открытия конкурсного производства заложенное имущество включается в конкурсную массу. Статьей 134 Закона о банкротстве определена очередность удовлетворения требований кредиторов, а статьей 138 названного Закона – особенности погашения требований кредиторов, обеспеченных залогом.

В силу положений пункта 2 статьи 138 Закона о банкротстве 80 процентов средств, вырученных от реализации предмета залога, гарантированно направляется на погашение требований кредитора по кредитному договору, обеспеченному залогом имущества должника (в пределах непогашенных сумм кредита и процентов за пользование кредитом).

Оставшиеся 20 процентов резервируются на специальном банковском счете должника для погашения: требований кредиторов первой и второй очереди (независимо от момента возникновения указанных требований) на случай недостаточности иного имущества должника для проведения расчетов по этим требованиям (15 процентов средств), а также названных в Законе видов текущих платежей (5 процентов средств).

Из разъяснений, содержащихся в предпоследнем абзаце пункта 29.

3 постановления N 63, следует, что при оспаривании полученного залоговым кредитором платежа суд признает его недействительным только в части, соответствующей размеру обязательств, погашенных с предпочтением. По смыслу указанного абзаца пункта 29.

3 постановления N 63 оспариванию в судебном порядке в качестве сделки подлежит именно фактически полученный залоговым кредитором платеж в части, соответствующей размеру обязательств, погашенных с предпочтением.

Таким образом, применяя последствия недействительности сделки, суды должны были указать, в какой части сделка совершена с предпочтением (с учетом наличия или отсутствия первой и второй очереди кредиторов), в какой части следует применить последствия недействительности сделки.

Кроме того, если залоговому кредитору передано в качестве отступного несколько разных заложенных вещей, то, руководствуясь положениями предпоследнего абзаца пункта 29.3 постановления N 63, суд может в рассматриваемом споре признать недействительной передачу собственности только на некоторые из них в пределах предпочтения.

Таким образом, двусторонняя реституция, в случае если она должна быть применена,  может состояться в том числе, в форме восстановления залога и возврата имущества, составляющего 20% залоговой стоимости. Если это множество объектов, то возвращается один из объектов, чья стоимость составляет 20% от стоимости всего заложенного имущества, а не все имущество.

Судом округа указано, что при новом рассмотрении дела суду необходимо проверить наличие либо отсутствие кредиторов первой и второй очереди, предмета залога; при наличии залогового имущества установить его стоимость, а также определить разницу между общей стоимостью недвижимого имущества и размером обязательств ответчика, погашенных с предпочтением; учесть размер требований кредиторов первой и второй очереди при установлении разницы между общей стоимостью недвижимого имущества и размером обязательств ответчика, погашенных с предпочтением.

{Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17.11.2017 N Ф08-8369/2017 по делу N А61-3413/2015 {КонсультантПлюс}}

  1. В признании недействительным совместного заявления банка и должника о прекращении регистрационных записей и восстановлении права залога (ипотеки) по договору отказано, поскольку пропущен срок исковой давности для оспаривания сделки. При оценке начала течения срока исковой давности оценивается также  эффективность действий конкурсного управляющего.

В рамках дела о признании акционерного коммерческого банка  несостоятельным (банкротом) в суд обратился конкурсный управляющий должника в лице государственной корпорации “Агентство по страхованию вкладов” (далее – конкурсный управляющий, Агентство) с заявлением: о признании недействительным совместного заявления Банка и Общества о прекращении регистрационной записи  в отношении предмета ипотеки. Кроме того, Агентство просило применить последствия недействительности сделки, обязав восстановить право залога (ипотеки) банка по договору ипотеки

Определением суда,  оставленным без изменения постановлением апелляционного суда и кассационной инстанции  в удовлетворении заявления конкурсного управляющего отказано исходя из следующего. 

Как видно из материалов дела, Банк (кредитор) и Общество (заемщик) заключили кредитный договор, по условиям которого Обществу предоставлен кредит. В обеспечение исполнения обязательств заемщика по кредитному договору Банк и Общество заключили договор ипотеки и зарегистрировали его в установленном порядке.

До возбуждения дела о банкротстве на основании совместного обращения Банка и Общества Управлением Росреестра в ЕГРП погашена зарегистрированная в пользу банка ипотека в отношении спорных объектов недвижимости.

В дальнейшем Общество заключило договор купли – продажи с гражданином К, а тот, в свою очередь перепродал объект бывшей ипотеки гражданину Г.   Договор купли-продажи недвижимости с Г. зарегистрирован.

Решением арбитражного суда от 27.12.2013 должник признан несостоятельным (банкротом), в отношении его имущества открыто конкурсное производство.

Источник: http://alania.arbitr.ru/node/13489

Право-online
Добавить комментарий